Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Мария Гимбутас.   Славяне. Сыны Перуна

Глава 6. Миграции славян в Центральную Европу и на Балканский полуостров.

Опустошение Европы гуннами, булгарами и аварами подготовило почву для широкого распространения славян. Но независимо от того, насколько успешны были их вылазки, после каждой кампании захватчики возвращались на свои равнины, поскольку селились там, где были хорошие пастбища для их лошадей.

Вот почему ни булгары, ни авары так и не колонизировали Балканский полуостров в V и VI вв. После вторжения во Фракию, Иллирию и Трецию они вернулись в придунайские степи.

Процесс колонизации завершили славяне, огромные массы которых, путешествуя целыми семьями или даже племенами, занимали опустошенные земли. Поскольку их главным занятием было сельское хозяйство, они постоянно искали место для прокормления растущего населения.

Испытав тысячелетний гнет со стороны скифов, сарматов и готов, славяне были оттеснены на небольшую территорию. Когда ограничений больше не стало, они начали бурно развиваться.

Исторические свидетельства

Большинство ученых разделяют мнение о том, что «славянское присутствие» стало ощущаться в Европе одновременно с приходом гунном в первой половине V в., хотя ни исторических, ни археологических данных, подтверждающих эту гипотезу, не обнаружено. Возможно, первые славяне заселили венгерскую равнину столетием раньше, когда орды сарматов вытеснили их с родных мест.
После опустошения Причерноморья полчища гуннов двинулись на Придунайскую равнину, достигнув пушты – равнины, прилегающей к реке Тисе, где они нашли идеальные условия для кочевой жизни. На равнине, где, как пишет византийский историк Приск, «не было ни камня, ни дерева», Аттила устроил свою резиденцию, поселение из множества круглых деревянных домов с крышами из холста. Отсюда гунны совершали набеги на весь бассейн Дуная и Иллирию. В 452 г. они захватили Италию, но их влияние закончилось со смертью Аттилы в 453 г.
Иордан пишет, что похороны Аттилы стали поводом для праздника, который гунны называли «страва», используя слово славянского происхождения. Если для названия погребального пира гунны заимствовали славянское слово, то можно предположить, что славяне составляли какую-то часть их населения. Данный факт служит еще одним указанием на возможное присутствие славян.
Проследовавший в 448 г. в составе византийской делегации ко двору Аттилы историк Приск называет живших на этой территории людей «скифами», однако это название он использовал также и для гуннов. Он пишет, что эти люди жили в деревнях, использовали «моноксилы»[2], т. е. лодки-однодеревки (изготовленные из выдолбленных древесных стволов), пили мед и ячменный напиток, который они называли «камоном». Они говорили на собственном варварском языке, а также на гуннском, готском или латинском.
Начиная с VII в. источники часто упоминают славян, использующих «моноксилы» для передвижения по воде. Мед и камон, напитки, изготовленные из меда и ячменя, были в ходу у славян на протяжении всей их истории. Следовательно, установлено, что некоторые славяне участвовали в кампаниях гуннов как союзники или в составе вспомогательных войск.
После смерти Аттилы племена гуннов (скорее всего, утигуры и кутригуры) остались на территории между Днепром и Уральскими горами. Они образовали ядро булгарской группы. Под этими двумя названиями булгары упоминаются в описаниях византийских историков, охватывающих период правления Зенона (474–491) и Анастоса (491–518). Их вторжения во Фракию отмечены в 493, 499 и 502 гг.
В 517 г. «варвары» вторглись в Македонию и Фессалию, дойдя до Фермопил, то есть до границ Греции. Установлено, что «варвары» на самом деле были болгарами, к которым присоединились славяне и, возможно, анты.
В конце V и в начале VI в. набеги кочевников на Византию сократились, но во времена правления Юстиниана (527–565) угроза вторжения со стороны славян вновь увеличилась. Юстиниан был сильно занят на западе и не смог противостоять захватчикам, обеспечивая должную безопасность северных границ империи.
Прокопий сообщает, что «склавины» двинулись из Славинии (так назывались их земли, расположенные к северу от Дуная) на запад. С собой они несли тяжелые щиты, пики, луки и отравленные стрелы. Прокопий сообщает, что у них не было доспехов. В некоторых источниках упоминается, что славянам не нравилось сражаться на открытых равнинах, они предпочитали использовать пересеченную местность, прятаться в лесах или укрываться в узких горных проходах, за скалами и деревьями. Они специализировались на неожиданных атаках, прежде всего ночных вылазках. Славяне считались хорошими пловцами и умели прятаться под водой, дыша через длинные камышинки. Еще на родине они научились плавать по рекам.
Во время первых набегов славяне, так же как болгары и авары, не смогли покорить укрепленные города. Однако вскоре они научились штурмовать замки и городские стены, используя лестницы и осадные машины. Прокопий описывает жестокость славян во время их вторжений на территорию Римской империи. Если они не хотели обременять себя пленными, то просто сжигали их вместе со скотом и овцами.
Некоторых римлян они проткнули острыми кольями или размозжили головы, привязав к столбам. В Иллирии и Фракии, после одного из вторжений, дороги были заполнены непогребенными трупами. Согласно византийским источникам, славяне обычно описывались как «варвары» и «дикие люди».
Почти все время правления Юстиниана Фракия, Иллирия и Греция подвергались постоянным нападениям со стороны славян и булгар. Они появились во Фракии в 528 г., и в последующие годы их давление усилилось. Однако начальник фракийского войска Хилбудий успешно противостоял им до тех пор, пока его не убили в 533 г.
Начиная с 540 г. болгары и славяне постоянно совершали набеги на Фракию, Иллирию и Фессалию. В лучшее время года, с 550-го по 551 г., славяне опустошали Балканы, угрожали Константинополю и Фессалоникам. В 558–559 гг. славяне совершили большой набег вместе с кутригурами. Переправившись через Дунай, они разошлись в разные стороны: через Македонию и Грецию достигли Фермопил, через Херсонес вышли во Фракию и двинулись по направлению к Константинополю.
Об этой угрозе свидетельствуют разнообразные фортификационные сооружения, встречающиеся на территории Греции; полагают, что они были построены, чтобы противостоять вторжению. Во время всех этих вторжений пришельцы сеяли разрушения, занимались мародерством и забирали большую добычу, увозя ее в свои земли, расположенные к северу от Дуная.
В течение веков византийский мир жил в страхе и ощущении нестабильности. Ежегодные нападения приводили к обнищанию и уменьшению населения страны. Казалось, не будет конца вторжениям кочевников и славян. В середине VI в. появились авары, сильная и хорошо организованная группа кочующих всадников. Их вторжение ознаменовало новую стадию миграции славян.
Около 550 г. авары появились на Кавказе, где вступили в контакт с римлянами. Задолго до этого римский император пытался направить их против варваров, живших на севере Черного моря и на Кавказе.
Вначале авары покорили утигуров, а затем славянских антов. Менандр пишет, что, потерпев поражение, анты послали к аварам послов, чтобы провести переговоры об освобождении пленных. Миссию возглавлял Межамир, сын Идаризи и брат Келагаста. Отличаясь вспыльчивым характером, Межамир не смог договориться об освобождении пленных. Он был убит аварами, которые с тех пор открыто начали опустошать земли антов, никого не оставляя в живых.
После покорения антов, которые жили в Северном Причерноморье между Днепром и Дунаем, авары распространились за пределами Кавказских гор вплоть до Центральной Европы. В 561 г. под руководством кагана Баяна они достигли Дуная, захватив южную часть территории Византийской империи. В 567 г. лангобарды с помощью аваров завоевали гепидов и полностью уничтожили их государство.
В результате авары стали контролировать бассейн Тисы в Восточной Венгрии, Западной Румынии и Северной Югославии (Банат и Бачку). Полагают, что в то же самое время другую часть территории гепидов (между Оршовой на Дунае и рекой Олт в Румынии) заняли славяне. Отход лангобардов в Италию позволил аварам распространиться по долине среднего Дуная в Паннонию, Моравию, Богемию и Германию вплоть до бассейна Эльбы.
К тому времени, как началась Персидская война, Византийской империи угрожали со всех сторон. Менандр отмечает, что император Тиберий (538–582) убедил кагана Баяна начать войну против славян, чтобы выгнать их с римских земель.
Войска наемников прошли через римскую территорию и на лодках спустились по Дунаю. Примерно 600 тысяч тяжеловооруженных всадников переправились из Иллирии в Скифию (район Добруджи). Затем они пересекли Дунай, Баян раазрушил множество славянских поселений, мародерствуя и уничтожая все на своем пути. Славяне спаслись в густые и холмистые леса.
