Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Вера Буданова.   Готы в эпоху Великого переселения народов

3. Готы в канун гуннского вторжения

Для Римской и Ранневизантийской империй отношения с готами всегда были одним из главных вопросов в их взаимоотношениях с племенами, населявшими земли к северу от Дуная. Особенно остро этот вопрос встал после того, как Рим оставил в 271 г. Дакию и готы заняли области на севере и востоке этой провинции, став ближайшими соседями римлян. Процесс консолидации готских племен у границ империи продолжался и далее. Приход на Дунай гуннов в 376 г. заставил готов просить у императора Валента (364—378) разрешения переселиться им в пределы империи. Дальнейшие отношения готов с Византийской империей приняли многосторонний характер. При исследовании первых контактов готов с Византией имеет немаловажное значение определение географических районов распространения готов на Балкапах накануне переселения их в пределы империи.

К сожалению, в письменных источниках практически отсутствуют прямые свидетельства об этом, за исключением некоторых косвенных данных, которые целесообразно проанализировать и попытаться уточнить ареал пребывания готов на Балканах. Такая попытка тем более необходима, что, насколько мне известно, в исторической науке нет соответствующего специального исследования, кроме самых общих1.

Долгое время основной сферой взаимоотношений готов с империей были войны и военные конфликты. Извлечь из материалов источников какие-либо известия по интересующему нас вопросу довольно трудно. Из текста не всегда можно понять, в каком случае автор не сообщает о других сторонах жизни готов, кроме военной, в силу своей неосведомленности, а когда у него просто отсутствует к ним интерес по сложившейся традиции игнорировать все то, что не имело непосредственного отношения к империи. Начиная с 40-х годов IV в. внимание древних авторов к готам уже не замыкается только сферой политических, главным образом военных, событий, а углубляется в связи с распространением христианства среди варварских племен, и в том числе придунайских готов. Я не буду специально останавливаться на этой проблеме, еще далекой от удовлетворительного решения. Сделаю лишь краткий конспективный обзор.

Широкое обсуждение этого вопроса показало, что принятие готами христианства явилось переломным моментом в их судьбе. Историографическая традиция, представленная трудами А. Р. Корсунского, А. Фрида, Э. Штуца, К.К. Кляйна, К. Хрисоса, X. Вольфрама, сводит его не только к внутренним факторам (уровень социального развития готов в IV в.), но и внешним (миссионерство, гонения) случайностям (деятельность готского епископа Ульфилы, предводителя готов Атанариха, византийских императоров Констанция, Валента, Феодосия) и закономерностям (влияние на готов римской цивилизации)2. В работах Д.Н. Беликова, X. Гизека, О. Сеека, Й. Мансиона, Й. Цайллера, Э.А. Томпсона, К.Д. Шмидта глубоко и детально изучалась хронология и история внутренней и внешней борьбы, сопровождавшей утверждение христианства среди готов3.

Из сообщений древних авторов нам известно, что христианство проникало к готам в III в. через плененных ими каппадокийцев и фригийцев. Здесь ярким примером является сам Ульфила, отец которого был готом, а мать — каппадокийкой, а также последователь Ульфилы гото-фригиец Селена. Как пример тесных контактов придунайских готов с Фригией и Каппадокией можно привести следующее. После смерти святого Саввы, замученного в Готии в 372 г., его прах перевезли в Кесарию Каппадокийскую. После переселения придунайских готов в 376 г. в империю правительство намеревалось выделить им земли именно во Фригии. В IV в. христианство проникает к придунайским готам благодаря деятельности Авдия и Ульфилы, которого император Констанций называл «Моисеем нашего времени», а современная историография объявляет апостолом готов4, а также благодаря росту экономической и политической зависимости готов от Византийской империи. Особое значение имеет рынок, в данном случае как место обмена информацией. Каналами проникновения христианства к готам были также институты заложничества и федератов, вероятно, в некоторой степени необходимо учитывать и факторы адаптационно-ассимиляционных процессов, неизбежно происходящих во время миграций. Имеются в виду смешанные браки, пребывание среди готов римских военнопленных и т.д.

Нет ничего невероятного и удивительного в том, что готы активнее других германских племен принимали христианство. Наше представление об этом тесно связано с источниковой базой. А она, как справедливо отметил шведский антиковед Аке Фрид, представлена более основательно у готов, чем у других германских племен5. Возникает вопрос: почему же обращение к христианству не бургундов, вандалов или лангобардов, а именно готов нашло такое широкое отражение в сочинениях историков IV—VII вв.? Да потому, что теснимые гуннами с востока, с северо-запада и запада своими соплеменниками вандалами и гепидами, а также сарматами из Среднедунайской низменности, готы раньше других германских племен полностью переселились на территорию империи и приняли христианство, что не могло не привлечь к ним особого внимания римских историков.

Принятие христианства являлось для придунайских готов вопросом большой политической важности. Переход от старой веры к новой для готов фактически был равнозначен шагу с одного берега Истра на другой, из варварства в цивилизацию (создание алфавита, перевода Библии). В основной своей массе придунайские готы воспринимали христианство как составную часть римского образа жизни, который они или принимали, или отвергали в зависимости от их отношения к империи.

Этот процесс проходил в несколько этапов. Первое упоминание о принятии частью готов христианства в форме арианства связано с деятельностью готского епископа Ульфилы, проповедовавшего в 341—348 гг. на территории Готии.

Этому предшествовало поражение готов в 332 г., заключение с империей договора о мире. В Константинополь были отправлены заложники, среди которых находился отец Атанарпха. Предполагают, что сопровождал заложников Ульфила. Юность он провел при дворе императора Константина Великого, который после 332 г. открыто стал на сторону ариан. Значительное влияние на него оказал также и Евсевий Кесарийский. В 348 г. придунайские готы-ариане вместе с Ульфилой были изгнаны из Готии и поселились с разрешения императора Констанция, также сторонника арианства, в Нижней Мёзии, так называемые Gothi minores6. В знак благодарности за предоставление земель для поселения в готском церковном календаре императору Констанцию был посвящен день 3 ноября7.

Второе упоминание о распространении христианства у готов связано с деятельностью Авдия, сосланного Констанцием в Готию. Андианство как секта просуществовало у придунайских готов до 372 г., а затем его последователи частично переселились в восточные провинции Византии и частично обратились к ортодоксальному христианству.

Письменная традиция свидетельствует, что еще в середине IV в. среди придунайских готов была сильна старая племенная религия, но она уже находилась на стадии разложения и была подвержена духовному влиянию Римской империи. Предводитель готов Атанарих направил в помощь язычнику Прокопию во время выступления последнего против Валента в 365 г. отряд готов. После того как выступление Прокопия было подавлено, эти готы- язычники были захвачены в плен и размещены на территории империи.

