Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Анатолий Москвин.   Сицилия. Земля вулканов и храмов

Провинция Кальтаниссетта

   Эта провинция, которую обычно «обтекает» поток туристов, откроет любознательному визитеру немало красот, к которым приурочены интереснейшие и своеобразные исторические памятники.

   Провинция Кальтаниссетта делится на две весьма различные между собой части. Северная характеризуется наличием узких каньонообразных долин с обрывистыми, иногда с террасированными склонами. Эти долины, которые итальянцы называют валлоне, а сицилийцы – ваддуна, очень подходят для строительства укреплений, а поэтому север Кальтаниссетты часто называют «провинцией ущелий» или «провинцией замков».

   Как правило, местные холмы не превышают в высоту и 500 м, только на севере провинции есть горы, но и те невысокие; самые большие из них не достигают 900 м: Монте-Сан-Вито (888 м), Монтаньола (877 м) и т. д.

   Для севера провинции характерна очень малая загрязненность воздушной среды. В 2006 г. провинция Кальтаниссетта была объявлена лучшей по качеству воздуха в Италии.

   Южная часть состоит из холмов с пологими склонами, постепенно переходящими в плодородную равнину (Пьяна-ди-Джела), выходящую за пределы провинции. Равнина эта по площади занимает второе место на острове. Вдоль побережья залива Джела равнина окаймлена невысокой горной цепью.

   Основная река провинции – Сальсо длиной 122 км. Она рождается на территории провинции Палермо, в горах Мадоние, а впадает в Средиземное море на территории провинции Агридженто. В наши дни река стала маловодной, тогда как в историческом прошлом она была судоходной. Остальные реки невелики и отличаются паводковым режимом. Естественных озер в провинции нет, за исключением прибрежного заболоченного водоема Бивьере-ди-Джела и небольшого озера неясного происхождения Лаго-Сфондато, не имеющего видимых источников питания. Возможно, впадина озера заполняется за счет грунтовых вод.

   Северная часть провинции относится к самым холодным в Сицилии; зимой здесь выпадает снег, хотя держится снежный покров недолго. Зато юг – сухой и теплый.

   История провинции схожа с историей окружающих территорий. Мы не знаем, к какому роду-племени принадлежали первые люди, заселившие эти холмистые края. А произошло это уже за 5000 лет до н. э. Деревни первобытных людей обнаружены на юге провинции, близ берега моря. Около XII в. до н. э. здесь уже жили сиканы. Одно из их поселений находилось в 4 км от нынешнего центра провинции. Внутренние районы провинции начали заселяться примерно с XVI в. до н. э.

   Поселения древних жителей обнаружены, в частности, в районе городка Муссомели на северо-западе провинции. Примерно в VI в. до н. э. в окрестностях Муссомели появляются греческие колонисты. Как показывают археологические находки, античная цивилизация существовала в центре Сицилии почти тысячу лет. Чуть больше время ее существования на берегу моря.

   В 688 г. до н. э. на побережье нынешней провинции высадились колонисты с греческих островов Родоса и Крита. Они основали здесь город Гела, ставший одним из крупнейших и богатейших на острове. Гела вела успешные войны с Карфагеном и его сицилийскими колониями, дерзко соперничала с Сиракузами и своей собственной колонией Акрагантом. Борьба шла с переменным успехом. Правители Гелы вмешивались в войны сицилийских городов с афинянами. Но в 406 г. карфагеняне все-таки взяли и разрушили Гелу. Правда, вскоре гелаитам удалось восстановить родной город, но он уже никогда больше не достигал прежнего могущества.

   Четыре века процветала Гела, пока в 282 г. до н. э. воины из соседнего Акраганта не разрушили ее окончательно. Странно, но ни римляне, ни византийцы, ни арабы, сменявшие друг друга, особого интереса к землям нынешней Кальтаниссетты не проявляли. Они, конечно, умело использовали – каждый по-своему – стратегическое положение провинции, через которую лежал кратчайший путь, связывавший северное побережье Сицилии с южными и восточными берегами острова. Однако крупных городов в Кальтаниссетте долго не возникало. Возрождение провинции началось с приходом норманнов в XI в., а в полной мере ощутилось только при правлении королей из династии Гогенштауфенов. Правда, и при обоих Фридрихах крупных городов на территории нынешней провинции не появилось. Зато возникли многочисленные феодальные замки, из-за чего Кальтаниссетту долго называли «провинцией замков».

   Край между тем оставался аграрным с минимальным развитием торговли. Эта отсталость в дальнейшем станет хорошей питательной средой для развития криминальных структур. Добыча серы указала было в XVIII–XIX вв. путь развития, но вскоре эта отрасль промышленности вынуждена была отступить перед более передовой американской технологией, к тому же применявшейся на более богатых месторождениях.

   Объединение Италии мало что дало жителям Кальтаниссетты. И в двадцатый век провинция вступила по-прежнему отсталым краем с очень бедным населением, что объясняет большой отток населения. Уроженцы Кальтаниссеты массово переселялись на богатый итальянский Север, уезжали в поисках лучшей доли в другие страны Европы, в Северную и Южную Америку.

   Открытие в середине XX в. нефтяных и газовых месторождений у берегов провинции способствовало некоторому экономическому росту, однако заметно ухудшило экологию в приморских местах отдыха. К тому же сицилийские месторождения не такие богатые, чтобы обеспечить местным жителям уровень жизни граждан Кувейта или ОАЭ.

   Конец прошлого столетия вместе со скачкообразным развитием туризма дал провинции еще один шанс на экономическое и культурное возрождение. Однако пока что в списке охотно посещаемых туристами провинций Сицилии Кальтаниссетта занимает последнее место. По мнению многих специалистов, незаслуженно.

Кальтаниссетта
   Этот город является центром одноименной провинции (сицилийцы называют его Нисса). Город расположен на высоте 568 м над уровнем моря. Население города в 2007 г. составляло немногим более 60 тыс. человек.

   Первоначальное название города – Нисса – пришло к нам еще с догреческих времен. Видимо, его дали сиканы. В 123 г. до н. э. сюда приходят римляне. Их привел консул Луций Петилий. Он и основал здесь римскую колонию, названную Петилианой.

   Ни в римской, ни в византийской истории особо важных событий в Петилиане-Нисе не происходило. В 831 г. город захватили арабы. Название города показалось им знакомым, потому что «ниса» на арабском языке означает «женщины». И завоеванный город стал называться Калат-ан-Ниса, «Крепость женщин». Когда норманны в 1087 г. прогнали арабов, Рожер I несколько переиначил название: Калатанесат, потом Калтаниксеттум. Город передавали в ленное владение разным родственникам правящего рода. В Кальтаниссетте был провозглашен королем Сицилии Фридрих II Гогенштауфен.

   В конце XIV в. здесь заседал парламент, ожесточенно препиравшийся с королем Фридрихом III. В 1407 г. им завладел род Монкада, в чьих руках Кальтаниссетта находилась до уничтожения феодальных привилегий в 1818 г. А ровно за сто лет до этого Кальтаниссетта была одним из центров восстания против савойских королей, и сицилийцы вынудили савойские войска покинуть остров. Горожанам это стоило больших жертв. В том же 1818 г. Бурбоны возвели Кальтаниссетту в ранг провинциального центра. Та провинция включала в себя почти всю территорию нынешней Энны и некоторые территории других соседних провинций.

   В 1820 г. новая столица отказалась принимать участие в антибурбонском либеральном движении, за что была ограблена бандами Сальваторе Галлетти, князя Фьюмесалато и маркиза Сан-Катальдо. Почти три десятка лет спустя, в бурном 1848 м, город примкнул к революционному движению и разделил нелегкую судьбу всей Сицилии. Зато через 12 лет горожане радостно встречали гарибальдийскую Тысячу и дружно проголосовали за объединение с Италией. Последнему обстоятельству способствовали прежде всего экономические причины, а именно развитие добычи серы.

   Горожане, как и все сицилийцы, надеялись на экономический бум, но их надежды сбылись только отчасти. В 1878 г. город соединила с побережьем железнодорожная линия. Новейшая история Кальтаниссетты также отмечена трагическими событиями. Город сильно пострадал в июле 1943 г. от бомбардировок союзной авиации.

   Несмотря на военные разрушения, в городе осталось немало исторических зданий и памятников культуры. В первую очередь надо упомянуть пригородное аббатство Св. Духа. Оно построено в конце XI в. на месте, где прежде, видимо, существовал храм византийского времени, о чем можно предположить из названия. Собор аббатства заложен самим князем Рожером и его женой Аделазией (Аделаидой); он освящен в 1153 г.

   Спустя четверть века, в 1178 г., передан монахам-августинцам. А настоятели в монастыре появились только в 1361 г. В 1759 г. аббатство перешло к капуцинам, последний из которых умер в 1904 г. Снаружи собор выглядит простым и строгим, зато внутри находится немало ценных фресок: «Святой Августин» (XV в.), «Месса св. Григория» (XV в.), изображающая папу Григория Великого во время церковной службы, «Мадонна делле Грацие» (XVI в.) и др. Церковь св. Марии дельи Анджели, вторая по старости, была освящена в 1100 г. и до 1400 г. была городской приходской церковью. Она также находится за городом, у подножия замка Пьетраросса. В 1867 г., во время эпидемии холеры, здесь развернули госпиталь. В 1873 г. церковь была закрыта, и в ней устроили сначала казарму, а потом военный склад. Кафедральный собор, Санта-Мария-Нова, строился в 1560–1620 гг.

