Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
В. П. Яйленко.   Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.

§ 1. Декрет об отправлении колонии в Брею (№ 5)

Местонахождение Брей и время ее основания точно не установлены. Помимо исследуемой надписи, Брею упоминают Феопоми и лексикографы1. Судя по сообщению Гесихия, основание Брей приходилось на десятилетие между 446 и 438 гг.2 Подразумеваемое в декрете нахождение афинской армии в поле (сткк. 26—28) связывали с подавлением восстания на Эвбее, что позволяло уточнить датировку надписи 446/5 г. Местонахождение Брей увязывали с Бисальтией, основываясь на сообщении Плутарха (Per., 11, 5) о тысяче колонистов, отправленных Периклом в эту область.

Эти данные вошли в научную литературу, хотя еще в прошлом веке Бергк и Бузольт подвергли их сомнению. Бергк, исправляя довольно испорченную фразу в тексте Фукидида (I, 61, 4), заменил рукописное Βέροιαν на Βρέαν, что предполагало перемещение местонахождения колонии в Термейский залив3. С другой стороны, Бузольт указал на то, что афинская армия могла находиться в поле и в 440—438 гг., подавляя восстание на Самосе4.

В последнее тридцатилетие споры по этому вопросу разгорелись с новой силой. Идеи Бергка и Бузольта развил Вудхэд5. Он указал, что около 438 г. в районе Термейского залива создались благоприятные условия для основания афинской колонии, которая противостояла бы агрессивным устремлениям Пердикки. Шрифт надписи не противоречит этой дате. Отсутствие дальнейших известий о колонии, по мнению Вудхэда, объясняется тем, что ее жители перешли во вновь заселенную афинянами Потидею (430/29 г.).

Эту точку зрения в дальнейшем поддержали Александер и Ашери6, однако еще раньше Эдсон привел ряд аргументов против эмендации Бергка7. Локализацию Брей в Термейском заливе принял также Маттингли8, однако предложенная им слишком заниженная дата основания колонии (426/5 г.) не встретила сочувствия9.

Авторы ATL полагали, что Брея была основана в 447/6 г. около Аргила (район Амфиполя), связывая эту дату с понижением налога Аргила около этого времени10.

В ходе дискуссии было предложено немало более или менее убедительных аргументов pro et contra. На мой взгляд, пока решающая роль в вопросе о локализации Бреи принадлежит свидетельству декрета о взаимосвязи' выводимой колонии с городами, расположенными у Фракии — τϖυ επί θραίκης (сткк. 15—17). Поскольку Фукидид, хорошо знавший эту местность, при описании событий, связанных с Иотидеей, неоднократно употребляет выражение έπΐ τγς Ѳράχης (чего не наблюдается в связи с Амфиполем)11, мне представляется предпочтительной локализация Брей в одном из районов западной Халкидики. Время основания колонии, по всей вероятности, приходится на промежуток между 446 и 438 гг.

Текст декрета сохранился на двух фрагментах мраморной стелы (А и В), найденных в 1838 и 1847 гг. в Эрехфейоне (ныне находится в Эпиграфическом музее Афин). В византийское время стела была разбита на половинки, которые использовались в качестве баз для двух колонн. Текст В вырезан на правой боковой стороне верхней части стелы, лицевая сторона которой полностью сглажена; она содержала около 35 строк. Фрагмент А вырезан на нижней части стелы и является, таким образом, продолжением утраченного текста верхней части стелы. Фрагмент В, как сказано, сохранил только вырезанную на боковой стороне поправку к декрету12.

Текст надписи приводится по сборнику Мейггза — Льюиса (№ 49), за исключением лакун в сткк. 1—5, восстановленных мною. 



