Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

А. Ю. Тюрин.   Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Поземельная подать с наделов

Сведения о поземельной подати мы находим в «Цэфу юань гуй», где в специальном разделе помещены сообщения об установлениях, предусматривавших сокращение размеров тех или иных податей и повинностей или даже полное освобождение от них на определенное время. К периоду Тан в этом разделе относятся восемь сообщений о «подати с земли» (ди шуй), датируемых 680-769 гг. [29, цз. 490, с. 106-22а]. Так, сообщается, что в 680 г. от подати ди шуй были освобождены все хозяйства (дворы) ниже шестой категории, а в 734 г.— ниже восьмой [29, цз. 490, с. 106, 14а], в 769 г. было проведено одновременное сокращение податей цзу и ди шуй [29, цз. 490, с. 22а].

На наш взгляд, это говорит о том, что подать ди шуй не может быть отнесена к разряду эпизодических, она взималась так же регулярно, как цзу и дяо. Этот вывод подкрепляется и данными Ду Ю о податях, собранных в целом по стране в годы правления Тяньбао императора Сюань-цзуна (742—756), где рядом с податями цзу и дяо поставлена и ди шуй [24, цз. 6, с. 5а].

Подать ди шуй взималась в размере 2 шэн зерна с 1 му земли [29, цз. 487, с. 206-21а, цз. 490, с. 18а; 9, цз. 3, с. 36; 27, цз. 48, с. 76; 16, цз. 51, с. 76]. Расчеты, приведенные Ду Ю, подтверждают существование этой нормы. Он пишет, что в годы Тяньбао подать ди шуй ежегодно собиралась в размере 12 460 000 ши зерна. Число занесенных в реестры дворов (цзи чжан ху) составляло в то время 8 900 000. Ду Ю исходил из того, что в среднем площадь наделов пахотной земли (кэнь тянь) у каждого хозяйства не превышала 70 му, как и в империи Западная Хань. При норме 2 шэна с 1 му общая сумма подати ди шуй с наделов всех хозяйств как раз и должна достичь 12 460 000 ши.

Подать цзу вносили зерном, как пишет Ду Ю, 3 700 000 «совершеннолетних» байсин в районах, производящих шелк, и 2 600 000 — в районах, выращивающих коноплю (остальные 1 900 000 «совершеннолетних» байсин вместо зерна в качестве подати цзу вносили ткань из конопли), что давало в сумме 17 600 000 ши зерна — из расчета 2 ши с каждого «совершеннолетнего». По данным Ду Ю, в то время в распоряжение дучжи ежегодно поступало 25 000 000 ши зерна [24, цз. 6, с. 5а-6а]. Нетрудно заметить, что эта цифра представляет собой сумму, полученную в результате складывания количества собранных податей ди шуй (12 400 000 ши) и цзу (12 600 000 ши). Все это говорит о том, что с хозяйств байсин действительно регулярно взимали две подати, вносившиеся зерном, — цзу и ди щуй. При этом цзу была подушной податью — с каждого «совершеннолетнего» байсин, а ди шуй — поземельной — с общей площади наделов данного хозяйства.

Рассуждая логически, наделы «совершеннолетних» байсин внутри хозяйства не должны были облагаться податью ди шуй, за них вносили подать цзу. Ее должны взимать с наделов, принадлежавших другим лицам. Однако в одном из сообщений источников упоминалось, что при освобождении в 763 г. части «совершеннолетних» байсин в многолюдных хозяйствах от подати с них по-прежнему предписывалось взимать «подать с земли» (ди шуй) — 2 шэна зерна с 1 му земли (29, цз. 487, с. 206-21а, цз. 490, с. 18а; 9, цз. 3, с. 36; 27, цз. 48, с. 76; 16, цз. 51, с. 76]. Стало быть, эту подать собирали и с наделов «совершеннолетних» байсин.

Правда, в цитировавшейся выше записи об освобождении в 734 г. от подати цзу хозяйств «восьмой категории и ниже» указывалось и об освобождении от подати ди шуй тех, у кого площадь наделов (шоу тянь) была менее 100 му [29, цз. 490, с. 14а]. Возможно, к ним принадлежали лица, имевшие, согласно эдиктам, менее 100 му земли — «престарелые», нетрудоспособные, вдовы, тем более что, например, наделы вдов, по данным источников, действительно облагались податью ди шуй [29, цз. 490, с. 146]. Но вполне допустимо, что имелись в виду еще и те «совершеннолетние» байсин, у которых площадь наделов фактически не достигала установленной нормы — 100 му. И по этой причине с них брали не подать цзу, которая взималась с полной нормы надела, а подать ди шуй, размер которой определялся фактической площадью наделов байсин.

