Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама


Loading...
Сирил Альдред.   Египтяне. Великие строители пирамид

Глава 5. Первый период расцвета во времена древнего царства

Третья — Четвертая династии, приблизительно 2660—2180 гг. до н. э.

Таблица Г

ДРЕВНЕЕ ЦАРСТВО (ТРЕТЬЯ И ЧЕТВЕРТАЯ ДИНАСТИИ)

Развитие, начавшееся при двух первых династиях, достигло апогея в годы правления двух следующих. На различных рельефах поблизости от мест добычи медной руды и бирюзы в Синае мы видим агрессивные арменоидные черты Санахта и его брата Джосера, непохожие на классические лица бедуинов, обитателей этого района. Но правление Третьей династии отмечено удивительным умением сохранять мир, в чем героем можно считать не фараона, а его ближайшего советника Имхотепа, знавшего учение Гелиополя. Это первый из известных нам гениев исторических времен: его мысли и воображение обогнали век и направили культуру человечества в новое русло. В более поздний период он стал знаменит как астроном, архитектор, писатель, мудрец и прежде всего как врач, которого со временем обожествили и сделали покровителем медицины. Фигура Имхотепа принадлежит к позднему периоду и имеет мифический оттенок, но на основании статуи фараона Джосера, найденной в Саккаре, выбиты его имя и титулы, подтверждающие легенды. Сегодня величественный мемориал Имхотепа является, без сомнения, самым обширным памятником, который он воздвиг для Джосера; он известен как Ступенчатая пирамида.

С доисторических времен архитекторы продвинулись много дальше постройки лачуг и камышовых навесов, по-прежнему дававших приют крестьянам, вынужденным большую часть жизни проводить на открытом воздухе. Изобретение глиняных кирпичей и импортное дерево принесли большие перемены в архитектурном дизайне и методах строительства, хотя многие декоративные мотивы все еще определялись устаревшими формами и конструкциями, в которых использовались связки стеблей папируса, подвесные циновки, пальмовые листья, прутья и мазанки. В архаичный период при постройке зданий стали использовать камень, но переход к строительству из одного камня не был сделан даже для «вечных жителей» гробниц фараонов до эпохи правления Джосера.

Концепция монументальной архитектуры возникла в Египте из-за необходимости помещать тела умерших фараонов в гробницы, которые будут существовать вечно.

Существуют записи о том, что во время правления Хасехемуи был построен каменный храм, в котором одна из погребальных палат была выложена резным песчаником, но традиционно начало строительства зданий из камня приписывают Имхотепу. Безусловно, его Ступенчатая пирамида является самым ранним зданием такого размера, которое было построено человеком на Земле. Гробница Джосера находилась под гигантской каменной пирамидой из шести ступеней; сооружение поднималось к небесам более чем на двести футов. Ее окружали многочисленные дворики и здания, которые находились внутри массивной стены с бастионами периметром более мили и высотой более тридцати футов. Она, вероятно, должна была имитировать белые стены Мемфиса и охранять резиденцию покойного фараона. В архаичный период гробницы правителей в Саккаре приняли форму склепов, послужившую моделью для обыкновенных жилых домов Нижнего Египта и кенотафов Абидоса. В погребальном монументе Джосера гигантский холм-склеп Верхнего Египта принял образ ступенчатой надстройки, возможно, под влиянием идей ученых Гелиополя, а другие строения этого комплекса скорее ассоциируются с обычными домами. Таким образом, мы видим в архитектурном исполнении сочетание дополняющих друг друга идей. Позднее во времена Древнего царства фараонов погребали в каменных склепах, помещенными в саркофаг, украшенный наподобие дворца.

Ступенчатая пирамида отображает много характерных особенностей, говорящих о том, что архитектор пытался найти некую пропорцию. Совершенные формы каменных зданий и многие декоративные элементы демонстрируют новое мышление в архитектуре. С самого момента своего создания этот монумент считался чудом и далеко распространил славу Египта. В нем разместили подобие музея из особо подобранных объектов: настенных панелей из глазированной черепицы, больших сидящих или стоящих статуй фараона, барельефов, изображающих Джосера на вечном празднике, более трех тысяч прекрасных сосудов из камня всевозможных размеров и форм. Там, конечно, были и более ценные сокровища, но грабители вынесли их оттуда давным-давно.

Скорость, с которой в Египте сформировалась технология строительства каменных зданий, можно оценить, посмотрев на незаконченный комплекс преемника Джосера — Сехемхета, отличавшийся значительно более массивной кладкой, которая полностью потеряла сходство с постройкой из глиняных кирпичей.