Одновременно Баян послал к ним гонцов с требованием добровольно подчиниться аварам и платить им дань. Ответ славян был следующим: «Разве есть на земле человек, который осмелился бы насмехаться над таким народом, как наш. Мы привыкли подчинять другие народы, но не признавать их власть. Мы не позволим никому править нами, пока можем сражаться и держать в руках оружие». Произнеся похвальбу, они убили послов Баяна.
Действительно, славяне разбогатели за счет постоянных грабежей римских земель, и до этого времени их территория не была покорена. Баян надеялся отомстить за оскорбление и обогатиться за счет грабежа.
Описанный нами эпизод показывает, какими самоуверенными стали славяне ко второй половине VI в. Несмотря на сильный удар, нанесенный им аварами, они постоянно угрожали соседям. Менандр упоминает, что независимо от нападений аваров славяне продолжали грабить Грецию.
Только со временем авары и славяне стали союзниками во множестве балканских кампаний. В более поздних источниках славяне нередко отождествляются с аварами, что видно по упоминаниям: «славяне, или авары», «славяне, называемые аварами».
В 582 г. Баян захватил Сирминум (современный город Стремска-Митровица на реке Славе). С этого времени авары и славяне распространились по всему Восточному Причерноморью, Балканскому полуострову и южной части Греции. Иоанн Эфесский в своей «Истории церкви» (584) отмечает, что славяне разорили византийскую территорию, начиная с Константинополя и пройдя сквозь Фракию, Фессалию и Элладу. В течение четырех лет они оставались на захваченных землях и только потом ушли за Дунай. На долгих четыре года славяне задержались на Балканском полуострове.
Приход захватчиков в конце VI в. привел к утрате Афинами положения древнего торгового центра, хотя сам город продолжал оставаться под контролем византийцев. Когда император Маврикий (582–602) выиграл в 591 г. войну с персами, он смог сосредоточить свои усилия на аваро-славянах.
Благодаря постоянной уплате большой дани аварам он смог сохранить северную границу империи по Дунаю на всем протяжении своего правления. Вскоре после того, как в 602 г. Маврикий был убит в результате заговора, весь полуостров был захвачен, особенно пострадали Македония и Фракия.
Во второй книге «Описания чудес святого Димитрия Солунского» повествуется о нападении славян на острова Эгейского моря, прибрежную Грецию и осаде Салоник в период с 610-го по 626 г. В этих походах участвовало пешее войско, состоявшее из дреговичей, садидатов, велегезитов, ваунитов, берзитов и представителей других племен.
Славяне захватили всю Фессалию, затем, пересев на лодки, захватили острова Киклады, Ахею, Эпир, почти всю территорию Иллирии и часть Малой Азии, оставляя за собой разоренные города и деревни. Им не удалось взять Фессалоники, потому что неожиданный шторм уничтожил их корабли.
В союзе с аварами славяне совершили еще один поход, который продолжался в течение 33 дней, но снова не смогли взять город. В результате под их контролем осталась вся Иллирия, за исключением Фессалоник. Только в 626 г. объединенные войска аваров, славян, болгар, гепидов и персов (пришедших со стороны Азии) потерпели поражение в битве под Константинополем, приведшее к ослаблению аваров.
По мере того как их власть ослабевала, усиливалась самостоятельность славян. Они постоянно расширяли свое присутствие на Балканском полуострове. На севере, в Богемии, моравы и другие славянские племена, возглавляемые франком по имени Само, в 623 г. успешно восстали против аваров. Само признали королем освобожденных территорий. Однако независимость славян длилась недолго, после смерти Само в 658 г. королевство распалось.
В «Истории» Исидора Севльского (ок. 570–636) говорится о том, что славяне взяли Грецию у римлян («Sclavi Graeciam Romanis tulerunt») в первые годы правления Ираклия, в то время, когда персы заняли Сирию и Египет (611–619)[3]. Спасаясь от славян, жители Пелопоннеса отступали под защиту Тайгетских гор на востоке Спарты или уплыли на юг. На скалистом мысу на восточном побережье Лаконии беглецы из Спарты основали поселение Монемвасия. В «Монемвасийской хронике», составленной около 806 г., сохранились описания бегства жителей Византии при появлении славян.
В островных поселениях в заливах Пера и Порто-Рафти около Афин и в Наваринском заливе на побережье Пилоса на западном побережье Пелопоннеса обнаруживаются следы оккупации VI и VII вв. О том, что позже эти поселения были заняты византийскими греками, свидетельствует найденная там византийская керамика.
В большинстве исторических источников отмечаются набеги славян и аваров на южную и восточную части Балканского полуострова. Совершенно иная жизнь была на западном, Адриатическом побережье. В то время, когда славяне разрушали города и опустошали земли в восточной части Греции, почти до конца VI в. здесь жили относительно мирно. Орды наемников не пытались пересечь горы, отделявшие Адриатическое море от Придунайской равнины. Только в конце VI в. масса славян из Паннонии двинулась через Восточные Альпы в Истрию, а затем в Далмацию. Об этих событиях мы узнаем из переписки папы Григория I (590–604) и солонского епископа Максима. В 600 г. он сообщает папе о большой опасности, которую представляет движение славян (de Sclavorum gente). Действительно, в это время в Истрии появились лангобарды, авары и славяне.
Лангобардский историк Павел Диакон (720 – ок. 800) сообщает в «Истории лангобардов», что в 603 г. авары послали славян из Каринтии и Паннонии на помощь лангобардскому королю Агиульфу, чтобы тот смог захватить Кремону, Мантую и другие итальянские города. В 611 г. славяне нанесли поражение римским войскам в Истрии и сильно разорили страну. Спустя год они находились уже у стен Салоны (около современного Сплита), самого большого римского города на Адриатическом побережье. К 614 г. он был полностью уничтожен и больше не восстанавливался.
В руинах остались и другие крупные поселения – Скардона, Нарона, Рисиний, Доклея, Эпидавр. Спасавшиеся от опустошений беглецы основывали новые города, например Рагузу (современный Дубровник) и Каттаро (Котор). Только к середине VII в. набеги славян прекратились.
Краткий комментарий о ходе славянской колонизации можно найти в «Географии Армении», составленной в 670–680 гг. и приписываемой Моисею Хоренскому (407–487)[4]. В ней названы двадцать пять славянских племен, живших в Дакии (то есть к северу от Дуная). Позже они пересекли Дунай, покорили земли во Фракии и Македонии и распространились на юг в Ахейю и на восток в Далмацию.
Византийские хронисты Феофан и Никифор пишут, что в 679 г. между Дунаем и Балканскими горами находилось семь славянских племен. Однако названное ими число семь нельзя считать точным указанием на реальное количество. Во всем античном мире в период христианского Средневековья его считали магическим. Поэтому можно считать, что и в данном тексте оно употреблено как символ большого количества.
Процесс колонизации и, следовательно, образования славянской культуры в Румынии и Болгарии прервался с появлением булгар, пришедших из Северного Причерноморья после распада племенного союза, вызванного смертью хана Кубрата.
Вытесненные хазарами из междуречья Дона и Донца, булгары, возглавляемые ханом Аспарухом, двинулись на юго-запад, к Балканам. В течение некоторого времени они перемещались по Бессарабии, затем захватили Добруджу и к 670 г. достигли района Варны (Болгария).
Славяне столкнулись с болгарами к югу от Одессы в районе Херсона, в Восточной Румынии и Болгарии. Перед проникновением болгар в Моэсии существовал союз нескольких славянских племен, ставший зародышем славянского государства на Балканах. В результате покорения славян булгарами и проникновения их культуры в это время зародилась славяно-болгарская культура.
Вторгаясь в пределы Византии, булгары стали нападать на города и деревни. В 681 г. им удалось подписать договор с императором Константином IV, после чего византийцы начали выплачивать им ежегодную дань и признали их независимость от империи.
Начиная с этого времени болгаро-славянское государство стремительно увеличивалось. Между 803-м и 814 гг. были покорены славянские земли к северу от Дуная вплоть до венгерской равнины, а затем вся Македония до озера Охрид на западе. Вплоть до VIII в. византийские источники различали славян и болгар, но затем Болгария была признана страной со славянской культурой, основанной на византийских традициях.
Главным направлением славянской колонизации стало северное, в Центральную Югославию и Македонию, а затем в Грецию и Лаконию. В труде «Об управлении империей» (середины X в.) Константин Багрянородный упоминает милингов и езеритов – два славянских племени, находившиеся в южной части Пелопоннеса.
Другой мощный поток славянской колонизации шел вверх по Дунаю из Западной Словакии, Нижней Австрии, Моравии и Богемии в район Эльбы – Саара в Германии. К началу VII в. н. э. славяне уже расселились вдоль западного побережья Балтийского моря.
Рис. 43. Вторжение славян и колонизация Балканского полуострова, Центральной и Северной Европы в VI и VII вв. н. э. Славянская родина показана вертикальным штрихом, города относятся к Византийской империи