   Собор в плане имеет форму латинского креста и разделен на три нефа. Центральный неф собора расписал фресками фламандский художник Вильгельм Борреманс (1670–1744). Центральные панно посвящены Непорочному зачатию, коронации Девы Марии, триумфу св. Михаила. Во второй капелле справа находится великолепная деревянная статуя Девы Марии, созданная в 1760 г. Статуя покрыта серебряными листовыми пластинами. В соседней капелле находятся изящная деревянная статуя архангела Михаила работы скульптора Стефано Ли Вольси и мраморные статуи архангелов работы Винченцо Витальяно. В главном алтаре можно видеть большую картину Борреманса, изображающую Пресвятую Деву со святыми. Украшением собора являются также драгоценный инкрустированный орган, картина Филиппо Паладини (1544–1614), изображающая Мадонну, и распятие, приписываемое фра Умиле да Петралья (1580–1639). История церкви Сан-Доменико (XV в.) тесно переплетается с историей знатного рода Монкада.

   В 1458 г. Антонио Монкада, чтобы унаследовать титул, отказался от духовного звания, а в качестве «компенсации» доминиканскому ордену заложил церковь и монастырь. В церкви находится ценное полотно Филиппо Паладини, изображающее Мадонну с четками. Помимо художественной ценности, полотно имеет и историческое значение: на нем изображены сыновья графа Франческо Монкады.

   В конце XVI в. донна Луиза Монкада и ее сын Франческо решили сделать Кальтаниссетту одним из самых важных культурных центров Сицилии. Они пригласили в город иезуитов, доверив им выполнение своей мечты. Иезуиты в 1580 г. начали строительство коллегии и церкви св. Агаты. Эта церковь – одна из самых богатых в городе. Она построена из особого «сабучинского камня» и красноватого песчаника. Фасад же выполнен из белого мрамора. В плане церковь представляет собой равноугольный крест, занятый центральным нефом и четырьмя боковыми капеллами. Весь интерьер выложен мрамором или алебастром, имитирующим мрамор. Одна из капелл посвящена св. Игнасио Лойоле, основателю ордена иезуитов. В капелле находится скульптура святого, выполненная сицилийским скульптором Марабитти, и четыре символических фигуры, представляющие Азию, Африку, Европу и Америку, т. е. те континенты, где в то время проповедовали иезуитские миссионеры. В церкви много церковной пластики; боковые стены главного нефа расписал местный художник Винченцо Родджери.

   Среди гражданских зданий выделяются несколько особняков в центре города, имеющих исторический интерес. Дворец кармелиток (Палаццо дель Кармине) начали строить в 1371 г. Тогда территория строительства находилась за городом; здесь приютилась скромная сельская церквушка Сан-Джакомо. Городские патриции Гульельмо Перальта и его жена Элеонора Арагонская решили возвести рядом с церквушкой монастырь кармелиток и большую церковь во имя Пресвятой Девы Марии (Мадонна дель Кармине). После расширения города монастырь вошел в городскую черту; с обеих сторон к нему были пристроены церкви Сан-Джакомо и Сан-Паолино. В XIX в. монастырь у монашек отобрали, а в монастырских зданиях разместились чиновники муниципалитета. Были разрушены и обе обрамляющие церкви, а на их месте возвели городской театр королевы Маргариты.

   Палаццо Монкада (называемый также Боффремон) построен в первой половине XVII в. по заказу графа Гульельмо Монкады. Он должен был стать одной из самых значительных дворянских резиденций в Сицилии. Современники рассказывали о великолепии здания и затейливых балконных решетках. Однако графа назначили вице-королем, и он уехал в испанскую Валенсию, так и не завершив строительство. В 1915 г. незавершенное здание, остававшееся в собственности рода Монкада, купила герцогиня Мария Джованна ди Боффремон. Новая владелица отказалась от стиля резиденции и построила обширный зал с галереей, приспособленный для театральных представлений.

   В 1938 г. палаццо перешел в собственность семьи Тригона делла Флореста, которая переделала зрительный зал для показа кинофильмов, и палаццо превратилось в кинотеатр. Можно упомянуть еще палаццо Бенитенде, в экстерьере которого архитектор Джузеппе ди Бартоло искусно соединил античные стили, обильно украсив фасад медальонами и пилястрами. Но палаццо знаменит прежде всего тем, что в 1862 г. в нем останавливался Джузеппе Гарибальди. Другое творение Бартоло – Палаццо Провинчале – осталось неоконченным. Архитектор задумал построить огромное здание для размещения всей администрации провинции и коммуны. Однако из-за сложности проекта строительство палаццо продвигалось медленно, и выполнение проекта передали инженеру Агостино Таккини, который ограничился только помещениями для провинциальных властей. Развалины замка Пьетраросса находятся близ старого арабского квартала.

   В прошлом замок, построенный на высоком обрыве, господствовал над обширной долиной, простиравшейся вплоть до р. Сальсо. Название замка связывают с цветом кирпичей, которыми когда-то были облицованы башни. Кое-где еще сохранились остатки этой облицовки. Историки все еще спорят, что было на этом месте до появления замка: греческие, римские или арабские строения. Первая версия кажется самой интересной: якобы на этой скале построили свое укрепление сиракузяне, а афинские войска безуспешно пытались его захватить.

Джела
   Это крупнейший город провинции Кальтаниссетта. В середине 2008 г. в нем проживало около 77 тыс. человек. Город расположен в 84 км от центра провинции, на берегу Средиземного моря.

   Джела считается рекордсменом Европы по количеству солнечных дней. Джела интересна и другими «рекордами». Здесь в 424 г. до н. э. состоялся первый в истории Конгресс мира; здесь родился и жил первый гастроном в истории, которого звали Архистрат. В Джеле (тогдашней Террануове) в XVI в. была построена первая на Сицилии плотина, сохранившаяся до наших дней: Дига-делле-Гроттичелле; Джела стояла у истоков сицилийской тирании: здесь родился Диномен, первый тиран в истории острова; в Джеле открылся первый музыкальный салон на острове.

   В Джеле находятся крупнейшая и старейшая на Сицилии опреснительная установка и самый длинный причал в Италии (в Порто-Изола – 2,8 км). Джела является конечным пунктом шоссейной магистрали Е45, начинающейся в Швеции. Равнина Пьяна-ди-Джела является крупнейшим центром выращивания артишоков в мире. Эта же равнина вплоть до 1960х гг. была самой крупной зоной выращивания хлопчатника в Европе. В море близ Джелы открыто самое крупное нефтяное месторождение Италии. Наконец, на территории города археологами обнаружена самая первая мотыга в истории человечества. Кстати, множество материала из находок, сделанных археологами на территории Джелы, экспонируется в 30 самых значительных исторических и художественных музеях мира.

   Джела – один из самых исторически значимых городов Сицилии. Первые поселения человека в этих благодатных краях появились в V тыс. до н. э. Доисторический некрополь Дизуэри – второй по площади в Сицилии. За 3000 лет до н. э. на территории современного города поселились сиканы. Потом в район Джелы пришли сикулы. В VI в. до н. э. здесь уже был крупнейший город сикулов на острове. Но примерно за век до этого, в 688 г., на приветливом побережье высадились колонисты с греческих островов Родоса и Крита и основали город, назвав его Гела – по реке Гелос, впадавшей здесь в море. Название реки исследователи переводят то как «холодная», то как «стремительная». Если остановиться на втором значении, то оно оказалось пророческим: город стремительно рос и вскоре стал самым процветающим на южном побережье Сицилии. Неудивительно, что он стал одним из центров эллинизации различных районов острова.

   Не прошло и сотни лет, как выходцы из Гелы основали дочернюю колонию – Акрагант. Могущество Джелы так возросло, что горожане смогли взять под свой контроль побережье Мессинского пролива от Мессины до Катании включительно. Сиракузы выстояли только благодаря военной помощи Коринфа и Керкиры (совр. Корфу). Правда, экономическое благосостояние привело к возникновению социального неравенства. Бедные люди стали покидать Джелу, но недовольство плебса удалось ликвидировать верховному жрецу храма Артемиды, и покинувшие город бедняки вернулись в свои дома.

   Целое столетие город жил спокойно при жестких правителях, таких, как тиран Клеандер (505–498 до н. э.) и наследовавший ему его брат Гиппократ. В 492 г. вспыхнул бунт в сиракузской колонии Камарине. Гиппократ воспользовался удобным случаем и объявил Сиракузам войну. Сиракузяне были разбиты в сражении при реке Гелорос, и джелаиты захватили их город. Однако в конце концов Гиппократ вынужден был уступить: в обмен на Камарину он вывел свои войска из Сиракуз.

   В следующем году Гиппократ погиб в столкновении с сикулами. Ему наследовал Гелон, снова завоевавший Сиракузы (484 г.) и перенесший свою резиденцию в покоренный город. А через несколько лет Ферон Акрагантский захватил город Гимеру. На Сицилии высадилось карфагенское войско, чтобы наказать агрессора. Ферон обратился за помощью к Гелону. В 480 г. до н. э. объединенные войска двух городов выступили против карфагенян и победили их в битве при Гимере. В ожесточенном сражении погиб предводитель карфагенян Гамилькар. (Надо предупредить читателя, что эта битва состоялась возле другого города Гимера – того, что на северном побережье Сицилии (см. раздел «Гимера» в главе о провинции Палермо; возле Южной Гимеры также происходили битвы: в 405 г. до н. э. 35-тысячное войско сицилийских греков одолело 40 тыс. карфагенян; в 310 г. до н. э. карфагеняне под командой Гамилькара, а их силы насчитывали 45 тыс. действующих воинов, разбили 14-тысячную дружину сиракузян под началом Анафокла).