Реконструкции текста (дополнения текста надписи в целом принадлежат главным образом Беку и Зауппе):

v. 1: [he δέ άρχ]έ —Wi.13; [...(?) βολ]έ — supplevi; v. 2—3 in.: ένεχ[υραζέ|το αυτόν] — IG, I2, Ν 45; ένέχ[ορα άχ|αια (?) ϑέτο] — Wi14, ; ένέχ[υρα άπ|οδιδότο] — supplevi.; ν. 3—4 in.: πο[ίμνια | δε αίγδ]ν—IG, Iа, Ν 45; πδ[ρον δέ άργόριο]ν— Вое15; π<ρ>ό[βατα έ|ς ϑυσ:α]ν— Wi.16;' πό[ρον δ' έ|ς ϑυσία]ν — Меритт17, скомбинировавший добавления Бека и Вильхельма; πό[ριας δ|έ σφίστ] supplevi.; V. 4—5 in.: άπο[δόμεν|οι] — Вое18; άπ[οικιστ|αί]— IG, I, N 45; άπ[οιχοι χ|χί] — supplevi. К восстанавливаемому в стк. 26 [...δέ]- ovxat ср.: ML, № 65,56.

Перевод:
Α.

«...Совет (?), в который (желающий отправиться в колонию) явится или запишется (в число колонистов), пусть включает (в число колонистов). Если же включит, то пусть вносит залог явившийся или записавшийся. Пусть колонисты обеспечат себе телок; совершить жертвоприношение для получения благоприятных предзнаменований по поводу (отправления) колонии в таких размерах, какие они сочтут нужным. Избрать геономов в количестве десяти человек, по одному от филы; пусть они распределят землю. Демоклиду в качестве автократора устроить колонию как можно более лучшим образом. Обусловленное (количество) священных участков оставить как есть и других не посвящать. Посылать на Великие Панафинеи корову и паноплию, а на Дионисии — фаллос. Если кто-либо пойдет войной на землю колонистов, пусть города помогают друг другу как можно быстрее согласно договорам, которые были составлены в секретарство такого-то относительно городов прифракийского региона. Написать это на стеле и поставить в городе; колонистам изготовить стелу за свой счет. Если же кто-нибудь поставит на голосование что-либо противоречащее записанному на стеле или какой-нибудь оратор станет публично выступать (против этого) или начнет призывать к отмене или нарушению какого-либо пункта этих постановлений, то пусть будут лишены гражданских прав и он сам, и его дети, а имущество конфисковано и десятая часть (посвящена) богине, если только сами колонисты не ... возымеют нужду. Тем воинам, которые запишутся в число дополнительных переселенцев, по прибытии в Афины в течение тридцати дней поселиться в Брее. Вывести колонию в течение тридцати дней; Эсхину, сопровождающему (колонистов), выдать соответствующие средства.

В (боковая сторона).
Фантокл предложил: пусть в отношении колонии в Брею будет так, как предложил Демоклид. Фантоклу изложить (этот вопрос) на буле в иританию филы Эрехтеиды в первое заседание. Отправить в Брею колонистов из числа фетов и зевгитов».

Содержание первых трех строк надписи не совсем ясно из-за плохой сохранности текста. Обычно полагают, что здесь имеется в виду предоставление залога при возбуждении судебного процесса19. Однако на мой взгляд, контекст свидетельствует, что сткк. 1—3 лучше понимать как изложение условий приема в число колонистов; ср. стк. 26, где γραφεΐσϑαι означает запись в число переселенцев. Кроме того, за этим предписанием следует пункт о жертвоприношениях, совершаемых по случаю отправления колонии, т. е. в начале сохранившегося текста можно усматривать последовательно развивающуюся процедуру: набор колонистов, затем жертвоприношения, совершаемые ими за благополучное отправление в колонию. Если же рассматривать сткк. 1—3 в качестве юридических предписаний, логика всей процедуры нарушается.