В первой половине VII в. византийский историк Феофилакт Симокатта упоминает о трех безоружных славянах, бродивших по румынской территории с кифарами (видимо, он имеет в виду гусли или цитры). Когда император спросил их, откуда они родом, они ответили, что они – склавены, пришедшие с Западного океана (Балтийского моря).
Третий маршрут славян пролегал из Паннонии вдоль рек Савы и Дравы к их истокам, находившимся в Восточных Альпах и затем на побережье Адриатики.

Лингвистические свидетельства

Имена славянских рек и названия мест служат убедительным доказательством проникновения славян на Балканский полуостров. На основе названий, упомянутых в «Хронике» Прокопия Кесарийского, болгарский лингвист В. Георгиев составил карту распределения ранних славянских топонимов в первой половине VI в.
Названия славянского происхождения в основном обнаруживаются в районе рек Тимок и Моравия и на территории Ниш – София. Гораздо реже они встречаются на юго-востоке Болгарии, включая район Добруджи. Частота упоминаний славянских мест в этих районах и присутствие славянских диалектов в Греции указывает на проникновение славян на Балканский полуостров через Варну и Струму.
В восточной части Фракии встречается совсем немного славянских названий, вдоль побережья преобладают греческие и римские имена. Распределение славянских названий рек в Болгарии соответствует названиям географических пунктов: славянские названия рек часто встречаются на западе и северо-западе, но практически отсутствуют в восточной и юго-восточной частях страны.
Статистический подсчет показывает, что в бассейнах больших рек сконцентрировано порядка 7 % фракийских названий и только 7 % славянских, а в районах средних по величине рек встречается 56 % славянских названий и только 15 % фракийских.
В источниках IX, X и XI вв. топонимические и этнические названия хорватского происхождения известны в Восточной Галиции, области верховьев Вислы около Кракова (древней Белой Хорватии), Саксонии, долины реки Зале, верховьев Эльбы, окрестностей Оломоуца (Богемия), Штирии и Каринтии, а также на территориях, населенных в настоящее время хорватами.
Все названия подтверждают, что хорваты заселяли данные территории до того, как поселились в современной Хорватии. Названия сербского происхождения, распространенные на территории между Малой Польшей и Померанией, также связаны с ранними продвижениями сербских племен.
Название «зиряне», которое употребляет анонимный автор «Географии Баварии», в середине IX в. для жителей территории между Чарнковом и Знином в Западной Польше, похоже, отражает тот же процесс. Очевидно, что на ранней стадии расселения славян названия их племен были широко распространены на обширной территории. Одни и те же названия встречаются на совершенно разных территориях.
В результате медленной ассимиляции иллирийского, дако-моесского, фракийского и римского населения славянские племена распространились на огромной территории, простирающейся от истоков Савы до Черного моря. В Греции славяне не выжили, однако вплоть до XV в. несколько племен говорили на славянском языке.
Южные славянские диалекты, распространенные между Альпами и Черным морем, тесно взаимосвязаны между собой. Данные лингвистических исследований полностью совпадают с картиной миграций славян, восстановленной на основе исторических источников.
Видимо, до своего распространения по Европе славянские племена говорили на языках, которые различались не более, чем тесно взаимосвязанные диалекты. Существование старославянского языка, основанного на ранних болгарских и македонских диалектах, показывает, что даже в IX в. славяне говорили на общем языке, приспособленном для миссионерской деятельности в Великой Моравии. Усилившийся процесс разъединения и образования самостоятельных славянских языков произошел после окончания миграций.