В последующих погребальных сооружениях архитекторы пошли еще дальше в использовании крупных блоков известняка и в течение следующего столетия воздвигли для фараонов Четвертой династии в Дахшуре, Медуме и Гизе огромные пирамиды в качестве усыпальниц. Высший момент в развитии строительства наступил с созданием великой пирамиды Хеопса в Гизе, которая состояла из добрых двух миллионов блоков известняка, некоторые из которых весили по пятнадцать тонн каждый; из них создали грандиозную постройку, изумляющую точностью пропорций. Основные блоки вырезали на месте, а внешнюю оболочку из лучшего известняка изготавливали в Туре на другом берегу реки и перевозили на рабочую площадку в сезон высокой воды. Кроме того, из глыб гранита вырезали стойки и разгрузочные балки. Ко времени правления Микерина искусство обработки камня уже получило достаточное развитие, поскольку нижние ряды кладки его пирамиды (меньшей в трио Гизы) сложены из красного гранита. У всех трех пирамид имеются меньшие погребальные здания, заключенные внутрь стены и соединенные крытой дорожкой с храмом у того места, куда доходит разлив Нила. Некоторые ученые считают, что эти храмы в долине были массивными каменными версиями доисторических тентов из легких планок и циновок, в которых под погребальные песни тела фараонов умащали маслами и бальзамировали. Лишенный украшений вид, в котором дошли до нас монументы из Гизы, наводит на мысль об изначально суровом и аскетическом их виде, но из записей Геродота ясно, что они были украшены барельефами, напоминающими те, что обнаружены в более позднем комплексе (памятнике Пятой династии), находящемся в Саккаре. Как бы то ни было, храм Хефрена в долине Нила — одно из хорошо сохранившихся зданий Гизы, которое великолепно выглядело в исходном виде, когда солнечный свет струился в слуховые окна, прорезанные в красном гранитном потолке, и падал на пол из полированного алебастра, бросая блики на двадцать три статуи фараона, стоящие в простенках красного гранита. Бескомпромиссная строгость в сочетании с точной реализацией погребальной концепции помогли воздвигнуть пирамиды Гизы во всей красе. В статуе двоюродного брата Хеопса, его советника Хемона («ревнителя Гелиополя», который, очевидно, отвечал за постройку великой пирамиды), содержится намек на божественную уверенность и интеллект, проявленные при выполнении этих огромных работ.

Пирамиды Гизы служили хранилищами статуй, рельефов, мебели, сосудов и другой погребальной утвари, в которой лучшие художники того времени проявили весь свой талант. Большая часть прекрасных творений исчезла без следа, но нам посчастливилось получить некоторые сохранившиеся образцы блестящего искусства этого классического периода Древнего Египта. В частности, выполнив тяжелейшую работу, бостонским археологам удалось реконструировать великолепную мебель царицы Хетеферес, матери Хеопса, которую нашли в сильно разрушенном погребении второго плана. Изумительный дизайн, пропорции и мастерское исполнение ящиков, кресел, постели и балдахина из резного эбенового дерева и кедра, с накладками литого, чеканного и гравированного золота говорят о вкусе, сохранившем великолепное чувство меры. Огромного притока рабочей силы и материальных ресурсов последующие фараоны от своих подданных не требовали. Пирамиды Пятой и Шестой династий строились в Абушире и Саккаре в значительно меньших масштабах и по упрощенным требованиям, поэтому теперь они представляют горы обломков. Уменьшение размеров гробниц фараонов и снижение количества статуй усилило влияние Гелиополя и его бога-солнца Ра. Фараон, далекий от того, чтобы считаться могущественным богом, превратился в сына великого божества.


Таблица Д

ДРЕВНЕЕ ЦАРСТВО (ПЯТАЯ И ШЕСТАЯ ДИНАСТИИ)

После смерти он просит, чтобы его перевезли через воды подземного мира и позволили стать секретарем Ра или гребцом небесной лодки.

