Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Александр Север.   «Моссад» и другие спецслужбы Израиля

Заключение

   Об операциях израильских спецслужб в сфере научно-технической разведки известно немного. Одна из причин – нежелание признавать тот факт, что военно-промышленный комплекс Земли обетованной в годы «холодной войны» активно использовал иностранные технологии – полученные, скажем так, не совсем законным путем.
   В качестве примера можно указать на такой эпизод в истории американо-израильских отношений. В конце 2004 года Вашингтон обвинил Тель-Авив в том, что его официальные представители в США занимались промышленным шпионажем, а также пытались добыть секретную технологическую информацию. В частности, ФБР утверждало, что израильские дипломаты и другие представители Израиля, посещая в рамках своих официальных миссий предприятия, воинские подразделения и выставки военной техники в США, пытались собирать секретные данные об американских технологиях.
   Как на это обвинение среагировал Тель-Авив? Он не стал оправдываться, а просто приказал своим дипломатам, военным атташе, представителям оборонной промышленности не оказывать давления на источники информации, прекратить попытки добывать сведения особо деликатного характера по неофициальным каналам и т. п. [426]
   Никаких подробностей того, кто и как из жителей Земли обетованной пытался добыть американские секреты, СМИ не сообщили.
«Миражи» из мусорной корзины
   В середине шестидесятых годов ВВС Израиля столкнулись с проблемой отсутствия запчастей для истребителей «Мираж III». Эти самолеты составляли основу боевой истребительной авиации этой страны. Поэтому поломка одного узла приводила к тому, что самолет бесполезно стоял на аэродроме. Франция, правда, специально для Израиля начала разработку «Миража S», но в 1968 году было наложено эмбарго, и поэтому все самолеты были переадресованы во французские ВВС. Первый опытный образец поднялся в воздух в мае 1967 года [427].
   Поэтому Израилю требовалось решить две задачи. Во-первых, организовать производство запчастей и ремонт на собственной территории. Во-вторых, создать свою модель истребителя, чтобы больше не зависеть от Франции. При этом нужно отметить, что «Мираж III» стоил значительно дешевле, чем, например, американские аналоги. Да и его техническое обслуживание требовало значительно меньше ресурсов, чем, например, у американских «крылатых машин». Для этого требовалось всего лишь… добыть полный комплект технической документации.
   «Миражи III» собирали в самой Франции, Австралии и Швейцарии. Проводить операцию на территории первого государства было очень опасно. Если бы произошел «провал», а так оно и получилось, то Тель-Авив лишился бы политической и технологической поддержки Парижа. В Австралии у израильской разведки не было мощной агентурной сети. Поэтому оставалась только Швейцария.
   В Швейцарии компания «Шульц энд бразерз» занималась производством авиационных двигателей для французских «Миражей», из ввозимых из Франции комплектующих осуществляла сборку истребителей, и эти самолеты состояли на вооружении швейцарских ВВС. Израильской разведке удалось завербовать сотрудника этой компании инженера Альфреда Фрауенкнехта, швейцарского немца по национальности. До сих пор неизвестно, почему этот человек согласился сотрудничать с иностранной разведкой. Согласно одной версии, таким образом, он избавился от чувства вины немца перед евреями за холокост. При этом сторонники этой версии не учитывают тот факт, что Фрауенкнехт был швейцарским немцем, а не жителем Германии. Другая версия звучит куда правдоподобнее. Инженер был недоволен своим начальством и таким способом решил отомстить. Также указывают на материальный мотив – Фрауенкнехт решил заработать.
   Первый шаг сделал полковник Дов Сион, военный атташе Израиля в Париже. Он несколько раз встретился с Фрауенкнехтом, оценивая возможность его вербовки. Затем к переговорам подключились сотрудники «МОССАДа».