Афиняне в связи с отправлением колонии в Адриатику избрали комиссию из 10 чел., которая вместе с буле и пританами занималась вопросами снаряжения колониальной экспедиции (Λδ 14.242—269). Таким образом, под словом hεv стк. 1 можно подразумевать эту комиссию или буле; и связи с этим возможно восстановление слова [...(?) βολ|έ в начале сохранившегося текста. Реконструкция первых исследователей надписи лакуны в конце стк. 1 — начале стк. 2 (φχΙνειі γ,οάφιτχ, έαγέτο) бесспорна, поскольку ей соответствуют субстантивированные причастия ho φ ένας έ ho γραφτίαενος в стк. 3. Далее, на мой взгляд, речь идет о залоге, вносимом колонистами. Фукидид, рассказывая о повторном основании Эпидампа коринфянами, сообщает, что многие из тех, кто пожелал принять участие в этом предприятии, но не решился отплыть тотчас, внесся залог (χαταθέντα) в 50 драхм, остались в Коринфе (I, 27, 1). Основываясь на этой аналогии, текст сткк. 1—.4 надписи о Брес можно понять следующим образом: речь идет о занесении в списки колонистов тех, кто изъявил желание отправиться в колонию и явился20 для этого в буле (комиссию), но по какой-либо причине не имел возможности отправиться тотчас (ho φένας), а также о тех, кто уже записался в число колонистов (ho γραφ^άμενος). И те и другие должны были внести залог в знак подтверждения своего участия в этом предприятии. В связи с этим предлагаю восстановление ένίχ|νρα άποδιδότο) в сткк. 2—321. Таким образом, сткк. 1—3 могут быть поняты следующим образом: «... совет (?), в который (желающий отправиться в колонию) явится или запишется, пусть включает в число (колонистов). Если же включит, то пусть вносит залог явившийся или записавшийся». Запись в число переселенцев могла производить комиссия, вождь колонистов Демоклид или буле.

Далее следует предписание обеспечить совершение жертвоприношений за благополучный исход предприятия (сткк. 3—6)22. Структура фразы в сткк. 3—4 довольно ясна, и необходимость восстановления в лакуне грамматического субъекта и объекта к παραοχόων очевидна. В сткк. 4—5 в качестве субъекта все издатели помещают старое восстановление άποικιοταί. Между тем это слово чрезвычайно редкое и зафиксировано лить в лексиконе Гесихия. Вместо апокрифических апойкистов в качестве субъекта действия, на мой взгляд, выступают сами колонисты: [.......σφισφ αδτοίς παρασχόντον hot άπ[οίκοιχ|αί καλλ]ιερδσαι...23

Теперь остается определить объект действия, содержавшийся в лакуне сткк. 3—4. Наличие здесь частицы δέ безусловно. Объектом может служить слово πορις — «телка»: πό[ριας δ|έ σφίσφ αύτοΤς и т. д., т. е.: «Пусть колонисты обеспечат себе телок; совершить жертвоприношение для получения благоприятных предзнаменований по поводу (отправления) колонии в таких размерах, какие они сочтут нужными»24.

Из предлагаемых дополнений явствует, что отправление в колонию было сопряжено для переселенца с определенными расходами по внесению залога и затратам на совершение жертвоприношений. С такой интерпретацией согласуются слова Навсапия о том, что самые бедные мессенцы но ушли в колонии с большинством своих соплеменников (IV, 23, 3). Однако в отличие от мессенцев афинские колонисты получали определенные субсидии в связи с переселением (сткк. 30—31). Афинское государство, целиком подчинив дело вывода колоний своим интересам, несло, видимо, значительную часть расходов но устройству колонистов на новом месте жительства.

Принесение колонистами в жертву телок можно поставить в связь со следующим далее предписанием «Посылать на Великие Панафинеи корову25 и паноплию» (сткк. 11—12), в чем можно видеть продолжение символической обрядности, сопровождавшей отправление колонии. В приношении этих даров выражается символика последующих отношений колоний с метрополией. Панафинеи отмечались как праздник единения всего афинского народа, как торжество в память проведенного Тесеем синойкизма, положившего начало блестящей истории Афин26. Поэтому раз в четыре года из всех афинских  колоний на Великие Панафинеи прибывали посольства с дарами, символически выражавшими связь колоний со своей метрополией27. Коровы предназначались для гекатомбы и торжественной обычей трапезы, символизировавшей прежнее пребывание колонистов у отеческих святынь, под сенью родного крова28. Принесение в дар паноплии олицетворяло военно-политические узы, связывавшие колонию с метрополией, и в первую очередь обязательства военной помощи.