   После смерти Гелона (478 г. до н. э.) ему наследовал младший брат, Полисал. Этот тиран больше отмечен в истории искусств, чем в истории политической или военной.

   А известность он получил по бронзовой статуе Дельфийского возничего, обнаруженной в 1896 г. при раскопках в Дельфийском святилище Аполлона в Греции. Статуя изображает высокого (180 см) молодого человека в традиционном для возничих колесниц хитоне, изо всех сил натягивающего правой рукой поводья квадриги. Скульптура выполнена в полный рост и поражает натуральностью изображения лица увлеченного борьбой с соперниками возничего. Великолепно выполнены волосы и серебряная головная повязка. Медными накладками реалистично детализированы ресницы и губы, глаза инкрустированы ониксом. Восхищение у современников вызывало изображение ступней.

   На известняковой подставке сохранилась дарственная надпись, благодаря которой стало известно имя возничего. Им оказался приехавший из Сицилии на Пифийские игры Полисан. Статую божеству он посвятил в честь своей победы в гонке квадриг (скорее всего это произошло в 478 г.). Вероятным автором скульптуры называют знаменитого эллинского ваятеля Пифагора из Региона (Регион – античное название г. Реджо-ди-Калабрия). Заказчиком считают самого Полисал.

   После смерти Полисал (473 г. до н. э.) гелаиты освободились от тирании и установили демократическое правление. Гела встала во главе Сицилийской лиги. Город был активным участником борьбы с Афинами, пославшими в 424 г. до н. э. морскую экспедицию с целью покорения острова. Афинян прогнали, но оставались карфагеняне, жаждавшие отомстить за давнее поражение. В 406 г. до н. э. карфагеняне взяли и разрушили Акрагант. Гелаиты не имели достаточно сил, чтобы в одиночку справиться с агрессором. Они запросили помощи у Дионисия I Сиракузского.

   По невыясненным причинам тот помощи не прислал, и после героического сопротивления гелаиты потерпели поражение. Город был взят и разрушен врагами. Оставшиеся в живых гелаиты укрылись в Сиракузах. В 397 г. до н. э. они при помощи сиракузского тирана Дионисия II вернулись в Гелу, а в 383 г. до н. э. добились независимости.

   В течение IV в. до н. э. Гела переживает время недолгого расцвета. Но в городе опять возникает социальное напряжение, пик которого приходится на начало правления Агафокла (317–289 гг. до н. э.). Трения между аристократами и плебсом были настолько велики, что когда в 311 г. до н. э. к Геле снова подступили карфагеняне, аристократы предпочли сдать город врагу, отказавшись объединяться с бедняками. Потом пришел 282 г. до н. э., и Финтий из Акраганта разрушил некогда могущественный город.

   Жизнь на долгое время здесь практически замерла. Цицерон и Вергилий видели на месте Гелы маленькое селение. Для Страбона Гела уже необитаема. Ничтожной деревней отмечены византийские времена. Арабы знали Гелу как Колоннарио, то есть «Город Колонн». В самом конце X в. на центральной части городского холма появилось арабское укрепление, которое европейцы назвали Гераклеей. А потом, в 1233 г., западнее древней Гелы Фридрих II основал опорный пункт в составе окруженного стенами замка. Эту крепость он назвал Терранова (т. е. Новая Земля), хотя в реестрах (ватиканских, например) она продолжала числиться Гераклеей.

   Терранова оставалась в королевском домене до 1369 г., когда Фридрих III Арагонский подарил ее графу Манфреди III Кьярамонте (см. главу «Муссамели» в этом же разделе). После казни Андреа Кьярамонте городок вернули в домен, а потом его владельцами были различные арагонские аристократы.

   В 1530 г. был создан маркизат Терранова, который уже в 1561 г. был возвышен до ранга герцогства. Первым герцогом Терранова был Карло Арагона. Потом Терранова перешла к роду Пиньятелли, в руках которого город и застала отмена феодальных владений (1812). После объединения Италии город, чтобы отличаться от одноименных итальянских городов, стал называться Терранова-ди-Сичилия.

   Древнее название Джела ему вернули в 1927 г. В 1950е гг. на окраине города был построен крупный нефтеперерабатывающий комплекс. Это помогло экономике, но испортило экологическую обстановку и до сих пор является препятствием для развития туризма. В 1980е гг. город становится одним из центров деятельности мафиозной бандитской организации «Стидда», члены которой совершили целую серию преступлений, включая многочисленные убийства. Присутствие мафии также снижает туристскую привлекательность Джелы, поскольку люди просто-напросто боятся туда ехать.

   В декабре 2001 г. провинциальные карабиньеры провели широкую антимафиозную операцию, в результате которой были арестованы 88 различного ранга функционеров «Стидды», попали под подозрение в сотрудничестве с криминальным подпольем сотни компаний.

   Что можно посмотреть в Джеле? Ну, прежде всего – археологические раскопки. Они начались еще в XVIII в. Правда, вели их «черные» археологи, проще говоря – грабители (по-местному томбароли). Неисчислимое множество «подъемного материала», как говорят настоящие археологи, разошлось по музеям всего мира или оказалось в частных коллекциях. Первые легальные раскопки начал в 1900х гг. знаменитый археолог Паоло Орси, а настоящий «золотой век» местной археологии пришелся на 50е – 60е годы прошлого века.

   В наши дни для посещения открыты три зоны раскопок. В Капо-Сопрано сохранились лучшие в мире образцы оборонительной архитектуры древних эллинов: 400-метровый участок городской стены IV в. до н. э. толщиной около 2,8 м (Стена Тимолеона; сразу после постройки ее длина достигала 12 км), основание наблюдательной башни, ступени, ведущие к подземным ходам сообщения, бассейн для сбора дождевых вод и мощные контрфорсы юго-восточной стены.

   Уникален материал этих сооружений: внизу – квадратные песчаниковые блоки, перекрытые толстым слоем кирпичей из необожженной глины или кирпичей, высушенных на солнце. Эти кирпичи на протяжении многих столетий успешно сопротивлялись разрушающему воздействию солнечного жара и непогоды.

   В оборудованном в 2009 г. археологическом парке находятся остатки военного лагеря и жилого квартала IV в. до н. э., а также остатки комплекса греческих терм того же времени. Термы открыты в результате раскопок, проведенных в 1957 г. Они состоят из двух групп ванн. Всего сохранилось 34 ванны (предположительно, для теплой и холодной воды), хотя часть из них не была доведена до кондиции. Комплекс такого рода больше нигде в Сицилии не встречается. Аналогичные термы известны только в ряде городов Центральной Греции.

   В районе Ветряная Мельница (Мулино-а-Венто), рядом со зданием великолепного Археологического музея, располагаются раскопки Акрополя. Вплоть до 405 г. до н. э. Акрополь, как это полагалось любому греческому полису, был священным холмом. Но в 405 г. он был разрушен карфагенянами, и сейчас остатки храмовых декоративных элементов выставлены в Археологическом музее. В 338 г. до н. э., когда коринфский полководец Тимолеон заново отстроил городские стены, холм Акрополя потерял свое священное значение, и на его склонах появились обычные жилые дома. Сохранились остатки городской планировки и фундаменты жилых и общественных построек. В храмовой зоне к северу от жилых кварталов видны фундаменты трех святилищ; у самого большого из них – Атенеона, храма, посвященного богине Афине, – сохранилась одинокая колонна в дорическом стиле высотой 7,75 м. Эта колонна стала одним из символов современного города.

   К югу от Акрополя находится третья археологическая зона – Боско Литторио. Здесь обозрению доступны реставрированный комплекс архаичного греческого эмпория (VII–V вв. до н. э.), по-современному: Торгового центра. Неподалеку раскопаны остатки портового района Гелы с его конторами, складами, лавчонками. И здесь можно видеть постройки из необожженного кирпича. При раскопках западной части Боско найдены три алтаря начала V в. с мифологическими сценами, причем одна из этих сцен представляет Медузу Горгону, один из символов современной Сицилии. Алтари выставлены в городском археологическом музее.

   В числе последних по времени находок археологов можно назвать самый древний на Сицилии остов греческого корабля (около 500 г. до н. э.). Корабль был обнаружен дайверами в 1988 г. на глубине около 4 м и на расстоянии 800 м от берега. Это была редчайшая удача: наткнуться на почти целое античное судно. Благодаря мягкому грунту корабль превосходно сохранился. Он представляет собой крупную трирему размером 21 x 6,5 м, техника строения такого типа кораблей описана в «Илиаде» Гомера: доски набора корпуса судна «сшивались» растительными волокнами. Трирему бережно высвободили из грунта и доставили на берег в ходе двух археологических экспедиций (2003 и 2008 гг.). После реставрации в специальных мастерских в британском Портсмуте корабль будет выставлен в местном Музее греческого мореплавания, готовящемся к открытию. Сохранился не только остов судна. В значительной степени невредимым оказался и его груз. Конечно, вино или оливковое масло давно исчезли, но амфоры, красно-черная керамика, посуда на камбузе из той же керамики остались. Сохранились и кирпичи, загружавшиеся в разных портах в качестве балласта по мере продажи товара. Обнаруженные в помещениях команды статуэтки Посейдона, Афины, Диониса свидетельствуют о том, что религиозные церемонии совершались на море и в те отдаленные времена. Особенно интересна в этой связи находка на камбузе поросячьих костей, потому что поросенка мореплаватели обычно посвящали Дионису, в данный момент выступавшему в качестве защитника мореплавателей от нападения пиратов.

