Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Аделаида Сванидзе.   Ремесло и ремесленники средневековой Швеции (XIV—XV вв.)

Источники

Для настоящей работы использовано несколько групп письменных источников: памятники права (областное, государственное и городское законодательство), горные и цеховые уставы, хартии-привилегии городам и промыслам, рифмованные хроники и поэмы, городские книги (протоколы магистратов и налоговые описи), дипломы, хозяйственные документы и др. В ряде случаев мы пользовались источниками XIII и начала XVI в., которые хронологически выходят за рамки настоящей работы, но были необходимы для создания последовательной картины.

Публикация источников в Швеции началась в XVII в., когда Ю. Бюре издал выдержки из налоговых описей 1413 г.1, а Ю. Хадорп — Биркрэттен, Городское право Висбю и некоторые королевские указы2. Биркрэттен — первое городское право Швеции, записанное в середине XIII в., равно как и судебник Висбю середины XIV в., использовались в шведской литературе в основном для изучения истории права, но эти документы чрезвычайно важны для выявления особенностей раннего городского строя страны и эволюции городского ремесла3. Особенно широкая публикация источников — тех же правовых документов — была предпринята в XIX в., и первое место здесь по праву принадлежит тринадцатитомной серии «Собрание древних законов Швеции», блестяще изданной и прокомментированной известным историком, палеографом и архивистом Д. Г. Шлютером4. Шлютер заново издал Биркрэттен 5, а также опубликовал шведские областные законы (XIII в.), Государственное и Городское уложения (Ландслаг и Стадслаг) Магнуса Эрикссона6 и Государственное уложение Кристофера7 (эти уложения названы по именам королей, в правление которых они были приняты) 8.

Ландслаг (буквально: «Закон страны») Магнуса Эрикссона — первый общегосударственный свод законов Швеции, составленный на основании областных законов и правительственных постановлений первой половины XIV в., был принят на съезде шведских феодалов в 1347 г. и действовал до 2 мая 1442 г., когда вступил в действие новый Ландслаг (Кристофера), по существу, однако, явившийся лишь частичной переработкой предшествующего. Структура обоих Ландслагов стандартна. Они состоят из 14 разделов (balker), касающихся государственного, гражданского и уголовного права.

Особое значение для нашей темы имеет «раздел о торговле» (Kopmala balker, КрВ), где содержатся данные о характере платежных средств, предписания о благородных металлах и порядке их обработки, о правилах оформления сделок и «законных» формах торговли, о регулировании торговли чужаков, о деревенских ремесленниках. Интересно сравнить эти разделы в обоих Ландслагах: во втором «Раздел о торговле» значительно расширен и детализирован, туда введены новые предписания (в частности о «незаконной торговле» и торговле сельских ремесленников — гл. VI и VII), раскрывающие своеобразие борьбы шведских городов за монополию на ремесло и торговлю. Из других разделов Ландслагов можно почерпнуть сведения о предметах ремесленного производства, порядке и характере строительства и т. д.

В Государственных уложениях вопросы городской жизни освещались попутно, так как все они были сконцентрированы в Стадслаге — втором городском законодательстве страны. Он был принят между 1350 и 1357 гг. и по объему равен современному ему Государственному уложению, во много раз превосходя Биркрэттен и по сумме рассматриваемых норм городской жизни. Подобно тому, как Биркрэттен подвел итоги развития шведских городов к середине XIII в., Стадслаг зафиксировал основные нормы городской жизни страны, сложившиеся к середине XIV в. в результате борьбы городов за муниципальные привилегии. Самый факт принятия обширного нового городского закона, изымающего города из юрисдикции земских властей, свидетельствовал не только о растущей политической централизации Швеции, но и о темпах развития ее городов и повышении их роли в системе общественных отношений страны.

