Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.И.Кузищин.   Римское рабовладельческое поместье

§ 6. Организация хозяйства, уровень агротехники, доходность

Организация хозяйства, уровень агротехники, доходность. Описанный тип рабовладельческого поместья определяется как специализированное хозяйство, т.е. с одной явно преобладающей отраслью, ориентированной на рынок, при сохранении многих других отраслей, продукция которых предназначалась для внутреннего потребления как постоянного рабочего персонала данного поместья, так и городской фамилии господина. Как было показано выше, подобные имения могли специализироваться на производстве разных продуктов: винограда и вина, оливок и масла, зерна, скота и птицы, т. е. существовали хозяйства виноградарские, оливководческие, зерновые, скотоводческие при, повторяем, многоотраслевой основе. Каждая из этих отраслей была прежде всего в центре внимания хозяина, так как именно она обеспечивала наибольший доход, за счет которого окупались предварительные расходы и получалась чистая прибыль.

Естественно, хозяин стремился организовать товарную отрасль по последнему слову тогдашней агротехники и получить наибольшие в данных условиях урожаи192. Иначе говоря, собственник виноградарского хозяйства отдавал все свое внимание винограду, вкладывая большие средства, применял передовую агротехнику к виноградникам и, очевидно, меньшее внимание уделял другим культурам и отраслям. Владелец оливководческого имения или хозяйства с зерновым уклоном поступал аналогично с оливковым садом или хлебным полем: эти последние поглощали основные средства и внимание хозяина, а другие отрасли лежали на периферии его расчетов.

Катон отдавал предпочтение маслиноводству, и в его трактате читатель найдет полную сводку правил и советов по уходу за оливковым садом. Колумелла, страстный пропагандист виноградников, в своей работе изложил энциклопедию античного виноградарства, поражающего своим высоким уровнем. Бесспорно, существовали хозяйства с прекрасно поставленным скотоводством, стойловым животноводством (у Варрона или некоторых его собеседников)193. Вполне возможно, что во владениях Сазерны в Цизальпинской Галлии, на плодородных почвах Этрурии194.ли Апулии хлебопашество было ведущей отраслью и определяло специализацию поместья, в то время как другие отрасли оказывались предметоми меньшей заботы.

В свое время М. Е. Сергеенко обратила внимание на существование двух типов хозяйств в Италии I в. н. э. — интенсивного, т. е. ведущегося по последнему слову тогдашней агротехники и требующего больших средств (ярким представителем его является Колумелла), и экстенсивного с минимумом вложений и затрат, невысокой агротехникой и соответственно меньшими урожаями (его сторонником был Плиний Старший)195. Специализированное поместье, бесспорно, является интенсивным хозяйством. Однако нужно обратить внимание на следующее обстоятельство. В специализированном имении самым интенсивным образом, очевидно, была организована лишь ведущая товарная отрасль, тогда как другие, видимо, поддерживались с меньшим старанием и не требовали столь больших затрат, таким образом здесь же применялись и экстенсивные методы. Иначе говоря, подобное хозяйство представляло собой сочетание интенсивных и экстенсивных начал, хотя высокая интенсификация ведущей отрасли в целом определяла специализированное поместье как интенсивное хозяйство. Тот же Колумелла, очевидно, отлично возделывал виноградники, получая с них высокие урожаи, и удовлетворительно поддерживал полевые культуры, свой оливковый сад или имеющиеся луга196. Весьма вероятно, были владельцы масличных рощ или поместий с обширным хлебным полем, где оливководство или хлебопашество велось превосходно, давая высокие урожаи и доход, а виноградники обеспечивали лишь нужды поместья дешевым вином и соответствующим образом поддерживались197. Насколько было выгодно с экономической точки зрения интенсивное возделывание ведущей отрасли и вложение в нее больших средств, настолько экстенсивное и экономное ведение остальных позволяло сократить вложения и тем самым поднять общую доходность хозяйства.

При определении общего уровня италийского сельского хозяйства (полеводства, виноградарства, маслиноводства, животноводства) можно впасть в ошибку, если буквально воспринять некоторые соображения римских агрономов в пользу одной из культур как доказательство сокращения или ухудшения агротехники других. Отрывочность сведений дошедшей до нас сельскохозяйственной литературы заставляет думать, что не все ее направления представлены. Поэтому, анализируя имеющиеся тексты, следует исходить не столько из субъективных оценок или полемических выпадов, сколько из общей картины той или иной отрасли хозяйства. В качестве примера можно взять отношение Колумеллы к полеводству и виноградарству198. Ученые буквально фетишизировали сообщения Колумеллы о падении урожайности зерновых (III, 3, 3) и его блистательную защиту виноградников, почему и делали вывод о значительном упадке италийского хлебопашества, кризисе его агротехники199.

