Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Борис Башилов.   Тишайший царь и его время

Х

 
       В своей статье "Трагедия русской интеллигенции", виднейший представитель западнической интеллигенции, проф. Г. Федотов, писал:
       "...Со времени Грозного оборона государства во все растущей мере зависит от иностранцев. Немецкая слобода, выросшая в Москве, стоит перед ней живым соблазном. Как разрешить эту повелительную поставленную судьбой задачу: усвоить немецкие хитрости, художества, науку, не отрекаясь от своих святынь? Возможна ли простая прививка немецкой техники к православному быту? Есть люди, которые еще в наши дни отвечают на этот вопрос утвердительно. Но техника не падает с неба. Она вырастает, как побочный плод, на дереве разума: а разум не может не быть связан с Логосом. Пустое место, зиявшее в русской душе именно здесь, в "словесной", разумной ее части, должно быть заполнено чем-то. В десятилетие и даже в столетие не выращивается национальный разум. Значит, разум тоже будет импортироваться вместе с немецкими пушками и глобусами. Иначе быть не может. Но это страшно. Это означает глубокую деформацию народной души, вроде пересадки чужого мозга, если бы эта операция, была возможна. Жестоко пробуждение от векового сна. Тяжела расплата — люди нашего поколения ощущают это, как никогда. Но другого пути нет. Кто не понимает этого, тот ничего не понимает в истории России и русской интеллигенции..."
       Никакого пустого места в душе человека Московской Руси не зияло. Московская Русь просто только отстала. Национальный разум в столетие, конечно, не выращивается. Но русский народ давно имел национальный разум. Примером того является вся блестящая культура Киевской Руси и культура Московской Руси, убитая Петром. То, что сделал Петр, было, действительно, деформацией души, попыткой пересадки чужого мозга.
       Чем за это заплатил русский народ (и продукт пересадки чужого мозга — русская интеллигенция) — мы знаем.
       Другой путь был — это путь Японии. Путь не пересадки чужого мозга, а простой пересадки чужой техники. Вот благодаря этому правильному пути Япония и совершила гораздо более блистательные успехи на фронте техники и грамотности, чем Россия.
       "Подобно России Япония заимствовала западную цивилизацию, но император Мутсухито не сделал роковую ошибку Петра. Он бережно отнесся к духовному лику своего народа, его самобытности, его древним обычаям и не насиловал его души слепым и варварским поклонением всему иностранному. Взяв от Европы цивилизацию, японцы сохранили свою культуру. Они ревниво отстояли свое японское естество, свою духовную цельность и не уродовали их на голландский, французский или немецкий образец. В этом отношении преобразователя Японии следует поставить выше Полтавского Победителя". 6
       Другой путь был. Трагедия русской интеллигенции — этого искусственного слоя, есть результат ложного пути — совершенной Петром революции и тот, кто не понимает этого, тот ничего не понимает в истории русской интеллигенции, да и в русской истории вообще.
       Но несмотря на ложность своей основной идеи, статья Г. Федотова содержит ряд интересных и правильных мыслей.
       "Интеллигенция, — восклицает он и задает вопрос: "Знаете ли, кто первые русские интеллигенты?" и дает следующий ответ:
       "...При царе Борисе были отправлены заграницу — в Германию, во Францию, в Англию — 18 молодых людей. Ни один из них не вернулся. Кто сбежал неведомо куда, — спился, должно быть, — кто вошел в чужую жизнь. Нам известна карьера одного из них — Никанора Олферьева Григорьева, который в Англии стал священником реформированной церкви и даже пострадал в 1643 году от пуритан за свою стойкость в новой вере".
       Каков духовный облик первых русских европейцев?
       Г. Федотов дает следующую характеристику своим духовным предкам:
       "...Не привлекательны первые "интеллигенты", первые идейные отщепенцы русской земли. Что характеризует их всех, так это поверхность и нестойкость, подчас моральная дряблость. Чужая культура, неизбежно воспринимаемая внешне и отрицательно, разлагала личность, да и оказывалась всего соблазнительнее  для людей слабых, хотя и одаренных, на их несчастье, острым умом. От царя Дмитрия (Лжедимитрия) к кн. Ивану Андреевичу Хворостину, отступившему от православия в Польше и уверявшему, что "в Москве народ глуп", "в Москве не с кем жить", — к Котошихину, из Швеции поносившему ненавистный ему московский быт, — через весь XVII век тянется тонкая цепь еретиков и отступников, на ряду с осторожными поклонниками Запада, Матвеевыми, Голицыными, Ордин-Нащокиными..."
       Сын руководителя Посольского Приказа при царе Алексее Михайловиче, Ордин-Нащокин, сбежавший в Польшу, тоже принадлежит к числу первых западников.
       "...до того увлекся западом, что бежал из России и сын русского резидента в Польше Тяпкина, который получил образование в Польше и благодарил короля польского за науку в высокопарных фразах на латинском языке" (С. Платонов). Князю И. Хворостинину, автор обширного, недавно изданного в САСШ, исследования "Обзор русской культуры", проф. В. А. Рязановский дает следующую характеристику:
       "...Князь И. А. Хворостинин, воевода, происходивший из старинного и славного рода, в молодости получил латинское образование, увлекался католическими идеями, а позднее впал в религиозное вольнодумство и развил в себе презрение ко всем порядкам Московского государства. Его за вольнодумство дважды ссылали в монастырь, лишили дворянства. Он раскаялся и был прощен, умер в 1625 г. Человек умный и озлобленный, Хворостинин оставил после себя записки ("Словеса дней и царей"), содержавшие его рассуждения о современности". 7
       "Это был своеобразный русский вольнодумец на католической подкладке, — характеризует Хворостинина В. Ключевский, — проникшийся глубокой антипатией к византийско-церковной черствой обрядности и ко всей русской жизни, ею пропитанной, — отдаленный предок Чаадаева". 8
       Не более привлекателен и моральный облик  Г. Котошихина, которого проф. Рязановский определяет так:
       "...Г. Котошихин был подьячим Посольского приказа. Он потерпел большие неприятности по службе и в 1664 году бежал заграницу. Он побывал в Польше, Германии и обосновался в Швеции, где за убийство своего хозяина (по-видимому на романической почве) был казнен. В Швеции Котошихин написал сочинение о современной России (без заглавия), известное под титулом "О России в царствование Алексея Михайловича".
       "...Котошихин осуждает все порядки Московского государства, весь быт московского общества, не находя здесь ни одного светлого явления.
       "...Однотонная черная краска, — замечает проф. Рязановский, — которой изображает всю жизнь Московской Руси Котошихин, и то обстоятельство, что данное сочинение было написано или по прямому заказу шведского правительства или с целью удовлетворить желание последнего, подрывает доверие к его объективности и заставляет относиться с известной осторожностью к его сообщениям". 9
 
6Керсновский. "История Русской Армии", стр. 580-581.
7В. А. Рязановский. "Обзор русской культуры", стр. 464.
8Ключевский. "Курс русской истории", III, 312 стр.
9Рязановский. стр. 465-466.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Юрий Гольдберг.
Храм и ложа. От тамплиеров до масонов

Юрий Мухин.
Лунная афера США

Д. Антонель, А. Жобер, Л. Ковальсон.
Заговоры ЦРУ
e-mail: historylib@yandex.ru
X