   В апреле 1968 года полковник Цви Аллона, разведчик, работавший «под крышей» парижского посольства, и полковник Нехемия Хаим встретились с инженером в цюрихском отеле «Амбассадор» и попросили найти возможность для поставок. Фрауенкнехт обещал сделать все возможное и известить о ходе дела. И в самом деле, через пару месяцев он позвонил в Париж, разыскал Аллона и предложил срочно встретиться. Разговор произошел в Цюрихе, в кафе в Видердорфе. Фрауенкнехт заявил, что поиск и вывоз отдельных запчастей – занятие бесперспективное и нужно сразу брать всю документацию. Правда, ее объем – железнодорожный вагон.
   Неизвестна точная сумма, которую Фрауенкнехт запросил за свои услуги. Чаще всего называют 200 тысяч или один миллион долларов США. Вне зависимости от размера платежа Израиль сэкономил огромную сумму на официальной покупке (при условии, что Франция согласится на такую сделку) комплекта документации.
   Фирма «Шульц энд бразерз» располагала полным комплектом чертежей, и Фрауенкнехт имел к ним доступ. Но тайное копирование или хищение было практически невозможно из-за огромного объема работы, да и нежелательное внимание службы безопасности Швейцарии тоже нельзя было игнорировать. Инженер придумал блестящий план: он предложил руководству своей фирмы перевести все чертежи на микропленки, поскольку в тот период выпуск самолетов был приостановлен на неопределенное время, а кальки, занимающие значительные площади в административном здании, уничтожить. Это и в самом деле обещало полумиллионную экономию, и руководство фирмы – эти самые Шульц с братьями – радостно согласилось на это и даже выделило Фрауенкнехту небольшую премию.
   Служба безопасности санкционировала акцию при условии присутствия ее представителя на городской мусоросжигательной станции. Кроме того, служба безопасности достаточно строго контролировала процесс микрофильмирования, так что шансы сделать копию микропленки были невелики. В порядке обеспечения полной безопасности были заказаны специальные контейнеры-ящики для перевозки чертежей, выделена специальная машина (микроавтобус «Фиат») для перевозки от секретной комнаты, где производилось копирование, до станции. Контролер от СБ участвовал во вскрытии каждого ящика на мусоросжигательной станции, убеждался, что там действительно чертежи, и подписывал акт, лишь когда последний листок исчезал в пламени. Казалось бы, схема отработана тщательно и исключала всякие неожиданности.
   Но водителем «Фиата» был назначен, по протекции, двоюродный брат Альфреда. Сам же Фрауенкнехт арендовал гараж на полпути к станции, в Винтертур; заказал в той же фирме, что и компания «Шульц энд бразерз», дюжину точно таких же контейнеров и в качестве последнего штриха за бесценок закупил в Швейцарском федеральном патентном агентстве целую гору чертежей, срок хранения которых по тем или иным причинам истек.
   В выходной день братья заполняли ящики старыми чертежами, затем уже в ходе процедуры «освобождения помещений фирмы», после выполненного по всем нормам безопасности микрофильмирования, по дороге фургончик заворачивал в гараж; чертежи самолета выгружались прямо в ящиках-контейнерах, и на их место ставили заготовленные заранее. Операция подмены занимала не больше пяти минут – никто не отмечал такую малую задержку. На мусоросжигательной станции у контролера СБ не было ни стремления, ни квалификации вникать в сотни чертежей (разовая недельная «порция» составляла около 50 килограммов чертежей на кальках).
   Спасенные от пламени чертежи Фрауенкнехт передавал израильским разведчикам, которые «окружным» путем (через Германию и Италию) отправляли их в Тель-Авив.
   Обман раскрылся в конце сентября 1969 года, когда двоюродные братья и сотрудник израильской разведки отмечали подмену последнего ящика с документацией. Израильтянину удалось сбежать, а вот братьям пришлось объяснять полиции, почему секретные документы не были уничтожены.
   В апреле 1971 года суд приговорил Альфреда Фрауенкнехта к четырем годам тюремного заключения за шпионаж [428].
   На основе добытой разведкой технической документации было построено 57 самолетов «Нешер», из них 39 позже были переданы Аргентине и получили название «Даггер». В дальнейшем на основе «Миража III» специалисты фирмы IAI создали истребитель «Кфир» [429].