А между тем у самого Колумеллы в его II и XI книгах содержится богатый материал, изучение которого позволяет прийти к другому заключению. Вместе с данными Плиния Старшего сведения Колумеллы рисуют более радужную картину италийского земледелия в I в. н. э. 200. Очевидно, более совершенные методы ведения полевого хозяйства находили применение не у владельцев специализированных виноградарских поместий типа Колумеллы, а у собственников зерновых хозяйств.

В свое время мы подробно останавливались на эволюции полеводства в Италии II в., до н., э. — I в. н. э. и доказывали его высокий уровень как раз в середине I в. н.э. Было обращено внимание на улучшение семенного дела, увеличение сортности известных полевых культур, акклиматизацию новых растений, введение в сельскохозяйственный оборот новых земель, засоленных, бесплодных, малоплодородных, каменистых, на применение разнообразных средств для борьбы с сорняками и болезнями растений201.

В I в. н. э. было привлечено внимание к удобрению полей. «Одно во всяком случае известно всякому: сеять следует только по унавоженной земле»202.— говорил Плиний. Эти слова излагают основной принцип передового земледелия и ярко свидетельствуют об успехах италийского полеводства. Колумелла наиболее полно изложил правила получения и хранения удобрений. Он получал наибольшее количество навоза от штуки скота203. Его навозохранилище, специально зацементированное сооружение с несколькими отделениями для разных видов навоза204. может быть предметом зависти и современных хозяев. Были освоены новые виды удобрений: людские экскременты и моча, зеленое удобрение, компост, такой сложный вид, как почвенный горизонт, оливковый отстой, виноградные выжимки, старые помои, кожевенные отбросы, отвар лупина205.

Улучшилась техника заделки навоза в борозды, для разных почв и разных культур использовался свой вид удобрения. В I в. н. э. было хорошо известно, что нельзя удобрять поля как попало, что излишнее унавоживание столь же нецелесообразно, как и недостаточное206. Поэтому была разработана система норм удобрения: на ровное поле и склоны, под пшеницу или полбу, ячмень или бобовые. Поражает величина этих норм. На ровное поле, засеянное зерновыми, вносилось 18 возов (в каждом возу 80 модиев — около 550—600 кг) на 1 юг., т. е. 9—10 т на 1 юг., или около 36—40 т на 1 га (!). Если же удобряли склоны холмов, вывозили 24 воза удобрения 207.

Насколько можно судить по отрывочным данным, в передовых хозяйствах догадывались о пользе чередования культур и стали осваивать, хотя, видимо, и не совсем ясно представляя его глубокие основы, примитивные севообороты. В I в. н. э. известно уже несколько типов севооборотов, достаточно сложных. В пределах того набора сельскохозяйственных растений, который был в распоряжении италийских хозяев I в. н. э., их севообороты были агрономически правильно построены: чередование зерновых, трав, бобовых, репы и брюквы, проса и других культур было освоено практически 208. Следует напомнить, что в I в н. э. еще не были известны такие непременные участники севооборотов, как кукуруза, картофель, подсолнечник, гречиха и другие растения, так что возможностей для построения разных типов севооборотов было много меньше, чем в новое время. К тому же, видимо, не было теоретического осмысления роли севооборотов в восстановлении почвенного плодородия, а идея севооборота часто превращалась в систему так называемых комбинированных культур209.

Исследование трактатов римских аграрных писателей позволяет прийти к выводу о существовании в Италии I в. н. э. в передовых хозяйствах не только трехпольной и многопольной систем земледелия, но и освоения элементов такой сложной системы, как плодосмен 210. Освоение многополья и плодосмена позволяло более эффективно использовать всю территорию поместья и, следовательно, получать большее количество продукции. Следует, однако, заметить, что эти системы земледелия при недостаточно грамотно осуществлявшихся севооборотах и неполном удобрении могли при-вести через несколько урожайных лет к истощению почвенного плодородия и соответственно падению урожайности211. Поддержание почвенного плодородия на высоком уровне было одной из самых важных и, добавим, трудных агротехнических проблем античного земледелия, особенно в условиях рабовладельческих поместий, специализированных на производстве зерновых.

Во II книге Колумеллы изложены правила весьма высокой агротехники полевых культур, в частности проведение троекратной вспашки. Вспаханная поверхность не должна была иметь огрехов и доводилась до такого состояния, что или совсем не нуждалась в бороновании или лишь в минимальном. Для пахоты нужно подобрать сильных быков и особых пахарей212. После посева растущие зерновые нуждаются в заботливом уходе: в бороновании, двукратном мотыжении, прополке и уничтожении сорняков. Причем Колумелла особо настаивает на проведении полного цикла полевых операций, так как, по его словам, «при таком уходе — мы это знаем (разрядка моя. — В. К.) — не только увеличивается урожай, но и на шелуху приходится малая его доля» (II, 11, 7)213.

