Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

А. Ю. Тюрин.   Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Борьба государственной администрации с цзун и общиной

Как уже говорилось, «покровительство», оказывавшееся байсин в рамках цзун, лишало государственную администрацию возможности взимать с них подати. Иными словами, для того чтобы осуществлять эксплуатацию байсин, она должна была «вырвать» их из-под юрисдикции цзун. В материалах источников прямо указывалось, что эта мера призвана была положить конец такому «укрывательству» [8, цз. 110, с. 8а; 29, цз. 487, с. 13а].

Одновременно государство вело политику разрушения цзун «сверху», привлекая ее верхушку на службу в государственной администрации. Как отмечают источники, в Северном Вэй цзун уже осуществляли функции государственных административных органов в данном регионе, и главам цзун и цзу давали соответствующие должности и ранги и вносили их в реестры государственных чиновников [8, цз. 113, с. 4а, 5а]. Выше мы упоминали об аналогичном явлении и в период Тан.

В этом же направлении развивалась и борьба государства с общиной байсин, результатом которой явился процесс постепенного закрепощения ее. Деятельность линь-бао в период Тан свидетельствовала о сохранении в значительной мере самостоятельности общины. Вместе с тем использование этих органов в качестве фискальных единиц государственной администрации показывает развитие процесса подчинения общины государству. Процесс этот приблизился к своему завершению, судя по всему, в начале 60-х годов VIII в. Действительно, до 760 г. издавались эдикты, благодаря которым община могла оберегать интересы беглых байсин, сохраняя их права на свои наделы. Но в 766 г. вышел указ о том, что впредь земельные наделы беглых отдавались хозяйствам байсин, которые ранее по каким-либо причинам вынуждены были продать свои «поля и жилища» [9, цз. 10, с. 256]. В то же самое время чиновники стали «наделять» землей «гостевые дворы» и заносить в свои реестры, превращая их в «нормальных» байсин. Иными словами, община уже не могла больше укрывать беглых и держать их у себя на положении «гостевых дворов».

Поэтому можно сказать, что в 60-х годах VIII в. община байсин уже утратила способность защищать интересы входивших в нее хозяйств: она оказалась не в состоянии ни сохранять права беглых на их наделы в общине, с одной стороны, ни укрывать беглых, предоставляя им статус «гостевых дворов», — с другой. Кроме того, «наделение» землей «гостевых дворов» могло означать ликвидацию неделимого фонда общинных земель, не подлежащего учету в государственных реестрах, если ранее «гостевые дворы» действительно обрабатывали эти земли. Об этом может свидетельствовать также и расширение нрав байсин на совершение операций купли-продажи земли в период Тан.

* * *

Таким образом, несмотря на отсутствие в источниках прямых данных о формах социальной организации байсин в период надельной системы, содержащиеся в них немногочисленные косвенные свидетельства дают, на наш взгляд, определенные основания для вывода о том, что в то время байсин были объединены в рамках как соседской общины, так и патронимии типа цзун. Введение надельной системы сопровождалось борьбой государства с этими социальными организмами с целью подчинить их чиновничьему аппарату. Несомненно, в значительной мере по этой причине в источниках не сохранилось прямых сведений о функционировании общины байсин и организаций патронимического типа.

Подчинение общины государству на последнем этапе развития надельной системы означало, по нашему мнению, помимо всего прочего и утрату ею статуса субъекта земельной собственности; об этом свидетельствуют потеря общиной права распоряжаться землями беглых, ликвидация ее неделимого земельного фонда, закрепление за государственной администрацией права изымать «излишки» земли у одних сян и передавать их другим, а главное — провозглашение земель байсин «наделенными» государством. Оно означало также превращение органов управления общины в фискальный аппарат государства. Тем не менее община в условиях надельной системы продолжала, по-видимому, осуществлять свои функции социального механизма, организовывавшего повседневную деятельность байсин, о чем может свидетельствовать сохранение общинных форм их землепользования.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Л.C. Васильев.
Древний Китай. Том 3. Период Чжаньго (V-III вв. до н.э.)

Под редакцией А. Н. Мещерякова.
Политическая культура древней Японии

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Чарльз Данн.
Традиционная Япония. Быт, религия, культура

Леонид Васильев.
Древний Китай. Том 2. Период Чуньцю (VIII-V вв. до н.э.)
e-mail: historylib@yandex.ru