Археологические свидетельства

Археологические исследования предоставляют обширную информацию о славянских поселениях на Балканском полуострове и в Центральной Европе. В районах, где известна славянская топонимика, и там, где исторические источники подтверждают существование славян на протяжении VI и VII вв., были раскопаны славянские поселения.
Отметим относительное единство ранних славянских материалов, найденных между Эльбой и Савой на западе и Черным морем на юго-востоке – на юге и западе их исконной территории. Подобное сходство позволило археологам ввести термин «славянская культурная общность», с небольшими изменениями она продолжала существовать на протяжении нескольких последующих столетий.
Ранние славянские поселения на Балканском полуострове и в Центральной Европе опознаются по наличию кремационных могил с горшками или урнами, деревням, расположенным на террасах рек, небольшим землянкам квадратной формы и простейшей керамике, изготовленной без гончарного круга.
Керамика, как правило, коричневого или серого цвета, с шершавой недекорированной поверхностью. У сосудов в основном округленная верхняя часть и слабые насечки, горлышко расширяется. Полученный материал из германской, иллирийской, греческой, фракийской и дакийской территорий показывает, что славяне везде сохраняли собственный жизненный уклад.
В 1940 г. чешский ученый И. Борковский опубликовал монографию о керамике, найденной в поселениях, обнаруженных на территории и в окрестностях Праги, в которой назвал простейшие, не украшенные орнаментом горшки из кремационных могил «пражской керамикой». Термин продолжает использоваться и в настоящее время для определения ранней славянской керамики, независимо от того, где она обнаружена, в Центральной Европе, на Украине или на Балканском полуострове.
Сама по себе керамика предоставляет незначительные свидетельства о характере славянской колонизации. Подобные поделки могли появиться где угодно и в самое разное время. Но состав глины из грубого песка с остатками насекомых позволяет определить их как типично славянские.
Особое значение имеет ее связь с кремацией и землянками, небольшими квадратными домами с каменным или глиняным очагом или плитой, окруженными с одной стороны камнями. Термин «пражский тип» можно использовать по отношению ко всему культурному комплексу.
В Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Чехословакии, Польше и Центральной Германии были обнаружены небольшие деревни, состоявшие из подземных или полуподземных жилищ, и кремационные кладбища, в которых содержались остатки кремированных в горшках или в урнах. Они обозначаются как «ранние славянские» и датируются периодом между 500-м и 700 гг. н. э. Большая часть из них относится к VI в.
Во всех странах при раскопках ранних славянских поселений и погребений находят подобную грубую керамику, изготовленную без гончарного круга, и крайне мало других предметов – жерновов, глиняных пряслиц. Металлические предметы – железные ножи и инструменты, серпы, топоры и шила, железные или бронзовые пряжки для поясов, – кости домашних животных и глиняные фигурки также немногочисленны. Немногие из этих находок можно точно датировать, особую ценность для датировки представляют византийские монеты, драгоценности и некоторые разновидности фибул.
Систематические раскопки ранних славянских поселений постоянно ведутся на территориях, где в древности жили даки и геты. Очевидно, что поселения, типы домов и погребальные обряды в Молдавии, Румынии, Мунтении и Олтении и в Болгарии практически совпадают с украинскими.
Поселения располагались на низких речных террасах, иногда вытягиваясь вдоль реки на километр, они состояли из квадратных землянок-жилищ с каменными или глиняными очагами и посудой житомирского или пеньковского типа. Их существование документально подтверждено в бассейне среднего Днепра, бассейнах Прута и Сирета (Румынская Молдавия), на придунайской низменности (в Румынии) и в Северо-Восточной Болгарии.
Некоторые поселения датируются VI–VII, другие VIII и IX вв. Одна из ранних деревень, раскопанная в Сучаве (Северная Молдавия), состоит из квадратных в плане жилищ (23 из них без крыш), углубленных примерно на 1,3 метра, в других найдены остатки столбов, поддерживавших крышу. Очаги в основном каменные.
Керамика изготовлена без гончарного круга и не украшена, глина смешана с грубым песком и остатками насекомых. К немногим другим находкам относится головка фибулы.
Аналогичная деревня рубежа V–VI вв. была обнаружена поблизости от Сучава в Боточанах, где видимо принадлежала местному дакскому населению.
Обнаруженные в славянских поселениях византийские стеклянные бусы и монеты времен правления Юстиниана (527–565) показывают, что поселение датируется концом VI или началом VII в. н. э. Находки из сучавского и боточанского поселений имеют аналогии с поселением Незвиско, расположенным на верхнем Дунае, на территории, с которой славянские племена могли выйти в Молдавию.
В Восточной Мунтении, близ Карпат расположено поселение Сарата-Монтеору, рядом с которым находится обширное (почти 2000 могил) погребение, раскопанное И. Нестором и Е. Захарией. Они считали, что по составу населения это поселение является римско-славянским.
Кремационные могилы располагаются в плоских ямах глубиной от 40 до 20 сантиметров. В отдельных могилах находится несколько погребальных урн, в других рядом с урнами обнаружены грунтовые захоронения.
Керамика в основном изготовлена вручную, но некоторые сосуды сделаны на примитивном круге. Находящиеся в могилах предметы не отличаются разнообразием. В женских погребениях находили заколки или их головки в виде масок, бусы и бронзовые или серебряные подвески, украшенные зернью. В мужских могилах встречаются бронзовые или железные пряжки, железные ножи и кресала. Оружия нет, за исключением нескольких трехзубых наконечников для стрел.
Находки (византийские украшения и тринадцать фибул с головками в виде масок) позволяют датировать большинство могил VI и началом VII в. Радиально-геометрический узор аналогичен готско-гепидским фибулам V и VI вв. Они распространены на обширной территории Европы от Украины до Пелопоннеса и Балтийского моря.
Большая часть этих фибул была найдена в Восточной Украине между Кримымом и рекой Окой и в Западной Украине в долине реки Рось к западу от Днепра. В Румынии они были известны в Молдавии, Мунтении, Олтении и Трансильвании.
Многие фибулы аналогичны найденным на территории Северной Югославии. На юге похожие образцы обнаружены в Спарте и Неа-Анхеалосе около Волоса в Греции. Находки в могилах и сопутствующие предметы показывают, что ими пользовались женщины.
Девять похожих фибул обнаружили в Венгрии, причем лишь некоторые из них в погребениях. Полагают, что они также славянского происхождения. В Венгрии, там, где сохранилась аварская культура, одновременные с ней славянские погребения можно отличить по кремации (авары предавали умерших земле) и по специфическому славянскому типу орнамента.
Рис. 44. Подвески из могилы в погребении Орослани, район Комаром, Венгрия. VII в. н. э. Прикрепленные к спиралям подвески, возможно, пришивались к ленте из ткани, составляя декоративную головную повязку, поддерживающую волосы на затылке над косами

