Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Н. Г. Пашкин.   Византия в европейской политике первой половины XV в. (1402-1438)

1.2. Византийская политика в аспекте венгерско-венецианского конфликта

Перспективы развития отношений Византии с западными партнерами напрямую зависели от того, до какой степени совпадали их внешнеполитические интересы. Пожалуй, после Венеции наибольшую ценность для империи в качестве потенциального союзника могла представлять Венгрия. Изначально контакты с ней казались даже более перспективными. Венеция в своей политике руководствовалась конъюнктурными соображениями. Для Венгрии же османская угроза все сильнее ставила под сомнение само ее существование как государства. Расположенная на восточных рубежах Европы, Венгрия уже в конце XIV в. приняла на себя первые удары османской агрессии и имела возможность на себе ощутить ее масштабы. Это обстоятельство делало сближение Венгрии и Византии вполне естественным.

В 1387-1437 гг. венгерский престол занимал Сигизмунд из династии Люксембургов, одна из самых ярких и незаурядных личностей позднего Средневековья32. Однако в европейской истории он больше известен как германский император (1410-1437). Таким образом, в течение многих лет личная уния связывала Венгерское королевство и Священную Римскую империю, благодаря чему отношения Сигизмунда и византийских императоров становились еще более разноплановыми, охватывая широкий спектр вопросов.

Отношения эти имели продолжительную историю, которая начинается за несколько лет до битвы при Анкаре. Первое вооруженное столкновение венгерского короля с турками приходится на 1392 г.33 После падения болгарского царства в 1393 г. Венгрия уже непосредственно граничила с турками и противостояла им. В последующие годы военная мощь османов обратилась против Константинополя. К 1394-1395 гг. относятся сведения об известном нам контакте между Сигизмундом и византийским императором Мануилом II, который просил о помощи своей осажденной столице34. Именно Сигизмунд проявил тогда незаурядную энергию, чтобы убедить правителей Запада вступить в коалицию и собрать внушительное крестоносное ополчение.

Но поход, как известно, закончился катастрофическим поражением под Никополем в 1396 г. На венецианских галерах Сигизмунду удалось переправиться в Константинополь, где он имел возможность лично встретиться с императором Мануилом35. Первое время после возвращения в Венгрию он помышлял о новой экспедиции, но вскоре должен был заняться внутренними проблемами в королевстве36. К тому же турки не предприняли наступления на запад, а битва при Анкаре ослабила остроту проблемы на какое-то время.

Лишь спустя несколько лет Сигизмунд снова заговорил о возможном продолжении борьбы. В 1407 г. посольство короля появилось в Венеции и поставило вопрос о союзе между Венгрией и республикой против турок. По его же просьбе папа Григорий XII провозгласил отпущение грехов всем участникам нового похода37. Однако венецианский сенат отклонил предложение короля, сославшись на формальный мир с османами38.

Прежде чем этот ответ дошел до Сигизмунда, Венецию в октябре 1408 г. посетил еще один венгерский посол, который представил конкретный план военного предприятия. Король предлагал совместными усилиями захватить крепость Галлиполи в Дарданеллах. Для этого ему нужен был венецианский флот. Но и в этот раз республика отказала. Постановление сената гласило: «Наших с королем сил недостаточно для этой операции без помощи остальных христиан, но как только мы увидим, что все иные правители, князья и города, которых король намерен для этого собрать на воде и на суше, тоже будут готовы к этому, располагая необходимой мощью, то и мы будем согласны выставить со своей стороны все, что будет положено от нашего государства соразмерно его возможностям»39.

Отмечается определенная синхронность этих инициатив Сигизмунда и дипломатических шагов византийского императора, который с 1407 г. пытался поставить перед Венецией те же вопросы. Через год после предложения венгерского короля о возможном захвате Галлиполи Мануил II рекомендовал республике совершенно аналогичный план и, как известно, получил от сената точно такой же ответ. Но на основе лишь этих фактов невозможно говорить о наличии в это время прямых контактов между Константинополем и венгерской короной40.

Согласно документальным свидетельствам подобные контакты возобновились лишь с 1411 г., когда Сигизмунд уже был признан римским королем, т. е. фактически германским императором. Нам известны в общей сложности три письма, отправленные им в Константинополь в период с 1411 по 1414 г.41 Ответные послания византийского императора не сохранились. Первое из писем, относящееся к середине 1411г., было ответом на дипломатическую миссию Мануила Хрисолоры. Как следует из текста, византийский посол обсуждал с Сигизмундом вопросы церковной унии и помощи против турок. Здесь примечательно то, что за период, прошедший после битвы при Анкаре, о церковной унии византийская сторона заговорила впервые. На Западе же в это время актуальным был вопрос об объединении самой латинской церкви, которая переживала затяжной кризис с 1378 г., когда разразился так называемый великий раскол42. В обоих вопросах Сигизмунд обещал поддержку византийскому императору. Он раскрыл ему свои намерения организовать летом будущего года крестовый поход против турок, призвав Мануила II объединить для этого их усилия, чтобы принести мир и покой христианским народам. Сообщая также о своем избрании римским королем, он указал на то значение, которое имело это обстоятельство при организации похода43.