После карательных экспедиций императора Валента за Истр в 367—369 гг. предводитель готов Атанарих возглавляет преследование готов-христиан. По мнению Э.А. Томпсона, детально исследовавшего «Жития готских мучеников», оно проводилось в три этапа и завершилось в 372 г.8 Отмечены отдельные случаи бегства готов-ариан к Ульфиле. Гонимые ортодоксальные христиане переселяются также в империю южнее Дуная и создают там свои общины. Для Атанариха христианство во всех формах выступало как проримская сила, духовно разлагающая племенные верования готов. И он до конца жизни оставался врагом как самой империи, так и ее религии.

Теснимые гуннами, после 375 г. придунайские готы разделились. Одни видели путь спасения в союзе с империей, в частности готы Фритигерна. Другие, возглавляемые Атанарихом, — в самостоятельной борьбе против гуннов. В 376 г. первая часть переправилась в империю, где после ряда попыток получить земли для заселения мирным путем восстала и в 378 г. разгромила войска императора Валента при Адрианополе. Существует мнение, что пришедшие с Фритигерном готы, уже находясь на территории империи и тесно общаясь с ее населением, еще долго упорствовали в своей приверженности старым племенным верованиям и оставались равнодушными к христианским идеям9. И в этом нет ничего удивительного. Христианство, когда готы только переселились в империю и статус их был еще не определен, во всяком случае до 382 г., привлекало их преимущественно в тех случаях, когда вместе с обращением они получали от императора земли для поселения.

При императоре Феодосии завершается переселение готов в империю. С помощью тонкой дипломатии императора инициатива в христианизации готов оказалась в руках империи. В духовную жизнь готов большую дезорганизацию внесло прибытие в Константинополь в 381 г. Атанариха с оставшейся верной ему частью готов. Феодосию удалось этого добиться с трудом. Но, устраивая пышный прием Атанариху, к которому подавляющая часть готов испытывала смешанное чувство страха и уважения, он продемонстрировал тем самым терпимость империи к языческим верованиям племен. А последовавшее за этим в 382 г. заключение договора показало готам, что принятие римского образа жизни вовсе не означает принятия римской религии и что перейти в римскую религию совсем не значит стать христианином. Именно при Феодосии некоторая часть готов меняла готскую племенную веру на поклонение старым алтарям Эллады. Предположительно христианизация основной массы готов в форме арианства завершилась между 382 и 395 гг., когда готы уже находились в пределах империи.

Необходимо специально сказать, что перед исследователями, изучающими данную проблему, стоят сейчас многие вопросы, на которые пока трудно ответить. Среди них вопрос о том, почему же готы, как, впрочем, и другие германские племена, приняли христианство в форме арианства. В литературе даже существует такое понятие как «германское арианство». Высказываются предположения о том, что решающую роль сыграл авторитет Ульфилы, что иерархичность Троицы в арианском толковании была ближе к организационной структуре власти у германских племен. Особо стоит вопрос о влиянии арианства на этническое самосознание готов. С одной стороны, перевод Библии на готский язык и литургия на готском языке способствовали этнической консолидации придунайских готов, развитию этнического самосознания их как везеготов. Особенно если иметь в виду, что переселились они в многоэтничную Византийскую империю. С другой стороны, отказ от использования в литургии греческого и латинского языков, вероятно, затруднял приобщение готов к византийской цивилизации.

Таким образом, для придунайских готов в IV в. христианство не существовало как нечто массовое и устойчивое вне границ империи. Старые племенные верования вынуждено сменялись на христианскую религию в силу политических причин при переселении готов на территорию империи. Готы осознали в христианстве свое конфессиональное единство только тогда, когда они почувствовали и единство этническое, территориальное и политическое, т.е. только в V в.

В текстах древних авторов дается самое общее определение расселения готов вне границ империи в середине IV в. Так, Филосторгий, Сократ Схоластик, Созомен сообщают, что готы жили за Истром10, а Евнапий называет такой район их обитания, как Скифия11. Однако в IV в. понятие «Скифия» имело несколько значений. Прежде всего, так по традиции продолжали называть все земли за Истром, хотя они были заселены самыми различными племенами. «Малой Скифией» после реформы Диоклетиана называлась и одна из римских провинций на Балканах (область нынешней Добруджи). По свидетельству Эпифания, «Скифией древние обыкновенно называют всю северную страну, где живут готы и давны»12. Если считать, что давны (или давы)13 — это даки, то в таком случае Скифия — это преимущественно области бывшей римской провинции Дакии. Но из сообщения Эпифания можно также заключить, что в IV в. часть Скифии рассматривалась римлянами уже как «Страна Готия». Эпифаний отмечает, что Авдий, сосланный императором Констанцием (337—361) в Скифию, удаляясь от границы, т.е. от Истра, прошел «в самую внутренность Готии»14. Эта информация Эпифания о Готии как о стране особенно ценна потому, что это первое в древней историографии упоминание топонима «Готия» и из него следует, что под Готией в IV в. подразумевался не Крым и не Северное Причерноморье, а какой-то район на Балканах севернее Дуная, возможно восточная часть Большой Валахии и Молдова, т.е. те местности к северу от Истра, которые граничили с провинцией Скифией. Император Констанций постоянно приводил в порядок границу именно в этом регионе. Надпись из Троэзма (ныне Иглица в Добрудже) свидетельствует об укреплении «местности на участке границы, где располагались соотечественники готов»15. Возможно gentiles Gothorum — это определенная часть грейтунгов или тервингов, не связанных с империей договором и представлявших поэтому для нее немалую опасность.

Некоторые свидетельства о местопребывании готов на Балканах можно извлечь из материала источников о деятельности Ульфилы (311—383). Ульфила происходил, вероятно, из того объединения готов, которое возглавлял Ариарих. Согласно условиям договора 332 г., готы отправили его в Константинополь16. Там он в течение четырех лет (338—341) находился под влиянием Евсевия Кесарийского17. В 341 г. Ульфила отправился к придунайским готам и пробыл у них до 348 г. Некоторые исследователи предполагали, что он был епископом той их части, которую возглавлял Атанарих18. Соглашаясь с мнением о деятельности Ульфилы именно среди придунайских готов, считаю все же необходимым уточнить, что только два автора — Сократ Схоластик и Созомен — связывают ее с правлением Атанариха19. Но они не были точны как в вопросах хронологии, так и в изложении самого хода событий. История придунайских готов в период с 341 по 372 г. у Сократа Схоластика и Созомена передается сжато. Отдельные факты и события опущены или изложены неверно20, ибо для них они играли второстепенную роль, поскольку главной целью было показать, как готы приняли христианство, причем толкуется это как единовpеменный акт, а не длительный процесс. Не учитывая эту особенность сообщений Сократа Схоластика и Созомена, исследователи зачастую ошибочно связывали деятельность Ульфилы с Атанарихом21. Уместно обратить внимание на то, что Ульфила и отец Атанариха Аорих провели несколько лет в Константинополе при дворе императора. Но город оказал на них разное влияние. Первый стал сторонником империи, второй — ее ярым противником.

