Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
коллектив авторов.   Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Глава об истреблении гебров бывших в горной долине Куйла, о камне в виде коровы, который служит предметом поклонения неверных и паломничества безнравственных индусов

В воскресенье четвертого числа джумади ал-авваля солнце августейшего знамени опять взошло над горизонтом выступления в поход счастливого монарха. Подобное звездам войско, пришедши в движение, направилось к горной долине Куйла, где большая толпа индусов-гебров была еще в живых и у них оставалось множество имущества, состоящего из скота и движимости. Так как всеславный и всевышний творец пожелал, чтобы предопределенное им закончилось всеобщим их истреблением, а они уповали на свою многочисленность и в том месте задержались, то в пору, когда корабль солнца поплыл по голубому небу, а месяц высоко развевающегося значка поднял парус отправления от берегов востока, до небес горделиво возвышающиеся знамена его величества в боевом порядке подошли к упомянутой долине. На правом фланге - принцы Пир Мухаммад-бахадур и Сулай-ман-шах-бахадур, на левом - некоторые из эмиров, а пред центром армии - эмир Шах Малик и все эмиры передовых частей, тыла, центра и флангов, соблюдая боевое равнение, отправились в долину. Звуки большого царского барабана, рокот войсковых барабанов и звуки труб огласили горы и их окрестности. Здесь же раздавалось пение исповедующими единобожие формулы: «Нет божества, кроме Аллаха!»; громкое провозглашение бойцами за веру: «Аллах велик!» - заставляло сжиматься сердце страшного льва и могучего слона. Солдаты громко кричали, и от всего этого мужество гебров превратилось в воду. У неверных при виде такого, что было подобием дня страшного суда, не осталось терпения, ни мощи сопротивляться. Они не имели силы устоять против победоносного войска и вцепились рукою за подол бегства от него. Они бежали в горы. Воины счастливого монарха, преследуя их, заставляли блестящими мечами течь кровь из черных облаков - из смуглых тел индусов; сверкающими кинжалами они срезали с тел головы гебров и молодые деревца вражеского существования на лугу жизни - таким образом, что из агатового рудника полилась яхонтовая река. Остались в живых лишь немногие, которые из страха перед ударами армии его величества ста бездомными скитальцами. Ужас перед ударами победоносного войска таков, как тот «величайший страх», который будет в день, когда настанет утро всеобщего воскресения, когда расстелят ковер пышности и величия и царственный шатер разобьют в равнине могущества, как сказано в Коране: «Кому в этот день будет принадлежать власть? Аллаху единому и всемогущему»; когда эти семьи высших небес, сохраняемых в тонкой атмосфере без единой подпоры лишь могуществом творца, развернутся и опять сомкнутся, как говорится в Коране: «Когда небо разверзнется»; когда эти семь рядов земли, запечатленных в предвечном слове: «В тот день, когда заменится земля другою землею», вытянутся, распадутся на мельчайшие частицы и развеются ветром единственного, ни в чем не нуждающегося; как говорится в Коране: когда «земля раскрошится на мелкие части»; когда это движущееся солнце, которое есть светильник мира и указатель времени и места померкнув, совьется и вернется в небытие, как это выражено в Коране: «Когда солнце обовьется мраком»; когда эти светящиеся звезды, из коих каждая представляет собою обширную земную поверхность, спадут вниз по коранскому слову: «Когда звезды рассеются». День, что за день! гвоздем молчания забиты уста, печать уничтожения наложена на губы, земля униженности покрыла лицо, громкий крик поднялся отовсюду, и всё покрылось воплем: «О языки говорящие, вы замолкли! О молчаливые руки и ноги, вы зато говорите! О купцы пути, ведущего к будущей жизни, выложите свои капиталы! О вы, мятущиеся грешники, прочтите перечни ваших дел!» В тот день не будет ни одного покровителя, кроме благоволения и милости творца, да будет он велик и превознесён! О господи, в месте страшного суда, оказав помощь всем мусульманам, введи их в горний рай, прости грехи наши и по своему милосердию, по предстательству вождя тварей и сущности всего существующего, Мухаммада, не сделай нас бездольными!