Чем выше оценивал византийский император перспективы своего сотрудничества с Сигизмундом, тем сильнее было его негативное отношение к военному конфликту между венгерским королем и Венецианской республикой. Данный конфликт разразился в 1412 г. и с перерывами длился до 1433 г.44 Его корни имели давнюю историю, в течение которой два государства вели борьбу за побережье Далмации. В XV в. он лишь получил свое дальнейшее продолжение45. Если у Сигизмунда на самом деле имелись планы похода на Восток, то теперь на фоне новых реалий они отодвигались. В его замыслах, обращенных уже против Венеции, Византии отводилась роль возможного союзника.

Об этом свидетельствует следующее письмо германского императора в Константинополь, относящееся к середине 1412 г. В нем среди ряда проблем, о которых также пойдет речь ниже, данный вопрос выходит на первый план. Изобличая коварство венецианцев, Сигизмунд поспешил напомнить Мануилу II Палеологу о том, какое зло они причинили и Византийской империи. Перечислив некогда принадлежавшие ей территории, которые они у нее отняли - Крит, Негропонт и южный Пелопоннес, - Сигизмунд упомянул, как в свое время венецианцы бессовестно ограбили Константинополь, лишив его самых ценных сокровищ и реликвий46. Нет сомнений в том, что германский император имел в виду печально знаменитый Четвертый крестовый поход (1204).

Сигизмунд предлагал Мануилу II поддержку его действий против Венеции. Согласно его плану Византия должна была запретить венецианцам торговлю на своей территории и закрыть для них все доступные гавани. Обвиняя венецианцев в прямом сговоре с турками, он заявлял, что последние не смогут прийти им на помощь. Наконец, автор письма уверял, что с помощью своих войск он в состоянии отвоевать и вернуть грекам все, что венецианцы когда-либо у них отняли47.

Предлагаемые Сигизмундом меры грозили втянуть Византию в войну с Венецией. На протяжении нескольких предыдущих лет Мануил II неоднократно пытался заключить союз с ней для борьбы с турками. Поэтому щедрые обещания Сигизмунда должны были показаться сомнительными, тем более что византийские санкции против венецианцев могли нанести непоправимый ущерб империи. Понимая это, византийский император совершает несколько попыток урегулировать этот крайне нежелательный для него конфликт, предлагая обеим сторонам свое посредничество.

Для того чтобы понять реакцию византийского императора, необходимо иметь в виду, что противостояние Венгрии и Венеции не было простым локальным конфликтом. Это было столкновением сил, представлявших собой важнейшие узловые центры международной политики того времени. То, что Сигизмунд одновременно был германским императором, лишь усугубляло этот факт. Используя все доступные ему средства, он с переменным успехом пытался втянуть в свои военные и экономические операции против Венеции практически все государства Европы и даже Ближнего Востока. Согласно этим расчетам Византия должна была играть роль одного из многочисленных звеньев, которые в совокупности составляли сложную цепь континентальной блокады, призванной подорвать потенциал морской республики48. Ни в какой другой вопрос европейской политики этого периода император Византии не пытался вмешаться с такой настойчивостью.

В январе 1414 г. венецианский сенат впервые рассмотрел предложение византийского посла о посредничестве в целях урегулирования конфликта с Венгрией. Оно было отклонено на том основании, что посредническая миссия уже передана папе49. Но папа не справился с ней. В следующем году Сигизмунд от имени всех христиан открыто обвинил венецианцев в пособничестве туркам50. Республика не пропустила этого оскорбления. В конце августа 1415 г. сенат выпустил циркулярное письмо всем христианским правителям, в котором утверждалось, что Венеция всегда вела борьбу с турками, напомнив при этом, что именно венецианцам Сигизмунд был обязан счастливым возвращением на родину после военной катастрофы под Никополем51.

