Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Сирил Альдред.   Египтяне. Великие строители пирамид

Глава 4. Возникновение Египта

Наши знания о ходе исторических событий в Древнем Египте получены из различных источников. Существуют разрозненные сведения, полученные Геродотом, Манефоном и многими исследователями, все менее надежные по мере того, как они углубляются в прошлое. Ветхий Завет оставил нам несколько пристрастных ссылок на события того времени или даже более ранние; существуют и другие, но очень скудные источники сведений, например архивы Ассирии и Вавилона.

Источники, находившиеся внутри страны, делятся на два типа: литературные и археологические. К первому относятся письма, автобиографии, перечни правителей, храмовые надписи и т. д. Хотя все эти материалы дошли до нас в сильно поврежденном и неполном виде, некоторые имеют величайшее значение. Можно упомянуть для примера лаконичный перечень наиболее важных достижений каждого фараона, найденный на фрагменте Камня из Палермо или иностранную корреспонденцию из Амарны, но их трудно расположить в правильном хронологическом порядке. Надо сказать, что многие официальные документы, оставленные фараонами для потомков, представляют собой всего лишь пропагандистские лозунги, призванные утвердить божественный статус правителя. В прошлом египтологи ошибочно признавали их кажущуюся ценность. Вообще сомнительно, чтобы египтяне имели представление об истории в том смысле, в котором ее понимаем мы.

По словам Стивена Гленвилла, «кажется в высшей степени сомнительным, что даже самое терпеливое и длительное изучение почти безграничного количества останков этой цивилизации позволит нам сделать для них то, чего они не пытались сделать для себя, то есть написать их историю». Тем не менее, нам нет необходимости полностью принимать это продиктованное отчаянием мнение. Благодаря археологическим находкам вполне возможно уточнить сведения из официальных документов (там, где они существуют), выправить линию повествования и придать ей более логичную форму, выполнив работу редакторов древних рукописей. Этот процесс напоминает деятельность службы разведки в военное время, которой необходимо раскрыть истинные планы и возможности противника. Каждую кроху информации в ходе работы необходимо включить в сложную мозаику, и здесь очень важную роль будут играть дедукция и косвенные доказательства. В качестве примера этой техники изысканий можно вспомнить, как Винлок сумел восстановить порядок правления фараонов Шестнадцатой и Семнадцатой династий с помощью путевых заметок комиссии, посещавшей гробницы властителей из этих династий около пятисот лет тому назад. Однако следует признать, что большая часть подобных свидетельств совершенно не убедительны даже в том случае, если имеют материальную форму. Так, мы знаем благодаря исследованию мумии фараона Тао II, что он погиб от ужасных ран, но были они получены в бою или от руки убийц, установить не представляется возможным. Проблема выявления истинных событий в Древнем Египте очень сложна и не становится легче оттого, что у нас на руках имеется богатый (но очень неравномерно распределенный во времени) материал, который часто не помогает, а вводит в заблуждение, заставляя ученых погружаться в исследование несущественных деталей. Например, сорок лет назад времена Амарны казались поразительной, четко выраженной интерлюдией к египетской истории. Сегодня, после изучения новейших данных, полученных в ходе раскопок, происходивших между войнами, границы этого периода заметно расплылись, и ученые вступили по этому поводу в жаркую дискуссию.