   Недалеко от первого судна были открыты остатки второго корабля, размером поменьше. Он еще не поднят со дна, но возраст затонувшего судна уже определен: первая половина V в. до н. э. В самом начале 2009 г. в устье р. Дрилло обнаружены остатки еще одного греческого судна, причем обнаружены случайно при прокладке газопровода. Археологи уверены, что залив Джела скрывает еще немало обломков погибших кораблей.

   Исторический центр Джелы заметно пострадал от хаотичной застройки последней половины века. А он богат памятниками старины. Начнем с церквей. Самым старшим по возрасту культовым зданием центра является церковь св. Августина (Сант’Агостино). Она построена вместе с прилегающим монастырем августинцев в 1439 г., чему трудно поверить, глядя на ее фасад в стиле неоклассицизма. И правда: фасад относится к совершенно другой эпохе. Он пристроен только в 1783 г. Стоит обратить внимание на нишу над входом. В ней находится статуя св. Иосифа! А это верный знак, что прежде церковь была посвящена совсем другому святому. В интерьере можно полюбоваться многочисленными картинами и статуями XVII в.

   Интересна мраморная чаша для омовений, приписываемая Антонио Гаджини (1541 г.). В интерьере следует обратить внимание на травертиновую капеллу старинного и богатого местного рода Мугнос (1613 г.). Правда, еще старше – по году основания – кажется Капуцинская церковь (Кьеза дей Каппуччини): она заложена в XIV в., но в прошлом столетии расширена и полностью перестроена. Впрочем, в ней интересен старинный резной деревянный полиптих.

   На площади Сан-Джакомо сохранилась входная арка в одноименную готическую церковь. Возле нее возвышается новый собор Сан-Джакомо (1956 г.), построенный в современном «рациональном» стиле по проекту арх. Сальваторе Карделлы. Вокруг исторического центра сохранились вписанные в современную застройку остатки средневековой оборонительной стены с башнями и воротами, например, Порта-Марина с фланкирующими башенками. На пьяцца Кальвария находятся развалины замка короля Фридриха (он же – Герцогский дворец).

   На пьяцца Рома, в сердце города, на площади Умберто I, находится кафедральный собор Джелы. Он построен в 1766–1799 гг. по проекту арх. Джузеппе ди Бартоло Морзелли на месте развалившейся церкви Девы Марии (Санта-Мария де, Платеа) и освящен в память Пресвятой Девы, Упокоившейся на Небесах (Мария Сантиссима Ассунта ин Чьело – аналог православной Успенской церкви). В 1837 г. к собору пристроен неоклассический фасад из песчаника, а в 1844 г. – колокольня. Интересно, что две из дорических колонн, украшающих фасад, принадлежали раньше Атенеону! В интерьере собора хранится деревянная икона византийской работы Мадонна делль, Алеманна, изображение покровительницы города. От старой церкви осталось полотно «Взятие Девы Марии на небо», приписываемое Деодато Гуиначче (1510? —1585?), художнику эпохи Возрождения, работавшему главным образом в Мессине. Над главным алтарем помещено полотно «Успение Богородицы» работы Джузеппе Трески (1710–1795).

   Над главным входом в собор находится большой орган с 31 трубой, установленный в 1939 г. При реставрации собора найдена средневековая крипта, относящаяся к более ранней церкви. Кстати, откуда у той церкви появилось такое название «Платеа»? Дело в том, что в церковных бумагах хранился документ о даровании собственности, в том числе земель и рабов. Такой документ назывался у средневековых юристов «платеа». В новой церкви до сих пор хранится большое собрание документов, относящихся к XVI в. За кафедральным собором приютился бывший женский монастырь с принадлежавшей ему церковью Сан-Бенедетто (XV в.). В бывшем монастыре до 1969 г. находилась городская больница. А сам монастырь выстроен на месте старинного дворянского особняка, от которого осталась только башня с гербом владельцев. Церковь была сильно повреждена пожаром, а до этого несчастья в ней привлекали внимание изумительные деревянные хоры, покрытые листовым золотом и украшенные швабским орлом, символом Джелы. Рядом с современным Дворцом города (1951 г., арх. Сальваторе Карделла) одно время находился францисканский монастырь. От него осталась церковь св. Франциска Ассизского (1659 г.), знаменитая деревянным кассетным потолком, украшенным листовым золотом и росписями.

   При монастыре существовал сиротский приют, здание которого построено в XVII в. Кроме непосредственно приюта, в этом здании размещались школы. В Джеле было еще одно здание, принадлежавшее францисканцам. В нем находился женский пансион. Возле него выросла церковь Сан-Франческо ди Паола. Оба здания построены в стиле позднего барокко. Недалеко от центра расположена старейшая в городе церковь Сан-Бьяджо (1099 г.) с принадлежащей ей бывшей комендатурой ордена тамплиеров. Возле Сан-Бьяджо приютилась маленькая церквушка Сан-Никола ди Толентино (XIX в.), недалеко от которой находится вход на Монументальное кладбище, на главной аллее которого можно посмотреть множество интересных с архитектурной точки зрения часовен и мавзолеев.

   В конце XVIII в. было решено провести расчистку города от малоценных зданий, реконструировать ряд церквей и заново отстроить роскошные дворянские палаццо. Их красивые фасады можно видеть на таких улицах, как виа Аретуза, виа Наварра, виа Россини, виа Вентура, виа Пиза и др.

   Определенный исторический интерес представляет театральное здание, сооруженное на пьяцца Сант’Агости-но. Надо сказать, что этот первый театральный зал появился в Джеле в 1832 г. И тогда это было событие. Очень немногие маленькие городки на Сицилии могли похвастаться наличием театров. Здание театра, которому в 1860 г. присвоили имя Дж. Гарибальди, не очень броское снаружи, было эффектно, с позолотой, отделано внутри. Сейчас, за давностью лет, о старом театре с грустью вспоминают как об «архитектурной жемчужине».

   После Первой мировой войны здание театра настолько устарело, что уже не могло в полной мере соответствовать своему назначению. Его пытались реконструировать, но дело кончилось только приведением в порядок фасада. К середине 20х гг. созрело решение о полном обновлении зрительного зала. А несколько ранее театру решили подыскать более подходящего патрона. Им был выбран великий древнегреческий драматург Эсхил, поселившийся в античной Геле в 460 г. до н. э. и умерший здесь же четыре года спустя.

   Правда, остается нерешенным вопрос, сочинил он в Геле хоть какую-нибудь из своих бессмертных трагедий. По сведениям античных писателей, на его надгробии перечислились военные, а отнюдь не литературные заслуги драматурга. Проект, составленный архитектором Ди Бартоло, предусматривал практически полное уничтожение старого интерьера и создание нового, значительно упрощенного здания в духе дешевенького кинотеатра. Перестройку закончили в 1931 г. Обновленный Коммунальный театр Эсхила работал до середины 1970х гг. Потом из-за финансовых трудностей труппу распустили, а театр закрыли.

Бутера
   В 49 км к юго-востоку от центра провинции расположено местечко Бутера. Его начала уходят в первую половину бронзового века. Гораздо позже появилась легенда о том, что город основал Буте, первый царь сикулов. Самые ранние некрополи, обнаруженные в районе городка, датируются VII в. до н. э. От греческого и римского времени в городе ничего, кроме могил, не осталось. Известно, что античный город был укреплен, потому что в V в. н. э. сюда стекалось окрестное сельское население, спасавшееся от нашествий варваров. Крепость здесь существовала и при арабах, причем норманнам пришлось долго осаждать ее.

   Только в 1089 г. Рожер овладел Бутерой. Ворота, через которые князь вошел в город, с тех пор назывались Королевскими (Порта-Реале). Завоевав Бутеру, Рожер сделал ее центром вновь образованного графства. Первым графом Бутеры стал маркиз д’Амиго, женившийся на Фландине, дочери Рожера.

   В те годы Бутера пользовалась куда большей известностью, чем Катания, Мессина или Сиракузы. От тех славных времен сохранился замок, построенный в XI в., но с тех пор не раз основательно перестраивавшийся. В первый раз замок разрушил король Вильгельм I Злой. Вообще-то в исторических хрониках говорится, что «был разрушен город», но на самом деле жилых кварталов злодеяние короля не коснулось. И уже через несколько лет, при короле Вильгельме II Добром, замок был вновь отстроен.

   В 1540 г. феод Бутера испанский король возвел в ранг герцогства. Первым герцогом Бутеры был Амброджо ди Сантапау Бранчифорте. Этот титул стал первым по значимости в королевстве. Герцог Бутера возглавлял фракцию крупных феодалов в сицилийском парламенте. Триста лет род Бранчифорте владел Бутерой. Потом на короткое время Бутера перешла во владение рода Ланца, а когда отменили феодальные привилегии, кончилась и широкая известность Бутеры.

   В Бутере есть несколько церквей, интересных в историческом и художественном отношениях. Прежде всего это соборная церковь апостола Фомы (San Tommaso Apostolo). Она построена в 1185 г. в форме латинского креста и выдержала не одну реставрацию. Среди ценных реликвий можно назвать алтарную картину «Успение Богородицы» работы Филиппо Паладино (XVII в.), его же полотно «Санта-Мария дельи Анджели», ценнейшее полотно «Бичевание Христа» работы неизвестного художника (1630 г.), «Снятие с креста» работы местного художника Розарио Тиннирелло (1765 г.), эмалированный крест VI в. византийской работы.