В феврале 1416 г. в Венеции остановился византийский посол Николай Евдемон, который направлялся на Констанцский собор. Он вновь предложил посреднические услуги императора. На этот раз сенаторы согласились, однако при условии, что мир с Сигизмундом должен быть заключен на почетных и приемлемых для республики условиях52. Как дальше развивалась эта часть миссии Евдемона, неизвестно. Когда он прибыл на Констанцский собор, Сигизмунда там уже не было. В любом случае инициатива Мануила II не была реализована, поскольку подобные попытки продолжались и позднее.

Этому же была посвящена миссия Мануила Филантропина53 в 1420 г. 17 февраля он вместе с Евдемоном, который уже несколько месяцев находился в Венеции, передал сенату очередное предложение императора о посредничестве. Посол подчеркнул, что примирение республики с венгерским королем явится залогом успешной борьбы с турками. Формально сенат принял предложение. Последовала ответная нота о том, что Венеция со своей стороны тоже стремится к миру, в то время как Сигизмунд не хочет этого, несмотря на попытки предыдущих посредников (в том числе папы и польского короля) и готовность предоставить ему галеры для операций против турок. Сенаторы приветствовали назначение Филантропина, который должен был от них проследовать к Сигизмунду, и согласились, чтобы их собственный представитель сопровождал его54.

Известно, что из Венеции Филантропин отправился в Венгрию к Сигизмунду, в августе он был в Польше у Владислава Ягеллона, а затем нанес визит к литовскому князю Витовту. В ходе этой миссии, очевидно, затрагивалась и проблема церковной унии. Сохранилось письмо польского короля византийскому императору от 1420 г., в котором он выражал свою крайнюю заинтересованность в решении этого вопроса55. Но на первом месте должен был стоять вопрос об отношениях венгерского короля и Венеции. Обращение за помощью к Польше понятно, поскольку Ягеллон уже пытался играть роль посредника между ними.

Однако момент оказался не слишком удачным. Незадолго до этого Сигизмунд, выступая арбитром в споре между Польшей и Ливонским орденом, вынес постановления в пользу последнего. Это надолго оттолкнуло от него Ягеллона и Витовта56. Что же касается предложения византийского императора о посредничестве, то Сигизмунд его, по-видимому, принял. Вернувшись обратно в Венецию в феврале 1421 г., Филантропин сообщил об этом сенату57 . Сенат, в свою очередь, выразил готовность вести переговоры. Дальнейшие подробности, к сожалению, неизвестны. Возможно, византийцам удалось инициировать переговоры, но как раз в это время, после восшествия на престол нового турецкого султана Мурада II, внешнеполитическое положение империи начало ухудшаться, и это обстоятельство могло сорвать процесс. 30 декабря 1423 г. венецианский сенат ответил византийским послам, что все попытки к примирению натолкнулись на непрерывные отказы Сигизмунда58.

Последняя попытка была связана с миссией на Запад Иоанна VIII Палеолога, являвшегося на тот момент наследником и соправителем своего отца Мануила. По-видимому, и она была предназначена в первую очередь для решения этой же задачи. Иоанн не повторял маршрут своего отца, который тот проделал в свое время, нет никаких данных и о его контактах с курией. Молодой император имел перед собой вполне конкретные задачи. Выехав из Константинополя в середине ноября 1423 г., 15 декабря он достиг Венеции. Здесь он находился более месяца59.30 декабря сенат подвел первые итоги переговоров. Республика обещала оказать военную помощь империи и отправить сильный флот в сторону Леванта, если Иоанну VIII удастся склонить к аналогичным акциям другие европейские державы. В отношении Венгрии было сказано, что упорное нежелание Сигизмунда заключать мир вынудило Венецию вступить в союз с Миланом, и миланского герцога теперь требовалось поставить в известность о новых инициативах императора60 . Ответ герцога, поступивший 17 января, не содержал ничего определенного. В тот же день сенат посоветовал Иоанну VIII отправиться в Венгрию, а по пути выяснить позицию Милана. Последовало обещание в ближайшем будущем снарядить флот для защиты Константинополя61.

В конце января император выехал в Милан, где он должен был встретиться с герцогом Висконти62. В источниках не сообщается подробностей его путешествия. 9 февраля он покинул Милан, и о его дальнейших действиях ничего не известно вплоть до 17 марта. Этим днем датировано письмо императора из Лоди венецианскому сенату, в котором содержалась просьба передавать ему все новости с Востока и выслать посла, который бы вместе с ним отправился в Венгрию. Первую просьбу сенат удовлетворил, на вторую ответил, что в таком случае необходимо присутствие и миланских представителей63 . Как был решен этот вопрос, тоже неясно, но в начале мая император снова был в Милане. Оттуда он отправился в Венгрию и 22 июня 1424 г. прибыл в Буду64, где был торжественно принят императором Сигизмундом. Главным предметом переговоров оставался вопрос о примирении с Венецией.