Ритуалы культа Солнца происходили вокруг небольшого обелиска в открытом дворе. Это, возможно, повлияло на архитектуру того периода, потерявшую массивность стиля Четвертой династии. Она становится живой и легкой, с натуралистическими элементами вроде колонн в форме финиковых пальм или пучков стеблей папируса. Изящные рельефы на храмах показывают озабоченность почитателей культа Солнца вопросами календарей и измерения времени. Общая тема этих работ — персонификация трех времен года — разлива, зимы и весны с использованием изображений животных и растений. Полный цикл сельскохозяйственных работ от сева до жатвы представлен в виде гимна во славу Солнца, дающего жизнь. В области использования при постройке храмов полированного базальта, гранита и алебастра эти художники продолжили традицию своих предшественников. Величественным памятником эпохи пирамид считается комплекс Пиопи II. Он сохранился не в лучшем виде, но вполне достаточно для того, чтобы оценить сложное здание, дорожку и погребальный храм, украшенные богатейшей коллекцией расписанных рельефов, и признать его самым совершенным комплексом Древнего царства. В более поздние годы он приобрел особое значение в качестве классического выражения духа Древнего царства. Рельефы этого здания неоднократно копировали архитекторы для фараонов Среднего и Нового царств, жаждавших вернуть традиции прошлого. Грандиозные погребальные проекты фараонов Четвертой династии поглотили все художественные способности своего времени. Верно, что фараоны в Гизе планировали и устраивали вокруг пирамид большие мастабы для верных чиновников, которые находились с ними в близком родстве. Но за исключением статуи Хемона, которая выполнена в традиции предшествующего царствования, сохранилось очень мало статуй частных лиц того периода, за исключением так называемых «запасных голов», которые хоронили вместе с покойниками (возможно, в качестве магических заместителей). Наиболее интересной скульптурой частного лица, сохранившейся из этого периода, был бюст советника Анхафа, брата Хеопса, высеченный в строгих традициях «запасных голов». Основным продуктом мастерских, не работавших для семьи фараона, были рельефы для установки в ниши для приношений, в них основной декоративной деталью была раскрашенная пластина с изображением владельца, сидящего за жертвенным столом. Стелы со списками утвари фараон давал придворным в качестве своеобразного сертификата владельца. Хотя в последующие века ниша для приношений в каменном храме присутствовала всегда, стела также оставалась важнейшим элементом.

Рис. 30. Реконструкция храма Солнца в Абу-Гураб напротив Гелиополя. В большом центральном дворе более 80 000 квадратных футов перед массивным алебастровым алтарем стоит обелиск на пьедестале. Приблизительно 2430 г. до н. э.


К концу Четвертой династии несколько поколений скульпторов превратили классическое искусство Хеопса в наследственное ремесло, и с учетом менее амбициозных проектов фараонов Пятой и Шестой династий многие талантливые люди занялись украшением частных гробниц в Саккаре. Чаще всего это делалось по приказу фараона. Например, Сахура повелел верховному жрецу Мемфиса и его ремесленникам создать двойную гробницу-портал для его главного медика. Работы шли в зале для аудиенций дворца под ежедневным наблюдением самого фараона. При оценке материальной культуры египтян в век пирамид мы опираемся на частные хранилища статуй и рельефы в мастабах Пятой и Шестой династий, поскольку гробницы фараонов находятся в очень плохом состоянии. Большие мастабы-храмы смотрителя памятников Ти из Пятой династии и губернатора Мемфиса Мерерука из Четвертой династии, находящиеся в Саккаре, в максимальной степени позволяют нам взглянуть на занятый своими делами и уверенный в себе мир большого поместья того периода: цикл работ на полях, ремесла, охоту и рыбную ловлю, катание на лодках или пикники на реке, музыку, танцы, праздники, детские игры, на смешливые наблюдения над слабостями крестьян. Показаны их лысые головы и плохо выбритые лица; тяжелая борьба с упрямым ослом или не менее упрямым сборщиком налогов; песни, которые они поют за работой, и шутки. В статуях, сделанных из известняка и дерева, тоже отражается сардоническое разделение элиты — людей, атлетически сложенных в юности, сытых в зрелом возрасте, достойных доверия в любом возрасте, и их слуг, которых часто изображают тощими, низенькими и слегка смешными. Впрочем, существуют и статуи важных персон, которых скульптор без лести изобразил карликами или горбунами; отсюда можно сделать вывод, что зеркало, в котором отражает природу художник, не всегда было кривым.

Мы имеем довольно точное представление о жителях Древнего Египта, но наши знания о его отношениях с соседями в то время весьма скудны. Очевидно, что египтяне контролировали Нубию и Верхний Судан в области торговли и набора солдат; но сомнительно, чтобы воинственные, хотя и более примитивные племена Судана могли долго подчиняться Египту, владея труднопроходимыми землями. К концу Древнего царства границу охраняли могущественные властители приграничных земель или губернаторы юга, например Уни и Хархуф. В то время предпринимались путешествия по морю в таинственную страну специй Пунт на побережье Сомали, откуда можно было привезти необходимые для храмовых ритуалов смолы и камедь. В нашем распоряжении есть описания таких экспедиций, относящихся к временам правления Пятой и Шестой династий, хотя наверняка путешественники отправлялись в Пунт и до того. Добыча руды в Синае и Аравийской пустыне часто оказывалась под угрозой из-за возможности нападения бедуинов, которые часто мешали передвижениям, поэтому время от времени их было необходимо припугнуть. Ливийцы на западной границе тоже традиционно вносили смуту в жизнь египтян, хотя у нас нет уверенности в том, что сильно поврежденные сцены на стенах храмов, где изображены фараоны с награбленной добычей, относятся к легендам или отображают события, происходившие на заре истории.