Структура Стадслага сходна со структурой Ландслагов, с учетом различий, определяемых предназначением этих документов. Стадслаг состоит из 16 глав, трактующих законы о праве короля (KgB), городском управлении и судопроизводстве (RB), о браке (GB), наследовании (AЕВ) и распоряжении недвижимостью (JB), о городских постройках (BgB), торговле (КрВ) и кораблях (SkB), об уголовных и гражданских правонарушениях (EdzB, HB, DrViB, SViB, ThiB),— короче, он регулирует важнейшие стороны жизни горожан и города в целом: не случайно Стадслаг Магнуса Эрикссона оставался основным городским законом Швеции в течение без малого 300 лет, до городских законов первой половины XVII в. Разумеется, в нем не могли быть предусмотрены все явления городской жизни, тем более те, которые возникали в последующий период. Это требовало дополнительных поправок, разъяснений или изменений; некоторые из них вносились в списки Стадслага, хранившиеся в различных городах, некоторые оформлялись путем общих или частных городских Привилегий.

Однако в общегородском законодательстве (не говоря уже о Государственных уложениях) вопросы, связанные с городским ремеслом, освещены скупо. В Биркрэттене о городских ремесленниках специально ничего не сказано, в Стадслаге им посвящены два параграфа. Это обстоятельство, взятое само по себе, является одним из серьезных аргументов в пользу теории о неразвитости городского ремесла до XVI в. Но сопоставление Стадслага и других источников убеждает в том, что государственное законодательство занималось ремеслом лишь в той мере, в какой это было необходимо с точки зрения интересов центрального управления и фиска, а основное регулирование в этой области принадлежало городским властям. Кроме того, значение Стадслага как источника для изучения проблем ремесленного производства не исчерпывается специальными распоряжениями о ремесле: существенные данные о нем имеются в разделах о постройках, кораблях, торговых сделках и др.

Еще малочисленнее специальные упоминания о городском ремесле и ремесленниках в городских хартиях—привилегиях, полученных от центральной власти отдельными городами, городами одной области или всей страны. Публикации ряда городских хартий были предприняты в многотомной серии «Шведские дипломы», начатой Ю. Г. Лильегреном в 1829 г., продолженной Б. Э. Хильдебрандом, К. Сильверстольпе, Э. Хильдебрандом и С. Тюнбергом9 (многие шведские дипломы и по сей день остаются достоянием только архивистов). Некоторые хартии, относящиеся к отдельным городам — Мальмё, Норчёпингу и Упсале,— издавались в специальных сборниках 10. Наконец, в 1927 г. Н. Херлитц опубликовал почти все сохранившиеся хартии шведским городам с 1251 по 1523 г.11 Во всех публикациях хартий сохранен язык подлинника — латинский, старошведский, старонемецкий и стародатский, и все издания (за исключением мальмозских хартий) в той или иной форме снабжены комментариями составителей. Всего до конца XV в. известно немногим более 350 городских хартий. Из них около 70 содержат только подтверждения ранее данных привилегий (в ряде случаев последние нам не известны), более 10 разрешают различные споры, главным образом из-за земли и права беспошлинной торговли, около 20 хартий являются предписаниями о сборе налогов, постройке мостов и т. п.; остальные же содержат собственно привилегии, причем тексты 10 из них не сохранились 12.

Среди городских хартий мы не видим привилегий на право иметь цехи, ремесленники там почти не фигурируют. Регулирование монетного чекана, ювелирного дела, вопросов продовольственной политики и городского рынка (в частности мелочной торговли), а также общие перечисления ремесленных специальностей (в нескольких хартиях) — вот те данные о ремесле, которые содержат хартии шведским городам.

Одним из основных источников для изучения шведского ремесла в XIV—XV вв. являются уставы стокгольмских цехов (так называемые скры). Большинство из сохранившихся до наших дней цеховых уставов,— а это главным образом уставы стокгольмских цехов — были изданы в середине прошлого столетия известным палеографом и архивистом Г. Э. Клеммингом в серии публикаций, предпринятых Шведским обществом по изданию древних рукописей 13.

В это издание вошло 56 документов, из них 18 относятся к XIV—началу XVI в. Материал расположен в хронологической последовательности, причем уставы сгруппированы вместе с некоторыми другими документами, относящимися к данному цеху: более поздними редакциями самого устава, добавлениями и поправками к нему, предписаниями и привилегиями, исходящими из королевской канцелярии, и т.д. Здесь же опубликованы сохранившиеся предписания уставного характера XVI и XVII вв., относящиеся к соответствующим цехам в других городах страны, две редакции устава городских рыболовецких становищ (Hamnskrå) 1450 г. и таксы цен и заработной платы середины XVI в., содержащие ссылки на «старые» цены (середины XV в.). Уставы написаны на старошведском языке 14 и разделены на статьи. Трем из них предпослано аннотированное оглавление, составленное одновременно с самим уставом (уставы цехов сапожников, портных, золотых дел мастеров), что свидетельствует о традиции, уводящей в более далекое прошлое 15.