Последнее предположение можно подкрепить еще и следующими рассуждениями. Как уже говорилось, подать ди шуй, составляла 2 шэна зерна с 1 му земли. Если определить величину «ставки» подати цзу в 2 ши зерна со 100 му из расчета, что в эпоху Тан 1 ши было равно 100 шэн, то она окажется равной 2 шэн зерна с 1 му земли. Это может создать впечатление, что ди шуй и цзу представляли собой, по сути дела, одну и ту же поземельную подать, взимавшуюся с байсин в условиях надельной системы в империи Тан в размере 2 шэн зерна с 1 му земли. При этом подать цзу брали с тех «совершеннолетних» байсин, которые действительно располагали земельным наделами общей площадью 100 му. «Совершеннолетние» байсин, которые имели меньше 100 му земли, а также те лица, наделы которых согласно официальным установлениям должны составлять меньше 100 му, вносили подать ди шуй в размерах, соответствующих фактической площади их земельных наделов.

Однако данные подворных реестров (см. табл. 2) не подтверждают таких предположений. В них содержатся сведения о подати цзу с трех хозяйств. Одно из них возглавлялось «белым совершеннолетним» (бай дин) и включало еще двух женщин — «малолетнюю» и вдову (№ 2). Согласно эдиктам, этому хозяйству полагались наделы площадью 131 му, но фактически оно имело только 44 му. Тем не менее оно было обложено податью цзу в размере 2 ши. Такая же подать зафиксирована в реестре и у хозяйства, также возглавлявшегося бай дин, которое должно иметь 151 му, но фактически площадь его наделов равнялась 50 му (№ 19). Податью цзу в размере 2 ши облагалось, согласно реестру, и хозяйство вэйши шан чжуго, которому полагалось более 3000 му земли, но фактически площадь его наделов составляла 63 му (№ 43).

Во всех этих случаях главам хозяйств, как «совершеннолетним» байсин, полагалось иметь минимум 100 му земли. Но, как видим, фактически общая площадь наделов каждого данного хозяйства не достигала 100 му. И тем не менее с каждого из этих хозяйств, согласно реестрам, взимали подать цзу в 2 ши. Можно предположить, что в реестре зафиксированы лишь нормативные исходные данные и на самом деле, поскольку фактическая площадь наделов не достигала принятых норм, с этих хозяйств брали не подать цзу, а поземельную подать ди шуй в размере, соответствующем фактической площади наделов. Но это опровергается данными, приведенными Ду Ю.

Определяя общее количество зерна, внесенного в качестве подати ди шуй, он исходит из того, что в среднем фактическая площадь наделов в хозяйствах байсин не превышала 70 му. Следовательно, в среднем ни один «совершеннолетний» в хозяйствах байсин не имел полагавшихся ему 100 му земли. А в тех хозяйствах, где были и другие лица, обладавшие правом на получение наделов, они фактически оставались без земли. Такое положение в целом соответствовало данным подворных реестров (см. гл. 2). Но поскольку подать цзу, согласно сведениям Ду Ю, и в этих условиях взималась с «совершеннолетних» байсин все-таки в размере 2 ши, то напрашивается единственный вывод: эта подать была подушной и фактическая площадь наделов, принадлежавших «совершеннолетним» байсин, на ее размеры не влияла.

Из сказанного можно вывести еще одно заключение: хозяйства не имевшие «совершеннолетних» байсин, вносили только подать ди шуй; хозяйства, имевшие «совершеннолетних» бай вносили сразу две подати — цзу и ди шуй. Если при этом учесть, что, по существу, «ставка» подати цзу, так же как и подать ди шуй, составляла 2 шэна зерна с 1 му, то, очевидно, наделы «совершеннолетних» байсин фактически облагались двойной поземельной податью в размере 4 шэн зерна с 1 му земли.