При таком уровне италийской агротехники, удостоверенном тем же Колумеллой, кажется невероятным, повторяем, предположение о глубоком упадке италийского земледелия. Здесь нет необходимости подробно останавливаться на толковании знаменитого отрывка (III, 3, 3) о низкой урожайности зерновых (сам-3, сам-4). В свое время мы детально разбирали это214. Ближе всего к правильному объяснению этого места трактата подошел Т. Франк, предположивший, что в данном случае Колумелла имел в виду посевы зерновых не на поле, а в промежутках между деревьями или виноградными лозами и, как ярый поклонник виноградарства, рассматривал зерновые в качестве второстепенной культуры215. Большая часть исследователей склонна к уточнению средней урожайности в Италии до сам-5, сам-6216. Обратим внимание еще на одно обстоятельство: Колумелла говорит о сокращении урожайности не всех вообще зерновых и зернобобовых, а лишь пшеницы, требовательной и капризной культуры, нуждающейся в постоянном поддержании высокого почвенного плодородия, обильном унавоживании и сложной агротехнике.

К тому же средняя урожайность сам-5, сам-6, как известно, является средней арифметической, получаемой из складывания высоких урожаев передовых хозяйств (очевидно, специализированных зерновых поместий) и низкой урожайности имений с отсталой агротехникой зерновых. Во всяком случае, высокая и совершенная агротехника зерновых, описанная Колумеллой во II и XI книгах, кстати, отнюдь не более низкая, чем, например, во времена Варрона, не могла привести к тому катастрофическому снижению урожайности, о которой говорит тот же Колумелла в III, 3, 3. Применение такой агротехники в передовых хозяйствах I в. до н, э. — I в. н. э., специализированных на зерновых, бесспорно приводило к получению больших урожаев, не меньших, чем те, о которых сообщает Варрон.


Кажется, нет необходимости доказывать высокий уровень италийского виноградарства, с такой полнотой обрисованного в замечательном сочинении Колумеллы. Очевидно, наибольшие успехи италийского виноградарства и виноделия были достигнуты в специализированных виноградарских хозяйствах типа хозяйства Колумеллы и ему подобных 217.
Более сложен вопрос об уровне развития оливководства и скотоводства в Италии I в. н. э. Оперируя некоторыми данными Колумеллы и Плиния Старшего, М. Е. Сергеенко приходит к выводу о серьезном кризисе италийского оливководства к середине I в. н. э.218. В. А. Сираго, однако, считает возможным говорить о высоком уровне италийского маслиноводства в течение всего I в. н. э. и относит его кризис к середине II в. н. э.219. Для решения этого вопроса, как уже было сказано, необходимо сделать поправку на большой интерес Колумеллы к виноградарству и его сдержанность в отношении других культур. Видимо, в поместьях описываемого типа, специализирующихся на оливководстве (а такие существовали, как мы показали выше), и в I в. н. э. общий уровень маслиноводства и урожаи маслины были не менее высокими, чем во II—I вв. до н. э., во время подъема и расцвета италийского оливководства. В частности, стоит обратить внимание на призывы Колумеллы тщательно удобрять маслины, на разработку 'норм внесения удобрения под каждое дерево, маленькое, среднее и большое, на использование удобрений новых видов, таких, как почвенный горизонт, компост, различные смеси, оливковый отстой, кожевенные отбросы, старые помои и др.220.

Скорее всего и в поместьях с преобладанием стойлового животноводства поддерживался высокий уровень производства, а уход за скотом осуществлялся по последнему слову тогдашней науки, предполагая немалые, соответствующие данному направлению хозяйства, вложения.

Заинтересованный в наилучшей организации ведущей отрасли владелец специализированного поместья, естественно, не только применял самую передовую агротехнику, но и оснащал хозяйство наилучшей техникой, т. е. полным набором самых разнообразных инструментов и орудий труда. Катон подробно описал необходимые сельскохозяйственные орудия и оборудование виноградника и оливкового сада. Варрон в общей форме рассказал о снабжении хозяйства двойным комплектом орудий труда, обращая внимание на их высокое качество (I, 22, 1—6). В настоящее время появилось несколько исследований, в которых говорится о своего рода технической революции в римском сельском хозяйстве с середины I в. до н. э. — до середины I в. н. э.221. об усовершенствовании плуга и, в частности, о появлении колесного плуга222. нового винтового пресса, галльской жнейки, новых видов серпов и садовых ножей, бороны с зубьями, более сложного молотила, о применении совковой лопаты для провеивания зерна, об улучшении конструкции ярма, галльского буравчика и др.223. В виноградарском хозяйстве Колумеллы, естественно думать, применялась новейшая техника, кстати, Колумелла лично ввел в употребление ряд новых операций и новых орудий труда. Нет оснований предполагать, что в специализированном оливководческом поместье или в хозяйстве зернового направления положение было иным и по уровню технической вооруженности эти хозяйства были хуже, чем другие поместья.