С большей или меньшей последовательностью и полнотой уставы трактуют вопросы приема в цехи новых лиц, права и обязанности членов цеха в общественном и производственном аспекте, вопросы найма рабочей силы и ученичества, выборов должностных лиц и контроля за деятельностью и бытом собратьев по цеху и т. п. Материал уставов (как и всяких правовых документов) в большинстве случаев статичен; тем не менее он дает возможность судить о многих сторонах жизни и труда стокгольмских ремесленников: о производственной структуре и производительности ремесла, экономических, этических и правовых отношениях между ремесленниками, об их борьбе за монополию в области производства и сбыта. Уставы позволяют выявить характерные черты самой цеховой организации, ее функции, место в системе городских отношений и т. д. В уставах ярко отразилась производственная и юридическая терминология эпохи; они дают также некоторое представление об образе жизни и быте членов цеха — стокгольмских горожан XIV— XV вв.

К XIV—XV вв. в публикации Клемминга относятся лишь стокгольмские уставы: не случайно в исторической литературе до самого последнего времени цеховой строй Стокгольма расценивался как уникальное явление в жизни шведских городов до конца XV в. Поэтому особое значение для нашей темы имеют документы Мальме и Кальмара, содержащие сведения о ремесленных цехах, а также работы А. Сандклефа и А. Нильсона, приводящих подробный, а подчас — буквальный пересказ архивных цеховых документов этих и ряда других городов.

Большие возможности для исследования ремесла открыли публикации городских книг, прежде всего — Памятных книг (Tänkeböcker, liber memorials), содержащих записи дел, проходивших через городские магистраты и суды. Такие записи в шведских городах начали производиться, по-видимому, с конца XIII или с начала XIV в., так как Стадслаг говорит о «городской книге» (stadzsins book) как об обычном явлении 16. Оформление сделок на движимое и недвижимое имущество, утверждение завещаний и разбор дел о наследстве, взыскание долгов, назначение и утверждение должностных лиц, утверждение цеховых уставов и распоряжения по городу, разбор уголовных и гражданских тяжб с привлечением свидетелей — вот далеко не полный перечень тем, затрагиваемых Памятными книгами. Они рисуют выразительную картину городской жизни, отражая неповторимый колорит эпохи, и содержат ценные сведения о ремесленниках, их количестве и профессиональном составе, экономических и бытовых интересах и связях, имущественном и правовом положении, правах и обязанностях. К сожалению, таких книг сохранилось немного, и они не равноценны. Памятные книги Нового Людоса и Енчёпинга охватывают время соответственно с конца или середины XVI в. К интересующему нас периоду относятся изданные в первой половине XX в. Памятные книги Йёнчёпинга (1456—1548 гг.), Арбуги (1451—1492 гг.), Кальмара (1381 — 1523 гг.) и Стокгольма (1474—1500 гг.).

Памятные книги Йёнчёпинга, опубликованные А. Раммом в издании культурно-исторического Общества древностей северного Смоланда (организовано в 1901 г.) 17, сохранились в довольно беспорядочном виде. Записи там кратки и хронологически перемешаны, большинство из них — судебные дела и взыскание арендной платы за городскую землю. Наименования профессий в лучшем случае даны в общем виде, а часто вообще отсутствуют. Публикация не снабжена комментариями и указателями. Аналогично изданы и Памятные книги Арбуги18. Они полнее по содержанию, дают больше конкретных сведений об отдельных ремесленниках, но текст сильно пострадал от времени, в нем множество лакун и неясных мест. Книги Арбуги и Йёнчёпинга написаны на старошведском языке.