В этой и следующих четырех главах мы попытаемся набросать краткий очерк истории культуры Египта от раннего доисторического периода до смерти последнего фараона-египтянина в 341 году до н. э. С этой целью мы используем проверенную Манефоном и временем хронологию правления фараонов, разделенную на тридцать одну династию, которые египтологи позднее разделили по группам на Древнее, Среднее, Новое царства и поздний период, каждый из которых характеризуется гомогенной цивилизацией и отделяется друг от друга периодами политической нестабильности. Египтяне датировали события по времени правления каждого фараона, начиная с первого его года и далее, а при приходе к власти нового правителя все начиналось снова. Однако только в немногих случаях мы точно знаем время каждого царствования. Иногда возникают даже сомнения в том, что до нас дошел полный перечень фараонов в верном порядке. Поэтому современным ученым пришлось устанавливать египетскую хронологию на основе опорных точек, определенных благодаря описаниям некоторых астрономических явлений. Так, удалось вычислить, что гелиактический восход звезды Сириус, датируемый 7-м годом правления Сенусерта III, по нашему летоисчислению произошел в 1872 году до н. э. Но и в последних исследованиях погрешность при вычислении все еще велика, в особенности там, где речь идет о самых ранних периодах. Находки доисторического периода до сих пор определялись согласно археологическим исследованиям определенных мест в Верхнем и Нижнем Египте; недавно их датировку удалось проверить с помощью радиоуглеродного анализа.


ДОИСТОРИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

В позднем палеолите исчезновение ледяного покрова в Европе вызвало климатические изменения в Северной Африке, которая постепенно становилась суше. Нил из огромного внутреннего озера постепенно превращался в реку с руслом, которое мы видим в наше время, проходя восемь террас, окружающих холмы Ливийской и Аравийской пустынь; на четырех нижних террасах находили обработанный руками человека кремень раннего каменного века. В поисках воды обитатели этого района постепенно вынуждены были перебираться ближе к берегам Нила, и здесь неизбежно должен был произойти переход от экономики, основанной на охоте, к производству продуктов питания. Первые поселенцы обнаружили долину, полную заросших тростником болот и мелей, которые каждый год оставлял после разлива Нил, наполнив их рыбой, водоплавающей птицей, гиппопотамами и крокодилами. Такие условия долго сохранялись и в исторические времена, хотя постепенно ситуация менялась и со временем болотистые, полные разнообразных обитателей местности сместились к Верхнему Судану. Реку окружали луга и низкие кустарники, в которых скрывались львы, дикие ослы, берберийские овцы, альпийские козлы, антилопы и пустынная дичь, на которую охотились поколения египтян в доисторические времена и во времена фараонов.

Должно быть, первые поселенцы без большого труда сменили кочевую жизнь на оседлое хозяйство. В долине легко было охотиться, добывая ловушками птицу и рыбу, находить съедобные корни и плоды, например дикие абиссинские бананы, которые можно было собирать по мере того, как они поспевали. Более поздние переселенцы, в особенности приходившие из Палестины, принесли с собой новое умение — земледелие. Они сеяли ячмень или пшеницу на землях, которые увлажнял разлив или ливни с ураганами, и селились поблизости до того момента, когда урожай созреет и его можно будет собрать. В какой-то момент этого покрытого мраком прошлого одна семья или группа таких земледельцев сделала решительный шаг и поселилась в одном месте навсегда, чтобы растить хлебные злаки в качестве основного источника пропитания. Все было за то, чтобы они именно так поступили. Получить обильный урожай можно было, бросив семена во вспаханную землю, которую разлив Нила орошал и удобрял, а затем забросать сверху землей легким движением ноги. Зерно прорастало и наливалось спелостью за теплую зиму и весну. Производство большого количества зерна, которое можно было долго хранить (особенно в сухих окраинах пустыни), стало первым шагом к замене кочевого, плохо обеспеченного существования цивилизацией, основанной на сельском хозяйстве. При этом решались вопросы, связанные с хранением избытка продовольствия, приручением животных, появлением досуга, специализацией в различных видах искусства и ремесла, умением в разумных пределах управлять своим будущим. В Египте, когда население стало заметно расти, это привело к попыткам направить ежегодные разливы Нила, распределив их на максимальной площади. Вскоре египтяне обнаружили, что максимальный эффект от такой работы достигается путем объединения общих усилий в масштабных проектах. Деятельность по превращению разрушительных разливов в благодетельную силу приучила их к организованной жизни и побудила создавать местные политические и религиозные институты, способные направлять общую деятельность и обеспечивать успех в работе. Неизбежным результатом этого процесса в исторические времена стало объединение всей страны под властью одного правительства: отдельные семьи поселенцев создавали деревенские общины, те соединялись в номы, или провинции, по мере того, как более интенсивной становилась эксплуатация доступных земель.