Клаузула о принесении наноплии и коров содержится в ряде афинских документов V в.29 Впервые это предписание встречается в декрете об усилении сбора фороса30, а также в постановлении о Брее и сначала, видимо, распространялось только на колонии афинян31, но очень скоро ввиду усиления экспансионистских тенденций Афины стали требовать этого и от всех союзников (декрет Тудиппа 425/4 г. прямо предписывал всем городам, вносившим форос, присылать на Великие Панафинои корову и паноплию, «как это делают апойки»)32. Этот акт имел своей целью продемонстрировать единение и сплоченность членов Делосской симмахии вокруг Афин как их метрополии и гегемона.

Отправление афинской колонии в Брею происходило в сложной военно-политической обстановке, в период усилепия противоречий между сильнейшими греческими государствами, приведших к Пелопоннесской войне. Об этом свидетельствует предоставление вождю колонии Демоклиду неограниченных полномочий (сткк. 8—9). Подобно ряду афинских стратегов он был наделен званием автократора33. Напротив, Мальтиад, лидер большого отряда воинов-переселенцев, отправленных в 325 г. афинянами в Адриатику для сторожевой службы по охране от пиратов, был назначен не автократором, а ойкистом, в соответствии с обычной колонизационной практикой (№ 14.161, 224).

О потенциально неспокойной обстановке в районе основания колонии свидетельствуют также сткк. 13—17 декрета: «Если кто-либо пойдет войной на землю колонистов, пусть города помогают друг другу как можно быстрее, согласно договорам, которые были составлены в секретарство такого-то относительно городов прифракийского региона». Здесь имеются в виду союзные Афинам города Халкидики34.

Вождю колонистов Демоклиду предписано «устроить колонию как можно более лучшим образом» (сткк. 8—У). Интересно, что это предписание вставлено между двумя клаузулами декрета, трактующими вопрос о разделе земельных угодий нового полиса, однако это все же не указывает на роль Демоклида в качестве лишь «земле-устроителя»: καταατΐσαι — емкое слово, подразумевающее руководство строительством города, устройством хоры, социальной организацией полиса и т. д.

Контингент колонистов распределялся па 10 фил (сткк. 0—7), т. е. старые генетические и социальные связи переселенцев, существовавшие в Афинах, сохранялись и на новом месте жительства. Каждая фила имела представительство в коллегии геономов, производившей раздел земли (сткк. (5—8). Распределение земли производилось сначала но филам35, после чего каждый колонист получал участок в том районе, который достался по жребию его филе36.

Согласно обычаю, соблюдавшемуся при основании города, в Брее часть земли отводилась под священные участки — темены «Обусловленное (количество) священных участков оставить как есть и других не посвящать» (сткк. 10—11)37. Тод указал, что эту не совсем ясную клаузулу можно понимать двояким образом: либо сохраняется то же число священных участков, какое было у прежнего населения Бреи, либо подтверждается определенное ранее количество этих участков38. На мой взгляд, второе предположение следует исключить. По сообщению Фукидида (III, 50, 2), из 3 тыс. участков, образованных афинянами на усмиренном Лесбосе, 300 было посвящено богам. Отсюда явствует, что под священные участки отводилась одна десятая всех земельных угодий, что соответствует общегреческому обычаю посвящать десятину богам39. Поскольку количество священных участков определялось обычаем, сткк. 10—11 следует понимать как предписание сохранить то число теменов, какое уже было в Брее40. Видимо, прежнее население этого фракийского городка в какой-то мере составляли эллины41. Отсюда как будто следует, что прежнее население Брей, в которую направлялись афинские апойки, было вытеснено42.