Так как заполучили в качестве добычи множество скота и разных вещей и очистили ту область и прилегающие к ней районы от мерзости бытия многобожников, то в тот же день вернулись обратно, переправившись через реку Ганг. На берегу ее совершили полуденную молитву, воздав благодарение тому, кто дарует, не требуя признательности, - да будет он прославлен и возвеличен! Ни одно творение из числа высокодостойных государей, великих пророков, могучих ангелов, кои одним взмахом крыльев сокрушают вселенную и одним нападением с корнем вырывают целый мир, и других рабов не чуждо необходимости воздать благодарность творцу за его божественные милости!

По совершении на берегу этой реки поклонения владыке величия тотчас же выступили отсюда и, пройдя пять курухов пути, спустились вниз по течению реки Ганга. Так как горная долина Куйла, бывшая местом сражения за веру и районом священной войны, оканчивается, то следует пояснить некие странные представления и одно удивительное деяние, имевшее место в этой долине.

Эта долина открывается со склона одной горы, откуда течет река Ганг. На пятнадцать курухов выше этого места есть место с камнем, имеющим форму коровы; воды реки выходят из-под этого камня. Сбившиеся с пути индусы так почитают этот камень, что идут в эту долину, совершая путь в течение года, из отдаленных стран и областей и ищут у этой каменной коровы снискание к себе расположения и благословения. Попутно с этим уместно упомянуть о путях заблуждения индусов, перечислив их в применении к поклонению этой корове, чтобы широкая дорога к истине, которая есть единственный правильный путь, отделилась от этой ложной дороги. Дело в том, что сила достигающая, находящаяся в человеке, не переходит за четыре силы. Две из них сосредоточены в телах, к ним относятся внешние чувства и внутренние; две силы духовного порядка - разум и предвидение. Люди мира в своей вере во что-либо, что они чтут, не превышают четырех групп. Одни установили предмет своего поклонения путем внешнего чувства, другие - путем внутреннего ощущения, третьи - на основании разума и четвертые - на основании проницательности. Но из тех, которые обрели объект своего обожания путем внешних чувств, некоторые склонились к миру преходящих свойств и образов, а некоторые - к самой сущности обожаемого предмета. Те, что признают лишь преходящие свойства, говорят о свете и мраке, те же, которые принадлежат к признающим самоё сущность, делятся на две группы - одна склонилась к неорганическим веществам, другая - к живописным. В свою очередь расположенные к неорганическим веществам подразделяются на две категории, одну составляют те, которые почитают высокие небесные сущности - они поклоняются звездам, а к другой относятся почитающие низшие сущности. Эти две категории тоже подразделяются на две группы, к одной относятся те, которые сделали предметом своего поклонения тело естественного происхождения, это поклонники огня, к другой принадлежат почитающие тело искусственного происхождения, это идолопоклонники. Из тех, которые склонились к обожанию животных, некоторые обоготворили человека, вроде христиан и шиитских ученых, обоготворяющих Алия, а некоторые - животное, вроде чтущих теленка. Короче говоря, эти поклонники камня относятся ко всем трем злополучным категориям, потому что, почитая камень, они суть идолопоклонники. Но так как эту каменную фигуру не они сами изваяли, она естественного происхождения, они приравниваются к огнепоклонникам, а так как камень имеет вид коровы, они - то же, что и поклонники теленка. О боже, по милости раба и возлюбленного своего, - да будет ему мир! - чтобы он руководил действиями людей, устрани из мира проявления заблуждения и ереси!

Что касается тех, которые нашли предмет своего поклонения путем внутреннего ощущения, то они вообразили, что поклоняемое заключается в реальном представлении о нем; эти суть муджассама и мушаббаха. Те же, которые обрели предмет поклонения путем разума, отвергли его качества, эти суть философы, мутазилиты и джахимиты. Всевышний же творец чист от познания его чувствами, ощущениями, мыслью, разумом и от всего, постигаемого умом и порождаемого фантазией.

Те же, которые искали всепрославленного творца путем провидения, принадлежат к одной категории и между ними нет никакого разногласия. Разница в степенях познания божества у этой святой группы людей состоит лишь в зависимости от субъективной проницательности или провидения каждого индивида. Всё, что они узрели из всего сделанного в мире, - они познали самого древнего делателя и премудрого творца.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Аскольд Иванчик.
Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

В. Б. Ковалевская.
Конь и всадник (пути и судьбы)

под ред. А.А. Тишкина.
Древние и средневековые кочевники Центральной Азии

А.И.Мелюкова.
Скифия и фракийский мир

Рустан Рахманалиев.
Империя тюрков. Великая цивилизация
e-mail: historylib@yandex.ru
X