   В церкви хранятся также мощи святых Софии, Орзолы (Урсулы), св. Каллиста. Две работы Паладино («Мадонна д’Итрия» и «Св. Франциск с другими святыми») украшают церковь св. Франциска Ассизского, принадлежавшую раньше цистерцианскому монастырю. Там же можно видеть работы местного художника Рокко Ди Мартино, изображающие святых Михаила Архангела, Франциска Ассизского и Антония, и Мадонну работы Розарио Тиннирелло.

   В церкви бывшего францисканского монастыря Санта Мария ди Джезу (1590 г.) службы долгое время не совершались. Она была вновь открыта для верующих в 1900 г. Здесь хранятся византийская икона 1300 г., распятие 1700 г., художественно выполненное монахом Умиле ди Петралья, и восхитительное полотно Розарио Тиннирелло «Сан Паскуале Байлон».

   Однонефная церковь Пресвятой Марии делла Грацие построена в XV в., возможно, – в 1416 г. Она отличается простотой форм и богатством украшений. Впрочем, она существенно переделана в 1896 г. Здесь есть несколько изображений Мадонны, самое старое из которых датируется 1556 г., статуя св. Ипполита Мученика (ему в первое время была посвящена церковь), великолепный портрет св. Игнация Лойолы работы Марко Антонио Кандрилли (1601 г.) и примечательный живописный цикл на тему жизни Мадонны художника Доменико Провенцани (1901 г.). До 1992 г. в алтаре находилось живописное изображение Мадонны делле Грацие, кормящей грудью младенца Христа; Мадонна стояла между св. Иоанном Крестителем и св. Иосифом. Полотно относили к XVII в. Но это изображение было украдено. Осталась только позолоченная рама очень хорошей работы. Церковь Сан-Рокко, ныне посвященная патрону Бутеры, одно время была посвящена св. Николаю Мирликийскому.

   Вообще-то первым и «настоящим» патроном Бутеры был св. Фома, в честь которого и был назван единственный в свое время приходской храм. Но жителям города небесный покровитель чем-то не угодил, и начались поиски нового патрона: по очереди «назначались» св. Иоанн Креститель, св. Вит, св. Антоний, пока в 1683 г. не остановились на св. Рохе. В честь него в первый день Пасхи того самого года ему посвятили данную церковь. В ней хранится частица мощей святого, укрытая в груди стоящей в церкви статуи св. Роха. С появлением реликвии связано много легенд. Вот одна из них.

   Бутере издавна угрожали чума и землетрясения. Но вот однажды люди заметили, как в море, у самого берега, качается на волнах какой-то ларец. Монах-францисканец, житель Бутеры, проезжавший по берегу на запряженной быками повозке, выловил этот ларец и повез его в город. По дороге быки устали, их томила жажда, и монах сделал остановку у приходской церкви свв. Козмы и Дамиана, находившейся тогда в пригороде Бутеры. Но поблизости от места стоянки не было никакого источника. Францисканец уже подумывал ехать дальше, как вдруг в ближней канавке забил ключ. Позднее его назовут Источником Святой Реликвии. Приехав в город, монах решил открыть ларец. Из него, к удивлению присутствующих, вылетело несколько бабочек. Крышку поспешно закрыли, а сам ларец отнесли в сарай. Через некоторое время в Бутеру пришло послание от римского папы, в котором понтифик сообщал, что бабочки долетели до Ватикана. «На самом деле, – продолжал папа, – это не бабочки, а тело св. Роха». Понтифик поздравил горожан с обретением мощей святого. Тогда ларец снова открыли. Теперь глазам собравшихся предстал богато украшенный реликварий, в котором покоилась человеческая кость. С тех пор она хранится в церкви; ежегодно, в день памяти святого, ее открывают для поклонения. Излишне напоминать, что от чумы и землетрясений Бутера избавилась.

   Культ св. Роха поощряли хозяева Бутеры из рода Бранчифорте. Сама церковь не раз перестраивалась. Самыми ценными в интерьере являются картины кисти Доменико Провенцано.

Муссомели
   В 30 км северо-западнее Кальтаниссетты, близ реки Платани и государственного шоссе S.S. 189, на высоте около 750 м над уровнем моря, находится небольшой городок Муссомели.

   Здешнюю территорию сицилийские аборигены заселили очень давно, о чем свидетельствуют выбитые в окрестных скалах могильники или правильной формы крохотные гроты, которые, видимо, служили пещерным жителям печами. На склонах гор вырастали и пещерные «города мертвых», некрополи.

   Один из самых крупных некрополей в районе Муссомели с могильными камерами прямоугольной формы расположен вблизи от города, в Полиццелло. Восточнее города, в местности Омоморто (Мертвый человек), расположена вторая крупная группа некрополей. Могильные гроты выдолблены человеческими руками в обрывах горного склона. Они расположены группами или цепочками, отделяясь одна от другой не только по горизонтали, но и по вертикали.

   Эти первые обитатели Муссомели были мирными жителями. Они занимались только обработкой земли, не вмешивались в политику и вооруженные конфликты. Впрочем, какую-то безопасность эти вырытые в горах пещеры все же предоставляли. Подобный образ жизни вели сиканы, да и у сменивших их сикулов существенных перемен в повседневной жизни и занятиях не произошло.

   Более продвинутыми видятся поселения жителей времен проникновения на Сицилию греков. Примером таких поселений могут служить развалины доисторической деревни на горе Раффа, находящейся в 460 метрах южнее Муссомели. Здесь найдено множество греческих монет, обломки ваз и светильников, фундамент круглого в плане здания. Много лет назад местный крестьянин нашел два золотых слитка и маленькую стеклянную амфору.

   Этот высокий пик с удобной тропой к вершине только на южной стороне сама природа сделала неприступной природной крепостью, которой не раз пользовались люди, нуждавшиеся в защите. Не исключено, что огромные цистерны, расположенные у подножия горы, служили римлянам хранилищами воды или купальнями. От первых веков христианства дошли маленькие светильники. Историки вспомнили, что в те времена у христиан принято было ставить в могилу, рядом с трупом, фитильную лампаду или светильник. В 5 км от Муссомели, на холме Джирафи, также найдены остатки античного селения, а именно развалины домов, черепки и монеты.

   Остатки греческих и римских селений обнаружены также в Брагаме и Каччоне. Греко-римские колонисты жили в окрестностях Муссомели с VI в. до н. э. по IV в. н. э., то есть почти тысячу лет.

   Городок Муссомели богат памятниками прошлого. Его исторический центр с сонными узкими улочками, пропахшими стариной, относится к числу самых древних и лучше всего сохранившихся в Сицилии. Прежде всего обращают на себя внимание несколько старинных церквей. Одной из самых интересных считается храм, посвященный Богоматери Чудотворной (Мадонна дей Мираколи), небесной покровительницы города. Здание построено монахами-доминиканцами в стиле барокко в середине XVII в. Храм первоначально был посвящен св. Доминику. Безусловно, самой ценной реликвией храма является лик Мадонны, написанный красками на камне. Он был реставрирован в XVIII в. художником Доменико Провенцани-ди-Пальма-ди-Монтекьяро (не надо путать с его полным тезкой, жившим век спустя) и в настоящее время находится в крипте собора, продолжая притягивать толпы верующих. Тот же самый художник написал фреску на своде собора (1792 г.), две картины в алтаре и портрет доминиканца падре Бьондолилло. В церкви хранится несколько старинных статуй работы Франческо Бьянкарди (XVIII в.); самые ценные из них – Мадонна дей Мираколи в главном алтаре и Мадонна дель Розарио в ризнице. Есть пластика и XVI в.: статуя Сан-Джузеппе находится в боковой капелле, статуя Мадонны дей Мираколи – в крипте. Каждый год в сентябре, во время праздника Мадонны дей Мираколи, ее статуя торжественно выносится из храма, и – при большом скоплении горожан – процессия верующих под пение славословий и звон колоколов обходит улицы исторического центра.

   Соборную церковь св. Людовика начали строить в 1614 г. Она до сих пор так и не закончена, хотя само здание завершено. Внутри можно посмотреть роспись центрального свода работы местного художника Сальваторе Рандаццо, руководившего в середине XX в. реставрацией церкви. Есть в церкви и несколько интересных деревянных скульптур XV–XVI вв. Некоторые из них приписывают резчику Баньяско. Недалеко от соборной церкви находится однонефная церковь св. Маргариты, построенная в XIV в. Три века спустя ее перестроили, а в 1739 г. передали ордену зеленых, созданному именитыми людьми городка, которые избрали этот храм в качестве своего культового места. К сожалению, церковь содержали очень скверно, так что она чуть было не развалилась.

   В результате реставрационных работ в конце прошлого века здание укрепили и придали экстерьеру весьма приличный вид. Но внутренние объемы остаются в неприглядном состоянии. Церковь Сан-Джованни первоначально была построена в конце XV в. Однако маленький однонефный храм не отвечал потребностям прихожан, и около 1600 г. церковь была расширена и основательно переделана. Интерьер классического стиля богато украшен полихромным мрамором, алебастром, ценными произведениями искусства.

