Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Валентин Седов.   Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование

Об этническом самосознании восточнославянской общности

Несколько слов необходимо сказать об этническом самосознании восточных славян в эпоху Древней Руси — существенном моменте в определении этноса110.
Территориальное, культурное и политическое единство восточного славянства создали основу для принципиальных сдвигов в области самосознания. Этноним русъ из Днепровско-Донского междуречья постепенно распространяется на всех славян территории Древнерусского государства.
Аналогичные процессы наблюдаются и в других регионах средневекового славянского мира. Так, в Висло-Одерском междуречье название одного из ляшских племен — поляне — постепенно стало этнонимом всего населения Древнепольского государства, которое, так же как и русь, складывалось из нескольких племенных образований раннего славянства. Чехи первоначально — название одного из славянских племен (они в ранний период заселяли сравнительно небольшой регион по обоим берегам Влтавы близ устья Лабы). С созданием государственности этот этноним распространился на все население Древнечешского государства, которое включало множество различных племен.
Летописи и памятники агиографии XI—XII вв. свидетельствуют, что на первых порах русами именовали себя военно-служилое и церковное сословия, но очень скоро русью, русскими людьми стали считать себя и более широкие слои восточнославянского населения, сначала, как можно полагать, горожане, а потом и сельские жители.
Уже в упомянутом выше «Слове о Законе и Благодати» митрополита Илариона, произнесенном до 1050 г., под «Русской землей» понимается вся территория Древнерусского государства, где проживают «русские люди». Иларион употребляет также понятие «язык русский», свидетельствуя о наличии в то время представления о «русских людях» как особой этноязыковой общности.
Аналогичное понимание руси красной нитью проходит через другой названный выше памятник XI в. — «Память и похвала князю Русскому Владимиру» Мниха Иакова.
Представление о Русской земле как о едином государстве и о населении его как о русских людях широко отразилось и в ряде других агиографических памятников второй половины XI—XII вв., а также в летописных текстах. Из летописных текстов после XI в. окончательно исчезают племенные этнонимы восточных славян. Их заменили названия жителей Древней Руси, производные от наименований городов — административных центров исторических земель или княжеств, а в целом восточнославянское население стало называться русью, русскими людьми, «сыновьями русскими».
Уже в первой половине XI в. этноним русь получил распространение среди славянского населения Новгородской земли. Об этом говорит летописная запись под 1060 годом, сообщая о сражении новгородцев и псковичей с сысолой: «И паде Руси 1000, а Сосол бещисла»111. Здесь явно русь — славяне Новгородско-Псковского региона. Вместе с тем славянское население этого края именовалось новгородцами и псковичами, что представляется вполне правомерным и не исключает этноязыковой общности восточного славянства.
В этнографическом введении Повести временных лет Русь — особая этническая общность, которая объединяла все проживавшие на территории Восточной Европы славянские племенные группы. Летописец сообщает: «Афетово бо и то колено: Варязи, Свеи, Урмане, Русь, Агняне, Галичане, Волхва, Римляне, Немци...» и далее: «В Афетове же части седять Русь, Чюдь и все языци»112. Достаточно очевидно, что здесь Русь — этноним, равный другим этносам — шведам, немцам, итальянцам, англам и др. По представлениям Нестора, все славянские племенные группы, расселившиеся по Восточно-Европейской равнине, пришли из одного региона — с Дуная и, таким образом, связаны между собой единством происхождения, их прошлое является предысторией Руси. Основные этапы исторического развития сжато изложены в Повести временных лет: сначала родовые отношения, затем племенные княжения и вслед за этим объединение в рамках единой государственности и формирование единого этноса.
Как известно, в XI в. некоторые финноязычные и балтские племена, признавая верховную власть киевских великих князей, входили в состав Древнерусского государства. Однако они не именовались русью. Под этнонимом русь Нестор понимал только славянское население Древнерусского государства. Таким образом, одним из критериев выделения руси является языковой — у всех славянских племен Восточной Европы один общий язык: «се бо токмо словенескъ языкъ в Руси...» («А словеньский языкъ и рускый одно есть...»), в то время как «мурома языкъ свой, и черемиси свой языкъ, моръдва свой языкъ»113. В целом русь в Повести временных лет выступает как общность, обусловленная единством происхождения, характеризуемая своим языком, своей территорией и своей политической организацией. Русь Нестора — древнерусская народность в современном понимании. Одновременно и Повесть временных лет, и другие летописные своды Русью именовали и всю Русскую землю — Древнерусское государство.
Таким образом, русъ в X—XIII вв. одновременно и этноним, и политоним.
На вопрос, все ли славянское население Древней Руси именовало себя русами, русичами, ответить невозможно. Можно полагать, что в ряде регионов восточнославянского ареала население (например, в местностях по соседству или в окружении финского или летто-литовского) именовало себя славянами, иногда — по принадлежности к тем или иным землям Руси — ростовцами, новгородцами и т. п. Это никак нельзя считать признаком отсутствия сознания принадлежности к древнерусскому этносу у восточнославянского населения.
Древнерусская народность, по-видимому, была достаточно сформировавшейся этноязыковой общностью. Она сохранялась и пережила период политической раздробленности Древней Руси. В «Повести о разорении Рязани Батыем» содержится целый ряд свидетельств о целостности древнерусского этноса, о наличии у русской народности сознания единства114.
Несомненный интерес представляют известия иностранных документов, в которых названия Русъ, Руссия употребляются для обозначения всей территории, населенной древнерусским этносом.
Так, Генрих Латвийский в «Хронике Ливонии» (XIII в.), упоминая о битве на Калке, пишет: «И прошел по всей Руссии призыв биться с татарами, и выступили короли со всей Руссии против татар»115. В числе этих «королей» названы князья киевский, галицкий, смоленский и другие. Описывая события в Новгородской и Псковской землях, Генрих Латвийский именует их Руссией, пишет о русских из Пскова116.
В сочинении де Плано-Карпини «История монгалов» (XIII в.) страна Руссия включает и Киев (назван ее столицей) с Черниговом, и Волынь (владимирско-волынский князь Василько именуется князем «в Руссии»), и Галицкая земля (галицкий князь Даниил назван «королем русским»), и Владимиро-Суздальская земля (о великом владимирском князе Ярославе Всеволодовиче пишется как о князе «в некоей части Руссии, которая называется Суздаль»)117. Здесь «Руссия» соответствует всей территории Древней Руси, всем землям, населенным древнерусским этносом.
В границах расселения древнерусской народности понимали «Руссию» также посланник римского папы и французского короля Людовика IX в Золотую Орду и Монголию (1252 г.) Вильгельм де Рубрук, который сообщает, что страна эта тянется от Пруссии, Польши и Венгрии118, и венецианский путешественник последней четверти XIII в. Марко Поло: «Россия — очень большая страна на север. Живут тут христиане греческого исповедания. Тут много королей и свой собственный язык»119.
Во второй половине XIII — XV в. древнерусская территория оказалась политически расчлененной. Отдельные части восточного славянства в этот период развивались уже самостоятельно — начался процесс становления отдельных языковых образований (русского, украинского и белорусского). Вместе с тем мысль о единстве восточного славянства, об общности русского (древнерусского) этноса сохранялась еще некоторое время.
Выше уже говорилось, что в конце XIV в. был составлен список русских городов, в котором названо триста пятьдесят семь городов, располагавшихся на всей территории восточного славянства, включая ареалы складывающихся в то время белорусского и украинского языков. М. Н. Тихомиров справедливо отмечает, что критерием причисления городов к русским был язык. Следовательно, единство древнерусского этноса, несмотря на государственную разобщенность его территории, проявлялось еще в XIV в.
В соборной грамоте 1415 г. епископы полоцкий, смоленский, черниговский, туровский, луцкий, холмский и перемышльский называют себя «епискупи русских стран»120. В папских грамотах XIII—XIV вв.121 королями русскими называются и владимиро-суздальский князь Юрий Всеволодович, и галицкий князь Даниил Романович, и великий литовский князь Гедемин, значительную часть владений которого составляли области, заселенные наследниками древнерусского этноса.
В галицко-волынских грамотах XIV в. употребляется титул «князь всей Русской земли, Галицкой и Владимирской», «князь Владимирский и господарь Русской земли», «князь и господарь Руси»122. Очевидно, население Волынской земли и Галичины этого времени осознавало, что оно принадлежало к Руси, вышло из среды древнерусского этноса и сохраняло свое этническое имя.



