Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Валентин Седов.   Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование

Древнерусские города, государственность и xристианство как факторы консолидации славянского населения Восточно-европейской равнины

Огромная роль в становлении древнерусской народности принадлежит многочисленным городам и их обитателям — городскому сословию. Начало процесса градообразования на Восточно-Европейской равнине определяется IX—X вв. Уже в VIII в. в различных местностях зарождаются ранние торгово-ремесленные поселения — протогорода. Они стали центрами кристаллизации военно-дружинного и торгового сословий, а также пунктами становления древнерусского ремесла. Протогорода, основу населения которых составляли представители того племени, в ареале которого они возникли, охотно принимали в состав жителей иноплеменников. Почти с момента основания они оказывались пестрыми в этническом отношении. Так, среди обитателей Ладоги с ранней поры археологически документируются словене ильменские, кривичи, варяги, местная чудь и балты100.
К числу интереснейших протогородских центров лесной полосы Восточной Европы принадлежит Изборское городище. Оно было основано на рубеже VII и VIII вв. и сразу укреплено. В VIII—X вв. здесь жили и работали бронзолитейщики и ювелиры, косторезы и резчики по камню, развита была и обработка железа. Поселок обеспечивал ремесленной продукцией окрестные, а возможно, и отдаленные селения. Здесь же, как можно судить по находкам арабских монет, скандинавских, эстских и летто-литовских предметов, производился торговый обмен с землями Балтийского региона. Население Изборского городища этого времени при доминировании кривичского было разноэтничным101.

В южных землях наиболее яркими протогородскими поселениями являются кратко описанные выше городища Зимно на Волыни и Пастырское в антском регионе, в составе населения которого были славяне — выходцы из разных племен — и неоднородные тюрки. Разноплеменность населения была одной их характернейших черт протогородских поселений102.
Такими же неоднородными по этнической структуре стали и древнерусские города103. Археологическое изучение Новгорода, Киева, Суздаля, Смоленска, Пскова, Чернигова, Изборска и других городов отчетливо свидетельствует, что городское население Руси формировалось из жителей разных регионов Восточной Европы. Так, материалы раскопок Новгорода Великого показывают, что его население складывалось не только из среды словен ильменских, в земле которых он был основан, но также из кривичей (псковских и смоленских), переселенцев из регионов вятичей и радимичей, а также варягов и прибалтийских финнов из окраин Новгородской земли104.
Древняя Русь накануне татаро-монгольского нашествия имела большое количество крупных, средних и малых городов. По подсчетам М. Н. Тихомирова, уже в X в. на Руси было не менее двадцати пяти городов, в XII в. их число достигает двухсот двадцати четырех, а к 30-м годам XIII в. существовало не менее трехсот городов105. В реальности их было больше, так как не все города упомянуты в летописях.

Для строительства и пополнения населения новых городов привлекались жители разных регионов Руси. Так, уже в конце X в., когда по велению киевского князя Владимира Святославича для защиты южных рубежей Руси «...нача ставити городы по Десне, и по Востри, и по Трубежеви, и по Суле, и по Стугне», были собраны для их строительства и проживания в них жители многих областей Руси: «И поча нарубати муже лучшие от словенъ, и от кривичь, и от чюди, и от вятичь, и от сихъ насели грады»106. Безусловно, в возведении и обживании этих городов участвовало также и местное население — северяне и поляне.
С ростом числа городов и в связи с их бурным развитием вырастает новая общественная сила Древней Руси — горожане. Можно достаточно определенно утверждать, что городское население было новообразованием. Оно формировалось из представителей разных славянских, а отчасти и неславянских племенных групп. В условиях городской жизни прежние региональные различия довольно быстро стирались.
Городское население, не связанное с местными племенными традициями или слабо связанное с ними, стало мощной движущей силой в создании и распространении единой материальной и духовной культуры на всей территории Руси, в нивелировке племенного разнообразия, в интеграции восточнославянской этноязыковой общности.
Раскопочные изыскания в городах свидетельствуют о весьма активном развитии городской жизни и культуры. Городская культура домонгольской Руси была единообразной на всей ее территории. Ее целостность прежде всего была обусловлена высоким уровнем городского ремесла. Повсеместное распространение гончарного круга и глиняной посуды, изготовленной на нем, привело к определенному единству древнерусского керамического инвентаря — одинаковому ассортименту изделий, в основном однотипной их орнаментации, однонаправленности эволюции гончарного дела. О сложении единства древнерусской городской культуры говорят и изделия железообрабатывающего ремесла, и общность технологических приемов, и одинаковость вооружения, продукции косторезного ремесла, и — особенно ярко — бронзолитейного и ювелирного дела. Городская культура с первых шагов своего развития разрывает пределы племенной замкнутости. Металлическое убранство костюма горожанок не обнаруживает каких-либо региональных различий. Трехбусинные височные кольца, изготавливаемые городскими ремесленниками в разных стилях и технике, получают широкое распространение во всех городах территории Древней Руси и из городов нередко поступают в сельские округи. Бронзовые и билоновые браслеты и перстни из древнерусских городов составляют несколько разных типов, но все они в равной степени имели хождение по всему восточнославянскому ареалу. Излюбленным украшением горожанок Древней Руси стали стеклянные браслеты, и опять-таки каких-либо региональных различий в их бытовании не наблюдается. Ювелирные изделия, выполненные в сложной технике (зернь, скань, чернь, эмаль), также распространялись по всей Русской земле.