Мне представляется более правомерным рассматривать слова Созомена о том, что готы Атанариха «приняли христианство под влиянием убеждений Ульфилы...» (τεταγμένου;, Ούλφίλα πείθοντος, χρίοτιανίζβιν)22, как свидетельство распространения самих христианских идей, которые принес готам этот проповедник, чем как свидетельство его пребывания у них. Сократ Схоластик отмечает, что «Ульфила научил христианской вере не только подвластных Фритигерну, но и подвластных Атанариху варваров...» (Οΰλφίλας ου μόνον τους υπό Φρίτίγέρνην, αλλά χαι τους υπό Άθανάριχον ταττομένους βαρβάρους τον χριατιανιоμόν έξεδίδασκεν)23 более вероятно предположить, что сама деятельность миссионера проходила среди той части придунайских готов, которую возглавил впоследствии Фритигерн, а затем христианизация распространилась и на соплеменников Атанариха. На основании письменных свидетельств нельзя сказать, входили подданные Фритигерна в объединение Атанариха в этот период (341—348) или только с 365 г. в связи с просьбой Прокопия оказать ему помощь в борьбе с Валентом. Трудно также предположить, где размещались готы, среди которых семь лет находился Ульфила.

Из сообщения Авксентия Доростольского мы узнаем о первом гонении на готов-христиан (347—348). Оно привело к тому, что в Готии много мужчин и женщин стало мучениками24. В 348 г. часть населения вместе с Ульфилой ушла от своих соплеменников и с разрешения императора Констанция поселилась в Нижней Мёзии у подножия гор Гема в районе Никополя на Истре25. Эти люди известны Иордану как Gothi minores. С момента отделения от везеготов онн оставались автономными по отношению к своим сородичам, оставшимся за Дунаем, а в 70-е годы IV в. они отказались принять участие в выступлении готов Фритигерна, а затем уйти вместе с Аларихом в Италию26. Эти готы проживали небольшой компактной группой. Совершенно чуждые окружавшей их этнической среде, они даже через двести лет, как это следует из рассказа Иордана, сохранили свое изолированное состояние27. Филосторгий, Иордан и Авксентий Доростольский сообщают, что Ульфила уводил из Готии «огромный народ»28. Исследователи критически относятся к этим сведениям, считая их преувеличением29. Находясь среди готов, переселившихся в империю в 348 г., Ульфила перевел на готский язык Библию. Для этого он создал особый алфавит, отказавшись от использования рунического письма30. Вероятно, ему принадлежит и создание готского календаря.

Таким образом, древние авторы размещают везеготов севернее Истра в Скифии, часть которой в источниках впервые называется «Готией». Укрепление императором Констанцием нижнедунайского лимеса свидетельствует о возможном закреплении готов в первой половине IV в. недалеко от римской провинции Скифии. С 348 г. часть везеготов переходит в Нижнюю Мёзию.

Косвенные свидетельства о том, где именно оседали различные ветви на Балканах в середине IV в., содержатся в данных древних авторов о продолжающемся укреплении нижнедунайского лимеса. Так, Аммиан Марцеллин отмечает, что приводятся в порядок оборонительные сооружения во всех городах Фракии и пограничных крепостях, что было следствием напряженных отношений с задунайскими варварами, в том числе к готами31. Под Фракией Аммиан Марцеллин, несомненно, подразумевал диоцез Фракию, а не провинцию Фракию II—III вв., которая, будучи внутренней, не имела легионов (inermis) и граница которой нигде не проходила по Дунаю и по пограничной полосе (лимесу), к которой прилегали Нижняя Мёзия и Малая Скифия. Очевидно, император Юлиан продолжил здесь начатые еще Константином и Констанцием работы по укреплению границ этих провинций, входивших в диоцез Фракию.

Можно думать, что опасным участком лимеса являлось в этот период и правобережье Нижнего Дуная, области Прибрежной Дакии. В панегирике Мамертина отмечено, что император Юлиан «неожиданно явился в центр Иллирика» (in medio Illyrici sinu improvisus apparuit)32, с которым у древних всегда ассоциировался Сирмий. Оттуда он предпринял длительную поездку по Истру, несомненно, с целью осмотра укреплений и гарнизонов на дунайском лимесе33. Вполне вероятно, что среди «бесчисленного множества варваров» (innumerabilibus barbaris), которым император «поручил заботиться о мире» (munus paeis indultum)34, были и готы, которые уже и ранее были посажены вдоль левого берега Истра в качестве поселенцев пограничной полосы. Известно, что к Фракии с запада примыкала Прибрежная Дакия. Поскольку Мамертин сообщает, что поездку по Истру Юлиан закончил у границ Фракии (ad Thraciae fines)35, то из этого можно заключить, что были приведены в порядок пограничные крепости Прибрежной Дакии. Как свидетельствует Аврелий Виктор, именно эта провинция наряду с Фракией впоследствии подвергалась наибольшим опустошениям со стороны готов и тайфалов36. В 365 г. император Валентиниан I (364—375) отдал приказ дуку Прибрежной Дакии восстановить и построить заново наблюдательные пункты на границе37.

Таким образом, сообщения древних авторов об укреплении лимеса Прибрежной Дакии, Нижней Мёзжи и Скифии можно рассматривать как косвенные указания на сосредоточение готских племен на левобережье Дуная напротив этих провинций, т.е. в районах Олтении и Мунтении.

Любопытные данные можно извлечь из сообщений древних авторов об участии готских племен в выступлении Прокопия (365—366) и последовавших карательных экспедициях императора Валента (364—378) против них. Вопрос о том, какую роль они сыграли в этом выступлении, неоднократно рассматривался в литературе38. Остается неясным, однако, какая именно часть придунайских готов оказала помощь Прокопию, где они размещались и как сложились отношения у этих готов с империей после подавления мятежа.