Назвать результат этих переговоров положительным, конечно, нельзя. Как раз во время визита Палеолога Сигизмунд вел переговоры с турецким султаном о продлении перемирия, которое впоследствии было заключено на два года65. В это же самое время между турками и венецианцами дело шло к новой войне, которая разразилась в мае 1425 г.66 Вместе с тем деятельность византийского императора, возможно, поспособствовала временному потеплению отношений венгерского короля с Венецией. 30 октября венецианский сенат рассмотрел предложения Сигизмунда о заключении мира и наступательного союза против турок. Два государства должны были вести с ними совместную борьбу на суше и на море. Король просил также о субсидии в 200 тысяч дукатов и помощи в строительстве флота. Республика, которая уже вела войну с османами, ответила согласием, хотя возможную сумму займа решено было сократить в четыре раза. Войскам Сигизмунда обещали открыть доступ в венецианские владения, в том числе в Фессалонику. Ожидалось, что к коалиции присоединится Милан67. По сути, это было то, чего давно добивался византийский правитель. Но проекту не суждено было сбыться ни в одной своей части. Через несколько месяцев альянс Венеции и Милана раскололся, и последний начал поддерживать венгерского короля против своего бывшего союзника.

В 1426 г. Сигизмунд возобновил войну с турками. Но весной 1428 г. османы нанесли ему поражение на Балканах. Новое перемирие было заключено в начале 1429 г. на три года. Незадолго до этого король заключил короткое перемирие с венецианцами. При посредничестве флорентийцев стороны снова попытались договориться, и эта попытка вновь заставила их заговорить о перспективах совместной борьбы с турками. 8 октября 1429 г. сенат обсуждал последние предложения Сигизмунда. Предполагалось продлить перемирие на пять лет. Обсуждался план, по которому венецианский флот должен был охранять проливы, если бы Сигизмунд начал военные операции против османов, а его войско снабжалось бы из Фессалоники. Император уже не нуждался в займе, как в предыдущий раз68. Какова была резолюция сенаторов, мы не знаем, но проект не был реализован. Тогда же, в 1429 г., Сигизмунд писал византийскому императору и морейским деспотам Феодору и Константину о последнем перемирии с турками, оправдывая этот шаг тем, что он позволит ему направить свои силы против венецианцев69 . Венецианцы же в марте 1430 г., не выдержав штурма, сдали туркам Фессалонику. После этого республика заключила мир с султаном70. В 1433 г. удалось потушить и ее конфликт с Венгрией, но уже без византийского участия.

Позиция, сформировавшаяся у Византии по отношению к венгерско-венецианскому военному конфликту, ярко демонстрирует одну из центральных задач внешней политики империи этого периода, которая состояла в том, чтобы по возможности не допускать взаимного ослабления европейских государств и бессмысленного распыления их военных ресурсов на фоне угрожающего роста османской державы. Своими посредническими действиями Византия упорно пыталась собственными силами создать себе возможных союзников для предстоящей войны с турками. С другой стороны, исследованные факты показывают, что степень политического и дипломатического влияния Византийского государства в XV в. были несоизмеримы с масштабом поставленной задачи.