РАННИЙ ДОИСТОРИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

Таблица А

РАННИЙ ДОИСТОРИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

Этапы долгого пути Египта к цивилизации были определены благодаря раскопкам в различных исторических местах. Но очертания этих периодов остаются весьма расплывчатыми, а последовательность событий определена приблизительно. В настоящий момент возможно выделить две фазы развития. К первой, раннему додинастическому периоду, относится большая часть найденного при раскопках неолитических стоянок в Дейр-Таса на юге, Файюме «А» и Меримде, а также останков карколитской культуры в Эль-Бадари и Эль-Амре поблизости от Абидоса.

Из исследований этих находок стало ясно, как ранние египтяне постепенно адаптировались к сельскохозяйственному образу жизни, который к концу этого периода, наступившему около 3600 года до н. э., возможно, мало отличался от современной жизни языческих племен нынешних верховий Нила. В это время поселенцы выращивали ячмень и пшеницу и урожай хранили в ямах, выложенных циновками. Они плели корзины и развивали технику тканья полотна. Одежду шили из шкур животных; ее можно было выдубить и сделать мягче. Иглы делали из кости. В ходу были браслеты из слоновой кости, раковин и камешков с отверстиями. Постепенное развитие косметического производства — вещи необходимой в жарком и сухом климате Египта — выражалось в использовании краски для глаз из зеленого малахита, который растирали на аспидных дощечках с очищающими маслами, выжатыми из диких касторовых бобов. Гребни из простой или слоновой кости украшали фигурками животных. Инструменты и оружие в то время делали только из кремня или другого камня, а стрелы снабжали наконечниками из кремня или кости. Бумеранг для охоты на диких птиц по форме мало отличался от того, который позже использовали во времена фараонов. Булава с каменной головкой в виде груши вошла в обиход к концу амратского периода. Пища тогда была в изобилии. Египтяне приручили собак, коз, овец, гусей и свиней, к тому же повсюду в изобилии водились дикие птицы. Вероятно, зерно варили для изготовления каши или мололи и пекли из него хлеб. Сосуды для готовки и хранения продуктов были керамическими или глиняными, причем ясно виден переход от грубых глиняных чашек и мисок Файюма «А» к изящной, обожженной посуде из красной глины, украшенной белым линейным орнаментом. Кроме того, в этот период из камня делали вазы, которые со временем стали одним из самых характерных продуктов исторического Египта.


Духовная жизнь этих ранних обитателей долины Нила не будет известна нам никогда. Они определенно верили в загробную жизнь, поскольку в доисторических погребениях тела расположены в таком положении, как будто ожидают возрождения, и рядом стоят горшки, лежат оружие, косметические принадлежности, иногда грубые фигурки женщин из глины или кости, предполагающие, что в загробном мире человек (по крайней мере, мужчина) будет иметь те же потребности, что и на земле.

Слабые отголоски примитивных верований, которые должны относиться к доисторическим временам, можно обнаружить в религии периода правления фараонов. По ним мы можем догадываться, что ранние египтяне поклонялись богам неба и звезд, а их вожди, без сомнения, умели вызывать дождь; как и в Судане до недавнего времени, их церемониально казнили (возможно, топили или расчленяли) в том случае, если сила вождя убывала. Политическая система, управлявшая жизнью этих людей, известна нам лишь в общих чертах. Вероятно, общины были небольшими, самодостаточными и изолированными в рамках деревни, но медные булавки и глазурованные стеатитовые бусы в бадарийских и амратских залежах свидетельствуют о том, что по всему региону наиболее развитые племена вели оживленную торговлю.