Когда весной 365 г. Прокошга выступил против Валента, то, по свидетельству Зосима, он обратился «к правителю живущих по ту сторону Истра скифов...» и они прислали «ему в помощь десять тысяч мужественных воинов»39. Из этого следует, что Прокопий обратился к тем готам, которые жили за Дунаем и были связаны с империей договором Константина от 332 г., по условиям которого они были обязаны в случае необходимости предоставить империи вспомогательные отряды40. Зосим и Евнапий передают, что «предводитель скифов» (δ των ΣκυΗων ηγούμενος) послал своих воинов Прокопию «в качестве союзников» (συμμάχους)41 и что «скифский царь... дал их императору согласно союзу и клятве»42. Одни исследователи предполагают, что предводителем «скифов», оказавшим помощь Прокопию, был Атанарих43, другие — что он не принимал участия в этих событиях44. Аммиан Марцеллин прямо говорит, что Прокопию оказал помощь «народ, дружественный римлянам и связанный многолетним договором о мире»45, и что он привлек на свою сторону готов «указанием на родство с домом Константина»46. Вероятно, среди присланных Прокопию готов были представители не только того племени, отношения с которым регулировались договором 332 г., но и воины из других готских племен. В глазах современника событий Евнапия готы, присланные на помощь Прокопию, были знатными (γενναίο)47. А.Р. Корсунский отмечал, что отряд, пришедший на помощь Прокопию, был сформирован из определенных контингентов, выделенных различными придунайскими племенами готов или территориальными округами48. Аммиан Марцеллин упоминал, что «племя готов... сливается воедино и собирается проникнуть через границу Фракии»49, т.е. происходит объединение нескольких племен готов. По свидетельству Зосима, также «начали собираться и другие варварские племена, чтобы принять участие в нападении»50.

А.Д. Дмитрев считал, что Прокопию оказали помощь и варвары-поселенцы (πλήθος βαρβάρων) внутри Фракии51. Но в сочинениях древних авторов отсутствуют какие-либо данные, позволяющие ответить на этот вопрос утвердительно. Зосим называет только множество варваров, но были ли среди них готы, остается неизвестным.

В 366 г. выступление Прокопия, как известно, было подавлено. Из сообщений древних авторов не совсем ясно, удалось ли готам, оказывавшим ему помощь, вернуться обратно за Истр. Евнапий и Зосим говорят, что на территории Фракии остался «отряд» (poipa) готов52. По сообщению Аммиана Марцеллина, он насчитывал три тысячи воинов (tria milia)53. Исходя из этого, можно сказать, что или Зосим, упоминая о 10 тыс. воинов, пришедших на помощь Прокопию, увеличил их число, или часть готов успела уйти в свои земли до того, как император Валент направил против них карательную экспедицию во главе с Виктором и Аринфеем, которые преградили им путь к возвращению обратно за Истр, захватили в плен, обратили в рабов и продали в города провинции Фракии54.

Некоторое представление о том, в каком именно районе за Истром размещались эти готы, можно составить на основании свидетельств Зосима и Аммиана Марцеллина о тех событиях, которые последовали после выступления Прокопия. Они сообщают, что сразу же после подавления этого выступления император Валент предпринял ряд карательных экспедиций на «вражескую территорию», которым предшествовала тщательная подготовка: были укреплены пограничные крепости нижнедунайского лимеса. Император Валент, находясь в Маркианаполе, главном городе Нижней Мёзии, предусмотрительно позаботился о снабжении расположенных в пограничных крепостях гарнизонов оружием, одеждой и продовольствием, которые на грузовых судах подвозились к устью Истра, оттуда иа речных судах доставлялись в ннжнедунайскне крепости55. Таким образом, шло укрепление линии границы, лежавшей напротив областей левобережья Нижнего Дуная, занятого готами.

Первый поход императора Валента против готов был предпринят весной 367 г.56 в районе крепости Дафна57, локализация которой до сих пор остается спорной. Большинство исследователей считает, что Дафна была построена у Трансмориска (ныне Тутракан)58. П. Диакону помещает ее у Олтпна (в районе Констанцы)59. Очевидно, что это была та самая крепость Константина Дафна, которую построили при Константине I. Основываясь на описании этого похода Аммианом Марцеллином, можно предположить, что готы размещались иа значительном расстоянии от левого берега Истра, так как Валент переправлялся через реку, «не встретив никакого сопротивления» (resistentibus nullis)60, а оказавшись на левом берегу и продвигаясь вперед, он также «не встретил никого, кого мог бы победить или захватить в плен»61. И далее после переправы Валента готы пребывали «в страхе перед приближением огромной армии»62. Следовательно, вступив на левый берег Истра, Валент не сразу оказался на территории, заселенной готами. Известие о приближении римских войск вынудило готов отступить в «горы серров (montes Serrorum), крутые и доступные для прохода только людям, хорошо знакомым с местностью»63. В плен к римлянам попала лишь часть готских семей (familiarem partem)64. Географическое положение «гор серров» до сих пор еще точно не определено. Принято считать, что это юго-восточные склоны Карпат (т. е. Трансильванские Альпы)65. Более конкретную локализацию дает М. Казаку. Сопоставляя археологический материал и данные письменных источников, он отождествляет эти горы с тем районом юго-восточных Карпат, откуда берет начало река Буззу66.

Таким образом, из сообщения Аммиана Марцеллина о первом походе Валента за Дунай следует, что какая-то часть готов к 367 г. занимала северо-восточный район Нижней Мунтении. К.К. Кляйн со ссылкой на Р. Вулпе утверждает, что в этой области жили готы Фритигерна67. Нельзя не заметить, однако, что деятельность этого предводителя части везеготов относится к более позднему времени. В то же время сама поспешность, с которой готы скрылись в горах, избегая открытого столкновения с римской армией68, свидетельствует, очевидно, об их нежелании вступить в открытое сражение, так как это неизбежно привело бы к конфликту и поссорило готов с империей. Подобную позицию по отношению к империи занимал Фритигерн. Так, если Атанарих, продолжая упорную антиримскую политику, отстаивал языческие верования готов и преследовал готов-христиан, то Фритигерн с целью сближения с империей принимает христианство в форме арианства69. При первом натиске гуннов Атанарих стремился организовать оборону своих земель. Фритигерн, напротив, пщет защиты у империи, надеясь, вероятно, получить за свою преданность не только земли для поселения, но и независимое существование в ее составе70. Обратим внимание на то, что Атанарих и Фритигерн являются, пожалуй, наиболее заметными фигурами среди готских предводителей IV в. Исследованию их деятельности посвящена немалая литература. Назову некоторые новые исследования. Со значительной долей вероятности Р. Венскус и X. Вольфрам утверждают, что Атанариха можно с полным правом отнести к роду Балтов71. Возможно, он был одним из тех готских философов (Gothorum phiJosophum), имена которых - упоминает Равеннский аноним72. Не исключено, что Атанарих составил древнюю хронику готов, которой пользовался Кассиодор при написании своей «Истории готов». По мнению Е.Ч. Скржинской, современник Атанариха Фритигерн сыграл крупную роль в событиях, положивших начало новым отношениям готов с империей и проникновению готов далее на запад73.