110На основании памятников древнерусской письменности X—XII вв. эта тема рассматривается в одном из разделов книги: Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья. М., 1982. С. 96—119.
111Новгородская Первая летопись... С. 183.
112Повесть временных лет... С. 10.
113Там же. С. 13.
114Воинские повести Древней Руси. М.; Л., 1949. С. 96—115.
115Генрих Латвийский. Xроника Ливонии. М.; Л., 1938. С. 222.
116Там же. С. 198.
117Иоганн де Плано-Карпини. История монгалов. СПб., 1911. С. 9, 25, 44, 45, 50, 54, 57, 61.
118Вильгельм де Рубрук. Путешествие в восточные страны. СПб., 1911. С. 85.
119Марко Поло. Путешествие. Л., 1940. С. 262.
120Акты, относящиеся к истории западной Руси. Т. 1. СПб., 1846. С. 33.
121Акты исторические, относящиеся к России, извлеченные из иностранных архивов и библиотек А. И. Тургеневым. Т. 11. СПб., 1841. С. 30.
122Сборник материалов и исследований. СПб., 1907. С. 149—153.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский.
Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье

А.С. Щавелёв.
Славянские легенды о первых князьях

Сергей Алексеев.
Славянская Европа V–VIII веков

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне

Е.И.Дулимов, В.К.Цечоев.
Славяне средневекового Дона
e-mail: historylib@yandex.ru
X