Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Борис Башилов.   Враг масонов N1 (масоно-интеллигентские мифы о Николае I)

XXII

XXII
                                                                                           Кто мудр, не плачет о потерях, лорды,
                                                                                            Но бодро ищет, как исправить вред.
                                                                                            Пусть, бурей сломлена, упала мачта,
                                                                                            Канат оборван и потерян якорь,
                                                                                            И половина моряков погибла, —
                                                                                            Все же кормчий жив...
 
       В. Шекспир. Генрих IV.
 
       М. Цейтлин, как и все представители Ордена Русской Интеллигенции искажает историческую правду утверждая, что Николай I пугался "всякого новшества" и что "Все, что было неподвижного, косного, устойчивого в русской жизни, обретало в нем символ вождя". (Декабристы, стр. 178). Стремления к изменению основ государственной жизни, и даже к решительному изменению, у Николая I были. "Имп. Николай I, — пишет С. Платонов в "Лекциях по русской истории", — вступив на престол был бодрым человеком, серьезно смотревшим на выпавший жребий быть русским царем". "Подавив оппозицию, — пишет Платонов, — желавшую реформ (точнее желавшую произвести в России решительную политическую революцию.  — Б. Б.), — правительство само стремилось к реформам и порвало с внутреннею реакцией последних лет Императора Александра" (Стр. 680). С. Платонов повторяет по существу только следующую оценку В.Ключевского:
       "Царствование Николая, — пишет В.Ключевский, — обыкновенно считают реакцией, направленной не только против стремлений, которые были заявлены людьми 14 декабря, но и против всего предшествовавшего царствования. Такое суждение едва ли вполне справедливо: предшествовавшее царствование в разное время преследовало неодинаковые стремления, ставило себе неодинаковые задачи. Как мы видели, в первую половину его господствовало стремление дать империи политический порядок, построенный на новых основаниях, а потом уже подготовить частные отношения, согласуя их с новым политическим порядком; говоря проще, в первой половине господствовала надежда, что можно дать стране политическую свободу, сохранив на время рабство, потом, когда обнаружилась нелогичность этой задачи, надо было перейти от первой ее половины ко второй, т.е. предварительной перестройке частных общественных отношений. Но тогда уже не хватило энергии, и вторая задача разрешалась без надежды и без желания разрешить ее. Эту вторую задачу усвоил себе преемник Александра. Отказавшись от перестройки государственного порядка на новых основаниях, он хотел так устроить частные общественные отношения, чтобы на них можно было потом выстроить новый государственный порядок". (Курс рус. Ист. 1937 г. стр. 334).
       Николай I имел более трезвый реалистический взгляд, чем Александр I и его главный помощник по переустройству государственного управления масон Сперанский. Прежде, чем видоизменять вид государственных учреждений необходимо было покончить с крепостным правом и видоизменить взаимоотношения между различными общественными классами. Утверждение С. Г. Пушкарева, автора книги "Россия в XIX веке" (Чеховское Из-во), что "напуганный декабристским восстанием и революционным движением в Европе, он свои главные заботы и внимание посвящал сохранению того социального порядка и того административного устройства, которые уже давно обнаружили свою несостоятельность и которые требовали не мелких починок и подкрасок, но полного и коренного переустройства", — нельзя признать верным (стр. 42).
       Уже во время следствия над участниками заговора декабристов Николай I понял, что внутреннее положение России весьма ненормально. Он внимательно прислушивался к критическим замечаниям, которые делали допрашиваемые декабристы по поводу существовавших в России порядков. Как внимательно относился Николай I к критике своих политических врагов доказывает тот факт, что он поручил секретарю Следственной Комиссии Боровкову (между прочим, масону) составить на основе допросов декабристов, их писем и записок, свод их мнений о внутреннем положении России. Когда сводка была Боровковым составлена, Николай I прочитал ее и велел прочесть ее и всем высшим государственным чиновникам.
       Если бы Николай I хотел сохранить существующее административное устройство и социальный порядок, то зачем ему было тогда интересоваться критикой декабристов. Тот, кто считает что-нибудь существующее хорошим и не подлежащим изменению, обыкновенно не считает нужным считаться с мнением осуждающих это хорошее. А Николай Первый считал необходимым принять во внимание даже мнение своих заклятых врагов, которые намеревались убить его и всех членов Императорской Семьи.
       Даже советский исследователь М. Гус в книге "Гоголь и Николаевская Россия" и тот сообщает, что "На столе Николая лежал составленный по его указанию свод высказываний декабристов о положении России и о ее нуждах" (стр. 17).
 
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Боголюбов.
Тайные общества XX века

коллектив авторов.
Теория заговора. Книга 2: Война против человечества

Игорь Панарин.
Первая мировая информационная война. Развал СССР
e-mail: historylib@yandex.ru