Свидетельств проникновения египтян в Палестину заметно больше. В различных склепах сохранилось два изображения штурма азиатских крепостей, а в автобиографии Вени, выбитой на стене его гробницы в Абидосе, описана серия смелых кампаний, которые он вел в Палестине во времена правления Пиопи I на севере у самого Кармеля. Но наиболее впечатляющее свидетельство египетской деятельности за рубежом исходит из Ливии (Библ), где обнаружили фрагмент каменной вазы с именем Хетепсехема и объекты с картушами Хеопса и Микерина. По-видимому, храм был построен там еще в правление Четвертой династии, возможно, для нужд египетской общины. Библ был большим ливийским портом, специализировавшимся на торговле древесиной, и коммерческим центром для всех земель Восточного Средиземноморья. Скорее всего, свое влияние в этом регионе Египет приобрел благодаря мирным торговым связям, а не завоеваниям. Поврежденный, обитый золотом трон с именем Сахуры нашли недавно в Северной Анатолии. Был он приобретен или украден одним из сирийских князьков, нам неизвестно.

Со времен Мины фараон, по-видимому, правил всем Египтом как своим персональным владением; даже во времена Четвертой династии эта ситуация доминировала; дворец и прилегающие к нему помещения для чиновников составляли «Большой дом»; оттуда управляли страной министры по поручению фараона. В большинстве своем это были сыновья или родственники монарха, который следил за их воспитанием и обучением, поддерживал в течение всей жизни и после смерти даровал достойное погребение. Упадок этой жесткой организации начался в конце правления Четвертой династии, когда власть над провинциями и другие посты стали передавать по наследству. В то же время любимым придворным жаловали землю для гробниц и погребальных служб. Часто такие дары предполагали освобождение от налога в будущем; просторные и тихие города мертвых вокруг пирамид их прежних владык строились за счет казны фараона. Эта деятельность не имела продуктивного характера — она сводилась к погребальным песням и молитвам, отнимавшим людские ресурсы и способствовавшим застою в экономике. Правители номов, навсегда закрепившиеся на наследственном посту, передавали его сыновьям в твердой уверенности, что обладают властью по праву рождения, а не благодаря милостям фараона. Они больше не прилагали усилий для того, чтобы обеспечить себе погребение поблизости от пирамиды властителя; вместо этого поблизости от столицы провинции строились скальные гробницы. Номархи, как маленькие местные фараоны, при необходимости выписывали ремесленников из Мемфиса. При возвышении культа солнца статус фараонов уже упал. Этот процесс продолжился, когда огромная пропасть, отделявшая божественного правителя от всего человеческого рода, исчезла, когда фараон женился на женщине-простолюдинке. Это относится к браку Пиопи I в последние годы его правления. К середине Шестой династии Египет практически вернулся к тому состоянию, из которого извлек его Мина, и стал федерацией феодальных властителей, каждый из которых правил номом, заботясь только о собственной выгоде. Исходная монументальность и престиж фараонов поддерживали работу системы, но во время долгого правления Пиопи II ей был нанесен решающий удар; он был фараоном в течение девяноста лет и умер столетним. После его смерти центральная власть стала слишком слабой для того, чтобы сдерживать поднимающийся прилив анархии. Цивилизация Древнего царства была смыта системой, которую она сама создала. В этот период Египет обладал зрелой культурой, в которой ярко выражался его характер. Спокойные лица, глядящие с огромного множества статуй и рельефов, не тревожили сомнения. Голоса, говорящие через немногочисленные сохранившиеся записи того периода, книги заветов и автобиографии непоколебимы в своей вере в то, что для доброй жизни необходимо быть скромным, осторожным, честным и терпеливым; благоразумным в выборе друзей, не скупым и не завистливым; оказывать должное почтение высшим — короче говоря, держаться за свое положение и соблюдать умеренность во всем. Этот идеал золотой середины целиком принадлежал аристократии. Фараон и его двор были элитой, осуществлявшей все экономические и культурные предприятия государства. Между тем, формируя привилегированный класс, они не были праздной придворной знатью. Это были архитекторы, писатели, теологи, администраторы — люди действия, интеллигенция тех дней.


Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Самюэль Крамер.
Шумеры. Первая цивилизация на Земле

Эммануэль Анати.
Палестина до древних евреев

Виолен Вануайек.
Великие загадки Древнего Египта

Э. А. Менабде.
Хеттское общество

А. Кравчук.
Закат Птолемеев
e-mail: historylib@yandex.ru
X