По свидетельству Аммиана Марцеллина, в следующем году (anno secuto), т.е. в 368 г., император Валент собирался еще раз совершить поход против готов74, чему помешал разлив Дуная. В 369 г., построив мост у Новиодуна (ныне Исакча), император «вторгся в землю варваров» (perrupto barbarico)75. Он не воспользовался прежним местом переправы через Истр, так как мост Константина к этому времени уже не существовал. После нескольких продолжительных переходов Валент напал на «воинственное племя грейтунгов» (Greutungos beJJicosam geniem) и имел с ними «небольшие столкновения»76. Вероятно, Валент двинулся в восточном направлении, так как грейгунгн в это время занимали южную часть междуречья Прута и Днестра. Обратим внимание на то, что Аммиан Марцеллин, описывая первое вторжение императора Валента за Истр, не обозначает варваров каким-либо этниконом. Только по контексту XXVII книги, особенно гл. 4—5, можно убедиться, что речь идет именно о готах. Как свидетельствует Аммиан Марцеллин, после столкновения с грейтунгамн император Валент встретил отряд (manus)77 Атанариха, который пытался оказать ему сопротивление, но затем вынужден был отступить78. Поскольку с готами Атанариха Валент встретился уже после того, как прошел через земли, занимаемые грейтунгами, то можно предположить, что они находились в северной части междуречья Прута и Днестра. В 369 г. между Атанарихом и Валентом был заключен мир, согласно которому империя отказывалась ежегодно давать готам продовольствие. Аммиан Марцеллин, Зосим и Фемистий отмечают, что по условиям договора готы были ограничены и в торговле с римлянами. Им разрешалось торговать только в двух городах на Дунае — Дафне и Новиодуне, а не па многочисленных торжищах на лимесе, как это было раньше79. Локализация этих пунктов свидетельствует косвенным образом, что готы накануне их перехода в империю занимали земли где-то недалеко от Нижнего Дуная, вероятно в районе нынешних Мунтении и Молдовы.

К сожалению, материал письменных источников не дает возможности выявить состав объединения, которое возглавлял Атанарих.

Древние авторы называют этого предводителя готов «королем готов» (гех Gothorum, βασιλεύς, αρχηγός) или «судьей» (iudex potent issimus, δικαστής, άρχων)80 в отличие от путаной и неоднозначной терминологии, применяемой древними авторами к другим готским предводителям IV—V вв.81 Мы не можем пока ответить на вопрос: возглавлял ли Атанарих одно племя готов, состоящее, возможно, из ряда мелких самостоятельных родовых групп, или он стоял во главе нескольких, в том числе и не готских, племен? Из рассказа Аммиана Марцеллина нельзя также заключить, входили грейтунги в союз, возглавляемый Атанарихом, или нет82.

Таким образом, в 369 г. империя закрыла готам доступ в пределы правобережных провинций по всей дунайской границе, исключая небольшой, хорошо укрепленный участок нижнедунайского лимеса. Накануне массового переселения в империю придунайские готы занимали районы Олтении, Мунтении, юго-восточные предгорья Карпат и область Молдовы на положении господствующего племени, хотя и не были единственными обитателями этой довольно обширной области.

Некоторые данные о районах расселения готов на Балканах имеются в сообщениях о преследовании христиан Атанарыхом в 369—372 гг. Так, в готском календаре, фрагмент которого был найден в Мёзии и датируется V в.83, дважды упоминается Gut-Jtiuda — «языческая страна готов»84. Исследователи единодушно рассматривают этот топоним как обозначение определенной части Дакии, где размещалось племя готов. Gutpiuda представляла собой полиэтничную общность. Она состояла из отдельных частей готских племен, которые возглавлялись царями и судьями. Во время внутренней и внешней опасности готы объединялись, подчиняясь власти судьи85. На реке Буззу в северо-восточной части Мунтении исследователи локализуют село, в котором жил Савва, погибший во время преследований 372 г.86 Сопоставление готского календаря и «Жития Саввы» дает основания считать, что «языческая страна готов» находилась в северо-восточных районах Мунтении. После безуспешного сопротивления гуннам Атанарпх оставил «языческую страну готов» и без особых трудностей завоевал Каукаланд, привязка которой до сих пор остается епорнои, вытеснив оттуда сарматов87.

Таким образом, письменные источники содержат очень скудный материал о расселении готов на Балканах на рубеже III—IV вв. и вплоть до их массового переселения в империю. Анализ этого материала показывает, что районами концентрации готов на Балканах в это время, вероятнее всего, могли быть Среднедунайская низменность, а также восточная Олтения и западная Мунтения. Характер сообщений Иордана и Аммиана Марцеллина о «государстве» Эрманариха позволяет высказать предположение о том, что готы Эрманариха состояли из нескольких родовых групп и что между ними отсутствовали прочные связи.