ПОЗДНИЙ ДОИСТОРИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

Таблица Б

ПОЗДНИЙ ДОИСТОРИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

Эта по своей сути африканская культура могла застыть на описанной стадии развития на долгий срок, как это произошло в Судане, если бы ее не оплодотворили связи с Азией, где в тот момент начались некоторые знаменательные перемены. Медные инструменты и оружие все больше входили в обиход, хотя египтяне еще долгие столетия пользовались кремнем для того, чтобы тесать каменные сосуды, резать слоновую кость и жать злаки. Возможно, привнесение технологии обработки меди стимулировало египтян исследовать Синайскую и Аравийскую пустыню, где в древние времна разрабатывали основные залежи руды. Однако во время поздней фазы доисторического периода до Египта доходило влияние более отдаленных местностей.

Строительство зданий из прямоугольных глиняных кирпичей, подсушенных на солнце; печати цилиндрической формы, оттиснутые на глиняных сосудах; использование новых типов украшений и первые попытки создания пиктографической письменности ученые проследили до их источника, находившегося в Месопотамии. Эти нововведения совпали с притоком в южные регионы широкоголовых поселенцев (возможно, происходивших из Анатолии или Сирии), изменивших расовый тип длинноголовых хамитов, но нет оснований полагать, что они появились в результате завоеваний. Все говорит о том, что иностранное влияние, начиная с 4-го тысячелетия до н. э., шло с севера, но наши представления о ситуации в Дельте очень бедны. Можно считать достоверным предположение, что большая часть нововведений явилась результатом неожиданной интенсификации культурных контактов в Восточном Средиземноморье благодаря изобретению морских судов; этот фактор можно считать причиной почти одновременного расцвета цивилизаций Крита и Египта. Совершенствование деревянных кораблей, способных плыть через Средиземное море, вероятно, происходило за пределами Египта в местах, богатых древесиной на побережье; свидетельства указывают на то, что центром нового производства нужно считать ливанский Библ. Торговые связи можно было считать успешными, поскольку в Египет постепенно приходили идеи и технологии, которые его жители могли приспособить к своим конкретным потребностям. Так средиземноморская культура бронзового века слилась с культурой коренных жителей Африки и породила египетскую цивилизацию. Изолированность положения Египта на Ближнем Востоке в древности была сильно преувеличена. Его жители обменивались товарами, технологиями и различными предметами материальной культуры со своими соседями, подвергались внешнему влиянию и сами влияли на них в ответ. Ярко выраженный характер эта цивилизация приобрела благодаря политическим институтам, а они, как мы увидим, родились из африканского компонента.


Следы культуры позднего додинастического периода можно найти в Эль-Герзе и других местах Файюма; в Нагаде и Эль-Балласе (близ Копта) они вытесняют признаки амратской культуры. Теперь горшечники изготавливали кувшины с витыми ручками (похожие на те, что можно найти в Палестине), легкие розовые или желтые сосуды, на которых красным цветом изображены примитивные гробницы, эмблемы, представляющие божества, растения, животные и фигуры людей. Некоторые горшки по форме и украшениям воспроизводят каменные вазы, которые вошли во всеобщее употребление, возможно, благодаря изобретению кремневых сверл с рукояткой. Сама работа с кремнем достигла несравненного совершенства при производстве ножей тонкого сечения с лезвиями правильной формы. В работе с этим материалом египтяне показали потрясающее техническое умение.

В поздний герзейский период (приблизительно 3400—3200 годы до н. э.) появляются свидетельства растущей политической активности — по общему мнению, тогда началась вечная борьба за главенство между Верхним и Нижним Египтом. В обоих регионах основной единицей правления была местная община; группы деревень объединялись под покровительством одного из богов, и их возглавляли могущественные вожди. Эти номы, как их называли греки, были самыми малыми единицами, на которые во времена анархии рассыпалась страна. Следует отметить, что города-государства Дельты были более развитыми, независимыми и ревнивыми в том, что касалось местных традиций, чем более простые народные коммуны Верхнего Египта; им было гораздо труднее собраться в единое целое. Возможно, тогда сложился шаблон, по которому много раз разворачивались события в Египте: амбициозный властитель (всегда с юга) прекращал анархию, объединяя под своим началом районы Верхнего Египта и поглощая владения местных правителей Севера, создавая государство из соперничающих земель. Характер объединения Египта в начале Среднего царства, Нового царства и Пятнадцатой династии (эфиопской), возможно, является образцом, по которому достигнуто было единство в первый раз, на заре династической эпохи.