Как бы ни была высока техническая оснащенность процесса производства и агротехника, хозяйство может работать плохо, если оно не обеспечено квалифицированной рабочей силой. Специализированные поместья — это рабовладельческие поместья с постоянным рабским персоналом, обеспечивающим все текущие работы. Заинтересованный в лучшей организации ведущей отрасли рабовладелец (яркий пример — Колумелла) вводил в состав постоянного штата несколько квалифицированных рабов-специалистов в данной отрасли, не останавливаясь перед лишними затратами224. Очевидно, в хозяйстве винодельческом такими специалистами были виноградари и виноделы, в оливководческом — оливководы и маслоделы225. в зерновом — полеводы, в скотоводческом — скотоводы226. Другие отрасли, вероятно, обслуживались менее квалифицированными рабами. Вполне возможно, что квалифицированное руководство по уходу за соответствующей отраслью обеспечивалось особой выучкой вилика или так называемых магистров отдельных работ, под руководством которых трудились группы разнорабочих. Во всяком случае, присутствие227.валифицированных специалистов в таких поместьях, очевидно, было обязательным, что приводило к повышению затрат228.
В целом наличие передовой техники, достаточно квалифицированной рабочей силы, высокой агротехники в специализированных хозяйствах позволяет говорить о научном, высокоэффективном и рационально организованном земледелии, научном в том смысле, что оно велось на основе достижений сельскохозяйственной науки того времени229.
Описанный тип поместья, стоящий в центре внимания римских аграрных писателей, рассматривается ими как самое доходное, самое прибыльное в условиях их времени хозяйство230.

К сожалению, у нас нет данных, позволяющих более или менее точно определить доходность таких поместий. Сохранилось лишь несколько отрывочных цифр, которые могут дать некоторое представление о доходности конкретных имений подобного типа. Имение тетки Варрона, расположенное в Сабинии в 24 милях от Рима на Соляной дороге, в один благоприятный год дало 60 тыс. сестерциев дохода, что оказалось в два раза больше, чем годовая доходность целого имения Аксия в 200 юг. под Реате (III, 2, 15). Значит, годовой доход имения Аксия равнялся 30 тыс. сестерциев или 150 сестерциев с югера площади. Л. Абукций в своем имении под Альбой получал от полевого хозяйства в год 10 тыс. сестерциев, а от приусадебного птицеводства — 20 тыс. сестерциев, всего — 30 тыс. сестерциев (III, 2, 17).

Рассказывая о ненужности ремесленников на вилле, Варрон добавляет: «иногда смерть одного такого ремесленника (artificis) уносит доход целого имения» (I, 16, 4). Стоимость раба-ремесленника в несколько раз превышала стоимость неквалифицированного раба и по приблизительным подсчетам И. Чешки достигала порядка 8—10 тыс. сестерциев, что аналогично только что приведенным цифрам Варрона.

Колумелла подробно останавливается на расчетах, имеющих целью показать выгодность виноградарства. Попутно он сообщает, что наивысшая доходность лугов, пастбищ и лесов в его время в Италии — 100 сестерциев с югера. Таким образом, доходность 100 юг. будет соответственно 10 тыс., а 200—300 — 20—30 тыс. сестерциев. К тому же, судя по всему, предполагается, что эти отрасли ведутся по последнему слову тогдашней агротехники.
Лучше всего нам известны расчеты доходности виноградников, причем в двух вариантах: исчисления Грецина и калькуляции Колумеллы.

По расчетам Грецина, один югер виноградника принесет один мех вина (20 амфор), что при самых дешевых ценах даст 300 сестерциев, т. е. немного превысит 6% прироста с затраченных денежных средств (точно 6% равны 280 сестерциев). Это превосходит доход с лугов в 3 раза, а зерновых — раза в два (Col., III, 3, 7—11).

Иные расчеты доходности виноградников у Колумеллы. Исходным пунктом рассуждений является участок в 7 юг. Стоимость его определяется Колумеллой в 7 тыс. сестерциев. Приданное на 7 югеров (т. е. колья, подпорки, повязки и прочее) обойдется в 14 тыс. Для обработки 7 юг. нужен квалифицированный виноградарь, стоимость которого — 8 тыс. сестерциев, т. е. всего должно быть затрачено 29 тыс. сестерциев. Сюда прибавляется 6% прироста с двадцати девяти тысяч (3480 сест.), так как в течение двух лет молодой виноградник не плодоносит, таким образом затрачивается 32 480 сестерциев (Col., III, 3, 7—11).