Декрет сообщает ценные сведения о социальном составе афинских переселенцев: «Отправить в Брею колонистов из числа фетов и зевгитов» (сткк. 39—42). Надо полагать, что цель этого добавления к декрету, внесенного Фантоклом, заключалась в том, чтобы дать возможность гражданам зевгитского состояния также принять участие в основании колонии. Основная масса афинских колонистов, по всей вероятности, состояла из фетов43. Не случайно большую, по-видимому, часть расходов по выведению колонии государство берет на себя (сткк. 30— 31). Надо думать, что наделы, получаемые фетами в колониях, позволяли им перейти в зевгитское сословие. Плутарх верно отметил, что одной из причин колонизационной деятельности афинян было стремление поддержать бедные слои гражданства (Per., 11,6). С другой стороны, зевгиты, уходя в колонию, предохранялись от перехода на фетский статут44.

Декретом предусмотрено присоединение к контингенту колонистов группы эпойков — солдат афинской армии, находившейся в походе: «Тем воипам, которые запишутся в число дополнительных переселенцев, по прибытии в Афины в течение тридцати дней поселиться в Брее» (сткк. 26—30)45. По мысли автора декрета, каковым был Демоклид (сткк. 34—35), предполагалось, что воины-эпойки должны были присоединиться к уже обосновавшимся в Брее апойкам46. Присоединение отряда воинов к числу колонистов Брей, пожалуй, свидетельствует об ее определенном стратегическом значении.

Поскольку контингент колонистов состоял из апойков и эпойков, естественно, встает вопрос, чем различались между собой эти группы переселенцев. Единственное указание декрета на этот счет заключается в том, что эпойки формировались из солдат. Однако эпойки как граждане полиса также являлись потенциальными воинами. Следовательно, в данном случае различие между двумя группами заключается лишь в источнике формирования контингента колонистов: эпойки набирались из воинов действующей армии, в то время как апойки — из общей массы афинских граждан. В сущности эти солдаты были эпойками потому, что они присоединялись позже к основной массе колонистов.

Согласно терминологии декрета, колония в Брее мыслится как апойкия, т. е. номинально независимый полис (сткк. 29, 33 и др.). Этот вывод подтверждается обязательством колонистов Брей приносить дары своей метрополии на Великие ГІанафинеи (сткк. 11—13), которое сначала распространялось только на афинские апойкин, а позднее и на все союзные города47. Вместе с тем очевидно, что колония в Брее мыслится как автономный полис чисто номинально. Вся ее внутренняя и внешняя политика была подчинена афинским интересам. Государственное устройство колонии, раздел ее земельных угодий, наконец ее социальная структура были заранее определены афинскими властями, и их установления ни в коей мере не подлежали изменению: «Если же кто-нибудь поставит на голосование что-либо противоречащее записанному на стеле или какой-нибудь оратор станет публично выступать (против этого) или начнет призывать к отмене или нарушению какого-либо пункта этих постановлений, то пусть будут лишены гражданских прав и он сам, и его дети, а имущество конфисковано и десятая часть (посвящена) богине, если только сами колонисты не... возымеют нужду» (сткк. 20—24). Последняя оговорка, однако, свидетельствует о формальной возможности колонистов принимать те или иные поправки к установлениям декрета, что говорит об определенной самостоятельности полиса колонистов48.

Судьба колонии, отправлявшейся в Брею, неизвестна. Вождь колонистов Демоклид, очевидно, выполнив свои функции, как и основатель Амфиполя Гагнон, вернулся в Афины49. Вероятнее всего, что население Брей, как полагал Вудхэд, перешло в основанную в 430/29 г. Нотидею.