Кальмарские Памятные книги изданы с комментарием и указателями 19, они охватывают около 150 лет, но записи в них очень кратки и неравноценны. Книги состоят из четырех частей, весьма различных по содержанию и языку. Первая и самая ранняя часть, написанная на старошведском и латинском языках, содержит небольшую запись об арендных платах городу, фиксацию земельной сделки 1381 г., предписание об уплате пошлин серебром (1384 г.) и сделанные разными почерками и с большими промежутками записи относительно различных городских дел (на старонемецком языке). С 1421 г. идут записи на старошведском языке. Вторая часть Книг — запись дел магистрата и суда (переход недвижимости, дела об арендах, наследстве, взыскании долгов и т. п.). И, наконец, отдельно помещены списки лиц, получивших право бюргерства в городе, и их поручителей. Эти записи, а также документы, касающиеся собственности, занимают преимущественное место в Памятных книгах Кальмара. Как полагают ее издатели И. Мудейр и С. Энгстрём, город вел протоколы и до 80-х годов XIV в., но они утеряны (или исчезли многие первые страницы из сохранившейся книги) 20.

В отличие от Памятных книг Йёнчёпинга и Арбуги, почти не привлекавшихся для исследований, кальмарские книги изучались в XVIII и XIX вв. 21

Наиболее полно сохранились Памятные книги Стокгольма, издание которых, блестяще осуществленное Э. Хильдебрандом, Г. Карлссоном и Ю. А. Альмквистом, составляет три больших тома22. Стокгольмский магистрат и суд собирался иногда в присутствии Государственного совета, регентов и королей, его решения подчас носили характер общегосударственных постановлений и записывались достаточно подробно. Поэтому Памятные книги Стокгольма широко использовались в шведской литературе, особенно с середины XX в., главным образом для освещения политической истории и торговли страны.

Хотя Памятные книги — особенно книги Стокгольма — дают наибольшую сумму конкретных введений о городских ремесленниках, но и эти сведения не полны: ведь многие горожане не имели дел в магистрате и о них не говорится в городских книгах. Особенно это относится к низшим слоям бюргерства, в частности менее состоятельным группам ремесленников, подмастерьям и ученикам, лицам, занятым трудом по найму. И естественно, больше всего сведений дают Памятные книги о купцах, ювелирах, и т. п.

Кроме того, идентификация упоминаемых там лиц чрезвычайно затруднена вследствие известной особенности образования шведских фамилий и обычного обозначения жителей по личным именам. Наконец, далеко не всегда указывается профессия или занятие фигурирующих в книгах лиц. Иногда это можно определить по характеру проходящих через магистрат дел, но достоверность такого способа не может быть полной. Занятия городских жителей были многообразны, часто ремесленники попутно занимались торговлей, посредничеством, «двумя ремеслами». К тому же лавка купца и мастерская-лавка ремесленника обозначались общим термином bod, и определить статус ее владельца нередко просто невозможно.

Применительно к Стокгольму все эти вопросы решать все же сравнительно легче, так как там велись еще Земельные книги23 и Книги городских балансов, или Налоговые описи. Последние особенно важны при исследовании городского производства. Издание описей за 1460— 1468 гг., осуществленное Ю. А. Альмквистом, содержит также перечни финансовых поступлений и расходов магистрата и, кроме того, материальные отчеты городских бургомистров за некоторые годы XV в. Более раннее издание налоговых описей за 1501 —1510 Гг., предпринятое X. Хильдебрандом и Л. М. Боотом, не содержит дополнительных материалов24.

Основное место в Налоговых списках занимает опись поступлений городского налога — скатта25. Описи составлены по принципу перечисления подлежащих налогообложению горожан с указанием их местожительства и суммы выплаченного ими налога. В числе налогоплательщиков Стокгольма были все самостоятельные жители города, в том числе ремесленники, торговцы, рыбаки и лица, занимающиеся другими промыслами26.

С точки зрения нашего исследования стокгольмские налоговые реестры также несовершенны. Они не содержат описи имущества налогоплательщиков, не позволяют понять принцип раскладки налога и его процентное и абсолютное соотношение с размером облагаемого имущества (ведь указан только размер уплаченного налога). Профессия или занятие обозначенных в описи лиц в большинстве случаев не указывается. Многие из горожан, внесенных в налоговые списки, налог не уплатили, что еще более запутывает общую картину27. Что же касается уплативших налог лиц, о которых есть сведения в описи, то и здесь исследователя ожидает разочарование: провести сравнительный анализ эволюции городского ремесла, социального состояния и налогообложения горожан за те годы, за которые сохранились налоговые описи, почти невозможно из-за путаницы имен, поскольку налогоплательщики обозначаются в описи чаще всего одним именем.

