Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

А. Ю. Тюрин.   Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Связь между «наделением» землей и обложением податями

Указанная связь легко прослеживается при анализе основных положений кодекса надельной системы. Прежде всего «наделение» байсин и обложение их податями происходило, как правило, одновременно — по достижении определенного возраста. У «престарелых» байсин также по достижении соответствующего возраста отбирали их наделы и освобождали от податей. По эдикту 280 г., «наделению» землей и обложению податями подлежали байсин одних и тех же возрастных категорий — «совершеннолетние» и «совершеннолетние второй категории». В эдикте 485 г. прямо указывалось: «Наделы получают лица, достигшие податного возраста, престарелые освобождаются от податей, а наделы у них отбираются» (разд. II, Б, п. 14).

Аналогичный пункт содержался и в эдикте 564 г.: «В 18 лет получают поле и вносят [подати] цзу и дяо... в 66 лет возвращают поле и освобождаются от [податей] цзу и дяо» (разд. I, Б. п. 1). В эдикте 485 г. можно встретить и такое положение: «Вдовы, не вышедшие повторно замуж, хотя и освобождаются от податей, но получают полную норму надела взрослой женщины» (разд. II, Б, п. 11).

Следовательно, «получение» наделов немедленно влекло за собой обложение податями. О том же свидетельствует и положение эдикта 564 г., согласно которому землю на рабов сверх остановленного числа не давали, но и податями этих рабов соответственно не облагали (разд. II, В, п. 1). В эдиктах династии Суй говорилось: «Не получившие землю не облагаются податями» (разд. V, А, п. 1). Отсюда очевидно, что обложение подлежали только те, у кого имелись наделы.

В связи с этим нам представляется ошибочной точка зрения отдельных китайских историков, по мнению которых подати взимались с байсин просто по достижении ими «податного возраста, независимо от того, «наделяли» их землей или нет [109, с. 80-83; 165, с. 109-110]. Напротив, в условиях изучаемого нами аграрного комплекса далеко не для всех байсин обладание земельными наделами неминуемо влекло за собой обложение податями. Так, по эдикту 280 г., женщины — «совершеннолетние второй категории» «наделялись» землей, но не облагались податями (разд. VI, А, п. 1). При Суй и Тан землей стали наделять «несовершеннолетних» мужчин, но податями они не облагались до своего «совершеннолетия».

В соответствии с установлениями эдиктов этих династий освобождению от податей подлежали и те байсин, чье соблюдение требований конфуцианской морали было «объявлено» образцовым. К «неподатным» в танских эдиктах причислены помимо «несовершеннолетних» и некоторые другие категории байсин, «наделяемые» землей — «престарелые», «калеки и инвалиды», «овдовевшие жены и наложницы» (разд. V, Б, п. 2). Среди этих лиц не были названы женщины, считавшиеся уже в то время, как мы помним, «неподатными», но за исключением вдов, не «наделявшиеся» землей. Значит, было само собой разумеющимся, что обложению податями не подлежали не получившие наделов.

Было бы неправильным, на наш взгляд, признавать взаимосвязь между «наделением» байсин землей и обложением их податями и повинностями слишком прямолинейной. В советской историографии преобладает точка зрения, согласно которой зерновая и промысловая подати с байсин взимались не только непосредственно с предоставленных им земельных наделов [57, с. 15, 21], но и в зависимости от определенной их категории: зерновая — с наделов временного пользования, промысловая — с наследственных наделов [59, с. 58; 57, с. 21]. Поскольку зерно байсин выращивали не только на наделах временного пользования, но и на наследственных наделах, зерновая подать взималась, по-видимому, как с тех, так и с других.

Что касается промысловой подати, то она, судя по некоторым данным, не имела такой непосредственной связи с наделами. Известно, например, что в империи Тан безземельные байсин освобождались только от зерновой подати, а подать дяо с них взимали так же, как и с имевших наделы (разд. VI, Е, п. 8). Вероятно, и в эдиктах династии Суй, где указывалось, что «не получившие землю не облагаются податями», имелась в виду только зерновая подать.

Сообщения средневековых китайских авторов также подтверждали, что зерновой податью (цзу) облагались наделы байсин, а промысловой податью (дяо) — их хозяйства. Так, танский канцлер Лу Чжи писал: «[Раз] имеется поле, то взимается с [подать] цзу; [раз] имеется хозяйство (цзя), то взимается и [подать] дяо» (цит. по [109, с. 80]). Подобное высказывание встречается и у Ма Дуаньлиня: «За поле вносили подать цзу просом или рисом. За... хозяйство (ху) вносили подать дяо» (цит. по [109, с. 80]). Конечно, нельзя буквально воспринимать эти свидетельства и на их основании делать вывод, что промысловая подать (дяо) была подворной. Очевидно, только в Западном Цзинь эта подать выступала как подворно-подушная. Ее можно было для того времени трактовать двояко: как подать, которой облагались главы хозяйств (и в этом случае считать подушной), или как подать, которой облагались хозяйства байсин, возглавлявшиеся лицами определенных возрастных категорий (и тогда считать подворной).

В последующие периоды истории надельной системы эта подать взималась подушно на тех же основаниях, что и зерновая. Предположение же о том, что ею по-прежнему облагались только главы хозяйств, а не все «совершеннолетние» члены семьи, неправомерно, так как статистические данные Ду Ю о количестве продукции, собранной в империи Тан в качестве подати дяо, свидетельствуют, что эта подать взималась подушно с каждого «совершеннолетнего» байсин [24, цз. 6, с. 5а-5б].
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Майкл Лёве.
Китай династии Хань. Быт, религия, культура

М. В. Воробьев.
Япония в III - VII вв.

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая

Леонид Васильев.
Проблемы генезиса китайского государства
e-mail: historylib@yandex.ru