Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
коллектив авторов.   Тамерлан. Эпоха. Личность. Деяния

Глава о священной войне, которая произошла со сборищем гебров в один из дней

Сказал Аллах всевышний: «Подлинно союзники Аллаха суть победители». Смысл этих чудодейственных слов тот, что всевышний творец, от повелений которого зависит порядок на территории, занятой тварями, и прочность действий последних соединены узами его непреложных обещаний, специально преподал господам страны веры стихи победы и счастья, знаки благополучия и благоденствия и ограничил осязательные признаки победы помощи, одоления и торжества над врагами лишь следующим по стопам велений господа миров. Божественный закон таков, что каждый удостоенный божественной помощи, прилагающий усилия к возвышению веры ислама и ниспровержению основания неверия и многобожия, торжествует победу над сторонниками сатаны и достоин называться союзником Аллаха. Всякая тварь, которая лишилась познания высшей истины и правильного образа Действий в вере и жизни, погружается в русло потока заблуждения и становится побежденною и несчастною.

Согласно этому речению и в соответствии с этим положением Роизошло то, что когда его величество завершил борьбу за веру с обладателями кораблей, что имело место на реке Ганг, он тотчас же от берегов этой реки выступил в поход, направив свои победоносные знамена к местности Туглукпур, где и соизволил остановиться. В этом месте в ночь на воскресенье третьего числа месяца джумади ал-авваля, когда от ночи осталось два данга, от бывших в карауле эмира Аллахдада, Байазид Куджина и Алтун-бахши явились два человека и доложили высочайшему величию, что они нашли хорошую переправу и переправились через реку Ганг. На той стороне собрались многочисленный отряд и толпы народа, готовые к бою. Их предводитель - царь по имени Мубарак-хан - вполне подготовился к войне. Его величество в эту же ночь на рассвете, в ту пору, когда начинает дуть зефир божественной милости, приказал бить в большой царский барабан, в полковые барабаны и трубить в трубы, возвещая этим выступление в поход, так что от ужаса этих грозных звуков желчные пузыри врагов превращаются в воду. Гром барабанов и труб достигал до предельных высот атмосферы, и от страха перед ним она закладывала уши ватою облаков. Благодаря зажженным факелам темная ночь сделалась как светлый день. Его величество перед утром с тысячью личных своих всадников переправился через реку Ганг. Пройдя один курух пути, он совершил утреннюю молитву. Все войска, надев боевые доспехи, отправились дальше с намерением вступить в священную войну с неверными. Наконец приблизились к неприятельскому войску. Мубарак-хан стоял с десятитысячным отрядом кавалерии и пехоты с барабанами и знаменами.

В светозарное сердце его величества, которое является разведы-вателем мира тайн, запало такое соображение: «Число индусов-гебров большое, а наше войско малое; войска же правого и левого флангов мы разослали по разным направлениям и сторонам, и они очень далеко находятся. Поправить это положение вне пределов возможного, исключая одного - всецело положиться на милость и помощь всевышнего и всесвятого владыки и искать спасения у чертога могущества». Тотчас же всеславная и всевышняя истина по своему совершенному могуществу отозвалась на это и оказала свою помощь счастливому монарху. Те пять тысяч всадников, которые перед этим были посланы в разные стороны, теперь прибыли, как будто это было условлено, и присоединились к августейшему кортежу.

Это совпадение является одним из благосклонных чудес и дивных дел премудрого промыслителя и всемилостивого попечителя о своих рабах - да светится имя его и да следуют непрерывно его благодеяния! Его величество сообразно всей возможности воздал хвалу и благодарность творцу за его божественные милости. Вместе с этим последовал приказ, чтобы эмир Шах-Малик и эмир Аллахдад с тысячью отборных его величества всадников понеслись на неприятелей, не обращая ни на что внимания. Сам его величество с немногими всадниками встал в центре своего войска. Немедленно бойцы поля брани достигли индусов-гебров. Страх, ужас, трепет и смятение овладели этими злополучными, и они, боясь исламского войска, отвратили лицо от битвы и обратились в бегство. В крайней поспешности и растерянности они не отличали поводьев от всадника, ни подъемов, ни спусков. Как речные птицы, страшащиеся ярости царственного сокола, они предоставили свои спины поражению и, подобно собакам, укрылись в джунглях. Победоносное войско, преследуя их, многих из этих неверных изрубило мечом, а жен и детей их забрало в плен. Милости господнего деяния и божественная помощь таким образом соединились с эпохою победоносной державы его величества, и оба ангела, сидящие на плечах человека кирам ал-катибайн, вписали в диван деяний государя, воителя за веру, бессчетную награду ему за эту священную войну. Солдаты захватили огромную добычу, в которую входили бесчисленные стада коров, не поддающиеся никакому учету.

Знамена завоевателя мира оставались после этого на месте боя один час. В это время пришло известие, что у подножия горы Куйла на берегу реки Ганга собралось много гебров. Отсюда приблизительно с пятьюстами всадников его величество отправился к Куйла, остальное же войско занялось захватом добычи. Когда, сделав один курух пути, его величество достиг той горной долины, оказалось, что врагов веры было множество. Однако, несмотря на малочисленность бывших при нем сподвижников, такие эмиры его войска, как шах Малик Султан «таваджи», бросились на неверных и завязали с ними битву. Они хорошо ее начали и проявили храбрость и отвагу. В конце концов истребили индусов индийскими мечами и захватили большую добычу. Эта битва за веру тоже присоединилась к другим битвам его величества за веру и послужила причиною еще большего возвеличения его достоинств и увеличения его богоугодных дел. В этом месте солдаты захватили добычу. Под августейшим стягом было не больше сотни всадников. Вдруг один гебр, по имени Малик Шиха, с сотнею всадников и полусотней пехотинцев, подобно обрекшим себя на смерть добровольцам, с обнаженными саблями бросились на августейший кортеж. Его величество направил своего объезжающего мир скакуна на этого гебра и приблизился к нему на расстояние полета стрелы. Некто из воинов его величества, погнавшийся в целях разведки, вернулся в этот момент и по незнанию доложил, что это Шихэ Куку из числа рабов и слуг его величества, который находится среди победоносного войска. По этой причине его величество отъехал к горе. Шиха-гебр в это время сразил саблей некоторых из рабов го величества. Когда убежище вселенной воочию увидел это, он опять направил своего коня на этого врага и его, могучего гебра, отличавшегося необычайной тучностью, поразил стрелою в живот и саблей в голову и сбросил с коня. Когда гебр оказался на земле, ему привязали на шею веревку и потащили к августейшему стремени. Его величество спросил о его состоянии, он ответил и тут же испустил дух.