Однако налоговые описи могут быть подвергнуты статистической обработке (путем извлечения и суммирования всех имеющихся в них сведений об отдельных горожанах) и дать материал для обобщений, для сравнительного анализа как численности и состава горожан, так и имущественных градаций в городе вообще (и среди ремесленников в частности). Налоговые описи и финансовые балансы позволяют также прийти к определенным выводам о разделении труда в стокгольмском ремесле соответствующей эпохи, а отчеты о городских расходах расширяют материал о характере и объектах труда городских ремесленников. Налоговые описи часто упоминаются в работах современных шведских историков, но до сих пор привлекались лишь в качестве иллюстраций или для подтверждения фактов городского строительства в отдельные годы, подготовки к войне и т. п.

Таким образом, хотя источников по городскому ремеслу Швеции в XIV—XV вв. и немало, каждый из них содержит весьма ограниченные сведения по нашей теме, поэтому ее освещение требует сравнительного анализа и сопоставления всех сохранившихся материалов и скрупулезного изучения каждого из них.

Источников по горному делу и металлургии меньше, чем по городскому ремеслу, они имеют более компактный характер и легче поддаются обработке. В подавляющем большинстве эти источники относятся к главному району Бергслагена — Даларне.

Документы XIII—XV вв.— горные уставы с описанием производственного процесса и предписаниями о рабочей силе, купчие, закладные, хартии горного города Хедемуры, монетные указы и т. п.— вошли в трехтомное издание К. Г. Крёнингссвэрда и Ю. Лидена 28 и частично в упоминавшиеся выше издания шведских дипломов. Важные материалы о налоговой системе в Даларне начала XV в. содержат опубликованные С. Тюнбергом выдержки из налоговых реестров 1413 г., а по первой половине XVI в.— ценная публикация К. Г. Крёнингсвэрда 29. Часть неопубликованных шведских дипломов, относящихся к средневековой Даларне, проаннотирована в специальном сборнике Н. А. Кульберга30.

Первый известный нам горный устав был издан Магнусом Эрикссоном в 1347 г. для Коппарбергет в виде «Привилегий Медной горы»31. Однако содержащиеся там ссылки на «привилегии и старое письмо», которые горные люди имели от предшественников Магнуса, позволяют предположить, что были еще более старые предписания для Коппарбергет, которые, однако, не носили характера устава, поскольку в привилегиях 1347 г. указывается, что эти последние изданы в ответ на просьбы горных людей о «таком праве, согласно которому должны существовать промыслы». Впоследствии этот устав (или привилегии) неоднократно подтверждался шведскими королями; до нас дошли документы такого рода, подписанные Магнусом Эрикссоном (1360 г.), Альбрехтом (1366 г.), Эриком XIII (1413 г.), Кристофером (1442 г.), Карлом Кнутссоном (1445 г.), Кристианом I (1458 г.), Хансом (1499 г.), Стеном Стуре младшим (1512 г.) и т. д.

Железные рудники в Швеции получили законодательное оформление также в середине XIV в. Это были уставные предписания Магнуса Эрикссона для Норберга от 1354 г.32, которые затем подтверждались им же в 1355 и 1360 гг. а также королями Альбрехтом (1367 и 1368 гг.), Эриком XIII (1413 г.), Кристофером (1442 г.), Кристианом I (1458 г.), Хансом (1497 г.) и т. д. Подавляющее большинство этих привилегий (или же их подтверждений), направляемых конкретно Норбергу, Коппарбергет, Вестра Бергет или Утвидабергет, имели общий характер, поскольку в них оговаривалось, что предлагаемые установления, особенно в отношении сбора подати, управления, охраны порядка и пр., распространяются на все рудники в Даларне33.

