Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Александр Север.   «Моссад» и другие спецслужбы Израиля

Глава 3. Накануне образования Государства Израиль

Период между 1945 и 1948 годами можно было назвать эпохой упущенных возможностей для будущих израильских спецслужб в Европе и в Советском Союзе.

Сразу после окончания Второй мировой войны различные еврейские подпольные организации фактически были хозяевами во многих странах Европы – речь идет о различных операциях, традиционно проводимых спецслужбами, или тех направлениях деятельности, где их участие необходимо. Например, в оружейном бизнесе (в данном случае закупке оружия и боеприпасов для еврейских подпольных вооруженных структур в Палестине). Понятно, что на территории Восточной Европы все подпольные организации были ликвидированы до конца сороковых годов местными органами госбезопасности. Зато в Западной Европе они сами по себе прекратили свое существование к началу пятидесятых годов и «МОССАДу» фактически пришлось заново создавать свою инфраструктуру.

В Советском Союзе единственная официально разрешенная властями структура – Еврейский антифашистский комитет (ЕАК) – поступками своего руководства поставила под вопрос возможность существования аналогичных структур. И дело здесь не в приписываемом Иосифу Сталину антисемитизме, а в стремлении представителей ЕАК проводить собственную национальную политику, которая отличалась от официально провозглашенного интернационализма.

Тайная армия в Европе
После окончания Второй мировой войны на территории Западной Европы оказалось несколько военизированных структур, укомплектованных евреями. Перечислим основные из них.

Еврейская бригада – единственное еврейское национальное воинское соединение в составе союзных войск в годы Второй мировой войны. Являлась частью британской армии. Создана в сентябре 1944 года и была укомплектована евреями-добровольцами. Командиром бригады был назначен канадский еврей, бригадный генерал Эрнест Франк Бенджамин. В состав бригады входили: три пехотных батальона, артиллерийская батарея, саперная рота, рота связи, транспортная рота, медицинская рота и другие вспомогательные подразделения. Всего через еврейские соединения, воюющие на стороне западных союзников, за годы войны прошло около 30 000 добровольцев. После окончания войны в июле 1945 года бригада была переброшена в Бельгию и Голландию. В июне 1946 года, когда усилились разногласия между правительством Англии и еврейским населением Палестины, британские власти расформировали Еврейскую бригаду.

«Еврейская армия» («Арме Жюив») была сформирована в Тулузе в 1941 году. Ее создатели поставили себе целью организовать армию, составляющую часть общееврейских вооруженных сил (под началом «Хаганы»), которые после войны совместно с великими державами будут решать судьбу Земли Израиля. Для этого они собирались переправлять боеспособную еврейскую молодежь в нейтральную Испанию, откуда бойцы могли бы доплыть до Палестины. Одним из лидеров «Арме Жюив» был русско-еврейский поэт Давид Кнут. Как и другие подпольные еврейские организации, «Арме Жюив» начала с помощи заключенным в лагерях. Только в 1942–1943 годах она стала переправлять сионистски настроенную молодежь в Испанию. В 1944 году «Еврейская армия» полностью влилась во французское партизанское движение. В этот момент в ней состояло около 2 тыс. человек.

Отдельные еврейские партизанские отряды, которые в 1944 году начали оперировать в департаменте Тарн (Франция).

Уцелевшие подпольные организации сионистов:

«Союз мстителей» – в нее входило около 150 человек, которые поставили главной целью своей жизни отомстить нацистам за уничтожение евреев. Организация оперировала на территории Австрии и Германии и ликвидировала тех, кого считала причастным к холокосту.

Организация «Бриха» – название, закрепившееся за подпольной организацией, созданной в 1944–1945 годах уцелевшими после холокоста членами движений халуцианской молодежи (сторонники заселения и освоения земель в Палестине) в Восточной Европе, целью которой была переправка евреев из стран Восточной Европы на побережья Средиземного и Черного морей для дальнейшей отправки их в подмандатную Палестину.

По предложению Давида Бен-Гуриона (будущий первый премьер-министр Израиля) бойцов этих организаций было решено использовать для организации отрядов самообороны на территории Европы для защиты евреев от погромов, сбора информации о происходящем в странах Восточной Европы и создания инфраструктуры, которую можно использовать для решения различных задач.