Кроме маскообразных, типично славянскими считаются трапециевидные и ромбовидные фибулы и булавки с головками в виде сердечек, орнаменты с точечным узором по краям. К этой группе относятся подвески в виде двойной спирали, они встречаются и на Украине. Деревянные ведра, используемые как емкости для погребальных предметов, покрывали бронзовыми пластинами и разукрашивали в точечной технике, очень похожей на ту, что использовалась на подвесках (рис. 44).
В Югославии славянские материалы обнаружены в руинах римских и византийских городов, как в погребениях, так и в составе отдельных находок, хранящихся в различных музеях. В руинах базилики V–VI вв., расположенной в Нерези около Чаплина в долине Неретвы (Герцеговина), обнаружили керамику пражского типа.
Эти находки, подтверждающие, что славяне двигались по реке Неретве от Адриатического побережья, соответствуют описаниям историков, которые упоминают об уничтоженных на побережье Адриатического моря римских городах.
К сожалению, благодаря недостаточности систематических исследований с помощью археологических находок нельзя реконструировать ход славянской колонизации в Югославии. Похожая ситуация сложилась и в Македонии, где, казалось бы, можно было встретить находки того же периода и характера.
К югу от Македонии, в Олимпии, на Западном Пелопоннесе, в ходе раскопок немецкие археологи обнаружили погребение примерно с 15 могилами, где размещены урны и ямы. Погребение аналогично славянским могилам, находящимся в Румынии и в Центральной Европе.
Поселение состоит из 63 землянок, разбросанных на площади 3700 квадратных метров, а рядом – погребение, содержащее могилы с урнами. Оно было раскопано в Попине, к югу от Дуная, в Северо-Восточной Болгарии. Очевидно, что здесь жили с VIII по XI в.
Сделанная вручную и на гончарном круге керамика и другие материалы, обнаруженные при раскопках поселения, похожи на находки в молдавских поселениях, особенно в Глинчах (около города Яссы в Румынии) и Лука-Райковецком комплексе, расположенном на Западной Украине.
Во всех ранних славянских деревнях, встречающихся в восточной части Балканского полуострова, дома были частично утоплены в землю и обычно имели размер 3 на 4 метра. Изготовленный из камней или утрамбованной земли очаг подковообразной формы находился в углу.
В Центральной Европе выявлены сотни поселений пражского типа. В Словакии подобные поселения сосредоточены на среднедунайской равнине и в Богемии вокруг Праги. Большое количество общих деталей подтверждает вторжение славян в Центральную Европу и колонизацию проживавших там народов.
Предположительно самые ранние следы славян, относящиеся еще к римским временам, обнаруживаются в Восточной Словакии в районе Кошице, где в I в. н. э. распространилась культура, называемая «пуховской», в которой видны кельтские элементы. Во II в. с юга были привнесены элементы дакийской культуры, возможно, в ходе вторжения ее носителей.
Рис. 45. Изготовленная вручную керамика из поселения Попин, расположенного на северо-востоке Болгарии. Примерно VIII в. н. э.
Рис. 46. Изготовленная на гончарном круге керамика из поселения Попин, расположенного на северо-востоке Болгарии. VIII в. н. э.
Рис. 47. Ранние славянские поселения в Чехии и Словакии. Район Праги (черный квадрат) детально показан в правом верхнем углу
В III в., возможно в результате перемещений вандалов и готов по территории современной Польши, в Восточной Словакии появились северные культурные элементы пршеворского типа, аналогичные находкам, сделанным в южной части Польши. Этот археологический комплекс явно охватывает несколько этнических групп, как германских (вандальских), так и славянских.
К востоку от Кошице, в Прешове, были раскопаны поселения, датируемые III–V вв. н. э., по которым можно судить о ранних славянских поселениях на этой территории. Основные предметы материальной культуры, полученные из этих поселений, относятся к польскому пршеворскому типу, но обычно включают грубую, изготовленную вручную керамику, похожую на найденную на Украине и в румынской Молдавии. Считается, что она относится к пражскому типу, продолжавшему существовать в VI и VII столетиях.
Постепенно данную керамику, изготовленную вручную, вытесняли изделия, сделанные на гончарном круге из глины серого цвета, относящиеся к романизированной кельтской традиции, распространенной в Словакии в период между 200-м и 400 гг. Она изготавливалась в Паннонии, но ею торговали на севере и на востоке, очевидно, что ее экспортировали и гончары, которые эмигрировали в Восточную Словакию. Например, в Блажице, к востоку от Кошице, на террасе реки Олшавы обнаружили гончарную мастерскую с изделиями серого цвета паннонского типа.
Поселения прешовского типа показывают, что жители занимались скотоводством и земледелием.
Там обнаружены жернова, фрагменты железных серпов, горшки для хранения припасов и множество костей одомашненных животных, прежде всего коров, овец, коз, свиней и лошадей.
Археологические находки показывают, что население Прешова вело оседлый образ жизни и не принадлежало к мигрирующим группам воинов. Чешский археолог В. Будинский-Кричка, раскопавший поселения в Прешове, пришел к выводу, что сделанные им находки указывают на длительное существование моноэтнической группы, хотя и не дают оснований для определения ее точного этнического состава. Начиная с VII в. поселения и курганные погребения с кремационными захоронениями на той же территории, безусловно, принадлежат славянам.
В Западной Словакии примерно 30 погребений и 20 поселений относится к раннему славянскому периоду. Поселения сосредоточены вдоль рек Моравы, Вага, Дудвага, Нитры, Грана и Эйпеля на лессовых террасах и песчаных дюнах. В некоторых местах над покинутыми славянскими поселениями обнаружены деревни римских времен.
Славянские поселения не были укреплены, они состоят из небольших землянок, отстоящих друг от друга на небольшом расстоянии. Землянки без крыш, обнаруженные в поселении Нитрянски Градок около Нитры, были очень небольшими, их размер колебался от 2?2,5 до 5,5?3,8 метра. В углу располагался каменный очаг, но не были обнаружены следы деревянных столбов. Отмечена только керамика, изготовленная вручную. Поблизости от домов были обнаружены круглые силосные ямы.
Полностью раскопанные поселения в Седалице на реке Ваг также состоят из домов без кровли. Они имеют тот же размер, все каменные очаги размещаются в северо-восточном или северо-западном углах. В обнаруженных поблизости небольших кладбищах найдена такая же керамика пражского типа, отражающая сходный путь развития, вплоть до того времени, когда появилась раскрашенная керамика, изготовленная на гончарном круге.