Колумелла получал с одного югера виноградника не менее трех мехов вина, т. е. 900 сестерциев. Если вычесть отсюда текущие расходы, то, по мнению Тенни Франка, чистый доход с одного югера по данным расчетам Колумеллы будет равен 621 сестерцию231.ли.в шесть раз больше дохода от лугов и раза в три от зерновых. Кроме того, сам Колумелла довольно выгодно продавал чубуки (III, 3, 11 —13). Названные цифры говорят о высоком доходе на вложенные денежные средства — около 13—15%, превосходящем раза в два — два с половиной выгодные ростовщические проценты.

Гуннар Миквиц, специально исследовавший приведенные подсчеты Колумеллы, указал, что в них не учтены некоторые статьи расходов, например, содержание виноградарей и других обслуживающих работников, удобрение, амортизация оборудования и пр., что, по его мнению, должно понизить очень высокую доходность виноградников Колумеллы232. В свете приведенных данных и соображений нам представляются необычайно завышенными расчеты доходности имений Катона, сделанные Г. Шротом233. Он, на наш взгляд, произвольно определил доход от продажи олив и масла, полученных в имении в 240 юг. в громадную сумму 130 тыс. сестерциев, к тому же добавив, также произвольно, сумму в 70 тыс. сестерциев от других продаж. Нельзя согласиться с его выводом, предполагающим среднюю доходность рабовладельческого поместья более чем 50% чистой прибыли на вложенный капитал.

Как можно было видеть, даже упомянутая прибыль Колумеллы, 13—15% представляется весьма высокой, доходность же остальных отраслей была меньшей и вряд ли превосходила норму ростовщического процента (6%)234. Следует, однако, учесть, что все указанные расчеты касаются одной ведущей отрасли. Как известно, наряду с ней в хозяйстве функционировали и другие, работавшие на собственное потребление и не организованные столь тщательно, а потому и менее доходные, что не могло не понижать общую норму прибыли на единицу всей (а не только занятой под товарной культурой) площади. Очевидно, более правы те исследователи, которые не завышают доходы от сельского хозяйства древней Италии, считают их умеренными, а не баснословными сверхприбылями, как на рабских плантациях Вест-Индии XIX в.235. Нажить колоссальное состояние, занимаясь сельским хозяйством, вряд ли было возможно. Основной источник богатств следует искать не здесь, а в ограблениях провинций, военных захватах, высоких ростовщических процентах, крупных спекуляциях. Собственник должен был сначала приобрести крупные денежные средства где-то на стороне и лишь потом завести рациональное сельское хозяйство, которое поддерживало бы его состояние на высоком уровне. Типичное имение, описанное римскими аграрными писателями, было самым доходным и передовым. Оно могло приносить доход и окупать значительные денежные средства, вкладываемые в него при наличии нескольких условий, отсутствие каждого из которых должно было подрывать его рентабельность и экономическую устойчивость: относительно высокое развитие товарно-денежных отношений вообще, устойчивые высокие цены на продукты сельского хозяйства, наличие ремесленных изделий и рабочих рук, благоприятное состояние путей сообщения. Наконец, важнейшим фактором, обеспечивающим рентабельность этого типа поместья, является достижение постоянной высокой урожайности и доходности ведущей культуры или отрасли; неурожай или постепенное падение урожайности могло нанести сильный удар по самим основам его хозяйства, поглотить доход многих лет, собранный ценой больших усилий236. Применение в подобных хозяйствах передовой для тогдашнего времени агротехники, наилучших орудий труда, комбинации культур, севооборотов и прогрессивных систем земледелия приводило к повышению урожайности, но вместе с тем и к тому, что к почвенному плодородию предъявляли повышенные требования. Интенсивное расходование почвенного плодородия путем применения интенсивных форм хозяйства усугублялось особенностями труда рабов, хищнически относящихся к средствам производства, в том числе и к земле237. В силу невысокого, в конечном счете, уровня римского почвоведения, слабого развития естественных наук, римская агрономия не имела понятия о ходе почвообразовательного процесса и не могла контролировать его с должной эффективностью238. Бесконтрольное расходование почвенного плодородия в этих условиях часто не сопровождалось соответствующим восстановлением его основных источников, а поэтому получение стабильных высоких урожаев в течение длительного времени было сложной проблемой. Вот почему во многих из таких имений происходило постепенное падение плодородия и сокращение урожайности239. что даже при прочих благоприятных условиях и рациональной организации подрывало их рентабельность 240. Собственник должен был или осваивать новые свежие земли или заводить интенсивное производство в других имениях, отказываясь от интенсивного использования истощенных земель. Повышение цен на рабочие руки и, в частности, на рабов должно было сказываться неблагоприятно на доходности такого хозяйства. Иначе говоря, несмотря на широкое распространение и расцвет таких хозяйств в Италии II в. — I в. до и. э. и в I в. н. э., обеспечивавших общее процветание италийского сельского хозяйства, по своей внутренней структуре этот экономический тип был довольно неустойчивым241. Изменение тех условий, на которых покоилось его существование, грозило подорвать его основы и привести или к деградации или к существенной перестройке.