На практике это означало, что евреев – местных жителей просили не спешить с отъездом в Палестину, а послужить своей родине здесь. Другой способ – не допустить отправки в Палестину бойцов Еврейской бригады. Так, вместо 160 бойцов этого соединения (умевших обращаться с холодным и огнестрельным оружием) из Европы уехали совсем другие люди – мирные жители [135].

Первые результаты этой политики начали ощущаться очень скоро. Например, в мае 1946 года будущий высокопоставленный сотрудник израильских спецслужб Амнон Йона был направлен в Восточную Европу с задачей организации отрядов самообороны. Вот как он охарактеризовал деятельность «Бриха»:

«С момента прибытия в Прагу я столкнулся с явлением, которое поначалу меня поразило, хотя со временем я к нему привык и воспринимал как само собой разумеющееся, – необычное ощущение безопасности, которое передавалось мне от людей группы «Бриха». Все мы знали, что в Европе имеется великолепно организованная и необычно эффективная ячейка, которая позаботится о каждом, поможет выполнить любое задание, обеспечит ему способы передвижения, ночевку, а в случаи опасности – пути к отступлению и надежное укрытие. Короче, как мы говаривали в шутку, мы прямо-таки царили в Европе.

Во главе «Брихи» стоял тогда Эфраим Декель (Карснер). Группа опиралась вначале на опыт и связи членов Европейской бригады, а затем получила поддержку Джойнта [136], который предоставлял в ее распоряжение свои транспортные средства, а люди Джойнта помогли группе наладить работу в условиях царившего в Европе послевоенного хаоса…

Если бы не пионерная деятельность членов Еврейской бригады, эмиссаров из Палестины и работников «Брихи», вряд ли нам удалось бы осуществить те задачи по организации алии (эмиграции в Палестину. – Прим. авт.), по приобретению оружия и боеприпасов и по диверсионным актам…» [137].

К началу пятидесятых годов все названные выше структуры (за исключением Джойнта) прекратили свою деятельность в Европе, и поэтому израильским спецслужбам пришлось фактически заново налаживать оружейный бизнес и диверсионные акты («точечные ликвидации» лидеров арабских террористов). Подробно об этом будет рассказано в следующих главах.

Дело Еврейского антифашистского комитета
В конце предыдущей главы данной книги мы процитировали документ, который свидетельствует о том, что вектор противостояния между Государством Израиль и Советским Союзом был обозначен в начале Второй мировой войны. Тогда чекисты обвинили различные еврейские национальные организации в антисоветской деятельности. Возможно, репрессированных в то время «сионистов» и «бундовцев» обвинили бы еще и в шпионаже в пользу Государства Израиль, но последнего не существовало на политической карте, и мало кто верил, что оно появится в ближайшие годы.

Обвинения в шпионаже, а точнее, в передаче иностранным государствам (в первую очередь США) сведений, составляющих государственную или военную тайну, начали звучать после окончания Великой Отечественной войны. Об этом не принято говорить, но вероятность начала Третьей мировой войны до середины пятидесятых годов была очень велика.

Во-первых, СССР был очень сильно ослаблен в результате войны (и требовалось время для восстановления промышленности, транспортной инфраструктуры, людских ресурсов и т. п.).

Во-вторых, ядерный щит и меч только создавался. Поэтому США в первые послевоенные годы имели пусть небольшое, но преимущество в военной сфере.

Поэтому любые действия граждан СССР, которые чекисты могли квалифицировать как антисоветскую деятельность, или передача за «железный занавес» информации, которая могла ослабить обороноспособность страны, пресекались очень жестко и решительно. Типичный пример – «Дело Еврейского антифашистского комитета (ЕАК)». Более того, аналогичные обвинения (антисоветская деятельность и передача секретных сведений иностранным государствам) выдвигал КГБ против различных организаций (действующих как внутри страны, так и за ее пределами), выступавших за свободный выезд из СССР евреев-«секретносителей» (лиц, имевших допуск к работе со сведениями, составляющими государственную или военную тайну). О последних мы подробно расскажем в главе, посвященной научно-технической разведке, а сейчас краткая история ЕАК.