1 Tod, 1, р. 88—89; Theopomp., fr. 145 (см. : Steph. Byz., s. v. Βρέβ).
2 Hesych., s. v. Βρέα: «Брея. Кратин упоминает о колонии, выведенной в Брею. Это фракийский город, в который афиняне выслали колонию». Деятельность Кратина относится ко времени между 455 и 423 гг. Брея могла упоминаться либо во «Фракиянйа Х», поставленных между 446—439 гг., либо в «Богатствах», написанных примерно в то время, когда был основан Амфиполь (437 г.).
3Эта эмендация, принятая рядом издателей, вряд ли оправдана, поскольку во Фракии известно два укрепленных городка, называвшихся Беройя. См.: Ргосор., De aed., IV, 11, 19.
4 Busolt G. Griechische Geschichte. Gotha, 1897, 3, S. 417—418, Anm. 1.
5 Woodhead A, G. The Site of Brea: Thucydides, I, 61, 4. — CQ, 1952, 2, p. 57-62.
6 Alexander A. Thucydides and the Expedition of Callias. — AJPh, 1962, 83, p. 265-287; Asheri D. The Site of Brea. — AJPh, 1969, 90 р. 337-340.
7 Edson Ch. Strepsa (Thuc, I, 61, 4). - CPh, 1955, 1, p. 169-190.
8 Mattingly H. The Growth of Athenian Imperialism. — Historia, 1963, 12, p. 254—273; Idem. Athenian Imperialism and the Foundation of Brea. — CQ, 1966, 16, p. 172—192.
9 Употребленная в декрете форма р не встречается в датированных надписях после 438/7 г. (Meiggs Д. The Dating of Fifth Century Attic Inscriptions. — JUS, 1966, 86, p. 92). Предположение Маттингли о том, что шрифт декрета намеренно архаизирован, представляется малоубедительным, поскольку это явление имело место в надписях частного свойства.
10 ATL, 3, р. 286; п. 49. С ними полностью солидаризировался: Vartsos J. A. The Foundation of Brea. Archaia Macedonia. Thessalon., 1977, 2, p. 14-15.
11 Thuc, I, 56, 2; 57, 5; 59, 1; 60, 3. Это выражение Фукидид употребляет как эквивалент названия Халкидика, причем на район Амфпполя — Бисальтип оно не распространяется. Только в одном случае (IV, 104, 4; ср. V, 7, 4) оно употреблено в рассказе об амфипольских событиях, но лишь в связи с самим Фукидидом, который был?. Присутствие Фукидида около Фасоса, естественно, не свидетельствует о том, что это выражение охватывало и район Амфиполя.
12 Найденный на агоре третий фрагмент, содержащий 11 букв в четырех строках, удовлетворительно не соединяется с фрагментом А; вследствие незначительности текста Мейггз и Льюис опустили его.
13 Wilhelm A. Attische Uikunden. — Abh. Ak. Wien, 1939, 217, 5, S. 15. Ср. реконструкцию Мерита с добавлением третьего фрагмента (Meritt В. D. Attic Inscriptions of the Fifth Century. — Hesperia, 1945, 14, p. 86-87).
14 Wilhelm A. Op. cit., S. 16—17.
15 Bockh A. Gesammelte kleine Schriften. Leipzig, 1872, 6, S. 175 ff. Ср. соображения Вильхельма по поводу этих восстановлений (Op. cit., S. 16—17).
16 Wilhelm A. Op. cit., S. 13.
17 Meritt В. D. Notes on Attic Decrees, p. 317—319.
18 Beckh A. Op. cit., S. 175.
19 ML, р. 130.
20 По нозоду такого значения fiivaiv См.: Pint., Prot., 309а: Xеn., Mem., II. 8, 1; LSJ, s. v. φχίνω B I, 2.
21 Ср.: Andec., III, 39; ενέχυρα ο3ιδ'ίντε.
22 Подобная клаузула-содержителя u в декрете oб отправлений сицилийской экспедиции 415 г. (ML, N 78 fr. С. М 14—15).
23 К восстановлению ср. стк. 19: hot αποίχοί αφου α[υτον]. Пек (Op. cit., S. 176) укавывал, что αυτοίς надписи употреблено вместо αφίοίυ αυτοίς.
24 По поводу принесения в жертву толок см.: Ар. Rod., Arg., 1185—1190.
25 Bουν — это корова; ср.: ML, № 69, 57, lGf II,№334, 49-20.
26 См.: Thuс., II, 15, 2-4.