   Привлекают внимание прежде всего картины, изображающие 14 станций Крестного пути Христа (XVIII– начало XIX вв.) и купол с декоративной росписью кисти Сальваторе Булгарелли, ученика Веласкеса. Автором росписей стен апсиды и алтаря является болонский художник Джузеппе Сала. В церкви можно полюбоваться также статуей Мадонны работы Франческо Бьянкарди (1875 г.), чудесным органом работы Филиппо ди Блази, а снаружи – колокольней, построенной в 1700 г. под руководством Муссотто Франческо.

   Сохранились деревянное распятие работы монаха фрате Умиле да Петралья и две живописные работы фрате Феличе ди Самбука, изображающие смерть праведника и грешника. Пол храма выложен из 9600 кирпичей, изготовленных на фабрике Палермитана-Мальвика (1804 г.). Достойны внимания также ренессансная церковь Сан-Франческо и церковь св. Антония (XVII в.). В последней находятся статуя св. Исидора (XVII в.) и полотно, изображающее св. Анну кисти сицилийского художника Винченцо ла Барбера (также XVII в.). Из зданий гражданской архитектуры интересны палаццо Трабия (XVII в., виа Рома), в котором в наши дни располагается художественная галерея, палаццо Ланджела, палаццо Миннечи, представляющие собой великолепные образцы сицилийского барокко. Можно также полюбоваться городской башней с часами, построенной в 1533 г. на средства рода Ланца (рядом с палаццо Трабия).

   Среди современных памятников уличного искусства можно назвать огромное керамическое панно на виа Сан-Доменико. Художник Пино Петруццелла изобразил на этом панно размером 25 x 3 м памятные места города и сцены местных церковных праздников.

   К слову сказать, еще совсем недавно Муссомели был одной из «столиц» сицилийской мафии. Ее местным отделением руководил «главарь главарей» Джузеппе Дженко Руссо (1893–1976), одно время официально занимавший пост муниципального советника. Руссо был выходцем из крестьянской семьи, до конца жизни он так и остался неграмотным, да и не в том была его сила. Чуть ли не до последних дней он держал в жилом доме мула, и уж, конечно, у него не было ватерклозета. Человек неотесанный и грубый, он тем не менее умел заручаться расположением епископов, банкиров, политических деятелей. Но это было гораздо позже, а в начале жизни он часто ходил на «мокрые дела». Вообще-то он относился к тому типу старых мафиози, которые после бурной молодости ограничивались чаще всего законными методами добывания денег. Руссо, как и его близкий товарищ Калоджеро Виццини, стал посредником между аристократами-латифундистами и сельскими безземельными бедняками. Естественно, заработанные путем посредничества деньги шли в кассу мафии. После 1-й мировой войны Руссо и Виццини занялись организацией сельскохозяйственных кооперативов, причем пользовались левой идеологией и поддерживали левые партии. При фашистском режиме Руссо не раз арестовывали за кражи, вымогательства и убийства. Однажды его даже приговорили к трем годам тюрьмы. Именно это неприятное обстоятельство позже очень помогло ему. В 1944 г. Дженко Руссо обвинили в 11 убийствах, совершенных в 1920–1942 гг., и многочисленных менее тяжких преступлениях. Но адвокаты выставили Руссо как жертву фашистского режима. К тому же Лукки Лучано, один из главарей американской мафии, назвал его «одним из наших лучших друзей», что, видимо, повлияло на решение судей. Мафиозо был полностью освобожден ото всех обвинений. На радостях Руссо решил заняться политической деятельностью, сблизившись с региональными лидерами демохристиан и сепаратистов. Важную роль сыграла сицилийская мафия при реализации аграрной реформы 1950 г. В полную силу трудился и «переговорщик» Руссо. В 1960 г. он стал руководителем местной организации Демохристианской партии и коммунальным советником Муссомели. Одновременно он продвигается и по мафиозной лестнице. В 1954 г. сменяет умершего Виццини на посту главы организации, в 1957 г. присутствует на встрече в Палермо главарей американской и сицилийской ветвей мафии. Появление мафиозо на выборном посту вызвало негодование демократической общественности, и в результате хорошо организованной шумной кампании в прессе Руссо вынужден был оставить муниципальный пост. Впрочем, тогда разгорелась междоусобная война мафиозных группировок, и правительство вынуждено было заняться борьбой с мафией. В 1964 г. Руссо оказался в числе арестованных главарей сицилийского преступного мира. Его появление на скамье подсудимых вызвало серьезное замешательство в религиозных, деловых и политических кругах. Адвокат мафиозо угрожал обнародовать телеграмму, в которой 37 демохристианских депутатов, и в их числе министр федерального правительства, благодарили Руссо за помощь на выборах. Но это не помогло: Руссо приговорили к пяти годам тюрьмы. А когда он вышел на свободу, мафиозная организация сильно изменилась. Место полуфеодальной, аграрной группировки заняли новые люди, которых привлекали не манипуляции с земельными наделами, а торговля наркотиками, контрабанда, спекуляции в строительстве. Старый бандит оказался не нужен и спокойно дожил в родном доме до 83 лет.

   Но, конечно, самая значимая достопримечательность Муссомели – замок. Это общепризнанно. Местный замок не только имеет богатую историю, он еще и хорошо сохранился – лучше других крепостей в провинции Кальтаниссетта. Там есть что посмотреть.

   Замок находится в двух километрах от города, возвышаясь над дорогой местного значения. Его основал – вместе с поселением, переросшим впоследствии в город, – в середине XIV в. граф Манфреди III ди Кьярамонте на развалинах небольшого арабского укрепления. Территорию Муссомели он получил между 1364 и 1367 гг. от короля Федерико III Сицилийского, по прозвищу Простой, в составе синьории Кастроново. А потому каменную твердыню иногда еще называют замком Кьярамонте, или же, более пространно, Кастелло Манфредонико Кьяромонтано.

   Очевидно, в скором времени началась постройка замка, потому что в 1370 г. Манфреди уже праздновал завершение строительства своего «орлиного гнезда», построенного на высоте 778 м, на неприступной скале, круто обрывающейся к окружающей равнине.

   Забраться на скалу можно по единственной тропе, серпантинами извивающейся по склону. У вершины скалы тропу перегораживает крепостная стена. По замыслам строителей, перед стеной полагалось выкопать глубокий ров, что и было сделано, но впоследствии ров засыпали. Замок построен в норманно-готическом стиле. Лучше всего он смотрится со стороны южной стены, когда в совершенном величии глазу открывается вся мощь его строгих стен и поразительное их единство с суровой скалой, из которой они словно бы вырастают. Богато декорирован – в готическом стиле – внешний фасад замка и выходящие на него окна.

   Сразу за красивой входной стрельчатой аркой размещалась обширная конюшня, в которой могли удобно разместиться до пятидесяти лошадей. Около 80 лет назад помещение конюшни приспособили под церковь, вмещающую массы народа, приходящие 1–2 сентября на ежегодные праздники. В первый день осени перед замком с 1912 г. проводится ярмарка скота, собирающая животноводов со всей Сицилии. На следующий день отмечается слава Мадонны с цепями (Мадонна делла Катена).

   Праздник начинается со службы в церкви. После обеда религиозная процессия отправляется от замка по улицам города. Праздник завершается вечером грандиозным фейерверком, а во дворе замка устраивают большой костер.

   От входа можно также заметить прочность конструкции внешней оборонительной стены. Продолжая двигаться с нижнего двора по серпантину вверх, не устаешь удивляться тщательности, с какой выложены мощные стены. В жилых комнатах замка господствует та изящная стрельчатоарочная готическая архитектура, что была свойственна парадным помещениям XIV в. Чудесный вид открывается из узких окон. В ясные дни панораму завершает снежная шапка Этны.

   Одна из комнат замка была отдана под домашнюю церковь. Там сохранились остатки фресок XV в. Конечно, обращает на себя внимание своим легендарным прошлым строгий зал баронов длиной 18 м и шириной – в шесть. Столь обширного зала не было ни в одном из тогдашних феодальных замков. Именно в этом зале собирал недовольных баронов Манфреди Кьярамонте.

   В одном из путеводителей упоминается его мрачная атмосфера, как бы сама собой подталкивающая к предательству. Что ж! Если так, то измена баронов общему делу объясняется просто-напросто мистикой!

   А совсем рядом, за неприметной маленькой дверью в стене возле камина, находится маленькая комнатка треугольной формы. Ее называют комнатой трех женщин, и с нею связана трогательная легенда.

   Когда-то жил будто бы в замке немолодой человек строгого нрава. Звали его Федерико. И жили вместе с ним три его сестры – прелестные девушки Клотильда, Маргерита и Костанца. Однажды Федерико должен был отправиться на войну, и сильно расстраивало его то обстоятельство, что не на кого было оставить бесценные девичьи сокровища. И вот Федерико, чтобы никто не покусился на честь его сестер, решил запереть их в маленьком треугольном покое. Он приказал принести в комнатушку обильные запасы еды и питья: хлеб, муку, кур, вина и еще много-много всего, а потом слуги, по его приказу, замуровали дверь, ведущую в тесное помещение. Война продолжалась намного дольше того времени, на которое рассчитывал неутомимый воин. Только ведь и сражениям приходит конец. Вернулся Федерико в свой замок, поспешно поднялся к покою, где он оставил сестер, и был удивлен царящей за стенкой тишиной. Приказал он пробить кладку и был поражен увиденным: на полу лежали три распростертых тела, а изо рта у каждой девушки торчали чулки. Оказывается, несчастные, когда закончились продукты, пытались утолить голод, жуя чулки. Но не помогло это средство, и убитому горем Федерико пришлось похоронить сестер. А в треугольной комнате с тех пор никто не живет.