С делом Еврейского антифашистского комитета не все так просто и однозначно. Иосифа Сталина и членов Политбюро, а не чекистов, как это считают многие, он начал раздражать не своим национальным составом, а своими делами.

«Еврейский антифашистский комитет в СССР (ЕАК) начал свою деятельность в апреле 1942 года. Официального решения партийных и советских органов о создании Комитета и его функциях не было. По заявлению руководства EAK, задача Комитета определялась устными указаниями тт. Щербакова и Мануильского [138] и заключалась в мобилизации еврейского населения за рубежом на борьбу против фашизма и в пропаганде достижений СССР в зарубежной печати» [139]. Осенью 1945 года начальник Агитпропа ЦК ВКП(б) Г. Ф. Александров после проведения проверки Совинформбюро (формально оно подчинялось МИДу), в чью структуру входил ЕАК, предложил с 1 октября 1945 года прекратить деятельность этих организаций, так как после окончания Великой Отечественной войны надобность в них отпала. Иосиф Сталин согласился лишь частично с чиновником из ЦК ВКП(б). Совинформбюро было переподчинено ЦК ВКП(б), а 1 августа 1946 года ЕАК был переподчинен Отделу внешней политики ЦК ВКП(б). В ноябре 1946 года Михаил Суслов, который возглавлял Отдел внешней политики, направил в секретариат ЦК ВКП(б) предложение о закрытии ЕАК.

В этом документе впервые были озвучены основные обвинения в адрес руководства ЕАК. В частности, автор указывал:

«Основной порок в деятельности Еврейского антифашистского комитета в настоящее время состоит в том, что она приобретает все более националистский, сионистский характер и объективно способствует усилению еврейского реакционного буржуазно-националистического движения за границей и подогреванию националистических, сионистских настроений среди некоторой части еврейского населения в СССР. Практическая деятельность Еврейского антифашистского комитета выражается в посылке статей в еврейскую зарубежную прессу и в поддержании связи с различными еврейскими организациями за границей. При этом как содержание посылаемых ЕАК за границу статей и материалов, так и характер связей Комитета с зарубежными еврейскими организациями ограничивается вопросами жизни евреев в СССР и за рубежом…

Все еврейское, вплоть до талмуда и библии, выпячивается и пропагандируется. Все нееврейское замалчивается. Такова общая линия пропаганды Еврейского антифашистского комитета за границей. Совершенно очевидно, что такого рода «пропаганда» льет воду на мельницу буржуазного сионизма и наносит политический ущерб СССР. Она поставляет материал для зарубежных еврейских организаций, помогая им в пропаганде сионизма, реакционных взглядов об особой и единой еврейской нации. С другой стороны, Еврейский антифашистский комитет своими статьями и материалами за границу, создавая ложное представление о советской действительности, в которой будто бы ведущая роль принадлежит евреям, дает пищу для антисоветской пропаганды, клеветнически отождествляющей все советское с еврейским…» [140].

Отметим, что все обвинения носили идеологический характер и никакого отношения к деятельности советских органов госбезопасности они не имели. Чекисты занялись ЕАК лишь в 1948 году. В декабре 1948 года министр госбезопасности Виктор Абакумов обратился к руководству страны:

«Докладываю, что при роспуске Еврейского антифашистского комитета и закрытии газеты «Эйникайт» Министерством Государственной Безопасности СССР были изъяты материалы, свидетельствующие о том, что комитет и его руководители, установив широкие связи с различными зарубежными и главным образом американскими еврейскими организациями, проводили враждебную Советскому Союзу работу.

Из материалов видно, что Еврейский антифашистский комитет был связан с реакционными еврейскими организациями в Америке: исполкомом Всемирного еврейского конгресса, обществом «Джойнт», руководители которых ВАЙС и РОЗЕНБЕРГ действуют по заданию американской разведки, буржуазной еврейской организацией «Хаяс» [141], масонским братством «Бней Брис» (так в тексте, правильно – «Бней Брит». – Прим. авт.) и «Бней Авраам» [142], еврейским конгрессом Англии и Канады, еврейским национальным советом Палестины «Ваад Леуми» [143] и др.».

