Реклама

А.М. Хазанов.   Очерки военного дела сарматов

Заключение

Анализ различных категорий и типов сарматского оружия и сопоставление всех имеющихся в нашем распоряжении источников — археологических, письменных и иконографических — приводят к выделению двух основных периодов в истории сарматского вооружения, организации войска и военного искусства. Каждый из них имеет ряд характерных черт и особенностей.

Начало первого совпадает по времени с формированием савроматской культуры. Его окончание я склонен относить к концу II в. до н. э. Первый период в развитии военного искусства сарматов совпадает со вступлением их в эпоху классообразования и резким усилением роли войны в жизни общества. Сарматы предстают перед нами как народ-войско, у которого практически все взрослое население участвует в войнах. Особенностью было широкое участие в них женщин. Родоплеменная структура общества одновременно должна была обеспечивать форму его военной организации. Но аристократические дружины, очевидно появившись еще в савроматское время, прежде всего в Приуралье, в III—II вв. до н. э. уже играют значительную роль и в войске, и в обществе в целом.

Большая часть войска состояла из легковооруженных всадников. Пехота была, но не имела большого значения. Главным оружием служили лук и стрелы. Лук был таким же, как у всех кочевников евразийских степей этого времени,— небольшим, сложным, «скифского» типа. Уже в савроматское время появляются первые экземпляры бронзовых и железных черешковых наконечников. К концу ярохоровскаго времени железные трехлопастные черешковые наконечники стрел становятся господствующими. Сводчатая головка у них сменяется треугольной. По форме среза нижней части лопастей среди них выделяется несколько типов.

В отличие от скифов у сарматов уже с конца VI в. до н. э. стали известны длинные всаднические мечи, служившие для рукопашного боя с коня. Особенно широко мечи и кинжалы распространяются начиная с IV в. до н. э.

В прохоровское время господствует тип меча с серповидным навершием, формирование которого заканчивается в IV в. до н. э. Но уже к III в. до н. э. завершается генезис мечей с кольцевым навершием, начало которого восходит к савроматской эпохе. Иногда они встречаются в погребениях III— II вв. до н. э. Также к савроматскому времени восходит начало генезиса мечей без металлического навершия. Для III—II вв. до н. э. они чрезвычайно редки, хотя и представлены вполне сформировавшимся типом с прямым перекрестием.

.Копий известно мало. В какой-то мере их редкость могла компенсироваться наличием длинных мечей. Как правило, наконечники копий малооригинальны по форме; часть их ведет свое происхождение с Кавказа. Однако найдены тяжелые и длинные всаднические копья, служившие оружием ближнего боя. Такие копья могли получить несколько большее распространение в конце периода, когда наблюдается некоторое укорочение мечей. По каким-то причинам в погребения их, как правило, не клали.

Оборонительное оружие встречается значительно реже, чем у скифов и меотов. Металлические панцири единичны и, возможно, были импортными. Вероятно, чаще применялись не дошедшие до нас кожаные или костяные. Именно слабость оборонительного оружия могла быть одной из причин, вызвавшей развитие оружия наступательного, ближнего радиуса действия.

Тактика и стратегия сарматского войска в VI—II вв. до н. э. были близкими к скифским. Они строились на внезапной атаке и быстром отступлении. Боевым порядком конницы была лава.

Несомненно, был известен прием конного кулака. Появление оружия ближнего боя длинных мечей и тяжелых копий — говорит о начавшемся отходе от «скифской» тактики. Это особенно заметно для III—II вв. до н. э., когда ядро конного кулака должны были составлять аристократические дружины, лучше других вооруженные наступательным оружием ближнего радиуса действия, которое позволяло им сражаться непосредственно с коня. В битве они врезались в ряды противника и часто этим решали ее исход.

Второй период датируется I в. до н. э. —IV в. н. э., причем I в. до н. э.—I в. н. з. являются переломными в развитии военного дела сарматов. Продолжается процесс классообразования. У некоторых племенных союзов он приближается к рубежу, когда возможно появление первых примитивных государственных образований. Сарматская аристократия уже очень сильно обособляется от остального общества. С другой стороны, появляются прослойки обедневшего населения, о чем говорят погребения, лишенные всякого оружия.