Однако в исследуемый период времени именно этот тип хозяйства имел благоприятные условия для существования и развития и задавал тон в сельскохозяйственной и вообще экономической жизни Италии. Наивысшие успехи италийского земледелия были связаны с деятельностью подобных хозяйств. Именно здесь велась напряженная работа и проводились разнообразные эксперименты по наилучшей организации труда и повышению квалификации работников, внедрялись новая техника и оборудование, совершенствовались старые и возникали новые агротехнические приемы, акклиматизировались новые сорта и культуры, создавалась агрономическая наука.

В таких хозяйствах достигалась самая высокая для того времени урожайность, самая высокая производительность рабского труда и хищническая его эксплуатация, получались весьма солидные прибыли. В буржуазной литературе этот тип хозяйства определяется в качестве капиталистического сельскохозяйственного предприятия. Проведенное выше исследование его хозяйственной организации, однако, не позволяет принять это мнение. Данный тип хозяйства был ограничен по размерам и мог функционировать, оставаясь относительно небольшим, в отличие от капиталистических ферм, имеющих постоянную тенденцию к увеличению своих размеров, ведущему к возрастанию их рентабельности. Рабовладельческая же вилла, увеличиваясь в размерах, утрачивала рентабельность и трансформировалась в иной хозяйственный тип.

Экономические основы рабовладельческой виллы и капиталистической фермы различны. Последняя целиком вовлечена в процесс товарного производства, первая — лишь одной отраслью при сохранении натурально-хозяйственной основы, что изымало из товарного обращения значительную часть производимой продукции. Это приводило к тому, что товарные отношения не затрагивали глубинных основ производства. Полученный доход лишь частично шел на расширенное воспроизводство, так как оно было ограничено многими условиями как политического, так и экономического порядка. К последним относятся невозможность расширения производства выше определенной границы, небольшие размеры земельных доходов, потребляющий характер римского общества, слабое развитие прикладных наук и неглубокий характер товарных отношений.

Исследование Г. Миквица показало, насколько существенно отличается система расчетов и планирование у римских рабовладельцев и современных фермеров и какие элементарные, непростительные, с точки зрения современного фермера, ошибки допускал наиболее расчетливый из античных хозяев, Колумелла. Эти ошибки объясняются тем, что при всем стремлении к доходу римские рабовладельцы были еще очень далеки от той безудержной страсти и демонического мастерства в получении прибавочной стоимости и возрастании капитала, которые столь характерны для капиталистического способа производства.

Сам характер связи рабочего-раба с орудиями и средствами производства, организация и эксплуатация производственного коллектива на рабовладельческой товарной вилле были принципиально иными, чем на капиталистической ферме, использующей коллектив наемных рабочих — современных пролетариев. Вот почему нет оснований считать рабовладельческие виллы средних размеров, работающие на рынок, капиталистическими предприятиями, какими бы оговорками ни сопровождать понятие «капиталистический».