В тот же час доставили известие, что большое сборище и скопление индусов-гебров собралось в ущелье Куйла на расстоянии двух курухов отсюда. На этом же пространстве находился густой лес с тесно сплетенными ветвями деревьев. Хотя в тот день произошли две битвы за веру и великие усилия были совершены августейшей личностью счастливого монарха, - да будет он всегда в поле зрения господа миров! - да и место здесь было такое, что он мог бы позволить себе под дуновением тихого зефира отдохнуть хотя бы один час и немного привести себя в порядок после сильного ветра многих трудов и преодолений препятствий, встретившихся в его священных войнах за веру, однако, услышав упомянутое известие, счастливый монарх всем своим благородным существом загорелся огнем ревности к битве за веру и предпочел обретение вечного счастья покою и отдохновению, потребовав себе отдыха в тяжести нового сражения и сделав свое бесподобное существо мишенью новых забот и трудов.

Тотчас его величество с группою лиц своей свиты и с несколькими эмирами войска, бывшими в передних рядах, сели на коней. Так как по пути лесные чащи были столь трудно. проходимы, что легкий, как ветер, Бурак не мог бы следовать среди них и сильный пронзительный ветер не легко проходили через их тесно сплетенные ветви, да и индусов было много, а победоносного войска мало, то его величество попросил помощи и победы у всеславной и всевышней истины, которая из мрака боя дарует свет очей счастья. В великий ум счастливого монарха, воспринимающий образы потустороннего мира, запало следующее: «Если в это самое время подойдут сюда мои дети Пим Мухаммад-бахадур и Сулайман-шах-бахадур, то, значит, не дав лека ко мне милость всевышнего и всесвятого господа-питателя. Дело в том, что за три дня перед этим его величество послал их в набег в отдаленные районы и не было никакой надежна на то, чтобы они прибыли в это место. Это было невозможно ввиду того, что они уже переправились через реку и не были уверены в том, что знамена убежища мира с этого берега реки станут переправляться на противоположную сторону.

В это воскресенье, ко времени молитвы намаз-и дигар менжду полуднем и закатом солнца соответственно желанию неусыпного и блистательного, как солнце, сердца его величества они достигли августейшего кортежа. Это тоже было чудо из чудес, изливаемых милостью господа-питателя, на достоинство государя времени и счастливого монарха эпохи, благодаря которому он мог напасть на гебров. Вступив с ними в бой, они большинство этого народа истребили и отправили в небытие. Огромная добыча попала в руки слуг его величества, в числе ее было столько верблюдов и коров, что счетовод воображения оказался бы слаб исчислить их. Так как наступала ночная пора, в которую от тяжелых, как дым, вздохов влюбленных мировые просторы оглашаются стенаниями и цвет времени, подобно письму бунтовщика и лицу гебра-индуса, становится черным, когда лесные чащи особенно непроходимы да и место это таково, чтобы здесь остановиться, то окончание этого повествования откладывается до другого дня. Победоносное войско возвратилось на стоянку второго похода на неверных, отягченное огромной добычей, и там расположилось на отдых. Счастье - в месте, соответствующем достоинству обитающего в нем; вращение вселенной - в остановке повиновения и покорности. Аллах же ведет правильным путем в рай блаженной жизни! В один день произошли три битвы за веру, подобные которым редко случаются и похожие на них меньше всего бывают. Преуспеянием этих сражений за веру, за сунну, за веления божественного закона и за религию увеличили блеск и свежесть этих установлений, счастливая десница государя на посту этой священной войны послужила для государей мира доказательством почитания истины и сокрушения лжи, стерла с поверхности зеркала времени кровожадным кинжалом осевшую пыль неверия и ереси, прах многобожия и развращения и навсегда утвердила доброе имя государя и прекрасное сказание о всём этом до последних пределов человеческой жизни. Молва о священных войнах хакана, воителя за веру в обитаемой части мира уподобилась облаку, источающему живительную влагу, и ветру, навевающему прохладу до пределов небесного круга и окончания сферы звезд. Да пребудет же в областях востока и запада аромат благих дел в мироукрасительных рассказах о подвигах счастливого монарха и да будет ему всё необходимое для предопределенной победы и счастья и всё готовое из сокровищницы милостей всевечного! «Хвала господу, владыке миров!» «Конец - для блага праведных!» Молитвы и благословения да почиют на господине посланников и печати пророков, над семейством его и над его потомством!

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

А.И.Мелюкова.
Скифия и фракийский мир

Евгений Черненко.
Скифские лучники

Светлана Плетнева.
Половцы

М. И. Артамонов.
Киммерийцы и скифы (от появления на исторической арене до конца IV в. до н. э.)

Э. А. Томпсон.
Гунны. Грозные воины степей
e-mail: historylib@yandex.ru
X