Не будем заниматься оценкой политической деятельности перечисленных выше организаций. Отметим лишь, что чекисты не без оснований подозревали представителей этих структур в связях со спецслужбами и правительственными учреждениями западных стран. В мире началась «холодная война», поэтому повышенная бдительность не помешает. Хотя грехи у ЕАК были куда серьезнее, чем просто «неразборчивые» связи с Западом. Речь идет об умышленном разглашении сведений, составляющих государственную тайну, и передаче их за рубеж.

«Имеется ряд документов, исходящих от руководящих органов этих организаций, в которых запрашивается от Еврейского антифашистского комитета политическая и экономическая информация о Советском Союзе.

Отвечая на эти запросы, руководство Еврейского антифашистского комитета под предлогом показа усилий евреев в Отечественной войне и в послевоенном строительстве в ряде случаев направляло в Америку, Англию, Канаду и Палестину материалы, в которых разглашались сведения экономического характера, представляющие государственную тайну. В качестве авторов таких материалов использовались некоторые корреспонденты газеты «Эйникайт» на местах, а также обрабатывалась советская пресса.

Так, например, в статье «Достижения советских строителей», направленной в 1946 году в Нью-Йорк, Тель-Авив и Торонто, дается перечень восстанавливаемых предприятий и новостроек…

В статье «Первые плоды мирного труда», направленной в Нью-Йорк, Тель-Авив, Торонто, Монтевидео и др., указывается, что за годы войны и послевоенные месяцы вступил в строй ряд новых заводов…

В статье «Разведчики» подробно описывается Кузнецкий угольный бассейн, приводятся цифры запасов угля, глубины залегания; указываются данные о строительстве энергетических предприятий (Енисейстрой), проект, мощность которого, как сообщает автор, втрое превысит мощность Днепрогэса. В многочисленных статьях о Биробиджане сообщаются подробные сведения об экономике области, новостройках, полезных ископаемых…

В статье «Евреи в Орске» называются имена евреев – инженерно-технических работников предприятий Орска, сыгравших «значительную» роль в промышленности, и в то же время перечисляются промышленные предприятия Орска: «Здесь выросли огромный никелевый комбинат, заводы имени Чкалова, механический, металлических конструкций, сельскохозяйственного машиностроения и строительных материалов. В Орске по плану пятилетки строится завод тяжелого машиностроения, не уступающий по масштабу Краматорскому и Уральскому заводам тяжелого машиностроения. За пять лет работы завод может полностью оснастить оборудованием металлургический комбинат типа Магнитогорского. Впервые в СССР в районе Орска открыто силикатное, никелевое месторождения. Здесь обнаружена известь, гипс, доломиты, огнеупорные глины. Все это является надежной сырьевой базой для новостроящегося Орско-Халиловского металлургического комбината».

Нужно учитывать тот факт, что при Иосифе Сталине страна находилась за «железным занавесом», и в Лондоне и Вашингтоне не знали места расположения, мощности и т. п. гигантов советской индустрии. А ведь эта информация очень интересовала западных военных. Им она требовалась для разработки планов нанесения ядерных ударов по крупнейшим советским промышленным центрам. А тут такой царский подарок.

«Из материалов также видно, что Еврейский антифашистский комитет отстаивал «особые права» евреев на получение дарственного имущества, поступавшего во время войны из-за границы, и требовал от советских органов участия представителей комитета в распределении имущества.

МИХОЭЛС, ФЕФЕР и писатель БЕРГЕЛЬСОН в связи с предложением ассоциации еврейских писателей Канады об оказании помощи еврейским писателям, проживающим в СССР, направили ответное письмо, в котором указывали: «С благодарностью принимаем Ваше предложение. Было бы целесообразно из намеченного Вами количества посылок половину посылать по индивидуальным адресам, которые мы Вам сообщим, и половину – по адресу Еврейского антифашистского комитета для распределения среди остальных писателей по его усмотрению».