192у Fгank. Econ. Hist..., рр. 101—102; Г. Шрот. О рентабельности сельского хозяйства в Риме в конце Республики. ВДИ, 1959, № 2, стр. 60—62.
193Сам Варрон и его собеседники, ведущие диалог во II книге, демонстрируют
хорошие знания в области животноводства. Вторая книга Варрона, по мнению специалистов, основана на его собственном опыте. См. Н. Gummerus. Ор. cit., SS. 52—54, М. Бурский. Введение в кн.: «Катон, Варрон, Колумелла, Плиний о сельском хозяйстве». М., 1957, стр. 27; М. Е. Сергеенко. Очерки..., стр. 137—141.
194Varr., I, 44, 1. Самые высокие урожаи — в Этрурии (сам-15), что, очевидно,
объясняется не только плодородием почвы, но и хорошей агротехникой
195М. Е. Сергеенко. Два типа сельских хозяйств в Италии I в. н. э. «Изв.
АН СССР. Отделение общест. наук», 1935, № 6, стр. 573—598.
196Если при обработке виноградников Колумелла не жалеет средств и призывает к максимальным вложениям, то в других местах он высказывает иной взгляд, пропагандируя принцип экономии. См., например, IV, 3, 5; V, 8, 1; VI, praef., 1—4, где речь идет о разных отраслях. В качестве примера можно указать на его рекомендации относительно свиноводства. См. также М. Е. Сергеенко. Очерки..., стр. 145—147.
197О плохо ухоженных виноградниках Колумелла говорит в III, 3, 1; IV, 3,
2—5 и др.
198Т. Fгank. Econ. Surv..., v. V, рр. 140—141.
199Обзор различных точек зрения по этому вопросу дан S. Flоridiа. II commercio granario dell’Italia nell’Impero Romano. Roma, 1940, pp. 1—31. Из последних работ можно указать К. D. Whitе. Wheat-farming in Román times. — «Antiquity», v. XXXVII (1963), p. 207; V. Sirago. Op. cit., pp. 203, 206—207.
200S. Floridia. Op. cit., pp. 25—31. Об интенсивном возделывании пшеницы
говорит X. Михаэску (Economia agrícola la Columella..., pp. 101 —103). Об увеличении роли зерновых в I в. н. э. см. М. Rоstоvzеv. Ор. cit., р. 116.
201В. И. Кузищин. Очерки..., гл. 3, особенно раздел «Общие вопросы эволюции полеводства», стр. 167—193.
202люции полеводства», стр. 167—193. 202 Plin., XVIII, 192: hoc tantum enim in confesso est nisi stercorato seri non oportere.
203oportere. С o 1., XI, 2, 85: обычная месячная норма—воз (80 модиев, или 500—600 кг)от штуки мелкого скота и 10 возов (5—6 т) от крупного (II, 14, 8).
204Col., I, 6, 21—26; II, 14, 2, 6. Об устройстве навозохранилища Колумелл
весьма обстоятельно говорит М. Е. Сергеенко (Удобрение хлебных полей в древней Италии, «Труды института истории науки и техники АН СССР», сер. I, вып. 4, 1935, стр. 134—136).
205Col., II, 14, 1—2; V, 9, 3; II, 13, 1; II, 10, 27; II, 15, 6—5; de arb. 23; XI,3и др.
206Col., II, 1, 7: licet enim maiorem fructum percipere si frequenti et tempestiva et módica stercoratione térra refoveatur.
207Col., II, 5, 1—2; II, 15, 1; XI, 2, 86, а также Plin., N. H. XVIII, 193.
208S trabo, V, 4, 3; Plin., XVIII, 187, 191, 259; Col., II, 10, 5—7, 24; II, 17,4и др.
209Т. Frank. Econ. Hist..., р. 105; но М. Е. Сергеенко (Очерки..., стр. 59) и V. Sirago (Ор. cit., р. 197), на мой взгляд, недооценивают освоение севооборотов в италийском земледелии I в. н. э.
210Col., II, 16—17; Plin., XVIII, 187; Verg., Georg., I, 71. Вопрос о системах
земледелия в Италии — спорный, и его исследование не закончено. Отдельные замечания см. Н. Dohr. Ор. cit., SS. 84—85. Специальное исследование о системе земледелия (так наз debbio) в Лигурии см. Е. Serení. II sistema agrícola del debbio in Liguria antica, 1958.
211На это обратил внимание еще Тенни Франк (Econ. Hist..., стр. 105—107).
212Col., II, 2—5. Весьма обстоятельно техника вспашки в Италии исследована
М. Е. Сергеенко (Очерки..., стр. 25—63). О высокой технике вспашки в античной Италии в сравнении с другими странами в разное время см. также A. Haudricourt et М. Desamarre. L’homme et la charrue. Р., 1955; G. del Pelo Pardi. Op. cit.; G.'Fussel. Ploughs and Plouhging before 1800.—«Agricultural History», 46 (1966).
213О различных полевых операциях см. М. Е. Сергеенко Очерки ., гл 3,
стр. 54—77.
214В. И. Кузищин. Очерки..., стр. 168—171.
215Т. Frаnk. Econ. Hist..., рр. 428—429; Econ. Surv..., v. V, рр. 140—141.
216Ссылки на литературу см. В. И. Кузищин. Очерки..., стр. 170.