Несомненным катализатором восточного славянства была торговля, которая в результате активизации городской жизни Руси приобретает все более и более широкий размах. По всей древнерусской территории получили широкое хождение пряслица из волынского шифера. В многочисленные малые города из крупных ремесленных центров поставлялись стеклянные браслеты и бусы, различные ювелирные украшения, крестики-тельники и энколпионы, костяные и самшитовые гребни. В пригородные сельские местности коробейниками доставлялись самые различные изделия городских ремесленников. Вырабатывается целый ряд вещей общедревнерусского характера.
В городах создавалась каменная архитектура, развивались связанные с ней производства строительных материалов. Города импульсировали развитие общевосточнославянского фортификационного дела.
Города оказывали существенное влияние на сельскую округу. Постепенно элементы городской культуры в той или иной степени проникали в среду земледельческого населения.
Города были не только создателями, носителями и распространителями единой древнерусской культуры, но и оказывали активное воздействие на многие стороны духовной жизни восточного славянства. Города стали центрами просвещения и грамотности. В крупных городах велось общерусское летописание, составлялись грамоты, акты и уставы, велась деловая переписка. Грамоты на бересте, обнаруженные уже в восьми древнерусских городах, а также бронзовые, железные и костяные писала-стило, встреченные в десятках городских поселений, говорят о сравнительно широкой распространенности грамотности на Руси. Все это не могло не способствовать культурному и языковому сближению славянского населения Восточно-Европейской равнины.
А. А. Шахматов отмечал, что некоторые памятники письменности, созданные в Киеве, не содержат ярких диалектных особенностей. Это позволило ему говорить о сложении в этом городе такого наречия (диалектного койне), которое утратило или сгладило диалектные черты, присущие разным местностям Древней Руси107. Подобные койне могли формироваться и в других крупных городах, и они играли активную роль в нивелировке диалектного многообразия восточного славянства.

В цементации древнерусской народности большое значение имело распространение среди славянского населения Восточной Европы христианской религии. Последняя прямо или косвенно способствовала единению культуры и языка древнерусской народности. Церковь сыграла положительную роль в развитии просвещения, создании литературных ценностей и произведений искусства и архитектуры. Несомненна и роль церкви в приобщении Руси к культурным богатствам Византии и всего христианского мира. Xристианская идеология, искусство и просветительская деятельность оказались мощными объединительными стимулами восточного славянства. Монастыри, наряду с городами, были общедревнерусскими центрами просвещения и культуры.
Для отправления христианских обрядов необходим был слой людей, владеющих грамотой и основами средневековой образованности. Уже Владимир Святославич сразу же после крещения Руси «нача поимати у нарочитые чади дети и даяти нача на ученье книжное»108. Один из важнейших результатов бурного развития культурной жизни восточных славян — становление литературного языка, который имел хождение на всей территории Древней Руси. Население, принявшее христианскую религию, в той или иной мере соприкасалось с получившим бытование на Руси старославянским языком, на котором была написана богословская литература и совершалось отправление церковных обрядов. При этом несомненно имело место сложное взаимодействие между письменным языком и разговорной речью. Постепенно разговорный язык, нужно полагать, впитывал в себя некоторые элементы письменного языка, что в той или иной степени способствовало процессу формирования языкового единства древнерусской народности.