Благодаря этим предписаниям, а также сохранившимся дарственным, купчим, закладным и т. п. документам и документам из истории тесно связанных с горным промыслом шведских городов, можно составить представление о технологии производства на рудниках, о социальных отношениях в Бергслагене и их эволюции и о той роли, которую играли горнорудные промыслы в развитии социально-экономических отношений в Швеции в рассматриваемый период.

Однако в общем приходится констатировать, что источников по горному делу Швеции XIII—XV в. далеко не достаточно для детального исследования этой темы. Не случайно шведские историки горного дела в последние годы все больше и больше обращаются к работам палеотопографического характера, которые позволяют получить отсутствующие в письменных источниках данные о некоторых особенностях организации производства, характере распределения населения, объеме добычи и плавки руды и т. д. Весьма вероятно, что именно эта недостаточность документального материала вынуждала шведских историков горного дела несколько злоупотреблять ссылками на Агриколу и немецкие документы.

Особенно тяжелое положение с источниками по деревенскому ремеслу и хозяйству в целом, сведения о которых приходится собирать буквально по крупицам. Помимо дипломов, областных и государственных законов и городских документов, здесь были использованы некоторые документы биргиттинского монастыря в Вадстене34. Монастырские владения «располагались в большинстве областей Швеции; они включали пашни, рыбные угодья, рудничные участки в Нэрке, земли в городе Вадстене, мельницы и т. п. Документы Вадстеновскогс монастыря дают представление о хозяйственном уклоне различных областей Швеции, а также содержат некоторые сведения о деревенском и монастырском ремесле.

Помимо указанных письменных источников, которые были подвергнуты сплошной обработке, в настоящем исследовании были использоваиы отдельные документы из других публикаций, особенно изданные Клеммингом рифмованные хроники XIII—XV вв., памятники поэзии XV в., таможенные книги Любека и др.35 Важное значение для работы имеют археологические исследования, описания материалов шведских музеев, труды советских и шведских нумизматов, а также тех историков, которые подобно И. Хаммарстрём, обильно цитируют в своих книгах недоступные нам архивные документы хозяйственного характера (в частности отчеты поместных фогтов).

Материалов для полного и всестороннего освещения избранной темы не всегда достаточно, что ощущается при изучении периода до середины XIV в., при исследовании ремесленного производства в деревне и в периферийных городах; это особенно относится к городским низам и внутренней, обыденной и скрытой жизни ремесленной мастерской. Но и имеющиеся источники не исчерпаны, и их последующий анализ, наряду с необходимыми новыми публикациями, безусловно, расширит наши представления о ремесле и промыслах средневековой Швеции.