В 1962 г. чешский исследователь Бялекова датирует ранние славянские могилы в Западной Словакии концом V и VI в. н. э. Новая волна славян могла вторгнуться в этот район вместе с аварами. Раннее славянское орнаментальное искусство впитало аварские элементы, и именно со времен аваров известны большие кладбища.
Самое большое кладбище, находящееся близ поселка Девинска-Нова-Вес в Нижней Моравии на северо-западе от Братиславы, было раскопано немецким археологом И. Эйснером. В нем находится почти 1000 могил, датируемых периодом с 625-го по 800 г. Среди них 27 кремационных погребений, остальные ингумационые. Некоторые из них могут принадлежать аварам.
Рис. 48. Полуподземная землянка из поселения близ Нитрянски Градок около Нитры
Рис. 49. Изготовленная вручную керамика из Нитрянски Градок
Погребение расположено на восточной оконечности зоны проникновения аваров. Влияние их культуры подтверждают находки уздечек с S-образными удилами, стремян, ножен для сабель, копий с узкими наконечниками и кончиками и трехзубыми наконечниками для стрел. Все названные предметы были найдены в могилах мужчин. В других могилах обнаружены славянские находки, не относящиеся к культуре кочевого типа, – железные ножи и серпы, топоры, луки и стрелы, железные или бронзовые щиты. В женских погребениях обнаружены серьги, заканчивающиеся завитками в форме буквы S и стеклянными бусами.
Самая ранняя керамика, найденная в Девинска-Нове, относится к пражскому типу, она не расписана и изготовлена вручную, но встречается также изготовленная на гончарном круге керамика с отогнутыми краями, украшенная гребенчатым орнаментом. Подобную керамику Эйснер относит к дунайскому типу и полагает, что она типична для аварской культуры, распространенной в Австрии, Паннонии и в бассейне Тисы.
В могилы клали мясо, кости овец и лошадей, иногда находят останки свиней и оленей. Встречаются яичные скорлупки и кости кур. Все эти погребальные обычаи хорошо известны по средневековым и поздним славянским погребениям. В Словакии встречается керамика, изготовленная вручную и на гончарных кругах, украшенная волнистыми и горизонтальными линиями.
Кроме погребения в Девинска-Нова-Вес и еще одного, расположенного близ Житавска-Тонь в Восточной Словакии, раскопанном в 40-х гг. XX в., в 50–60-х гг. в Словакии были раскопаны семь огромных погребений: Голяре, Штурово, Прша, Дворы-над-Житавой, Шала, Желовце и Нове-Замки. Похожие кладбища обнаружены на территории Венгрии в среднедунайской равнине. В некоторых кладбищах насчитывается от 500 до 1000 могил, большинство из них охватывают период в 150 лет. На основании типологии находок, прежде всего подвесок и украшенных орнаментом поясных пластинок, все могилы могут быть подразделены на три группы:
а) с конца VI – начала VII в.; для них характерны серпообразные и звездчатые подвески, для Украины – чеканные серебряные пластинки мартеновского типа;
б) с середины VII до начала VIII в., пластины с чеканным и литым орнаментом;
в) с начала VII по IX в., когда появлялись пластины только с литым орнаментом с геометрическими, растительными и животными мотивами.
Во всех вышеупомянутых погребениях похоронные ритуалы были достаточно единообразны: преобладали ингумационные погребения, скелеты размещались в деревянных конструкциях срубного типа, покрытых досками. Умершие лежали внутри сруба или располагались в деревянных гробах. Как правило, голова умершего направлена на северо-запад или на юго-запад. Кремационные погребения встречаются редко и относятся к периоду не ранее середины VII в.
Изменения в погребальном ритуале и появление находок, имеющих восточные и византийские аналогии, указывают на рост населения и сложное развитие славянских поселений в районе Среднего Дуная.
Очевидно сильное влияние аварской и византийской культуры: изображения грифонов, растительные мотивы на орнаментированных пластинках, которые украшают пояса азиатского кочевого типа, имеют аналогии на большой территории, вплоть до Алтая и Самарканда.
Погребения лошадей и стремена, загнутые луки и украшения различных типов имеют восточное, кочевое происхождение. Орнаментированные пластины и серьги (звездчатые и украшенные зернью) относятся к позднеархаическому периоду. Смесь стилей, которая характерна для археологических находок, объясняется массовыми миграциями народов.
Вряд ли когда-либо удастся наверняка опознать людей, похороненных на кладбищах среднего Дуная. Поэтому нельзя с абсолютной уверенностью говорить о том, что сотни и даже тысячи могил принадлежат исключительно людям, говорившим на славянских языках. Как правило, археологи считают, что в данном районе было смешанное население, включавшее славян, аваров и, возможно, германоязычных людей, живших на данной территории во время господства аваров.
Сельскохозяйственные орудия указывают, что большая часть населения вела оседлый образ жизни, возможно за прошедшие сотни лет приняв славянские традиции. Данный вывод подкрепляется и тем, что археологические данные из разных погребений подтверждают непрерывное развитие культуры аварского периода и Моравской империи IX в.
Возникшие в ходе исследований многочисленных погребений в районе среднего Дуная VII и VII вв. разнообразные этнические проблемы вызвали многочисленные дискуссии и обсуждения между чешскими и венгерскими учеными.
Чешские ученые поддержали «славянскую теорию», венгерские ученые основывались на «аварской теории». Истина, возможно, находится посередине, поскольку в этих погребениях похоронены как славяне, так и авары. Опознаны несколько скелетов монголоидного типа, что подтверждает сведения древних историков о том, что аварское войско состояло из представителей различных этнических групп, а авары являлись их командирами.
Исключительно богатые могилы с восточными украшениями и оружием появляются среди погребений VII в. и отсутствуют в последующие периоды. Удивляет и отсутствие в них оружия и поясных пластин, характерных для культур кочевников.
Раскопки погребений, датируемых VII–IX вв., показывают, что в погребальный обряд входило захоронение мертвых с пищей. Часто в могилах обнаруживают кости овец, коз, лошадей, коров, свиней, индюков, кур, а также яичную скорлупу. В некоторых случаях в могилах встречается от пяти до восьми яиц. Известно, что славяне помещали в могилы мясо и яйца на протяжении всего Средневековья и в последующее время. Возможно, это указывает на наличие славянского этнического элемента в аваро-славянских погребениях.
Итак, огромное количество свидетельств подтверждает, что славяне присутствовали в районе среднего Дуная между VI и IX вв. н. э. Если славяне на самом деле были похоронены на этих кладбищах, тогда, вероятно, их культура во многом подвергалась влиянию аварской. Кроме того, они подверглись византийскому и германскому влиянию. Все эти элементы и образовали ту славянскую материальную культуру, которая позже стала частью культуры Моравской империи.