АРХАИЧНЫЙ ПЕРИОД
Первая и Вторая династии, приблизительно 3200—2660 гг. до н. э.

Таблица В

АРХАИЧНЫЙ ПЕРИОД (ПЕРВАЯ И ВТОРАЯ ДИНАСТИИ)

Объединение Египта традиционно приписывают Мине — первому фараону, которого египтологи отождествляют с Нармером (возможно, Меринаром) — правителем, чьи статуи найдены в Иераконполе и Абидосе, возле которого зародилась династия. Материальное наследие этого периода немногочисленно и в основном извлечено из сильно поврежденных гробниц Саккары и не менее разрушенных кенотафов Абидоса. Возможно, если бы мы имели более полную картину происходившего, то могли бы увидеть, что переход от додинастического Египта к государству фараонов был постепенным, но с такого расстояния во времени представляется, что это был один решительный шаг. По словам Геродота, Мина воздвиг «Белые Стены» в качестве своей резиденции (позднее этот город назвали Мемфисом) на земле, где на границе Верхнего и Нижнего Египта Нил менял свое течение. Кроме того, он предпринял большую работу по ирригации и осушению окрестных земель: политика, которую вынуждены были проводить последующие фараоны, поддерживая свою репутацию магов, способных управлять разливами Нила, чтобы удовлетворить требования растущего населения. Стабильно растущее процветание приводит к строительству все более крупных и величественных гробниц фараонов этой династии. Огромные деревянные стропила и балки крыш этих строений позволяют предположить, что в то время велась оживленная торговля с Ливией. Скальный рельеф третьего фараона этой династии недавно открыли близ Бухена в Судане — это говорит о том, что правитель предпринимал попытки установить контроль над дикими племенами, населявшими этот отдаленный регион, с помощью вооруженных набегов.

Монументы Второй династии встречаются реже, чем памятники Первой. Гробницы фараонов этого периода до сих пор не найдены; возможно, они еще ждут исследователей в песках Сахары. Однако в Абидосе Петри удалось найти несколько кенотафов. Похоже на то (как это часто случалось в египетской истории), что новые правители недоброжелательно отнеслись к семье, которую им удалось вытеснить. В сохранившихся фрагментарных записях можно различить эхо восстаний и религиозных противостояний. Все гробницы и кенотафы Первой династии некогда горели, а от огромных сокровищ, которые там хранились, почти ничего не осталось. Распри на самом верху замедляли рост государства фараонов, уменьшали его престиж и процветание. Этому пришел конец с приходом к власти южанина Хасехемуи, который помирил враждующие половины и заново объединил страну под своим владычеством. Его сын стал первым правителем Третьей династии, и с этого момента начался золотой век Древнего царства.

Архаичный период первых двух династий ожидает дальнейших археологических изысканий, но вряд ли откроется нам целиком. Литературные памятники того времени немногочисленны, их интерпретация часто тенденциозна. Мы оказываемся в сильной зависимости от фрагментарного материала, с помощью которого трудно судить о достижениях культуры. Обработка камня и создание сосудов продолжались с использованием таких материалов, как алебастр, порфиры, диориты и другие камни. Иногда египтяне с поразительным мастерством вырезали из камня подносы и блюда в форме листьев, похожие на металлические прототипы. А горшечники разучились создавать прекрасные формы и перешли к простым утилитарным вариантам, упростив свою работу изобретением гончарного круга.