27 Schol. Arph., Nub., 386. Ср. предписание «согласно отеческим заветам доставлять на Панафинеи корову и паноплию, а на Дионисии — корову и фаллос, поскольку (иаросцы) являются колонистами афинского народа» (Meritt В. D., Wade-Gery II. Т. The Dating of Documents to the Mid-Fifth Century. — JHS, 1962, 82, p. 70; надпись относится к 372/1 г., текст несколько разрушен).
28 Ср. афинское постановление об Эрифрах: ML, № 40.3 (середина V в.), а также: IG И2, № 334.19—20 (IV в.).
29 Meritt В. D., Wade-Gery II. Т. Op. cit., р. 09.
30 ML, № 46.41-43, около 447 г.
31 Ср.: Schol. Arph., Nub., 386: «На Панафинеи аттические города присылали коров...».
32 ML, N 69, 56- 58.
33 Ср.: Plat., Arist., 8, 1; 11,4; Thuc, VI, 8, 2; Хеп., Hell., I, 4, 20: в чрезвычайных обстоятельствах стратеги назначаются автократорами. То же — ML, № 58. А. 9. Ср. также: Thuc, VIII, 67, 1 — о комиссии законодателей, наделенных неограниченными полномочиями.
34 Ср.: Tkuc.у 1, 56, 2: τούς τε χλλους επі Ѳριχ,ς... ςυμμάχους, где речь идет о потиденнах.
35 Hyper., IV, 16-17.
36 Ср.: Рrun., Praep. soph., 57: «Геоном распределяет в колонии каждому надел, а геометр отмеряет границы надела» (Tod, 1, р. 89).
37 Ср.: Хеn.; Суг., VIII, 3.1.
38 Tod, 1, р. 89.
39 Ср. сткк. 24—25 рассматриваемого декрета. Эти участки составляли государственную собственность и на определенных условиях сдавались в аренду: IG, I2, № 93.147 — арендная плата с темена на Кифносе; Ли 94 - подробный документ о сдаче темена в аренду. Ср. также: Ael., Var. hist., VI, 1: афиняне разделили землю побежденных халкидян на 2000 наделов, причем лелантские угодья отвели святилищу Афины.
40 Кроме того, заранее не было известно, от какого количества наделов выделять одну десятую часть, поскольку контингент колонистов еще окончательно не сформировался и ожидалось присоединение воинов афинской армии (сткк. 20—29).
41 Ср.: Thuc., IV, 109, 3 4 —о смешанном населении ряда городков на фракийском побережье северной Эгенды, которые, кстати, были зависимы от Афин и вносили форос. Брея, но всей видимости, и была одним из таких городков. Название Брея — фракийского происхождения, означающее «крепость»; ср. названия крепостей во Фракии, Иллирии и Эпире с корнем Βρέ-: Βρέ3ατή, Βρέ, Βρέδας (Procop., l)e aed., IV, 4; 11). Видимо, чередованием (как и Ира-) связано с фрак. βία - «город» (Stb., 319). См.: Нерознак В. П. Налеобалканские языки. Μ., 1978, с. 43.
42 Ср.: Thuc, V, 116, 4: афинские апойки поселяются на земле изгнанных мелосцев.
43 Так же полагал и Джонс (Jones А. H. M. Athenian Democracy, p. 168).
44 Ibid., p. 7, 108-169.
45 Несмотря на то что лакуна сткк. 28—29 восстановлена по одной-двум буквам, надежность дополнения еще не вызывала сомнений.
46 Апойки должны были в течение 30 дней отбыть из Афин (стк. 29), куда армия еще не вернулась из похода (стк. 27).
47 На клерухов это требование не распространялось, поскольку они сохраняли афинское гражданство и не образовывали независимого полиса. Символика приношения даров в отношении клерухов, таким образом, не имела смысла.
48 По указанным причинам нельзя согласиться с Эренбергом (Polis und imperhim, p. 254 sq.), который относил колонию к Брее к числу «муниципальных общин» являвшихся поселениями афинских граждан.
49 Он, вероятно, был автором одного из афинских постановлении (IG, I2, № 152).
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. С. Шофман.
История античной Македонии

Питер Грин.
Александр Македонский. Царь четырех сторон света

Терри Джонс, Алан Эрейра.
Варвары против Рима

Юлий Цезарь.
Записки о галльской войне

Поль Фор.
Александр Македонский
e-mail: historylib@yandex.ru
X