1См. S. Тunberg. Erik av Pommerns jordebok af år 1413.— HT, 1913, s. 117 f.
2Bjärköa Rätten. Utg. af J. Hadorph. Stockholm, 1687 (далее — Bjärköa Rätten); Wisby stadz Lag pä Gottland. Utg. af J. Gadorp. Stockholm, 1688.
3См. А. А. Сванидзе. Из истории городского строя Швеции XIII в.— «Средние века», 28, 1965, стр. 80—94.
4Samling af Sweriges Gamla Lagar, v. I—XIII. Utg. af D.G.J. Sohlyter. Lund, 1827—1877 (далее — Schlyter).
5Schlyter, v. VI, 1844. Для настоящей работы мы пользовались Б'иркрэттен в издании и с солидными комментариями О. Хольмбека, в серии шведских законов, впервые изданных на современном шведском языке: Svenska landskapslagar, tolkade och förklarade för nutidens svenskar av Å. Holmbäck och E. Wessén. Ser. 5. Stockholm — Uppsala, 1946 (далее —Bjr).
6Konung Magnus Erikssons Landslag.— Schlyter, v. X, 1862 (далее — M. E. Landslag); Konung Magnus Erikssons Stadslag.— Schlyter, v. XI', 1965 (далее — Stadslag).
7Konung Christoffers Landslag.—Sch1уter, v. XII, 1869 (далее — K. Landslag).
8Шлютер издал шведские законы на языке подлинника — старощведском. Публикация большинства из них на современном шведском языке проделана О. Хольмбеком и Э. Вессеном (Svenska landskapslagar...) Выдержки из Ландслага Магнуса Эрикссона на русском языке опубликованы и прокомментированы С. Д. Ковалевским («Средние века», 26, 1964).
9Svenskt Diplomatarium, från och med år 1401, bd. 1—4. Utg. genom C. Silfverstoilpe. Stockholm, 1875—1904 (далее—Sv. Dip.1.); Diplomatarium Suecanum, bd. 1—8. Utg. av J. G. Lijegren m. fl. Stockholm, 1829—1959 (далее —Dipl. Sv.).
10Anteckningar om Norrköping stad. Sami. och utg. af Fr. Hertz-manoch L. Ringborg, v. I. Norrköping, 1851; v. II. Örebro, 1857 (далее — ANS); Monumenta scaniae historica. Diplomatarium civitatis Malmogiensiis (Malmö stads urkundsbok). Utg. af L. Weibull. Bd. I. Malmö, 1917 (далее — MSUB); Uppsala stads privilegier (1314—l787). Utg. af C. M. Kjellberg. Uppsala, 1907 (далее —USP).
11Privilegier, resolutioner och förordningar for Sveriges sitäder. Del. l (1251—1523). Utg. av N. Herlitz. Stockholm, 1927 (далее — Privilegier).
12Характер привилегий вообще не всегда ясен. Иногда в хартии просто указывается, что данный город может иметь «такие же привилегии, как и другие города» области или страны, и трудно определить, что здесь имеется в виду: городское полноправие (право köpstad) или какие-то конкретные, частные привилегии.
13Skrå-ordningar. Sami. af G. E. Klemming. Stockholm, 1856, (далее — Skråordningar). Шведское общество по изданию древних рукописей (Svenska Fornskift-Sällskapet, далее — SFS) существует с 40-х годов XIX в.
14Королевское предписание относительно цеха портных от 1356 г. было написано на латинском и одновременно переведено на старошведский язык. Клемминг привел в своей публикации оба варианта.
15Датировка рукописей (там, где они не имеют точно обозначенной даты), а также короткие пометы о всякого рода вставках и разночтениях даны Клеммингом в тексте и в небольших источниковедческих описаниях, приложенных к каждому уставу. Кроме того, издание снабжено четырьмя иллюстрациями, перенесенными из подлинников уставов и изображающими цеховые эмблемы и святых — покровителей стокгольмских цехов каменщиков, портных, золотых дел мастеров и носильщиков (см. Skråordningar, s. 77, 95, l4l, 185).
16Stadslag, JB, b. VI. Ср. L. Wеibu11. Bibliotek och arkiv...,s. 90.
17Jönköpings stads tankebok, hf. 1—3. Utg. av A. Ramm.— «Meddelanden från norra Smålands Fornminnesförening». Jönköping, 1907, 1910, 1914 (далее —Jönk. tb.).
18Arboga stads tankebok. Del. l (1401—1472), 2 (1473—1402). Utg. av E. Noreen och T. Wennström.—SFS. Uppsala, 1935—1907 (далее —Arboga tb).
19Kalmar stads Tankebok. Utg;. av J. Modeér och Sit. Engström. Hf. 1—2,—SFS. Uppsala, 1945—1949 (далее — Kalmars tb.).
20Kalmars tb., s. XVIII—XIX.