Далее в докладе министра госбезопасности Абакумова идет подробное описание деятельности ЕАК внутри страны, начиная от продвижения идеи создания «Еврейской советской республики» на территории… Крыма («Создание еврейской автономной республики в Крыму отвечало бы самым глубоким чаяниям еврейских масс») и заканчивая, например, изданием в Киеве газет и журналов на еврейском языке, организации специальных магазинов для продажи еврейской литературы, возобновления работы издательства, организации еврейских библиотек и театров, периодической радиотрансляции на еврейском языке и т. д.».

По утверждению Абакумова, руководство ЕАК начало выступать «с различными проектами по вопросу создания еврейской республики на территории Советского Союза» после возвращения из поездки по США.

Во время обыска в помещениях ЕАК было изъято множество документов, которые согласно действующему тогда закону были квалифицированы как «антисоветские». Сразу же после их получения сотрудники ЕАК должны были их сдать в МГБ, а не хранить на рабочем месте.

«Ни один из обнаруженных документов антисоветского характера не был направлен руководством Еврейского антифашистского комитета в соответствующие советские органы для установления и проверки авторов. Кроме того, в Еврейском антифашистском комитете, а также в газете «Эйникайт» было изъято свыше трех тысяч различных книг на еврейском языке, а также большое количество журналов и газет, полученных из-за границы. Среди частично просмотренных книг обнаружено значительное количество литературы антисоветского содержания…»

На основании всего вышеизложенного министр госбезопасности Виктор Абакумов сделал такой вывод:

«Таким образом, обнаруженные при роспуске Еврейского антифашистского комитета документы подтверждают имеющиеся в МГБ СССР агентурные материалы и показания арестованных еврейских националистов о том, что комитет во главе с МИХОЭЛСОМ, ФЕФЕРОМ и другими, по существу, превратился в антисоветский центр, который, ориентируясь на Америку, проводил в СССР подрывную работу.

МГБ СССР продолжает изучение материалов, изъятых в Еврейском антифашистском комитете» [144].

О странной с позиции человека, воспитанного с позиции интернационализма, а не иудаизма, деятельности ЕАК свидетельствуют и другие факты.

Во время Великой Отечественной войны в советском обществе вновь возникла проблема бытового антисемитизма. Одна из причин – массовое перемещение евреев по стране. Сначала они уходили с запада на восток, спасаясь от немецкой оккупации, а затем начался обратный процесс – они возвращались домой. Можно назвать три причины их конфликтов с местными жителями.

Во-первых, вечный «жилищный вопрос». Приезжим где-то надо было жить, поэтому происходил процесс «уплотнения» – это когда в квартиру власти вселяют еще несколько семей. Добавьте к этому проблему хозяев квартир, находящихся в эвакуации. Они возвращаются и обнаруживают, что их жилье кем-то занято, причем на законных основаниях. В роли «лишенцев» могли оказаться сами евреи или представители других национальностей [145].

Во-вторых, стремление эвакуированных евреев трудоустроиться в систему торговли, снабжения, учреждения советской власти и культуры [146]. Причем эта ситуация была типична не только для республик Средней Азии или Сибири, но и Москвы.

Если говорить о сфере культуры, то, по мнению чиновников из Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б), в августе 1942 года там сложилась специфичная ситуация. Например, в «Большом театре Союза ССР, являющемся центром и вышкой русской музыкальной культуры и оперного искусства СССР, руководящий состав целиком нерусский». Исполняющий обязанности директора и главный дирижер – евреи. Из четырех дирижеров – два еврея, один армянин и один русский. Иудеи также художественный руководитель балета, заведующие хором и оркестром, главные концертмейстер и администратор.

Еще хуже, по мнению чиновников, обстояло дело с подготовкой музыкальных кадров. Например, в Московской государственной консерватории директор и его заместитель – евреи. Поэтому все «основные кафедры в консерватории (фортепьяно, скрипка, пение, история музыки) находятся… понятно, в чьих руках. А в Ленинградской государственной консерватории в руководстве только один русский – и то заместитель начальника. Можно говорить о преобладании лиц с нерусскими фамилиями как среди критиков, так и среди заведующих отделов литературы и искусства центральных газет, начиная от «Правды» и заканчивая «Вечернею Москвой» [147].

