Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Шкаф на балкон
  • Шкафы купе и встроенная мебель Stanley. Производство металлических шкафов
  • shkaf-nabalkon.ru



Алина Ребель.   Евреи в России: самые влиятельные и богатые

Евреи в России XVIII века: от одного до миллиона

   В 1702 г. Петр I издал манифест, приглашавший иностранцев в Россию. Согласно этому документу, иностранным специалистам предлагались выгоднейшие условия работы и проживания. Однако царь оговаривался, что приглашает всех, кроме евреев. Так началась непростая история взаимодействия русских императоров с евреями.

   Хорошо зная отношение к евреям православной церкви, а также предрассудки народа, Петр вынужден был отказаться от сотрудничества с ними.

   В Голландии из уст в уста передавался рассказ о том, как амстердамские евреи просили Петра позволить им переселиться в Россию и даже предлагали за такое разрешение 100 тысяч гульденов аванса. Посредником между евреями и Петром был бургомистр Амстердама Витсен. Однако царь вынужден был с сожалением отказать купцам-евреям.

   «Вы знаете евреев, их характер и нравы, знаете также русских. Я тоже знаю и тех, и других, и поверьте мне: не настало еще время соединить обе народности, – ответил русский царь голландскому бургомистру. – Передайте евреям, что я признателен за их предложение и понимаю, как выгодно было бы им воспользоваться, но мне пришлось бы пожалеть их (переселенцев), если бы они поселились среди русских».

   Сам государь при этом был истинным космополитом. «Для меня совершенно безразлично, крещен ли человек или обрезан, главное, чтобы он только знал свое дело и отличался порядочностью», – признался он однажды в письме к Абраму Веселовскому, двоюродному племяннику Петра Шафирова. Удивляться имени и родственным связям адресата русского царя не стоит. Несмотря на то что он был вынужден из внутриполитических соображений отказаться от приглашения в Россию евреев, евреи-выкресты, которые уже жили в России, были среди самых близких петровских соратников.

   Начал Петр с того, что приблизил к себе сразу нескольких представителей этой национальности, которым удалось при его предшественниках остаться в Москве и избежать выселения. Так в кругах российской аристократии оказались вице-канцлер Петр Шафиров, резидент русского представительства в Амстердаме и Вене А. Веселовский, генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга А. Дивьер и др.

   Петр Павлович Шафиров

   Петр Павлович Шафиров был внуком смоленского еврея Шафира. Его головокружительная карьера при Петре I вызывала удивление и зависть русских соперников. Он был пожалован в действительные тайные советники, произведен в вице-канцлеры, первым получил баронское достоинство. Историки рассказывают, что во время неудачного Прустского похода 1711 г. царь Петр вместе с армией оказался в окружении. На переговоры отправили Шафирова. Турки требовали в обмен на свободу царя и его войска отдать им большие территории. Шафиров сумел уговорить турок взять себе только Азов и отпустить войско с Петром. Но сам остался в Стамбуле заложником. Он пробыл в плену два с половиной года и писал оттуда государю: «Держат нас в такой крепости, что от вони и духа в несколько дней вынуждены будем умереть».

   Порассуждав о смерти, Шафиров добился от турок заключения мира и по возвращении получил от царя высший орден Российской империи – Андреевскую звезду. Далее Шафирова ждали головокружительные почести и жестокое падение.

   После смерти Петра I Сенат обвинил его в утаивании еврейского происхождения и казнокрадстве и приговорил к смертной казни. Но в последний момент Шафирова сняли с эшафота и отправили в ссылку в Сибирь. При Екатерине I ссыльный вернулся в столицу, снова получил место президента Коммерц-коллегии, стал сенатором. Вел переговоры с Персией и Турцией.

   Среди евреев, удивлявших и забавлявших Петра, был, к примеру, Ян д'Акоста, которого в России прозвали Лакостой. Он был потомком евреев-маранов, которые бежали в Португалию от инквизиции. Случайно оказавшись в России, Лакоста так понравился царю, что в 1714 г. был назначен им на должность придворного шута. Он отлично разбирался в Торе и Библии, и царь любил вести с шутом богословские беседы. Все при дворе знали, что Лакоста еврей, но относились к шуту даже с почтением, поскольку царь весьма благоволил ученому шутнику.

   Шут Ян Лакоста

   Анекдоты от Лакосты:

   Однажды глупый придворный спросил Лакосту, почему он разыгрывает из себя дурака. «Конечно, по разным с вами причинам, – ответил шут. – Ибо у меня – недостаток в деньгах, а у вас – недостаток в уме».

   По какому-то делу Лакоста вел долгую судебную тяжбу, обернувшуюся массой намеренных затяжек и проволочек. В один прекрасный день судья сказал ему: «Я не вижу благоприятного для тебя завершения дела». Лакоста тут же протянул ему две золотые монеты и сказал: «Вот вам, сударь, отличные очки!».

   Однако евреям, которые остались верны иудаизму, в Москве при Петре жить не позволялось. Поэтому в столице иудеи встречались редко и только те, которые были полезны лично царю: так, ко двору были допущены Израиль Гирш – финансовый агент государя, поставщик серебра на монетный двор Зундель Гирш, прусский банкир Липман, которому понадобились специальные въездные документы, чтобы попасть в Москву в свите герцога Карла Фридриха.

   Несмотря на официальные запреты на въезд иудеев в Россию, они попадали сюда через границы с Польшей и Литвой. Особенно много евреев в Малороссии. И если основными их занятиями в России были ювелирное дело, торговля и финансовые операции, то в Малороссии, выражаясь современным языком, получил развитие малый бизнес.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Анна Сардарян.
100 великих историй любви

Николай Николаев.
100 великих загадок истории Франции

Алина Ребель.
Евреи в России: самые влиятельные и богатые

Дмитрий Зубов.
Всевидящее око фюрера. Дальняя разведка люфтваффе на Восточном фронте. 1941-1943

Надежда Ионина.
100 великих дворцов мира
e-mail: historylib@yandex.ru