Похожая картина складывается и на основании археологических раскопок, произведенных в славянских поселениях Моравии и в Богемии. Об одном из них, находящемся близ Брезно к северо-западу от Праги, еще не раскопанном до конца, следует упомянуть отдельно. На раскопанной части находятся 32 дома. В отличие от других славянских поселений, состоящих исключительно из одинаковых квадратных землянок, в Брезно представлены разные типы жилищ. Только 22 землянки из 32 относятся к традиционному славянскому типу, остальные жилища более длинные и имеют прямоугольную форму. На каждой короткой стороне расположено по три столбовые ямы. На плане самый северный дом как раз относится к данному типу (рис. 50).
Рис. 50. Схематичный план одной части раскопанной деревни на территории Брезно, район Лоуны, Чехия
Керамические изделия также двух типов, славянского и германского. В большинстве домов обнаружена керамика пражского типа, которую можно отнести к разным периодам. Серовато-черные осколки двуконусных горшков, украшенные рядом насечек, характерны для периода миграций и имеют явно германское происхождение. Предполагают, что поселение создавалось германцами еще до прихода славян. Наиболее поздние находки – орнаментированная керамика, изготовленная на гончарном круге, – соответствуют периоду укрепленных поселений.
Сравнивая осколки изделий германского происхождения с аналогичными находками из поселений, расположенных в Центральной Германии, Плейнерова установила, что ранние славянские поселения появились в Брезно в первой половине VI в.
Соединение германских и славянских элементов в одном селении может указывать на то, что часть немецкого населения продолжала в нем жить и после появления славян. И те и другие занимались сельским хозяйством и, возможно, существовали параллельно, пока славяне не поглотили германцев. Раскопки четко свидетельствуют о существовании ранней славянской культуры и в период создания укрепленных поселений. Квадратные землянки с расположенным в углу очагом продолжают строить внутри укреплений на протяжении всего VIII в.
Возможно, славяне мигрировали в Центральную Германию через долину верхней и средней Эльбы вскоре после того, как они поселились в Богемии. По крайней мере, об этом говорят похожие археологические находки. Это могло случиться примерно в 500 г. н. э., в первой половине VI в. или после аварского вторжения в район Эльбы – Зале в 565–566 гг. н. э., что остается только подтвердить более достоверными материалами.
Рис. 51. Схема ранних славянских кремационных захоронений в урнах и горшках. Кладбище в Дессау-Мозигхау, среднее течение Эльбы, Центральная Германия
Рис. 52. Грубая керамика пражского типа, изготовленная без гончарного круга, из кремационных могил. Кладбище в Дессау-Мозигхау, среднее течение Эльбы, Центральная Германия
Рис. 53. Землянка из раннего славянского поселения в Дессау-Мозигхау, Центральная Германия
В долинах средней Эльбы обнаружен ряд небольших погребений, состоявших из кремационных могил в виде горшков или урн и включавших грубую, изготовленную вручную керамику пражского типа. Самое большое погребение находится в Дессау-Мозигхау и состоит из 45 могил. Другие поселения сосредоточились в районах Виттенберга, Цербста, Биттерфельда, Котхена и Тангерхюта в Центральной Германии.
Поселение, раскопанное в Дессау-Мозигхау, расположено на дилювиальной террасе Эльбы и состоит из 44 квадратных домов раннего славянского типа, расположенных по кругу. В северо-западном углу каждого дома находился сложенный из камней очаг. Вход размещался посредине дома. Анализ образца угля из этого поселения позволяет определить время его образования примерно как 590 г. плюс 80 лет.
В Грибене в районе Тангерхюта, расположенном на реке Эльбе, находится самая северная точка в Центральной Германии, где встречаются поселения с маленькими домами квадратной формы, в которых была найдена керамика пражского типа.
Первый славянский комплекс в Центральной Германии появился как совершенно чужеродный элемент, его появление не согласуется с поздними меровингскими материалами. Принявшие христианство франки хоронили своих умерших в земле, помещенные в их могилы предметы отличаются от других. Нет прототипов у изделий пражского типа и среди германских находок.
В исторических источниках упоминается колонизация сорбами (видимо, под этим названием обозначены сербы) долины Эльбы и территории, расположенной между реками Эльбой и Зале. В 630 г. Фридегар упоминает сорбов, живших к востоку от тюрингцев, то есть в районе междуречья Эльбы и Мульды.
Эйнгард, автор «Хроники королевства франков» («Annales Regni Francorum») с 782-го по 806 г. упоминает сорабцев, «чьи поселения располагались между Эльбой и Зале» и «в верховьях Эльбы».
Рис. 54. Ранние славяне в Германии
Изучение славянской топонимики показывает, что славянские поселения распространены восточнее района Эльба – Зале, а также примерно до линии Эрфурт – Арнштадт – Веймар. Севернее славянские названия встречаются до Ильбменау. Во время правления Шарлеманя западная граница распространения славянской топонимики соответствует восточной границе Франкской империи.
Ранняя славянская керамика, относящаяся к пражскому типу, известна по неукрепленным поселениям и городищам, расположенным в районе нижней Эльбы и в Мекленбурге. В некоторых местах она располагается в слоях, предшествующих VIII в. Поэтому время появления славян в Северо-Западной Германии можно отнести к VI в., как и в районе бассейна средней Эльбы.
Для славянских поселений VIII в. н. э., обнаруженных в Восточном Гольштейне, в Западном Мекленбурге и в районе рек Шпрее и Гафель, характерна так называемая менкендорфская керамика, восходящая к пражскому типу.
Другая группа славянских поселений, отмеченная большими, высоко расположенными укреплениями, располагалась в Восточном и Среднем Мекленбурге. Отличительной особенностью этой территории является керамика фельдбергского типа. Письменные источники VIII и IX вв. позволяют связать фельдбергскую группу с Вислой, поселениями на нижней Эльбе и племенем ободритов.
Другая группа колонистов, состоявшая из мильчанских, лужицких и сельпольских племен, расселилась в Лузатии и Южном Бранденбурге. В этой области обнаружен ряд небольших поселений в долинах. Типичное поселение раскопано в Торнове близ Калау, по которому весь археологический комплекс получил название «торновская группа».
Керамика из этих укреплений и открытых поселений относится к вильчанской (фельдбергской группе) и к ранним славянским поселениям, расположенным в Польше. Находки показывают, что данные поселения появились в VI–VII вв. и, постепенно расширяясь, просуществовали до начала VIII в.