Повсеместно распространились медные орудия. В одной из гробниц фараонов близ Саккары нашли много медных инструментов, оружия и брусков металла; кроме того, там были миски, большие кувшины и вазы, выполненные из медных листов. Это первые из металлических сосудов, которые создавали в течение всей истории Древнего Египта. Золотые сосуды того же типа наверняка присутствовали в таких местах, но не избежали острого взгляда грабителей могил. Медь использовали и для других целей: в записях на Камне из Палермо упоминается статуя фараона Хасехемуи, сделанная из этого металла. Скорее всего, она была сделана из дерева и только обита медными листами, как статуи фараона Пиопи I и его маленького сына, выполненные в натуральную величину; они сохранились со времен правления Шестой династии в Гераклеополе, правда, в поврежденном виде. Растущее умение в обработке меди, которое мы отмечаем в архаичный период и в раннем Древнем царстве, отражает общий подъем в области технических умений: к примеру, огромный гранитный саркофаг фараона Четвертой династии наверняка был вытесан медными пилами более восьми футов длиной, причем в качестве абразивного материала использовался кварцевый песок. Из развалин гробницы архаичного периода были извлечены превосходно обработанные куски слоновой кости, эбенового и другого дерева; это говорит о том, что предметы домашнего обихода владельца были на редкость роскошны. Впрочем, совершенно ясно, что большая часть этих предметов — варианты из более долговечных и дорогих материалов, повторяющие давний архетип. Несколько коробов с разными отделениями сохранились практически в неприкосновенности; они созданы с учетом функциональных особенностей дерева: мастер прекрасно понимал, как его использовать.

Возможно, что эти металлические, костяные и деревянные изделия египетские мастера создавали под влиянием идей и технологий, общепринятых в Восточном Средиземноморье, но в этот период сделаны и некоторые открытия, где они могут претендовать на первенство. Первое — это пластичная субстанция, которую обычно называют египетским фаянсом. Этот фаянс изготовляли из крошек кварцевой гальки; его можно было лить, резать, придавать ему форму и обжигать для того, чтобы получить материал вроде сверкающей синей или зеленой глазурованной глины. Эта технология в ходе истории постепенно совершенствовалась: появлялись белые, желтые, фиолетовые, красные и черные глазури, предметы двух и более цветов. Из фаянса делали все — от бус и инкрустаций до статуй, но чаще всего это были сосуды, из которых некоторые являются произведениями больших художников. Другое ремесло, свойственное только Египту, — тонкая обработка камня. Начиная с архаичного периода мастера искали камни, из которых можно было сделать полезные и красивые предметы. Из крупных кусков гранита начали делать балки, перемычки, косяки и другие конструктивные элементы. Кроме того, теперь из гранита, сланца и более мягкого известняка делали статуи.

Третьим, возможно наиболее важным материалом, происходящим из Египта, является папирус, который делали из сердцевины одноименного растения. Он появился в начале исторического времени. В дополнение к папирусу, свиткам кожи, которые также использовали для письма (они были более долговечны), египтяне изобрели черные и красные чернила. Система скорописи, приспособленная для использования этих материалов, определила дальнейшее развитие египетской письменности в течение веков. Древние египтяне изобрели удобный метод создания записей, вычислений и ведения документации по всем делам государства. Их можно было хранить в портативном и долговечном виде, по желанию копировать и избавиться от необходимости полагаться на ненадежную человеческую память. На большие расстояния можно было передавать четкие инструкции и получать ответы из отдаленных мест. Классический пример работы этой системы во времена Древнего царства — переписка между молодым фараоном Пиопи II и исследователем Харкуфом, который по возвращении из четвертой экспедиции в Судан написал правителю о том, что прибыл в Асуан и привез пигмея-танцора, похожего на маленького человека, которого столетием раньше вывез из Пунта некий Баверджед. Фараон в ответ прислал Харкуфу детальные инструкции, в которых повелел немедленно явиться во дворец вместе с удивительным пигмеем, а также поручить заботу о нем надежным слугам. Он обещал, что если пигмей прибудет в добром здравии и расположении духа, то награда будет еще более щедрой, чем когда-то получил Баверджед.

