Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

А. Ю. Тюрин.   Формирование феодально-зависимого крестьянства в Китае в III—VIII веках

Вопрос о характере собственности на наделы, находившиеся в пользовании байсин

Исходя из указанной выше трактовки категорий наделов, некоторые ученые сочли возможным объявить наследственные наделы «собственностью» байсин, а наделы временного пользования — собственностью государства [139, с. 138-139; 184, с. 147-148]. На первый взгляд такая версия легко подтверждалась данными источников. Так, в поземельных документах в графе, где фиксируются участки земли, граничащие с наделами данного хозяйства, часто встречаются «собственные поля» (цзы тянь) [126, т. 2, с. 91—292; 148, с. 154-155], которые многими интерпретируются как частные земли [126, т. 2, с. 229-246]. В этой же графе иногда оказываются записанными и «гуань тянь» [126, т. 2, с. 229-246], а одно из значений слова «гуань» — «государственный». В эдиктах периода Тан говорится, что «подушные наделы» в случае смерти их владельца «поступали государству (властям)» (жу гуань) и перераспределялись [27, цз. 48, с. 46]. Отсюда «гуань тянь» можно интерпретировать как «государственные поля», и тогда в поземельных документах оказываются представленными «собственные поля» и «государственные поля».

Добавим, что в отдельных сообщениях танских источников противопоставляются «государственные поля» (гуань тянь) и «земля байсин» (байсин ди) [24, цз. 2, с. 8а], а в текстах эдиктов этого же периода упоминаются «общественные»(гун) и «частные»(сы) земли (разд. II, Е, п. 22, 23). Слово «гун» — «общественный» можно рассматривать как эквивалент понятия «гуань» — «государственный», «официальный». Так, в эдикте 485 г. «гун тянь» называют земли, «наделяемые» государством байсин (включая отдававшиеся в «кормление» чиновникам) фазд. II, Б, п. 16). А в постановлениях периода Тан иногда говорится о «частных» (сы) и «общественных» (гун) документах [29, цз. 486, с. 18а]. Под «общественными» в данном случае подразумеваются официальные документы, составлявшиеся в государственных учреждениях. Следовательно, «гун» и «гуань» могут выступать в роли эквивалентных понятий, противопостанленных «частному» (сы).

Фиксирование «государственных» и «частных» полей в документах и других источниках говорит в пользу версии, по которой наследственные наделы были собственностью байсин, а наделы временного пользования — собственностью государства. Тем не менее по многим причинам невозможно согласиться этой версией.

Прежде всего наследственные наделы байсин никоим образом нельзя рассматривать в качестве их собственности. Эдикт 485 г. фактически провозглашал право государственной администрации превращать наследственные наделы в наделы временного пользования (разд. II, Б, п. 13). А при Тан власти запрещали передавать по наследству «поля вечного занятия в «тесных» сян Г126, т. 2, с. 205, 207].

Как пишут японские исследователи Нисимура и Нисидзима по материалам земельных документов из Турфана, наделы, за фиксированные в документах, составленных личжэн, как на следственные (юн е тянь), в реестрах чиновников государственных ведомств значились как наделы временного пользования (коу фэнь тянь) и власти действительно осуществляли их передел [126, т. 2, с. 201-207].

В то же время разрешение купли-продажи в отношении наделов временного пользования, а затем и приоритет, отдававшийся при переделе хозяйствам байсин, обрабатывавшим их до этого, — все говорило о том, что в отношении как наделов временного пользования, так и наследственных наделов байсин обладали почти одинаковыми правами. Поэтому нам представляется неверным утверждать, что наследственные наделы резко отличались от наделов временного пользования как собственность байсин от собственности государства: и те и другие почти в равной мере могут рассматриваться и как собственность государства, и как собственность байсин.

На наш взгляд, совершенно необоснованно отождествлять зафиксированные в источниках «государственные» или «общественные поля» с наделами временного пользования байсин, а «собственные» или «частные» поля — с наследственными наделами. Скорее всего «гуань тянь» в названных нами случаях — земли государственных чиновников (точнее, земли, обрабатывавшиеся байсин, но отданные в «кормление» государственным чиновникам), а «собственные поля» или «земля байсин» — наделы байсин, как наследственные, так и временного пользования.

Что касается «общественных полей» и «частных полей», то вряд ли можно считать их эквивалентами соответственно «государственных полей» и «собственных полей». Очевидно, «общественные поля» при Тан, как и в Северном Вэй, представляли собой земли, «наделявшиеся» государством байсин, а «частные поля» — наследственные земли титулованной знати и государственных чиновников.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Леонид Васильев.
Проблемы генезиса китайского государства

М. В. Воробьев.
Япония в III - VII вв.

Майкл Лёве.
Китай династии Хань. Быт, религия, культура

Екатерина Гаджиева.
Страна Восходящего Солнца. История и культура Японии

Леонид Васильев.
Древний Китай. Том 1. Предыстория, Шан-Инь, Западное Чжоу (до VIII в. до н. э.)
e-mail: historylib@yandex.ru