   Легенда ничего не говорит о судьбе Федерико. Правда, замечают скептики, аналогичная история произошла в палермском Палаццо реале, только там местом действия были подземелья. Легенда записана и издана в XIX в. сицилийским этнографом и фольклористом Джузеппе Питре (1841–1916). Похожие предания есть и в других районах Италии.

   С замком Муссомели связана еще одна «голодная» легенда.

   Еще во времена Манфреди, то есть в конце XIV в., в замок приехал молодой испанец Гуискар де ла Портес. Его отец, богатый коммерсант, послал его постранствовать по Европе, повидать мир, поднабраться знаний, чтобы с большей уверенностью продолжить отцовское дело. А пока что юноша определился в наемники, и его отправили служить в только что выстроенный замок. Естественно, как и полагается в легендах, юноша влюбился в прекрасную дочь графа Манфреди, едва увидел ее. Только у графа, естественно, были совсем другие планы на замужество дочери. Он даже посчитал себя глубоко оскорбленным некстати вспыхнувшим чувством простолюдина. Манфреди приказал схватить дерзкого чужестранца и заточить его в потайную комнату, чтобы юноша умер там медленной смертью от голода. Чудовищное наказание! Но Гуискар, как только узнал о предстоящей ему доле, вырвался из рук стражников и бросился с башни. С тех пор темными ночами призрак погибшего от любви молодого солдата бродит по замку, разыскивая свою возлюбленную.

   Как и во всяком уважаемом старинном замке, в Муссомели есть много таинственных уголков, с которыми связаны старинные легенды весьма почтенного возраста. Вот еще одна замковая страшилка.

   В замке долго укрывался граф Чезаре Ланца, преследуемый слухами, обвинявшими его в убийстве собственной дочери Лауры. Зять графа подозревал, что ему изменяет жена. Он поделилися с Чезаре своими сомнениями, и тогда мужчины решили вывести на чистую воду неверную женщину. Граф Ланца был из тех людей, что не доверяли словесным допросам. Как и многие современники, граф считал, что лучшую дорогу к выяснению истины выбирает тот, кто прибегает к насилию. Искусству пыток средневековых палачей учить было не надо. Но Лаура мужественно выдержала изощренные истязания и ничего не сказала: то ли и в самом деле была невиновна, то ли утаивала имя любовника. Женщина погибла под пытками. А в замке появился новый призрак, и уединившийся было там граф каждую ночь слышал то странные металлические звуки, то шум далеких голосов, то глубокие вздохи. Было отчего тронуться умом, и графу пришлось спасаться от подозрений в далеких краях.

   Но вернемся от легенд к реальным событиям. В 1377 г. король вместе с королевой, папским легатом и многочисленной свитой посетил замок, один из красивейших в Сицилии, и гостил там несколько дней. Старания графа угодить монарху увенчались успехом. Он получил инвеституру на графство Модика, а также получил в свое распоряжение целый ряд городов и поместий. Кроме того, он был губернатором Мессины, графом Мальты и Гозо. Вскоре король Федерико умер, и граф Манфреди, по его завещанию, был назначен викарием королевства (помощником регента) при малолетней королеве Марии Сицилийской.

   В 1389 г. по просьбе папы римского он освободил от пиратов остров Джерба у побережья Туниса и получил за свои старания титул герцога Джерба. Новый титул ему был очень кстати, потому что в сентябре 1389 г. Манфреди выдал свою прекрасную дочь Костанцу за малолетнего Ладислава Анжуйского, короля неаполитанского и венгерского. Впрочем, королевой Костанца пробыла неполных три года. Когда род Кьярамонти впал в немилость, 16-летний Ладислав расстался с женой.

   Здесь надо сказать, что Марию, дочь умершего Фердинанда, регент королевства Артале Алагона, обладатель еще и странного для уха современного человека придворного титула Главный палач, хотел выдать за миланского герцога Джангалеаццо Висконти, чем намеревался прочнее связать Сицилию с Италией. Но буквально накануне свадьбы Марию выкрали из замка в Катанье, где она проживала, и увезли в Ликату, где она в местном замке фактически под арестом провела два года. Потом ее переместили в Аугусту, но тамошний замок осадил Алагона.

   На спасение молодой королевы была послана арагонская эскадра. Осаду пришлось снять, а Марию отправили на одном из парусников сначала на Сардинию, а потом в Барселону, ко двору ее деда, короля Педро IV, где в 1391 г. – несмотря на протесты сицилийских баронов и римского папы Урбана VI – состоялось венчание королевы Марии и Мартина Арагонского Младшего, сына арагонского короля Мартина I Старого.

   Надо сказать, что Мартин Младший был внуком Педро IV, только по линии второй жены. Следовательно, молодожены были родственниками, и по церковным правилам брак их считался ничтожным. Так и посчитал папа, обозлившийся на Арагон за признание этим королевством антипапы Климента VII. А вот антипапа, напротив, брак разрешил. И тогда часть сицилийских баронов выступила против нового семейного союза. Дело, конечно, не в церковных правилах. После восстания «Сицилийская вечерня», точнее после вспыхнувшей вслед за ним войны, Сицилия добилась независимости. И бароны вовсе не собирались от нее отказываться.

   И во главе недовольных встал Манфреди Кьярамонте, владелец замка Муссомели. Правда, жил он вовсе не в неприступном замке, а в своем великолепном дворце в Палермо. Манфреди был организатором встречи оппозиционеров в церкви Сан-Пьетро в Кастроново (10 июля 1391 г.).

   Но старому и больному Манфреди не суждено было противостоять новой королевской паре. Во-первых, большинство баронов отказались связать себя клятвой взаимной верности, посчитав таковую посягательством на свою свободу. Во-вторых, в ноябре того же года его настигла смерть. А в начале 1392 г. Мария и Мартин высадились в Сицилии. Наследник Манфреди Андреа Кьярамонте попытался поднять восстание баронов. Он хотел снова собрать заговорщиков.

   Не известно, состоялось ли на самом деле такое собрание, хотя в Муссомели существует Зал баронов. Устойчива легенда, что именно там собрались недовольные, но они отказались последовать за Андреа и вскоре принесли присягу верности монархам. Андреа Кьярамонте вынужден был противостоять верховной власти в одиночку. Такое противостояние не могло закончиться добром. Поняв это, Андреа решился на переговоры. Он принес клятву верности королеве. Мария притворилась милосердной, но как только Кьярамонте прибыл в Палермо, он был арестован и заключен в тюрьму. Король 4 апреля 1392 г. лишил узника всех его титулов и имений. Андреа судили за измену и приговорили к смерти. Казнь совершилась 1 июня 1392 г. в Палермо, на Пьяцца-Марина, перед дворцом рода Кьярамонте. Так закончилась самая драматическая страница в истории замка Муссомели.

   Между тем все земли, принадлежавшие Андреа Кьярамонте, тем же апрельским указом были переданы Гульельмо Раймондо Монкаде в награду за помощь, оказанную последним в ликвидации заговора баронов. Монкада стал влиятельным человеком при дворе, получил титул маркиза (вдобавок ко всем титулам Манфреди Кьярамонте), но в Муссомели он никогда не был. Просто не успел, потому что был вовлечен в заговор против короля, и в 1397 г. его объявили изменником и лишили всех титулов и имений.

   Десяток лет замком управлял кастеллан Хайме де Перес, пока в 1407 г. замок и городок не продали Хуану Кастеллару де Валенса. В течение полутора сотен лет замком поочередно владели три дворянских рода, пока в 1546 г. он не перешел во владение рода Ланца.

   В 1603 г. граф Оттавио Ланца переселился с семьей в город Муссамели, а в замке устроили тюрьму. Замок оставался в руках Ланца до 1812 г., т. е. до ликвидации феодальных владений. В дальнейшей истории замок отметился в революционных событиях 1820 и 1848 гг. В 1820 г. это было антибурбонское восстание. Оно плохо закончилось для взявшихся за оружие. Восстание было быстро подавлено, а захваченные в плен патриоты – казнены.

   Революционные выступления 1848 г. происходили главным образом в городе: 27 января в соборной церкви Джузеппе Нигрелли забрался с ружьем в руках на кафедру и призывал граждан к восстанию. Толпа с криками «Долой Бурбонов!» рассыпалась по улицам, докатилась и до стен замка, но ничего путного и на этот раз у революционеров не получилось. В 1860 г. замком воспользовались отряды гарибальдийцев, а в 1893 г. жители Муссомели примкнули к революционной рабочей организации Фаши дей Лаворатори, требовавшей улучшения условий жизни трудящихся и социальных реформ. Революционное брожение прокатилось по многим итальянским провинциям, и всюду властям удавалось подавить его репрессиями. Муссомели не стал исключением. И опять выступление окончилось неудачей, а местного идеолога социализма доктора Катальдо Лиму отправили в изгнание.

   Со временем замок ветшал. Первая реставрация, очень и очень фрагментарная, проведена в 1884 г. Полную и весьма тщательную реставрацию замка провел в 1909–1910 гг. Эрнесто Армо, архитектор из Палермо. В настоящее время замок Кьярамонте находится под опекой Международного общества замков.

   В Муссомели, как и во всяком итальянском городе, есть свои праздники. Самый главный из них – праздник в честь Мадонны дей Мираколи. Он установлен в память чудесного исцеления паралитика, произошедшего 8 сентября 1530 г. Одновременно с исцелением на скале, под которой сидел паралитик, появилось изображение Пресвятой Девы.