Без такого инструмента, как письменность, невозможно было создать высокоорганизованную администрацию, существовавшую в Египетском государстве; возникновение единого правления вряд ли было возможным до изобретения и широкого распространения письма.

Параллельно с письменностью шло развитие науки вычислений. В додинастический период уже существовало десятичное счисление; вероятно, в архаичные времена выводы египетских математиков строились на этой основе. Мотив для развития этой науки был сугубо утилитарным: централизованное государство сталкивалось со множеством практических проблем, и его богатство зависело от целесообразности системы налогообложения. Разливы Нила часто уничтожали старые вехи, и периодически нужно было проводить тщательное исследование для восстановления прежних границ согласно письменным источникам. Линейные единицы длины были похожи на те, которые использовались в Европе до появления метрической системы. Они основывались на пропорциях человеческого тела: пальца, ладони, предплечья и так далее, египтяне изобрели и методику измерения объема, пригодную для подсчета урожая кукурузы, вина и масла. В важной для археологов гробнице фараона Джосера, правившего в начале Третьей династии, обнаружили нарисованный на стене набор из четырнадцати деревянных и кожаных кадок с делениями для измерения объема необходимого налога. Наука исчисления времени не отставала в развитии от науки выполнения измерений. Процветание сельскохозяйственной общины зависело от возможности предсказывать ежегодный подъем Нила и его возможный уровень. Также считалось очень важным уметь правильно выбрать благоприятный момент для проведения праздника или религиозной церемонии, призванных обеспечить успех любого предприятия. Египтяне додинастического периода, раскидывая свой лагерь под звездным ночным небом, вряд ли могли не заметить повторяющиеся астрономические феномены, в том числе гелиактический восход звезд на горизонте, который мог помочь определить время. Астрономию изучали в Гелиополе, центре культа Солнца, чьи ритуалы напрямую были связаны с определением времени и положения небесных светил. Архитекторы и инженеры Гелиополя могли точно произвести ориентацию пирамид и обеспечить их геометрическое совершенство. В течение архаичного периода был введен новый календарь, в котором были двенадцать месяцев по тридцать дней каждый с пятью прибавленными для согласования праздничными днями. Он заменил устаревший сельскохозяйственный лунный календарь, существовавший с додинастических времен. Третий, наиболее точный календарь появился около 2500 года до н. э.; им египтяне полностью обязаны Гелиополю.

В течение четырех столетий архаичного периода было заметно брожение во всех областях знаний; некоторые ученые считают, что в это время происходил переход к научному мышлению. Организованный мир древних египтян, скорее всего, возник путем логических размышлений, а не методом проб и ошибок. Эту точку зрения подтверждают два литературных памятника, которые по ряду признаков относятся к Первой династии. Первый — это трактат по хирургии (в нем основное внимание уделяется переломам), известный как папирус Эдвина Смита и замечательный эмпирическим подходом к проблеме. Манефон утверждает, что второй фараон этой династии был известным врачом и писал работы по анатомии. Другая работа — это теоретическое сочинение, описывающее создание Птахом вселенной, главным в которой является идея поиска первопричины всего сущего. По преданию, культ Птаха был основан в Мемфисе Мином. Возможно, что одновременно с процессом создания Египетского государства шел и другой — образование синкретической мемфисской теологии. Если же научный подход и существовал в то время, его жизнь оказалась недолговечной; консолидация египетской культуры в следующий период положила конец экспериментам.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сирил Альдред.
Египтяне. Великие строители пирамид

Игорь Тимофеев.
Бируни

Харден Дональд.
Финикийцы. Основатели Карфагена

Д. Ч. Садаев.
История древней Ассирии

В. М. Запорожец.
Сельджуки
e-mail: historylib@yandex.ru
X