Все это не могло не сказаться на организации и структуре сарматского войска. Его основной силой стали катафрактарии — тяжеловооруженная конница, вербовавшаяся из представителей сарматской знати и их дружинников, ставших теперь профессиональными воинами. В погоне за добычей они предпринимали теперь самостоятельные походы и набеги.

Рядовые сарматы пополняли легковооруженную конницу, наиболее бедные — пехоту. Однако беднейшие слои населения редко участвовали в военных действиях, и то лишь во вспомогательной роли.

Я полагаю, что катафрактарии у сарматов появляются в I в. до н. э.— I в. н. э., а уже к концу I в. н. э. они были у большинства сарматских племенных союзов. Среди много-образных причин, вызвавших их появление у сарматов, следует отметить потребность в войске, способном противостоять тяжелой пехоте греков и римлян, тесные контакты с другими кочевниками евразийских степей и земледельческим населением Средней Азии, Кавказа и Ирана и сам ход развития вооружения и военного искусства, который вел к увеличению в их войске удельного веса контингентов, вооруженных тяжелым наступательным и оборонительным оружием.

Главным оружием сарматских катафрактариев были пики. Массивные наконечники их частично могли быть заимствованы с Кавказа, Металлические панцири, судя по кубанским, находкам, были чешуйчатыми или комбинированными — состоящими из комбинации железных чешуек и пластин с кусками кольчужного плетения. Собственно кольчуги постепенно распространяются с первых веков нашей эры. Голову катафрактариев защищали каркасные шлемы с поперечными ободками и прикреплявшимися к каркасу металлическими пластинками, происхождение которых не вполне ясно.

Особенностью сарматских катафрактариев было слабое распространение у них конских доспехов. Это вызывалось специфическими условиями кочевой среды, требовавшими большой подвижности и маневренности даже от тяжеловооруженной конницы.

Реформа, происшедшая в сарматском войске в I в. до н. э.— I в. н. э., сначала коснулась преимущественно тяжеловооруженных контингентов. Вооружение легкой конницы претерпело сравнительно мало изменений. Лук в основном остается прежним. В колчанах, безраздельно господствуют различные типы железных трехлопастных черешковых наконечников стрел. Правда, широкое распространение среди рядовых воинов получают мечи и кинжалы с кольцевым навершием, но они были короткими, малопригодными для рубки с коня.

Между тем появление катафрактариев вызвало большие изменения в тактике — переход к ведению боя отдельными отрядами тяж ел о- и легковооруженной конницы, имевшими самостоятельные задачи, но координировавшими свои действия. Первые следы новой тактики мы встречаем в I в. н. э. В этих условиях задачи легкой конницы усложнились, и ей чаще чем раньше, приходилось участвовать в рукопашном бою. В результате в ней также происходит смена вооружения, завершившаяся во II в. н. э.

Новые типы оружия: длинные мечи, луки с костяными накладками, крупные наконечники стрел — повысили ударную силу обоих, главных подразделений сарматского войска,, но прежде всего легкой конницы.

Луки с костяными накладками широко распространяются во II—IV вв. н. э. Их появление было вызвано распространением оборонительных доспехов — старые луки против них были малопригодны. Различные варианты таких луков встречаются от Китая до Центральной Европы, и их широкое распространение нельзя связывать исключительно с гуннским влиянием, хотя у последних они появились уже на рубеже эр.

Наконечники стрел претерпевают значительные изменения. Мелкие трехлоиастные черешковые .наконечники еще встречаются, но в погребениях конца III—IV вв. н. э. они уже очень редки. Значительно больше становится крупных трехлопастных наконечников с треугольной головкой. Появляются наконечники с ромбическим пером и уступом у основания черешка. По своему происхождению они связаны с сибирско-центральноазиатскими районами, и история их в основном относится к раннему средневековью.

Мечи и кинжалы представлены различными типами без металлического навершия, имеющими некоторые территориально-хронологические различия. Единичные экземпляры их вошли в употребление уже в среднесарматское время. Мечи вновь длинные, поэтому и рядовые воины теперь также могли рубить с коня. Короткие мечи с кольцевым навершием доживают до III в. н. э., но встречаются редко. Металлические защитные доспехи были только у катафрактариев.

