Реклама

А.М. Хазанов.   Очерки военного дела сарматов

Позднесарматские железные наконечники стрел

Во II—-IV вв. н. э. наконечники стрел претерпевают значительные изменения, как и все сарматское вооружение. Распространяются крупные наконечники и наконечники новых типов, старые постепенно исчезают.

Окончательно выходят из употребления наконечники со сводчатой головкой (тип 1—3). Трехлопастные наконечники с треугольной головкой (типа 4—6) продолжают бытовать и в позднесарматское время. По-прежнему среди них решительно преобладают наконечники типа 4 — с лопастями, срезанными под прямым углом к черешку (табл. XIX, 33—34). Тип 5 представлен довольно крупным наконечником из Кургана № 69/1 Старицкого могильника (табл. XXII, 5). Хорошо сохранившиеся экземпляры наконечников типа 6 мне неизвестны.

Размеры наконечников стрел с треугольной головкой колеблются довольно значительно. Мелкие наконечники в погребениях II—III вв. н. э. встречаются еще весьма часто35.

Совсем мелкие наконечники обнаружены, например, в кургане № 40/1 Калиновского могильника, который датируется II -в. н. э. Длина их равняется 2,5 см, а головки — 1,5 см.

Мелкие наконечники в погребениях конца III—IV вв. н. э. мне неизвестны, но они, вероятно, продолжали бытовать в Поволжье и в это время, так как попадаются даже в погребениях второй половины I тысячелетия н.э. Наряду с наконечниками других, уже раннесредневековых типов они были найдены в клргане № 1 I группы у хут. Авиловского (табл. XXII, 4). Вообще же трехлопастные черешковые наконечники доживают в ¡Восточной Европе до X в. [209, стр. 68]. Но они уже сильно отличаются от сарматских.

Крупные трехлопастные наконечники стрел с треугольной головкой попадаются также и в позднесарматских погребениях. Для примера сошлюсь на наконечники из кургана № 69/1 Старицкого могильника (табл. XXII, 5) или из кургана № 36 Калиновского могильника (табл. XXII, 6). Последние достигают длины 8, 9 см при головке в 5 см и ширине лопастей внизу 1 см.

Эти наконечники отличаются от более мелких только своими размерами и соответственно большим размахом лопастей. У всех у них черешок короткий. Наконечники с длинными
черешками в позднесарматское время не обнаружены. Уступчика, характерного для позднесарматских наконечников иных типов, наконечники типа 4—5 не имеют.

К трехлопастным наконечникам с треугольной головкой очень близок наконечник с трапециевидными лопастями (тип 8), найденный в кургане № 54/1 Старицкого могильника. Как и аналогичный наконечник среднесарматского времени, он является единственным найденным в позднесарматском погребении (табл. XIX,, 37).

Наконечники типа 7 (с ромбическим пером) наибольшее распространение получают в послесарматское время. Они являются господствующим типом в погребениях с сожжением
IV—V вв. н. э. (табл. XXII, 10, 11), но известны и в погребениях конца IV в. н. э.36.

Все наконечники этого типа представлены крупными экземплярами — длиной до 8 см. У них короткий черешок, имеющий у основания расширение в виде уступчика или порожка. Нижняя и верхняя части головки приблизительно -равны, а у наиболее ранних экземпляров верхняя часть головки даже несколько длиннее. Наконечники сарматского времени имеют прямые или почти прямые края.

Дальнейшая эволюция наконечников данного типа привела к увеличению нижней части головки, которая становится- значительно- длиннее верхней, и превращению краев из прямых в выпукло-вогнутые. Примером может служить один из наконечников, найденных в погребении у с. Федоровки (.табл. XXII, 10).

Наконечники с ромбическими лопастями скорее всего произошли, от наконечников с треугольной головкой имеющих лопасти, срезанные под тупым углом к черешку. Правда, они довольно редки, но и стрелы с ромбическими лопастями в сарматское время тоже встречаются не часто. Начальный этап этой эволюции могут отражать мелкие наконечники с ромбическими лопастями, без порожка, впервые появившиеся в конце среднесарматского времени.