Захват образцов советской военной техники
   В ночь на 27 декабря 1969 года была проведена операция «Тарнеголь-53» («Петух-53»). Ее цель – захват на территории Египта советской РЛС (радиолокационная станция) П-12 («Енисей», «Spoon Rest») [430]. По утверждению израильских журналистов, на территории Египта данная модель РЛС была единственной. Первоначально ее просто планировалось разбомбить, но кто-то предложил ее похитить и доставить в Израиль.
   Отметим сразу, что в Советской Армии в шестидесятые годы были приняты на вооружение многочисленные усовершенствованные модификации П-12 (П-12М «Енисей-М»; П-12МП «Сдвиг-К»; П-12МА «Сдвиг-2К» и многие другие), поэтому большого ущерба данная операция Советскому Союзу нанести не смогла. Чего не скажешь о Египте и других арабских странах, куда поставлялась советская устаревшая военная техника.
   РЛС П-12 располагалась в 10 км от Рас-Аараб на западном берегу Суэцкого канала и была профессионально замаскирована. Вокруг нее не было никакой наземной или противовоздушной обороны, не было следов перемещений людей или автотранспорта. Сама РЛС была замаскирована под два огромных бедуинских шатра.
   Израильской разведке удалось выяснить следующее:
   «Локатор состоял из двух вагончиков на грузовиках «ЗиЛ». «Оперативный» вагончик был главным и самым тяжелым – в него входили офис, дисплеи и аппаратура слежения. Во втором вагончике находился двигатель, вращающий находящуюся на крыше антенну. Ее длина была 12 метров, и она напоминала множество соединенных домашних ТВ-антенн. Ни средств ПВО, ни заборов, ни окопов вокруг объекта на снимках видно не было. Кроме двух вагончиков, обнаружены были два генератора, бункер, палатка и бочонки с бензином. На месте находилось предположительно 20 человек – 8 из них обслуживали сам локатор, 12 – подсобные рабочие.
   Разведка сообщала о возможности нахождения вооруженной охраны в нескольких километрах от цели – египетский пехотный батальон занимал позиции неподалеку (6–7 км), и в его распоряжении были замечены двенадцать 120-мм минометов и множество автотранспорта. Около «ложного» локатора была батарея ПВО – 6 37-мм орудий, 6 23-мм орудий, 25 зенитных пулеметов. И, наконец, разведка сообщила о повышении боеготовности египетских частей в этом районе – после обнаружения ими активности израильской разведывательной авиации».
   На основе этих сведений можно было готовить спецоперацию. Ее предварительный план был разработан начальником оперативного отдела штаба ВВС генерал-майором Давидом Иври. Операция получила кодовое название «Тарнеголь-53» («тарнеголь» – петух).
   Общее руководство операцией было поручено генерал-майору Рафаэлю Эйтану, курировавшему в то время в Генштабе вопросы, связанные с пехотными и десантными частями. Рафуль выбрал для исполнения 50-й десантный батальон НАХАЛ, входящий в состав 35-й парашютно-десантной бригады полковника Хаима Наделя, и разведроту этой бригады («саерет-цанханим») [431].
   Спецназ в район расположения РЛС был тайно переброшен на вертолетах и десантирован в нескольких километрах от объекта. Затем последовал штурм объекта (при этом египтяне, не считая выстрела часового, не оказали сопротивления нападавшим). Два вагончика РЛС и техническая документация были загружены на два вертолета и доставлены на территорию Израиля.
   Добыча была тщательно изучена в лабораториях ВВС, что «позволило яснее понять советскую техническую концепцию ПВО и создать необходимые средства электронной защиты самолетов. Позже локатор был предоставлен американцам…» [432].
Угоны советских истребителей
   После того как СССР начал поставлять большие партии истребителей «МиГ-21» в арабские страны, а также обучать пилотов, командование ВВС Израиля решило добыть образец нового самолета, а также получить в свое распоряжение летавшего на ней пилота.