1 См., например: ftosenfeld H. Ost- und Westgoten. S. 246—249; Krause W. Op. cit. S. 9—10; Schmidt L. Geschichte der deutschen Stämme... Bd. I. S. 229—233; Wolfram H. Geschichte der Goten. S. 69—76.
2 Корсунский A.P. О социальном строе вестготов в IV в. // ВДИ. 1965.№ 3. С. 54—74; Stutz E. Gotische Literaturdenkmäler. Stuttgart, 1966; Klein K.K. Ambrosius von Mailand und der Gotenbischof Wulfila // SF.Müncheii, 1963. Bd. 22. S. 14—48; Idem. Frithigern, Athanarich und die Spaltung des Westgotenvolks am Vorabend des Hunneneinbruclis (375 n.Chr.) //SF. München, 1960. Bd. 19. S. 34—51; Idem. Gotenprimas Wulfila als Bischof und Missionar // Festschrift für Bischof F. Müller. Stuttgart. S. 84—107; Chrysos E. K. Gothia Romana. S. 49—64; Wolfram H. Gotische Studien III // MIÖG. 1976. Bd. 84, H. 3/4. S. 239—261.
3 Беликов Д.H. Христианство у готов. Казань, 1887; Giesecke H.E. Die Ostgermanen und der Arianismus. Leipzig; B., 1939; Seeck 0. Geschichte des Unterganges der antiken Welt. B., 1920. Bd. 5; Mansion J. Les origines du christianisme chez les Gots // Analecta Bollandiana. Bruxelles, 1914. Vol. 33. S. 5—30; Zeiller J. Les origines chretiennes dans les provinces danubieunes de l'Empire romain. P., 1918; Thompson E.A. The Visigoths in the Time of Ulfila // Nottingham Medieval Studies. 1961. Vol. V; Schmidt K.D. Die Bekehrung der Ostgermanen zum Christentum. Göttingen, 1939. Bd. 1.
4 Philostorg. Hist. eccl. II. 56; Auxent. Max. diss. 62. Thompson E.A. Early Visigothic Christianity // Latomus. Bruxellus, 1962. Bd. XXI. Fase. 3.
P. 508.
5 Fridh A. Die Bekehrung der Westgoten zum Christentuni // Studia Gotica. Stockholm, 1972. S. 130—143.
6 Wolfram H. Geschichte der Goten. S. 83—97; Thompson E. A. The VisiEfoths froni Fritigern to Euric // Historia. Wiesbaden, 1963. Bd XII. H. 1. S. 105—120: Idem. Early Visigothic Christianity // Latomus. 1962. Bd. 21,H. 3. P. 505—519.
7 Achelis H. Der älteste deutsche Kalender // ZNW. 1900. № 1. S. 332: «...Kustanteinus thiudanis»...; Auxent. 75, 30: «adhuc beate memorie Constantio principe».
8 Thompson E.A. Early Visigothic Christianity. P. 509—519.
9 Fridh A. Op. cit. S. 130—143.
10 Philostorg. Eist. eccl. ІХ. 17: «жившие за Истром скифы» (έλ των πέραν "Ιστρου Σχυ8ων); Socrat. Hist. eccl. IV, 33: «жившие за Истром варвары, называемые готами...» (οι πέραν του 'Ίστρου βάρβαροι, οι хαλούμενοι Γότϑοι); Sosom. Hist. eccl. VI. 37: «...готы, которые раньше жили за рекой Истром» (...Гоτϑої, оι δή πέραν 'Ιατρού πόταμου το πριν ώхουν).
11 Eunap. Fr. 37.
12 Epiphan. Lib. de XU gemm. 30, 1: JPG. T. 43. Сої. 338: «Scythiam vero solili simt veteres appellare cunctam septentrionalem plagarn, ubi sunt Gothi et Dauni».
13 См., например: Lascu .V. Sur la signification ethnique de «Doos»//Античное общество. M., 1967. С. 248—253.
14 Epiph. Advers, haer. 70. (εις τα εоώτατα της Γοτϑία;). Об Авдии и авдианах см.: Великое Д.Н. Указ. соч. С. 42; Thompson Е.А. Early Visigothic Christianity. P. 506. Относительно обозначения Дакии Готией см.: Wenskus R. Bastarnen // RL. В., 1973. Bd. 2. Lfg. 1. S. 88—89; Patsch C. Die Völkerbewegungen an der unteren Donau. S. 7—9; Wolfram H. Gotische Studien II //MIÖG. 1975. Bd. 83, H. 3/4. S. 302, 320.
15 CIL. III. 12483: «... locum in parte limitis positum gentilium Gothoruni temeritati semper aptissimum». Возможно, gentiles Gothorunr — это какая-то другая часть племени готов, отличающаяся от тех, с которыми отношения регулировались договором 332 г., по которому готы привлекались Констанцием для войны с персами. Либаний сообщает, что император «доставил себе оплот против персов» (Liban. Orat. LIX, 93: «.. ένί δε
βούλευμα τ ι κατά τε Περσών»). С ними устанавливались постоянные и весьма оживленные торговые отношения, См.: Белков В. Сведенията на Темистий за Тракия // Българска Академия на науките. Археологически институт: Известия. С., 1955. Кн. XIX. С. 251—252. В источниках встречается употребление gentiles в значении barbari. См.: СТh. III. 14: «I Nulli provincialium... cum barbara sit uxore coniugium пес ulli gentilium provincialis femina copuletnr... inter provinciales atque gentiles...»
16 Подробнее об этом см.: Wolfram H. Gotische Studien I. S. 3—8; Idem.
Geschichte der Goten. S. 83—87.
17 Philostorg. Hist. eccl. II, 5. По мнению К.К. Кляйна, деятельность Ульфилы делится на четыре периода: первый (341—343 гг.) связан с его пребыванием на левобережье Дуная. На втором этапе (348—369 гг.) Ульфила в основном занимался переводом Библии. Третий (369—375 гг.) относится к заключению мира между Валонтом и Атанарихом и продолжался до вторжения гуннов. В это время Ульфила пытается оказывать помощь готам, преследуемым Атанарихом. На четвертом этапе своей жизни (375—383гг.) Ульфила проповедует христианство среди всего народа готов, переселившегося в империю под давлением гуннов. См. : Klein К.К. Gotenprimas Wulfila... S. 87—107; см. также: Thompson E.A. Early Visigothic Christianity.P. 507.
18 Скржинская. Иордан. С. 336. Примеч. 669; Schmidt L. Geschichte der deutschen Stämme... Bd. I. S. 236. Высказывалось предположение, что деятельность Ульфилы проходила среди готов Аориха, отца Атанариха. См.: Wolfram H. Gotische Studien I. S. 1—12.
19 Socrat. Hist. eccl. IV. 3; Sozom. Hist. eccl. VI. 37.