Определяющим в становлении древнерусской народности было также создание и упрочение единого государства. Ведь недаром начало формирования древнерусского этноса по времени совпадает с процессом образования единой государственности. Древнерусская держава политически объединила все области Восточно-Европейской равнины, освоенные славянским населением. Государственная власть стала мощной консолидирующей силой в единении разноплеменного славянства, незаметно активизировала славянизацию остатков финского и балтского населения.
Государственная власть осуществляла административные и судебные функции на всей территории Руси, не считаясь с прежним племенным строением восточного славянства. Создаваемые ею воинские формирования из представителей различных земель вели к активному стиранию территориальных различий как в диалектном, так и в культурном отношении.
Определяющую роль Древнерусского государства в развитии единого языка подчеркивал А. А. Шахматов. Складывающаяся в пределах этого политического образования «общерусская жизнь», безусловно, стирала языковую дифференциацию и активизировала языковую интеграцию109.

Государственная деятельность по консолидации славянского населения Восточно-Европейской равнины протекала по нескольким направлениям. Прежде всего, это привлечение населения из разных уголков Руси к решению общегосударственных проблем. Так, для укрепления южных рубежей государства и борьбы с кочевниками киевские князья активно переселяли жителей из северных восточнославянских земель. Активизации процесса единения восточного славянства способствовала и княжеская деятельность в области права и религии.
Все названные интеграционные явления не следует рассматривать изолированно. Они действовали комлексно, в самом тесном взаимодействии. Так, государственная власть способствовала развитию городов и строительству крепостей, а они в свою очередь становились активными очагами упрочнения государственности и единения восточного славянства в этноязыковую общность. Государство и города были заинтересованы в развитии внутренней и международной торговли, и вместе они размывали элементы региональной обособленности, относящейся к времени освоения славянами Восточно-Европейской равнины. Распространение христианской религии вело к упрочению государственной власти, и они становились мощной объединительной силой, направленной на формирование единого этноса.
Единство территории, единство материальной и духовной культуры и единство языка — наиболее существенные характеристики этноса. Рассмотренное выше позволяет утверждать, что в X—XII вв. в пределах территории Древнерусского государства протекал довольно активный процесс этноязыковой интеграции разноплеменного славянского населения (в его составе были и славянизированные финские, и летто-литовские племена). В результате формировался единый этнос — древнерусская народность.



100Давидан О. И. Этнокультурные контакты Старой Ладоги VIII—IX веков // Археологический сборник Гос. Эрмитажа. Вып. 27. Л., 1986. С. 99—105.
101Седов В. В. Изборск в 8—10 веках // Новов в археологии Прибалтики и соседних территорий. Таллинн, 1985. С. 119—128.
102Седов В. В. Начало городов на Руси // Труды V Международного конгресса славянской археологии. Т. I. Вып. 1. М., 1987. С. 12—24.
103О становлении ранних городов на Руси см.: Седов В. В. Начало городов... С. 12—24; Толочко П. П. Пути становления древнерусских городов // Проблемы славянской археологии: (Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. Т. 1). М., 1997. С. 11—22.
104Седова М. В. Ювелирные изделия древнего Новгорода (X—XV вв.). М., 1981. С. 180—193; Носов Е. Н. Финно-угры и Новгород // Финны в Европе. VI—XV века. Вып. 2. М., 1990. С. 47—57.
105Тихомиров М. Н. Древнерусские города. М., 1956. С. 9—43.
106Повесть временных лет... С. 83.
107Шахматов А. А. К вопросу об образовании русских наречий и русских народностей // ЖМНП. 1899. № IV. C. 345.
108Новгородская Первая летопись... С. 157.
109Шахматов А. А. Краткий курс истории малорусского (украинского) языка // Украинский народ в его прошлом и настоящем. Т. 2. Пг., 1916. С. 680—681.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Любор Нидерле.
Славянские древности

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне

Игорь Коломийцев.
Славяне: выход из тени

Д. Гаврилов, С. Ермаков.
Боги славянского и русского язычества. Общие представления

Под ред. Е.А. Мельниковой.
Славяне и скандинавы
e-mail: historylib@yandex.ru
X