Менее ясной представляется территория, где впервые зародились подобные наконечники. Хотя восточное происхождение их вполне вероятно, однако нигде не известны ранние наконечники этого типа. В Центральной Европе они обнаружены в погребениях начала V в. н. э. [432, стр. 55, табл. 25, 4—5]. Пока наиболее ранними являются наконечники, найденные в Сусловском могильнике. 

Последний, тип 9 наконечников стрел представлен плоскими наконечниками с ромбическим или округло-ромбическим пером и уступом у основания черешка. Общая длина их составляет 6—6,5 см. В Поволжье они проникают в IV—V вв. н. э. 37, и дальнейшая история их целиком относится к раннему средневековью. По своему происхождению наконечники типа 9, вероятно, связаны с сибирско-центральноазиатскими районами, в Хакасско-Минусинской котловине наиболее ранний такой экземпляр найден в Джесосе, в кургане № 5, который Л. Р. Кызласов относит к уйбатскому этапу и датирует III — началом IV в. н. э. [ОАК за 1894 г., стр. 108, рис. 179; 172, стр. 139, рис. 51—А].

Развитие трехлопастных черешковых наконечников стрел в Средней Азии шло в том же направлении, что и у сарматов. В первые века нашей эры по-прежнему употребляются мелкие наконечники с треугольной головкой и прямыми или опущенными лопастями 38. Время их исчезновения нельзя считать точно установленным. С. С. Сорокин думает, что это произошло уже во II—III вв. н. э. [308, стр. 11]. Видимо, более прав Б. А. Литвииский, полагающий, что мелкие наконечники стрел в Средней Азии продолжают существовать в III,а может быть, и в IV в. н. э. [184, стр. 82]. В Беграме сравнительно мелкие наконечники попадаются наряду с крупными в слоях III—IVвв. н. э. [405, стр. 77, табл. XXI, 13, 15—19].
В это же время в Средней Азии довольно широко распространяются крупные трехлопастные наконечники — длиной до 10—11см39. К более позднему времени относятся экземпляры из Боркорбазского могильника, датированного V—VI вв. н. э. [306, табл. 11]. Такие наконечники доживают в Средней Азии до VII—VIII вв. н. э. [184, стр. 84].

Наконечники с ромбическими лопастями впервые появляются в Средней Азии в IV—V вв. н. э. [163, стр. 119—120]. В дальнейшем этот тип дает большое количество вариантов.



3535 Например, Калиновка, курганы № 34/1, 38, 40/1; Бородаевка, курган № F 4; Старица, курган № 75 и т. д. (табл. XXII, 1—3).
36Шипово, VI группа, курган № 2 (табл. XXII, 9); Бережновка, Южная группа, курган № 4/2 (табл.XXII,7).
37Покровск, ЮВ группа, курган № 18 (табл. XXI ΐ, 13); Калиновка, курган № 28/2 (табл. XXII; 12).
38Хас-Кяриз, курган № 3 [202, стр. 114, рис. VII, 2]; Кенкольский могильник [419, табл. IX, 3; 164, стр. 74— 75, рис. 15, 1—4; 163, стр. 73]; Кара-Булакский могильник [77, стр. 62—63, рис. 12]; курумы Ленинабадской области [184, стр. 114, рис. 3, 3]; Джунский могильник [184, стр. 80].
39Джунский могильник [100, стр. 337]; Кырк-тепе [131, стр. 129—Ί30, рис. 7]; Кенкольский могильник [80, стр. 22; 312, стр. 10]; Кара-Булакский могильник [77, стр. 69—63, рис. 12]; Айгырджал, курган № 10
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А.М. Хазанов.
Очерки военного дела сарматов

Э. Д. Филлипс.
Монголы. Основатели империи Великих ханов
e-mail: historylib@yandex.ru
X