21Kalmars tb., s. XXI—XXII; G. V. Sylvander. Kalmars historia, del. 2, afd. 2, s. 430. Впрочем, Сюльваадер использовал эти книги весьма незначительно, и его выводы по датировке текстов (в частности указа о пошлинах) впоследствии серьезно оспаривались (см. W. Smith. Äldre svenskt tullväsen. Lund, 1934, s. 77).
22Stockholm stads tänkeböcker. Hf. 1 (1474—1483), utg. av E. Hildebrand. Stockholm, 1917; hf. 2 (1483—1492), utg, av G. Carlssson. Stockholm, 1944; hf. 3 (1492—1500), utg. av J. A. A1mquist. Stockholm, 1930 (далее — St. tb. 1, 2, 3). Сохранились также Памятные книги Стокгольма за 1524—1529 гг., написанные городским секретарем, известным Олаем Петри (G. Hellström. Var i Stockholm bodde Olavus Petri? — SSEÄ, 1917). Именной указатель к ним опубликован в SSEÄ (1915, s. 271—317)
23Stockholms stads jordebok, I. (1420—1474); II (1475—1496), utg. genom H. Hildebrand. Stockholm, 1876, 1914.
24Stockholms stads skottebok 1460—1468 samt strödda Räkenskaper från 1430-talet och från åren 1460—1473. Utg. av J. A. Alm-quiist. Stockholm, Г926; Stockholms stads Skotteboken 1501—>1510. Utg. genom H. Hildebrand o. L. M. Bååth. Stockholm, 1915 (далее — St. sb. 1,2).
25Skatt — старейший городской налог, который взимался ежегодно с движимого (и недвижимого?) имущества всех полноправных городских жителей, не состоявших у кого-либо в услужении, если их имущество оценивалось не менее, чем в три марки серебра (независимо от того, находилось это имущество в городе или вне его). Определить приицип раскладки этого налога пока невозможно.
26Кроме того, в Швеции XV в. городские налоги взимались и с
иностранных купцов, проживающих в городе в момент их сбора.
27В числе тех, чей налог в описи не обозначен, были лица: 1) отсутствующие в городе в момент сбора налога; 2) умершие за истекший налоговый год; 3) уплатившие налог раньше (при неизвестных обстоятельствах); 4) освобожденные от уплаты налога в связи с тем, что выполняли для города или короля какую-либо временную или постоянную работу. В ряде случаев налог вносился сразу за ряд предшествующих лет — следовательно, в те годы данные лица налог не платили.
28Diplomatarium Dalekarlicum. Urkunder rörande Landskapet Dalarne. Saml. o. utg. af C. G. Kröningssvärd och J. Lidén, del. I. Stockholm, 1842; del. 2, 3. Fahlun, 1844, 1846 (далее — Dipl. Dal.).
29S. Tunberg. Erik af Pommerns jordebok...; Uppgifter på mantal m. m. i Dalarne, under åtskilliga år, emellan 1538 oh 1621 Utg. af C. C. Kröningssvärd. Afd. I, N 1—125. Fahlun, 1844 (далее — Mantal i D,alarne).
30Svenska Riks-arohivets Pergamentsbref från och med år 1351 Utg. av N. A. Kullberg. Afd. I, II. Stockholm, 1866, 1868 (далее — Pergamentsbref).
31Dipl. Dal., № 16; Privilegier, № 32. Перевод этого документа на современный шведский язык дан в приложении к кн.: Т. Söderberg. Stora Kopparberget under medeltiden och Gustav Vasa. Stockholm, 1932, s. 465—467.
32Dipl. Dal., № 22.
33Это особо подчеркивается, например, в уставах 1347 и 1454 гг. для Коппарбергет и Нсхрберга (Dipl. Dal., № 16, 22).
34Их характеристику см. в кн.: L.-A. Nогbогg. Storföretaget Vadstena kloster. Studier i senmedeltida godspolitik och ekonomiföraltning. Lund, 1958, s. 13—20 m. m.
35Bidrag till Skandinaviens historia ur utländska arkiver, saml. och utg. af C. G. Styffe. Bd. 1—5. Stockholm, 1859—1889 (далее — C. G. Styffe. Bidrag); EriJkskrömiikan. Utg. av R. Pippiing. Uppsala, 1'921 (далее —Erikskrönikan); Nya eller Karlskrönikain (13891—1452). Stockholm, 1866 (далее — Karlskrönikan); Peder Månssons skrifter på Svenska. Utg. av R. Geate.—SFS, bd. 30, 43. Stockholm, 19113—1910; Svenska medeltidsdikter och rim. Utg. av G. E. Klemming.— SFS, bd. 78—80. Stockholm, 1881 —1882. См. также публикации Ф. Брунса и Г. Лехнера, касающиеся части ганзейских материалов.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сьюард Десмонд.
Генрих V

Игорь Макаров.
Очерки истории реформации в Финляндии (1520-1620 гг.)

Иван Клула.
Екатерина Медичи

Лев Карсавин.
Монашество в средние века

С.Д. Сказкин.
Очерки по истории западно-европейского крестьянства в средние века
e-mail: historylib@yandex.ru
X