217К ним можно причислить дядю Колумеллы (Col., II, 15, 3), Сенеку (III,3, 3), Сфенела (Plin., XIV, 48—52), Реммия Палемона и др.
218М. Е. Сергеенко. Очерки..., стр. 124—125.
219V. Siragо. Ор. cit., рр. 206—207, 267—268.
220О нормах удобрения каждого дерева см. Col., XI, 2, 18, 86; Plin, XVII, 263.
221Fr. de Robertis. La organizzazione..., pp. 92—93; J. Kolendo. Op. cit.
pp. 184—187.
222Проблема появления и применения колесного плуга одна из самых интригующих и спорных, см. М. Е. Сергеенко. Очерки..., стр. 50—51; G. Del Pelo Pardi. Ор. cit., р. 44; G. Рарasоgli. Ор. cit., рр. 109—110; Т. Zawadski. Plug kolesny w rolnictwe antycznym.— «Kwartalnik Historii Kultury materialnej», II, 1954, str. 619—631; L. Der o y. La racine étrusquç «piau», «plu» et l’origine rhétiqúe de la charrue à roues. — «Studi Etruschi», vol. XXXI (1936), pp. 99—120.
223Наиболее полное исследование сельскохозяйственного инвентаря дано
К. Д. Уайтом (К. Whitе. Agricultural Implement of the Román World, 1967). См. рец. М. E. Сергеенко. ВДИ, 1969, № 2, стр. 137—142.
224Col., III, 3, 8: Колумелла платил за виноградаря 8 тыс. сест., это раза в 3—4 больше, чем стоимость неквалифицированного раба.
225Cat., 144—145; Col., XII, 52. Оба прямо называют таких специалистов —
olearii diligentes, peritissimi.
226Vаrr., И, Ю, 3—4, 10. Варрон также предполагает наличие специальных
знаний у пастухов.
227Соl., 1,9, 1: об этом говорится прямо.
228J. Сеskа. Ор. cit., str. 56—65. Он дал самое обстоятельное исследование
о дифференциации рабов в постоянной фамилии.
229R. Remo don. Ор. cit., рр. 301—302. Ср. Т. Frаnк. Econ. Hist..., рр. 436—437; V. Siгagо. Ор. cit., рр. 195—197.
230М. Е. Сергеенко. Очерки..., стр. 30—33; Г. Шрот. Ук. соч., стр. 57—62.
О подходе Колумеллы к этому вопросу см. G. Stеinеr. Columella and Martial on living in the Country. — CIJ, 50 (1954), № 2, pp. 89—90з G. Carie. Die Agrarlehre Columellas, SS. 1—47.
231Т. Frank. Econ. Surv..., v. V, р. 150.
232G. Мiскwitz. Economic Rationalism in Graeco-Roman Agriculture. — «The 23 English Historical Review», vol. 52 (1937), № 208, pp. 584—585.
233Г. Шрот. О рентабельности сельского хозяйства, стр. 78—82.
234Col. (III, 4, 3) все-таки склоняется к тому, что ростовщические проценты
(6% с суммы) приносят доход, который может поспорить с прибылью от виноградников. Ср. IV, 3, 5. Согласно Т. Моммзену, то, «что римский сельский хозяин получал от своего капитала средним числом 6%, видно из слов Колумеллы (III, 3, 9)» (История Рима, т. 1, стр. 795).
235Е. М. Штаерман. Расцвет..., стр. 94. См. также W. Неilland. Ор. cit.,
рр. 152—153.
236Рlin. NH, XVIII, 37—38.
237У Колумеллы содержатся многочисленные свидетельства о хищническом характере рабского труда, сводящего на нет многие усилия хозяина, см. Col, praef., 12, 13, 1, 1, 20; 1, 7, 7; III, 3, 12—13; 5, 3, 10, 8—10; III, 16, 1—3; III, 20, 4—6; IV, 24, 12, 21; IV, 27, 4—5—6; V, 6, 16—17; V, 9; VIII, 4, 5; XI, 1, 26-27; XI, 2, 82; XII, 2 и др.
238В. И. Кузищин. Из истории сельского хозяйства Италии II в. до н. э.—
I в. н. э. (римское почвоведение и почвы Италии). ВДИ, 1964, № 3, стр. 15—37.
239Эту особенность италийского земледелия справедливо подчеркивает Т. Франк
(Econ. Hist..., рр. 107, 429).
240Col., III, 3, 6: «Что касается урожая, то большинство гонится за тем, чтобы
он был как можно большим в текущем году, и не думают о будущем. Люди, действительно, как будто живут одним сегодняшним днем и так распоряжаются лозами, отягощают их таким количеством побегов, что, очевидно, мысль о будущем у них совершенно отсутствует. Во всех своих прегрешениях или, по крайней мере в большинстве из них, они готовы обвинять кого угодно, но только не себя, и жалуются, что им не приносят урожая виноградники, которые они погубили своей скупостью, невежеством и небрежностью». О вырождении виноградников см. также Plin. NH, XVII, 40.
241В качестве примера можно привести разорение Тария Руфа. См. Plin. NH, XVIII, 37.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Ю. К. Колосовская.
Паннония в I-III веках

Чарльз Квеннелл, Марджори Квеннелл.
Гомеровская Греция. Быт, религия, культура

Глеб Благовещенский.
Юлий Цезарь

Антонин Бартонек.
Златообильные Микены

А. Ф. Лосев.
Гомер
e-mail: historylib@yandex.ru
X