20 Так, например, Сократ Схоластик рассматривает поход римлян за Истр в 367 г. как помощь Валента Фритигерну в его борьбе с Атанарихом. См.: Socrat. Hist. eccl. IV. 33. Такие авторы, как Аммиан Марцеллин, Евнапий и Зосим, указывают иную причину вторжений. Они связывают ее с нарушением договора 332 г. и оказанием готами помощи Прокопию. См.: Атт. Marceli. XXVII. 4, 1; Eunap. Fr. 37; Zosim. IV. 10, l, 11.
21 Klein К.К. Gotenprimas Wulfila... S. 100—101.
22 Sozom. Hist. eccl. VI, 37
23 Socrat. Hist. eccl. IV, 33.
24 Auxent. 72, 21: «...ab inreligioso et sacrilego iudice Gothorum tyrannico terrore in varbarico Cristianorum persecutio est excitata, 27 ubi et post multorum servorum et ancillarum Cristi gloriosum martyiium».
25 Iord. Get. 267; Philostorg. Hist. eccl. II, 5.
26 Iord. Get. 267; Isid. Hist. 10. Интересные сопоставления о малых готах см.: H0st G. Spuren der Goten im Osten // Norvegian Journal of Lineuistics.Oslo, 1971. № 25. P. 45-90.
27 Iord. Get. 267.
28 Philostorg. Hist. eccl. II. 5: «πολύν λαόν»; Iord. Get. 267: «popiilis immensus»; Auxent. 75, 29: «cum grandi populo confessorum».
29 Zeiller J. Op. eil. P. 420—421; Thompson E. A. Early Visigothic Christianity.P. 508.
30 Iord. Get. 267: «Htteras instituisse»; Socrat. Hist. eccl. IV, 33: «γράμματα εφεύρε Γοτϑιχά»; Фридрих И. История письма. М., 1979. С. 144,365.
31 Аmm. Marceli. XXII. 7, 7: «...urbis quin etiam Тhrасіаm omnes cum munimentis reparans extimis...» Подробнее см.: Ременников A.M. 0 политической обстановке на Нижнем Дунае в канун перехода вестготов на территорию Римской империи // Проблемы всеобщей истории. Казань, 1972.Сб. III. С. 249—255.
32 XII paneg. lat. III (XI). 6.
33 Ibid. 7.
34 Ibid.
35 Ibid. 14.
36 Aur. Victor. Epit. de Caesarib. XLVII. 3: «...Thraciam Daciamque taraquam genitales terras possidentibus Gothis Taifalisque».
37 CTh. XV. l, 13. Vetters. H. Dacia ripensis. S. 25—26.
38 См., например: Дмитрев А.Д. Восстание вестготов на Дунае и революция рабов // ВДИ. 1950. № 1. С. 66—80; Курбатов Г.Л. Восстание Прокопия (365—366) // ВВ. 1958. Т. XIV. С. 3—26; Schmidt L. Geschichte der deutschen Stämme... Bd. I. S. 229—233; Wolfram H. Geschichte der Goten. S. 69—74; Salamon M. Rzekoma wojna ludowa w Tracji i Azji Mniejszej w czasie uzurpacji Procopiusza (365—366) // Eos. Р., 1972.Vol. 60. P. 369—379.
39 Zosim. IV. 7: «... υπέρ τον 'Ίστρον Σκυθων έπικράτειαν ... μύριους αχμίζοντας έπεμπε συμμάχους...».
40 Anon. Valeg. Pars рrіоt. VI. 31; Socrat. Hist. eccl. I. 18: ford. Get. 112: Chrysos E. K. Op. cit. S. 52—62.
41 Zosim. IV. 10.
42 Eunap. Fr. 37.
43 Wolfram H. Geschichte der Goten. S. 70; Idem. Gotische Studien I. S. 8—9·
44 Thompson E.A. The Visigoths in the Time of Ulfila. Oxford, 1966.P. 43.
45 Аmm. Marceli. XXVII. 5, 1: «...gens amica Romania, foederibusque longae pacis obstricta». См. об этом: Hoffmann D. Op. cit. Bd. 7, № 1. S. 119—121.
46 Amm. Marceli. XXVI. 10, 3: Wolfram H. Gotische Studien I. S. 8—16.
47 Eunap. Fr. 37.
48 Корсунский А.Р. О социальном строе вестготов в IV в. С. 73.
49 Аmm. Marceli. XXVI. 6, 11: «.. gentem Gothorum... conspirantem in unura, ad pervadenda parari conlimitia Thraciarum...»
50 Zosim. IV, 7: «...χαί άλλα δε βάρβαρα έϑνη συνήει μεϑεξοντα της έγχειρήοεωζ».
51 Ibid. «'Ρωμαίων τε γαρ τάγματα και βαρβάρων αύτω πληϑος προσετίϑετο» (к нему присоединились отряды из римлян и множество варваров).См.: Дмитрев А.Д. Восстание вестготов... С. 69.
52 Eunap. Fr. 37; Zosim IV. 10.
53 Аmm. Marceli. XXVI. 10, 3
54 Zosim. IV. 10; Eunap. Fr. 37; Курбатов Г.Л. Указ. соч. С. 24; Белков В.Op. cit. С. 246.
55 Zosim IV. 10.
56 Zosim. IV. 11: «... с началом веспы император выступил из Маркианополя... напал на варваров в их собственной земле» (έαρος αρχομένου τγς Μαρxιανουπόλεωί ... ευ τη πολέμια τοις Βάρβαροις έπήει).
57 Amm. Marceli. XXVII. 5, 2: «...prope Dafnen nomine munimentum... flumen transgressus est Histrum» (близ укрепления по имени Дафна...переправился через реку Истр).
58 Stallknecht B. Op. cit. 60—71; Thompson E.A. The Visigoths in the Time of Ulfila. Oxford, 1966. P. 17—23; Wolfram H. Gotische Studien I. S. l—9; Idem. Geschichte der Goten. S. 72—73; Schmidt L.Geschichte der deutschen Stämme... Bd. I. S. 226. Anm. 8.
59 Diaconu P. in cautarea Dafnei // Pontice. Constanta, 1971. T. IV. S. 311—319.
60 Amm. Marceli. XXVII. 5, 2.
61 Ibid. 5, 3: «nullum inveniret, quem superare poterat vel terrere».
62 Ibid.: «... formidine persiti militis cum apparatu ambitioso propinquantis...»
63 Ibid.: "... inontes periuere Serrorum arduos et inaccessos, nisi perquam gnaris..."
64 Ibid. 5, 4.
65 См., например: Schmidt L. Geschichte der deutschen Stämme... Bd. I. S. 226—231; Patsch C. Die Völkerbewegungen an der unteren Donau. S. 45;Anm. 5; Wolfram H. Geschichte der Goten. S. 72.
66 Cazacu M. «Montes Serrorum» (Ammianus Marcellinus. XXVII. 5, 3), Zur Siedlungsgeschichte der Westgoten in Rumänien // Dacia. Bucuresti:1972. T. XVI. S.299—301.
67 Klein K.K. Frithigem, Athanarich und die Spaltung... S. 39.
68 Zosim. IV. 11; Amm. Marceli. XXVII. 5, 3.
69 Socrat. Hist. eccl. IV. 33; Sozom. Hist. eccl. VI. 37; Theodor. Hist. eccl.IV.33.
70 Корсунский А.Р. Вестготы и Римская империя в конце IV в.—начале V в. // Вестник МГУ. 1965. № 3. С. 87-95.
71 Wenskus R. Balthen. S. 14; Wolfram H. Gotische Studien I. Anm. 51.
72 Ravenn. Anon. IV. 20; Tamassia N. I Filosofi Goti dell'annonimo Ravennate
// Atti del Reale Veneto di scienze, lettere ed arti. 1910. T. 69, Pt. 2.P. 471
73 Скржинская. Иордан. С. 282. Примеч. 404.