Иными словами, если в хозяйстве не было «совершеннолетних» байсин, то при любой фактической площади наделов оно вносило поземельную подать ди шуй — 2 шэна зерна с 1 му земли. Если в хозяйстве имелся хоть один «совершеннолетний» байсин, а общая площадь фактически находившихся в распоряжении данного хозяйства наделов не достигала 100 му, то оно, по существу, облагалось поземельной податью в размере 4 шэн с 1 му. В таких же хозяйствах (с фактической площадью наделов менее 100 му), где было более одного «совершеннолетнего» байсин, размер этой подати возрастал пропорционально их числу.

По-видимому, аналогии указанным явлениям можно найти и в предшествующие периоды истории надельной системы. Во всяком случае, в соответствующих материалах источников довольно часто встречаются сообщения о некоей «подати с полей» (тянь цзу), которые относятся к периодам Северного Вэй, Северного Ци и Суй и ограничены хронологическими рамками 282—592 гг. [29, цз. 487, с. 116, 14а, цз. 489, с. 12а, цз. 490, с. 1а—26, 56-66, 96; 24, цз. 5, с. 7а, 10а—106; 9, цз. 2, с. 15а, 19а; 8, цз. 110, с. 4а; 17, цз. 24, с. 13а].

В материалах периода Тан упоминания об этой подати и подати ди шуй, как правило, находятся в одном контексте, где чаще всего речь идет о сокращении размеров этой подати или о полном освобождении от нее. Характерно, что последнее упоминание о подати тянь цзу в одном из разделов «Цэфу юань гуй» относится к 676 г. [29, цз. 490, с. 106]. А первое упоминание о ди шуй, как мы уже говорили, зафиксировано под 680 г. Видимо, тянь цзу до Тан и ди шуй в период Тан — это одна и та же поземельная подать, сменилось лишь ее название.

В источниках содержатся сведения, относящиеся к началу 80-х годов III в., о существовании тянь цзу и в Западном Цзинь [29, цз. 489, с. 12а]. Но в данном случае возникают серьезные опасения, что речь идет о подати, которая упоминалась в тексте эдикта 280 г. (о ней говорилось ранее). Ведь поземельная подать зерном в империи Тан взималась в дополнение к основной — подушной. В Западном Цзинь основной податью зерном с байсин, по сути дела, являлась поземельная. Поэтому, как кажется на первый взгляд, вряд ли в то время существовала необходимость вводить дополнительную поземельную подать.

Однако, по нашему мнению, установленная эдиктом подать с «облагаемых полей» байсин считалась поземельной лишь формально, фактически же она была подушной. Из самого тексту эдикта явствует, что подать эта взималась не с фактической, а с номинальной площади земельных наделов байсин. В эдикте фиксировались отнюдь не нормы поземельного обложения, в соответствии с которыми полагалось взимать подать с фактичсской площади земли. В нем определялось количество зерна, которое необходимо было собрать с держателей наделов paз и навсегда установленной площади. Иными словами, норма зерна, изымаемого у байсин, определялась на основе предложиния, что они располагают наделами установленной площади.

В этой связи нам кажется интересным сообщение Ма Дуаньлиня: «Согласно установлениям обеих Хань брали 1/30 часть [урожая], и это составляло подать с полей (тянь фу). С каждого человека, начиная с 20 лет, брали подушную подать (ху коу фу). Такие правила были и при Цзинь. Но похоже, что [в то время] две подати объединили в одну. [Считали, что] поскольку [каждый] мужчина держит поле [площадью в] 70 му... то нет безземельных дворов. И поэтому смогли ввести подворную подать (ху дяо)» [9, цз. 2, с. 5а]. Эта цитата подтверждает, что установленная эдиктом 280 г. зерновая подать с байсин взималась с номинальной, а не с фактической площади их наделов. Этот принцип, видимо, соблюдался на протяжении всей истории надельной системы, включая период Западного Цзинь.

Но если согласиться с этим, то установленная эдиктом 280 г. зерновая подать с байсин была подушной, а не поземельной, как и во все последующие периоды истории надельной системы. И тогда упомянутая в источниках «подать с полей (тянь цзу) была в империи Западное Цзинь тоже дополнительной поземельной податью, взимавшейся с фактической площади земельных наделов байсин. И, следовательно, на всем протяжении истории надельной системы байсин облагались как подушной, так и поземельной податью зерном.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 1. С древнейших времен до 1904 г.

Леонид Васильев.
Проблемы генезиса китайского государства

Под редакцией А. Н. Мещерякова.
Политическая культура древней Японии
e-mail: historylib@yandex.ru