Керамика тырновской группы включает изделия, изготовленные на гончарном круге, и, возможно, происходит из поздних римских центров производства керамики, расположенных в Южной Польше. Сокращение числа находок германского происхождения можно объяснить тем, что в V–VII вв. н. э. славяне начали расселяться между Эльбой и Одером. Этим периодом датируются некоторые славянские поселения в Западной Польше. В них встречаются грубые, изготовленные вручную и на гончарном круге изделия, полученные из керамических мастерских, расположенных в Южной Польше, где сохранялись римские традиции производства керамики.
Миграция привела к образованию пяти больших славянских групп в Германии и Западной Польше:
1) сорбской в междуречье Эльба – Зале (керамика пражского типа);
2) ободритская в Западном Мекленбурге и Восточном Голынтейне, относящаяся к сербской, в которую входят некоторые полабские и поважские племена;
3) вильчанская в Мекленбурге (фельдбергская группа керамики), состоящая из ряда малых племен;
4) группа в районе Шпрее и Гафеля, включающая племена стодоран (на Гафеле), шпреван и плонцев (южнее Гафеля);
5) лужицкая и одерская группы, к которым относятся западнопольские племена лужичан, мильчан, додочан, сленчан, ополян и другие. К ней относится тырновская керамическая группа (не путать с лужицкой культурой бронзового века).
Происходившие в течение столетий миграции славян привели к захвату территории, в восемь раз превосходившей по площади ту, из которой они вышли. В истории славян началась совершенно новая эпоха. Из небольшой группы земледельцев они превратились в интенсивно развивающийся народ с постоянно увеличивающейся численностью. В ходе активной миграции распространялся их язык и культура, одновременно ассимилировались местные элементы. Широкое распространение и приспособление славянских племен к различным природным условиям и культурному окружению привело к дифференциации языков, образованию новых племенных объединений и государств и обусловило формирование характерных черт славянского народа.
Сегодня психические и физические типы хорват, словенцев и чехов отличаются от украинцев и русских. Первые формировались под влиянием адриа-тического и альпийского окружения и итальянской и центральноевропейской культуры. Вторые – под влиянием культуры российских степей и равнин, а также Азии.
Хорваты с территории Сплита или Дубровника (побережье Средиземного моря) предпочитали, чтобы их называли иллирийцами, а не славянами, поскольку многие их культурные традиции восходят к иллирийцам, которые жили в Западной Югославии во время бронзового и раннего железного века вплоть до оккупации их территории римлянами.
Славяне из Северо-Западной Югославии также гордятся своим иллирийским происхождением и чувствуют себя более связанными с неславянами из Центральной Европы, чем с сербами, македонцами и болгарами.
Из-за расселения на крайнем юго-востоке славянской зоны они представляют другую комбинацию культурных традиций и влияний. Их национальный характер и язык во многом подверглись влиянию фракийцев, римлян и византийского субстрата наряду с примесью монгольских (булгарских) элементов.
Дальнейшее отделение болгар, македонцев и сербов от их северных соседей было вызвано сильным четырехсотлетним влиянием турецкой культуры. Турецкое влияние привело к разделению югославской культуры на северо-западную и юго-западную зоны.
Процесс постепенной дифференциации начался вскоре после расселения, несмотря на физические связи между широко разбросанными славянскими группами.
Анализы скелетов проведены в ряде средневековых славянских погребений. Расположенный в Бледе словенский некрополь из более 200 могил, датируемый рубежом VIII и XI вв., показывает, что древние словене, которые жили по крайней мере 1000 лет тому назад, были среднего роста, имели большие головы, сильный скелет и мускулатуру.
В ходе колонизации и ассимиляции славяне распространили свой язык среди народов Балканского полуострова, Центральной и Северо-Западной Европы. До настоящего времени славянский язык сохранился в Болгарии, Югославии, Чехословакии и Польше. В Греции славянский язык по-прежнему в ходу в некоторых деревнях Македонии. В Румынии романские элементы оказались сильнее, чем славянские.
Даже после миграции славян в VI в. местное население в Румынии упорствовало, и их культура, существовавшая с IX по X в., приписывалась романским носителям, но не славянам. Однако в румынском языке легко различимы следы временного пребывания славян: он включает больше славянских, чем румынских слов, но структура и морфология являются романскими. Мадьяры сменили славян в Венгрии в IX и X вв., но в венгерском языке сохранились также ряд слов из славянского языка.
Славянское влияние прослеживается также в Албании. Благодаря процессу германизации славянский язык исчез из Северной Германии и сохранился только в ряде мест в Центральной Германии.
Полабский и померанский языки наряду с польским образовали огромную группу западных славянских лехитских языков, которые почти не сохранились в настоящее время. Последние остатки полабских западных славян с нижней Эльбы умерли к середине XVIII в., и этот язык известен теперь только по некоторым словарям и коротким текстам, датируемым началом XVIII в.
Померанская группа, которая в начале Средних веков расселилась от нижнего Одера до нижней Вислы, теперь сохранилась на небольшой территории Северо-Западной Польши: на кашубском языке теперь говорит около 200 тысяч человек, живущих к западу от нижней Вислы.
К северо-западу, в районе Столпа, некоторые семьи все еще говорили на словинском языке, архаическом варианте кашубского. Кашубцы и словинцы, являющиеся потомками померанской группы, поочередно находившейся под властью поляков и германцев, подверглись как сильной германизации, так и влиянию польского языка.
И сегодня в верхнем течении Шпрее в Центральной Германии сохранилось около 150 тысяч человек, говорящих на сорбском языке. Сохранившись в германском окружении, они представлены двумя разновидностями: северной, распространенной в Нижней Лузатии, в Пруссии и Саксонии с центром в Котбусе, и Южной в Верхней Лузатии и Саксонии с центром в Баутцене.
В Средние века сорбы граничили с Полабией на севере, Польшей на востоке и Чехией на юге.
Рис. 55. Распределение живых славянских языков в Европе: 1 – кашубский, 2 – лужицкий, 3 – польский, 4 – чешский, 5 – словацкий, 6 – словенский, 7 – хорватский, 8 – сербский, 9 – македонский, 10 – болгарский, 11 – украинский, 12 – белорусский, 13 – русский
На прилагаемой карте (рис. 55) показано современное распространение славянских языков в Европе.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Л. В. Алексеев.
Смоленская земля в IХ-XIII вв.

Валентин Седов.
Происхождение и ранняя история славян

Валентин Седов.
Древнерусская народность. Историко-археологическое исследование

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне
e-mail: historylib@yandex.ru
X