74 Аmm. Marceli. XXVII. 5, 5.
75 Ibid. 5, 6.
76 Ibid. 5, 6.
77 Ibid. GIL. III. (6159) 7494; VI. 1175, 31250. Для обозначения готов в сочинениях древних авторов наряду с обычно встречающимся термином gens иногда применяются слова: exercitus, globus, manus, copias. По отношению к готам термин γέυος употребляют обычно в широком смысле. Выявить тенденцию употребления этих понятий для обозначения рода, родовых групп и более крупных объединений довольно сложно. Терминология древних авторов в отношении понятий «род», «племя готов» неустойчива и не всегда отчетлива. У Иордана Е.Ч. Скржинская выявила следующий ряд: мелкая и менее организованная ячейка natio вырастает в gens или populus; соединение gentis может составить populus. См.: Скржинская Е.Ч. Иордан. С. 254—256. У Евсевия Кесарийского natio также обозначает нечто меньшее, чем gens. См.: Euseb. Vita Corist. IV. 5; Ср.: Сhron 2393. Поллион и Орозий употребляют только термин gens; готы у них или omnes gentes (SHA. Pollion. XXV. 6, 1; Oroś. VII. 34, 7), или pars Gotho rum (SHA. Pollion XXVIII. 6, 2; Oroś. VII. 32,9). Разноэтничные объединения обозначаются у этих авторов как populus (Oroś. VII. 37, 4, 8—9:SHA. Pollion. XXV. 6, 2). У Дрепания применение терминов natio и populus равнозначно. См.: (XII paneg. lat. II (XII). 32, 3. В терминологии Аммиана Марцеллина gens используется крайне редко по отношению как к готам, так и к другим племенам. Этот автор ограничивается этнонимами: Gothi, Hunnis, Haianis, Theruingi, Greuthimgi. См.: Аmm. Marceli. XXXI: 3, 5; 4, 1; 5, 1—3; 16, 3. Populus, так же как и natio, употребляются им большей частью в самом широком смысле, в значении «толпа», «масса» (Аmm. Marceli. XXXI, 4, 2; 5, 7—8; 6, 1); наряду с этим понятия «род», «племя готов» часто заменяются такими словами, как «оставшиеся» (residiii),«остальные» (reliquas), «множество» (multitudinen), «бесчисленные» (innumerae), «различные» (inparens), «большая часть» (maior pars) и т.д. См.: Аmm. Marceli. XXXI. 3, 8; 4, 1—2, 8; 7, 2; 12, 12.
78 Аmm. Marceli. XXVII. 5. 6.
79 Ibid. 5, 7, 8; Zosim. IV. 11; Themist. Orat. X. 135.
80 Аmm. Marceli. XXVII. 5, 6, 7; XXXI. З, 4; Eunap. Fr. 37; Themist. Orat. X; Prosper. Chron. 1177, 1140; Hieran. Chron. 2385; Oros. VII. 32, 9; 34, 4; Chron. Gall. 497; Socrat. Hist. eccl. V. 10; Zosim. IV. 34, 3; Iord. Get. 142.Подробно об этом вопросе см.: Корсунский А.Р. O социальном строе вестготов в IV в. С. 64—74; Kopkę R. Die Anfänge des Königtums bei den Goten. B., 1859: Wolfram H. Athanaric the Visigoth: Monarchy ör Judgeship.A Study in Comparative History // IHM. 1975: Vol. 1. P. 266—268; Idem. Gotische Studien II. S. 303.
81 Так, например, Аларих и Радагайс у Проспера названы «вождями» (dux — Prosper. Chron. 1218, 1240), а у Орозия — «королями» (rех — Oroś. VII. 37, 2, 8, 9). Это же относится и к другим предводителям, возглавлявшим отдельные племена или отряды готов (Атаульф — Prosper. Chroń.1246; Cap — Oros. VII. 37, 12; Эрманарих — Аmm. Marceli. XXXI. З, 1;Мундерих — Аmm. Marceli. XXXI. З, 5; Алафей — Аmm. Marceli.XXXI. З, 3; Алавив — Аmm. Marceli. XXXI, 4; Сверид и Колия — Аmm. Marceli. XXXI. 6. 1). В приложении к одному и тому же лицу мы находим у одних и тех же авторов разные термины. Так, Аммиан Марцеллин именует Фритигерна и «королем» (regis) и «вождем» (ductoris). См.:Аmm. Marceli. XXXI. 6, 5; 12, 8. То же самое наблюдается и у Иордана.См.: Iord. Get. 134—135.
82 Относительно сообщения Аммиана Марцеллина о размещении грейтунгов уже в 369 г. западнее Днестра в исторической литературе высказывались различные точки зрения. Одни исследователи без возражений принимали его рассказ, другие увидели в нем путаницу. См.: Вулпе Р. Верхний вал Бессарабии и проблема гревтунгов к западу от Днестра // МИА Юго-Запада-CССР и РНР. Кишинев, 1960. С. 259—278.
83 O готском календаре см.: Krause W. Ор. cit. S. 21; Stutz E. Op. cit. S. 69—72; Wenskus R. Stammesbildung und Verfassung, S. 47—49; 474—475: Wolfram H. Gotische Studien II. S. 302.
84 Stutz E. Op. cit. S. 70: «pize äna Gutpiudai magazine marytre...» (этих многих мучеников в языческой стране готов); «gaminpi marytre pize bi Werekan papan jah Batwin bilaif aikklesjons fullaizos äna Gutbiudai gabrannidai» (остались в памяти мученики пресвитер Верека и Ботвин. Сгорели во многих церквях языческой страны готов). Понимание Gutbiuda как «языческой страны готов» основывается на значении biudos — «языческий народ». Более подробно об этом см.: Wolfram H. Gotische Studien II. S. 290. Anm. 3; 296.
85 Обстоятельный обзор литературы по этому вопросу см.: Wolfram H.Gotische Studien II. S. 302; Idem. Gotische Studien III. S. 260.
86 Passio S. Sabae Gothi 7. //Analecta Bollandiana. 1912. Vol. 31. P. 220: см.: Wolfram H. Gotische Studien II. S. 112. Anm. 102.
87 B Банате ее помещает К. Пач. См.: Patsch С. Die Völkerbewegungen an der unteren Donau. S. 63—65. Д. Клауде считает, что она находилась в Семиградье. См.: Claude D. Adel, Kirche und Königtum im Westgotenreich.Sigmaringen; Thorbecke, 1971. S. 14—16.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Карен Юзбашян.
Армянские государства эпохи Багратидов и Византия IX-XI вв.

Дж.-М. Уоллес-Хедрилл.
Варварский Запад. Раннее Средневековье

Пьер-Ролан Жио.
Бретонцы. Романтики моря

Дэвид Лэнг.
Армяне. Народ-созидатель

Эллен Макнамара.
Этруски. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X