Третья причина – стремление отдельных высокопоставленных евреев помочь исключительно своим собратьям. Яркий пример – деятельность ЕАК.

Для многих эта организация ассоциируется с двумя историческими событиями: предложением руководителей ЕАК создать в Крыму Еврейскую автономную республику и убийством руководителя этого комитета сотрудниками госбезопасности по приказу Иосифа Сталина. О первом событии пишут крайне редко и мало, зато второе отдельные авторы смакуют достаточно подробно и эмоционально.

Начнем с проекта создания Еврейской автономной республики на полуострове Крым.

План изначально был нереален из-за множества причин. Сейчас сложно сказать, знали или нет об этом его разработчики или они, вдохновленные процессом создания Государства Израиль, решили пойти тем же путем. В случае успеха им бы достались не только лавры победителей, но и возможность занять руководящие должности в новой республике.

Во-первых, шла война и заниматься переселением и обустройством нескольких миллионов евреев никто бы не стал. Ведь речь шла не просто о переезде из пункта «А» в пункт «Б» сотен тысяч людей со своим имуществом, но и об их обустройстве на новом месте. Опыт реализации похожих проектов был у органов госбезопасности, когда насильственно депортировали отдельные народы, и у партийных органов – эвакуация в первые месяцы войны. Если бы Москва приняла такое решение, то возникли бы проблемы со снабжением Красной Армии – количество транспортных средств и пропускная способность магистралей ограниченны.

Во-вторых, звучит цинично, но члены ЕАК «страшно далеки были от народа». Маловероятно, что большинство евреев покинули бы места постоянного проживания и поехали бы неизвестно куда. Да, они мигрировали по стране, сначала на Восток – спасаясь от немцев, а затем возвращались обратно – туда, где жили до войны, или селились в крупных населенных пунктах.

В-третьих, после депортации крымских татар кому-то нужно было заниматься сельским хозяйством – в первую очередь обслуживать многочисленные виноградники и фруктовые сады. Поэтому в Крым начали активно отправлять украинцев, русских, белорусов – тех, кто привык работать в сфере сельского хозяйства. Чем бы там занимались несколько миллионов евреев – непонятно. Все попытки советской власти «приучить» их к крестьянскому труду были, мягко говоря, не очень успешными. Сфера науки, культуры, управления, торговли и другого интеллектуального труда – здесь все великолепно, а вот с тяжелым физическим трудом – ну не получалось.

В-четвертых, в Москве понимали – создание новой автономной республики может стать миной замедленного действия. Если бы она была создана, то на территории Советского Союза появилась республика, где проживали исключительно представители одной национальности, которая жила по своим, иудейским, законам. Для наглядности представьте, что «филиал» Израиля существует на территории Крымского полуострова. Странная ситуация для интернационального Советского Союза? В годы «холодной войны», да и сейчас Тель-Авив и Вашингтон связывают не только партнерские, но и дружеские отношения. Несложно представить, какую опасность представляла бы для СССР Еврейская автономная республика.

Кто-то может возразить: а чем евреи хуже, чем латыши или узбеки? У тех ведь были свои союзные республики! Да, были, но они, если не углубляться в историю, возникли на основании существовавших до Октябрьской революции государств или мест их компактного проживания, где присутствовали элементы системы управления. У евреев таких элементов в начале прошлого века не было.

Хотя ЕАК «прославился» не только этой инициативой, но и активной помощью представителям одной нации. И это происходило в государстве, где официально и фактически проводилась политика интернационализма. А любая попытка дестабилизировать обстановку во время «холодной войны» при Сталине жестко и решительно пресекалась.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сюмпэй Окамото.
Японская олигархия в Русско-японской войне

Дмитрий Самин.
100 великих архитекторов

Александр Игоревич Ермаков.
Великие полководцы. 100 историй о подвигах и победах

Николай Николаев.
100 великих загадок истории Франции

Рудольф Баландин.
100 великих богов
e-mail: historylib@yandex.ru