Сарматская тактика строилась на эффективном взаимодействии тяжелой и легкой конницы. В числе прочих катафрактариям было известно клинообразное построение. Они на карьере врезались во вражеский строй, разрезали его надвое и пиками опрокидывали неприятеля. Рубка мечами в конном строю довершала дело. Но и роль легковооруженной конницы в войске была достаточно велика. Только во взаимодействии с ней раскрывались все преимущества катафрактариев. Атака производилась отдельными крупными отрядами, координировавшими свои действия, и управление ими в бою требовало большого искусства.

Несмотря на то что на протяжении большей части своей истории сарматы предстают перед нами раздробленными на ряд племенных союзов, их вооружение и военное искусство являются общими для всего народа, а различия носят лишь второстепенный характер.

В первый период наблюдаются некоторые отличия в степени распространенности некоторых типов наконечников стрел и мечей. У приуральских савроматов, в своем развитии опережавших поволжских, раньше появляются -аристократические дружины. Но уже к концу периода эти различия стираются.

Сарматы Северного Кавказа перенимают в I в. до н. э. от своих сородичей в Поволжье и Приуралье трехлопастные черешковые наконечники стрел и мечи с кольцевым навершием, а вскоре и мечи без металлического навершия. В свою очередь они передают в Поволжье отдельные типы наконечников копий и оборонительных доспехов, так что и это оружие становится единым для всего народа.

В первых веках нашей эры, насколько можно судить по имеющимся в нашем распоряжении источникам, устанавливается полное единство военного дела всех сарматских племен. Сарматы Украины, Молдавии и Северного Кавказа вооружены так же, как их поволжские сородичи, и демонстрируют в бою те же военные приемы. Этому, безусловно, способствовала унификация сарматской культуры в рамках аланского объединения, но даже язиги в междуречье Дуная и Тиссы имели такое же оружие, как и остальные сарматы.

Сарматское вооружение и военное искусство развивались в тесном контакте с окружающими народами и оказали на многих из них сильное влияние. Отдельные типы сарматского оружия: трехлопастные черешковые наконечники стрел, мечи с кольцевым навершием и без металлического навершия и др. — распространяются далеко за пределы сарматского мира. В свою очередь сарматы заимствуют некоторые типы наконечников стрел, копий, металлических доспехов. В целом в военном деле сарматов всегда больше сказывались восточные, а не западные влияния. Они особенно хорошо прослеживаются с первых веков нашей эры, но носили не столько характер прямого заимствования, сколько взаимного влияния.

Наибольшую близость вооружение и военное искусство сарматов демонстрирует с военным делом населения Северного Кавказа, Средней Азии и Казахстана, а также Ирана, военное искусство которого в парфянское время было тесно связано со Средней Азией. О близости военного дела сарматов и парфянско-сасанидского Ирана говорят не только сходство или общность многих типов оружия и наличие тяжеловооруженной конницы катафрактариев, но и прямые свидетельства письменных источников1.

Сарматские традиции в вооружении и военном деле живут у многих народов Восточной Европы и после IV в. н. з. Серьезные изменения начинаются только с VI в.— с появлением жесткого седла, стремян и сабли. Но и позднее в Европе бытуют многие типы оружия, генетически восходящие к сарматским прототипам.

Выделение из общей массы войска тяжеловооруженных контингентов является общей тенденцией развития, в той или иной степени присущей всем древним кочевникам евразийских степей. Но у многих из них она прерывалась или сказалась недостаточно отчетливо.

У сарматов же она проявилась в полной мере. Мы видим, как на протяжении тысячелетия их непрерывного исторического существования в результате контактов с самыми различными в военном отношении странами и народами и собственного органического развития совершенствуется их войско, его вооружение и тактика.

За многие века своего исторического развития сарматы смогли создать полностью специализированную тяжеловооруженную конницу с присущим ей особым вооружением и тактическими приемами, которая приходит в степях на смену легкой скифской коннице и знаменует собой новый этап в развитии военного дела кочевников евразийских степей и многих, европейских народов.



11 «Население ее (Сарматии. A. X.) по одежде и вооружению ближе всего подходит к парфянскому, но отличается более суровыми нравами, подобно самому климату» [43, III, 4, 33].
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Э. Д. Филлипс.
Монголы. Основатели империи Великих ханов

А.М. Хазанов.
Очерки военного дела сарматов
e-mail: historylib@yandex.ru
X