   Работавшая в Египте разведывательная группа Джона Леона Томаса попыталась завербовать молодого офицера ВВС Хуана Карлоса. Ему предложили миллион американских долларов за угон в Израиль или на Кипр «мига», но Карлос предпочел рассказать о попытке вербовки египетским контрразведчикам. В результате Томас был схвачен и затем казнен. Один из выводов, который был сделан в разведывательном сообществе из этой неудачи, заключался в необходимости тщательнее анализировать личности кандидатов на вербовку.
   Было предпринято несколько неудачных попыток завербовать пилотов ВВС арабских стран. Возможно, что одна из причин – потенциальные изменники не были уверены, что они сумеют благополучно преодолеть систему ПВО собственных стран и по ошибке не будут сбиты израильскими силами ПВО.
   В 1964 году капитан египетских ВВС Махмуд Аббас Хилми, недовольный тем, что ему приказали бомбить мирное население в Йемене, перелетел в Израиль на учебно-тренировочном самолете «як», который не представлял особого интереса для тех, кто хотел заполучить боевой самолет. Конечно, капитану Хилми устроили в Израиле теплый прием. Сообщенная им информация существенно пополнила сведения «Амана» по ВВС арабских стран. Правда, обещанный за доставку «мига» миллион долларов не заплатили, но все равно предоставили политическое убежище и средства к существованию.
   Дальнейшая судьба перебежчика сложилась трагически. Он не смог приспособиться к жизни в Израиле и переселился в Южную Америку. В Буэнос-Айресе Хилми совершил несколько роковых ошибок. Прежде всего, он отправил открытку своей матери в Египет. Открытка, разумеется, была перехвачена египетской контрразведкой, которая таким образом узнала, где скрывается перебежчик. Потом он сблизился с одной египтянкой, с которой познакомился в ночном клубе. Увлекшись ею, он согласился пойти к ней домой. Там его уже ждали египетские контрразведчики. Летчика скрутили, доставили в посольство, а затем как «дипломатическую почту» отправили в Египет. Там он был признан виновным в измене и расстрелян [433].
   Все же израильским спецслужбам удалось получить образец самолета МиГ-21. Кодовое название этой операции, по данным из одних источников, «Пенициллин», а по другим – «Операция 007». Вот как это произошло. В 1965 году свои услуги «МОССАДу» предложил живший в Ираке пожилой еврей Джозеф Максур. Он был слугой в доме летчика иракских ВВС Мунира Редфа. Он за 500 тыс. фунтов стерлингов (причем не для себя, а для семьи Редфа, где он служил всю жизнь) и возможность вывезти клан хозяев (не только семья летчика, но и все его родственники – бабушки, дедушки, дяди и т. п.) обязался уговорить Мунира Редфа перегнать из Ирака в Израиль МиГ-21. И ему это удалось.
   В 1966 году в Париже с Муниром Редфа встречался командир разведывательного подразделения ВВС Зеэв Лирон, который и до этого выполнял различные поручения «МОССАДа», оставаясь при этом офицером Военно-воздушных сил. Из Парижа летчика тайно переправили в Израиль, где он со специалистами обсудил детали предстоящего перелета. После этого все его родственники были тайно вывезены из Ирака. А 16 августа 1966 года Мунир Редфа посадил МиГ-21 на один из израильских военных аэродромов [434].
   11 октября 1989 года на небольшом аэродроме Мегиддо на севере Израиля приземлился МиГ-23 сирийских ВВС. Данная модель была уже известна (она поставлялась арабам с 1973 года), но содержала ряд существенных доработок в электронной «начинке» и потому представляла интерес как для израильских, так и для американских ВВС. Майор сирийских ВВС Мухаммад Бассам Адель за несколько лет до этого был завербован израильской разведкой и за хорошее вознаграждение согласился угнать самолет [435].
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Борис Александрович Гиленсон.
История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция

Елена Кочемировская.
10 гениев, изменивших мир

Сергей Нечаев.
Иван Грозный. Жены и наложницы «Синей Бороды»

Алексей Шишов.
100 великих военачальников

Юрий Лубченков.
100 великих аристократов
e-mail: historylib@yandex.ru