   С той поры и установилось почитание Мадонны Чудотворной. Праздник отмечается в день совершения чуда. Для горожан это самый торжественный день. После утренней службы от церкви, посвященной Мадонне дей Мираколи, по улицам города отправляется праздничная процессия, во главе которой несут статую Мадонны, убранную в шелковые наряды и украшенную букетами цветов. Статуя движется в празднично украшенном городе под приветственные крики толпы, колокольный звон и песнопения.

   Празднества продолжаются целую неделю, заполненную церковными службами, поклонениями статуе Богоматери, традиционными и современными развлечениями. Неделю спустя совершается второй вынос статуи. На этот раз он проходит вечером, и торжества бывают более скромными. Интересно, что в XIX в. эмигранты из Муссомели распространили обычай торжественно отмечать день Мадонны дей Мираколи в США. Особенно ярко он проходит в Буффало.

   В первое воскресенье августа проходит праздник Виноградной Мадонны (Мадонна делле Винье). В этот день совершается массовое паломничество к часовне, где будто бы произошло еще одно чудо. Рассказывают, что когда-то давно в Муссомели пришел отец с глухонемой дочерью. Он горячо просил Мадонну вылечить дочку, но молитвы его не давали ожидаемого результата. Огорченный отец отправился в обратный путь, но мул, на котором ехала девочка, неожиданно грохнулся замертво на землю. Тогда отец посадил дочку на плечи и хотел продолжать путь. Тут-то и случилось чудо. Девочка вдруг позвала отца звонким голосом и начала бойко разговаривать. Слух о чуде быстро разнесся по округе. Верующие построили часовню, цель частых и многочисленных паломничеств.

   Среди праздников есть один особенный. Он называется Исторический кортеж. На улицы города высыпают местные жители и приезжие артисты, наряженные в исторические костюмы знати и простых горожан, ремесленников и бродячих циркачей, средневековых рыцарей и мавров. Проводятся показы древних ремесел, конкурсы старинных песен и танцев. А на лугу перед замком Муссомели разыгрывается костюмированный рыцарский турнир. Этот кортеж проводится ежегодно в конце лета (между 27 августа и 1 сентября).

   Муссомели известен и своими оригинальными блюдами. Вот несколько простейших рецептов их приготовления.

Замок Фальконара
   Но самой интересной достопримечательностью коммуны Бутера является средневековый замок Фальконара. Он расположен между городами Джела и Ликата. Замок построен на скалистом выступе, уходящем в Средиземное море.

   Первоначально здесь существовало норманнское укрепление, от которого сохранился только фундамент. Самой древней частью существующего замка является массивная квадратная башня, которую построили, предположительно, в 1362 г. тогдашние владельцы этих земель.

   Помимо наблюдательных функций, башня служила хозяевам замка для выращивания и воспитания охотничьих соколов, откуда и произошло название замка (прирученный сокол по-итальянски называется фальконе). В 1392 г. король Мартин Арагонский дарит замок своему приближенному Угоне ди Сантапау. Только после этого началось сооружение новой оборонительной стены и прочих замковых помещений.

   Впрочем, замок столько раз перестраивался, что и от XV в. мало что осталось. В 1540 г. синьор Амброджо ди Сантапау Бранчифорте был удостоен герцогского титула. Он стал первым герцогом Бутеры. Во времена Возрождения замок постепенно лишался крепостного облика, превращаясь в уютное аристократическое владение. Зубцы и башни приобрели чисто декоративный вид. Хотя вплоть до конца XVIII в. замок сохранял одну из своих функций: исправно оповещал окрестных жителей о приближении пиратов и давал убежище некоторой части поселян.

   В начале XIX в. замок перешел к немецкому графу Вилдингу, мужу Катерины Бранчифорте, дочери последнего герцога Бутера, а после смерти графа стал достоянием его брата Эрнеста, которого так напугали волнения 1848 г., что он предпочел уехать на родину, продав замок барону Антонио Кьярамонте Бордонаро. Собственностью этого рода замок является и в настоящее время. Новые владельцы в конце XIX в. начали интенсивную перестройку замка. Прежде всего к нему добавили современный двухэтажный корпус, где теперь располагаются элитные номера для туристов.

   Сохранившиеся замковые помещения также переоборудованы и стилизованы под интерьеры XVIII в. Комнаты и помещения обильно украшены охотничьими трофеями, привезенными хозяевами из африканских сафари. Несмотря на существенные перестройки, замок по-прежнему привлекает многочисленных посетителей. Превосходные виды, чудесное море, а также историческая аура места и близость знаменитой Долины храмов обеспечивают ему постоянную популярность.

   Замок Фальконара расположен вблизи государственного шоссе 115. Он находится в сотне километров от аэропорта Катания и в 200 км от Палермо. До замка нетрудно добраться из Джелы и Ликаты.

Другие замки: Кастеллуччо
   В 10 км от Джелы, на меловом холме, высятся оборонительные стены замка Кастеллуччо. Официально замок называется Швабским (Звево), потому что построен при королях немецкого рода Гогенштауфенов. Правда, по сведениям исторических документов, здесь и при норманнах было какое-то укрепление. Его в 1143 г. подарил аббату монастыря св. Николая граф Симоне ди Бутера. Существующий замок построили в первой половине XIII в. из желтого калькаренита и белого известняка. В следующем столетии замок был владением рода Ансельмо да Моак, а потом оказался в домене арагонских королей.

   В XVII в. Федерико Арагонский вернул замок роду Моак. За многие века существования замок не раз перестраивался, что-то разрушалось, что-то достраивалось, случались пожары, но самый страшный ущерб был ему нанесен 10 июля 1943 г. бомбардировкой при высадке союзников. От замка остались мощные стены и две угловые башни. В одной из башен помещалась цистерна для воды; другая была приспособлена под часовню. В верхней части стен есть отверстия для окон, что позволяет предположить о наличии в былые времена верхних жилых этажей. На уровне первого этажа сохранились фундаменты служебных помещений, конюшен и оружейных складов. В последний раз замок реставрировали в 1988 г.

   Поблизости от Кастеллуччо находятся еще два интересных памятника человеческой истории. В Гроттичелле можно ознакомиться с плотиной, построенной в далеком XVI в. Это – первое гидротехническое сооружение на территории Сицилии.

   Недалеко от плотины, в известняках, вырыта обширная пещера, которую по традиции называют катакомбами. Здесь жили и хоронили умерших первые сицилийские христиане.

Кастельвеккьо
   Замок расположен в коммуне Маддзарино, в средней части провинции. Его обычно называют Старым замком (Кастельвеккьо), хотя официальное название звучит иначе: Кастелло ди Маддзарино, а местные жители величают его просто «Пушкой», поскольку высоко в небо уходит башня идеальной цилиндрической формы, действительно напоминающая старинную пушку. Замок доминирует над городком Маддзарино, располагаясь непосредственно к северу от него. Самое раннее упоминание о «Пушке» относится к 1282–1289 гг., когда Стефано Бранчифорти купил замок, до этого служивший резиденцией графам Маддзарино. Судя по историческим документам, в замке когда-то были четыре цилиндрических башни: в двух из них располагались покои владельцев, две других несли чисто оборонительные функции. Бранчифорти вскоре перебрались в более уютный палаццо, замок опустел и начал медленно разрушаться, несмотря на переделки и реконструкции XIV–XV вв. Постепенно он пришел в нынешнее состояние. Чтобы предотвратить дальнейшее разрушение, в восьмидесятые годы прошлого века замок переоборудовали под театральную сцену с естественной декорацией для исторических пьес. Спектакли различных трупп идут, естественно, в летнее время. Добраться до замка можно по шоссе, идущим из Катаньи и Комизо.

Грассульято (Гарсильято)
   В той же коммуне Маддзарино находится еще один замок: Грассульято, или Гарсильято. На его месте укрепление существовало и в римские, и в византийские времена. Следы древней кладки заметны в сохранившихся фрагментах замка.

   Историки предполагают, что и в более отдаленные века греки и даже сикулы устраивали здесь свои опорные пункты. Но в долгие периоды мира такие временные крепости становились ненужными, дряхлели и разрушались. Только с началом мусульманских нападений на сицилийское побережье снова появилась надобность в укреплениях, охранявших покой земледельцев на плодородной равнине Джелы. Вокруг Грассульято крупных поселений не было. Возможно, поэтому арабы сначала не посчитали нужным строить свою крепость на вершине господствующего над равниной холма. Здесь выросло торговое поселение.

   Замок здесь возродился позже, когда мусульманским владениям начали угрожать норманны. Поэтому, в отличие от многих других замков, Грассульято не стал дворянским гнездом. Арабы окружили стенами селение, административно независимое от центральной власти.

   Норманны, завоевав Грассульято, уделяли большое внимание поддержанию замка в состоянии боевой готовности, что делали и последующие властители Сицилии вплоть до наступления Нового времени. Тогда замки утратили свою роль. А хозяева замка перебрались в соседнюю крепость в Маддзарино. И Грассульято начал медленно, но неуклонно разрушаться. Сейчас от него остались только развалины. Надо сказать, что издали они очень живописны.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Надежда Ионина.
100 великих городов мира

Константин Рыжов.
100 великих изобретений

Евгений Кубякин, Олег Кубякин.
Демонтаж

Игорь Муромов.
100 великих кораблекрушений

Дэвид Бакстон.
Абиссинцы. Потомки царя Соломона
e-mail: historylib@yandex.ru
X