32Сигизмунду посвящена довольно обширная литература. О его восточной политике cм/.Beckmann G. Der Kampf Kaiser Sigismunds gegen die werdende Macht der Osmanen (1392-1437). Gotha, 1902; Baum W. Europapolitik im Vorfeld der Fruhen Neuzeit: Konig und Kaiser Sigismund vom Hause Luxemburg, Ungarn, Byzanz und der Orient // Europa in der Fruhen Nеuzeit / Hrsg. von E. Donnert. Weimar, 1997. Bd. 1. См. также: Hoensch J. Kaiser Sigismund. Herrscher an der Schwelle zur Neuzeit, 1368-1437. Munchen, 1996.
33См.: Baum W. Op. cit. S. 14-15; Beckmann G. Op. cit. S. 5 (в основе монографии лежит концепция автора, согласно которой с 1392 г. турецкая проблема абсолютно доминировала в политике Сигизмунда и все значительные акции этого правителя были подчинены исключительно планам крестового похода. О правомерности такой точки зрения см. ниже).
34См.: Reg. № 3251; Baum W. Op. cit. S. 16.
35См.: Barker J. Op. cit. P. 133-137; Baum W. Op. cit. S. 18. В панегирике византийскому императору Иоанну VIII (предположительно от 1429 г.), написанном игуменом Исидором (будущим митрополитом Киевским), говорится, что Сигизмунд бежал на византийской галере. Правда, этот факт больше нигде не упоминается - см.: Kaiserrede und Zeitgeschichte im spaten Byzanz: Ein Panegyrikos Isidore von Kiev aus dem Jahre 1429 // Jahrbuch der osterreichischen Byzantinistik. 1998. Bd. 48. S. 227.
36Имеются в виду отношения с венгерскими магнатами, остававшиеся напряженными на протяжении всего периода правления Сигизмунда.
37Ann. Eccl. XXVII, ad 1407,32-33.
38См. постановление венецианского сената от 23 июля 1407 г. - Monumenta Slavorum meridionalium (далее - MSM). Zagreb, 1875. Vol. 5. P. 99-100: ...civitas nostra vivit de trafico et exercitio mercantie cum omnibus, et quod per dei gratiam ad presens sumus in pace et tranquilitate cum omnibus, non videmus nobis, esse necessaria aliquant ligam, nam posset nos inducere ad novitatem cum illis, cum quibus in pace sumus, quod esse posset cum damno nostrae dominationis. См. также: Beckmann G. Op. cil. S. 10-11.
39См. постановление венецианского сената от 23 октября 1408 г. - MSM. V, 136-138: Ad factum Gallipolis respondeatur... quod potentia sua et nostra non foret sufficiens ad hoc sine adiutorio aliorum christianorum, omni vice qua videbirnus, quod ipse dominus rex et alii principes, domini et communia christianorum, quos sua serenitas dicit per terram et per aquam velle requirere ad hoc, erunt parati ct dispositi ad hoc et cum potentia opportuna, nos inveniemur prompti et parati facere et ponere a parte nostra ea que sint iusta, pertinentia nostro dominio.
40Мнение о том, что эти контакты Сигизмунда с Византией после битвы при Никополе никогда не прерывались, ничем не подкреплено - см.: Jorga N. Osm. S. 346.
41ACC. I, 391-401.
42Подробнее об этом см. ниже.
43АСС. I,391.
44См. специальную работу на эту тему: Stromer W. Landmacht gegen Seemacht. Kaiser Sigismunds Kontinentalsperre gegen Venedig, 1412-1433 // ZHE 1995. Bd. 2. S. 145-187.
45Последний раз спор вокруг Далмации был урегулирован Туринским миром 1381 г., по которому далматинское побережье рассматривалось как собственность венгерской короны. Происходившее после этого неуклонное военно-экономическое усиление Венецианского государства привело к возобновлению борьбы в 1412 г. -см.: Beckmann G. Op. cit. S. 18-20.
46АСС. I, 395: Venetis siquidem fortuna retroacto tempore prospera nunciante, fecerunt sibi curnua ferrea, cum quibus totum orbem credunt ventilare... Quantis autem iniuriis et iacturis predecessors vestros et vos Veneti ipsi in usurpatione et occupatione bonorum et iurium imperii vestri multipliciter affecerint, presertim Candiam alias Cretam, Nigropont, Mothon, et Coron in Morea violenter occupando per tirannidem suam fecisse arbitrantur, et quomodo civitatem Constantinopolim thesauris, auro et argento, gemmis et lapidibus pretiosis et sanctuaria ibidem reliquiis Sanctis et clenodiis pretiosissimis et monilibus infinitis detestabiliter spoliarunt...
47ACC. I, 398: Primo nempe quod prohiberetur Venetis ipsis portus in civitate Constantinopoli et etiam in aliis locis vestrae ditioni subiectis nec permittantur mercatores eorum stare et negotiari in Constantinopoli et aliis vestries tenutis. ...Item pro recuperatione Mothon et Choron in Morea posset in terra etiam per gentes nostras subveniri nec posset Turcorum adiutorium, in quibus Veneti ipsi confidunt, in hac parte ipsos relevare, quia nos in tantum in tantum possemus et vellemus eis obviare in terra et dare impedimenta... Quecumque vero bona vestri imperii nostrorum gentium adiutorio a Venetis ipsis eripere et recuperare possemus, sine difficultate aliquaqali ad manus vestras resignaremus...
48См.: Stromer W. Op. cit. S. 161, 186-187.
49Reg. № 3335; Thinet, № 1514.
50См.: Bаum W. Op. cit. S. 28; Jorga N. Osm. S. 367.
51См.: Jorga N. Notes et extraits.. I, 235.
52См.: Thiriet, № 1599 Jorga N. Notes et extraits... 1, 243; Lampros S. Op.cit.P. 131 (см. сноску 22): Respondemus, quod ea, que dictus Ambaxiator exposuit... videmus et cognoscimus optimam dispositionem serenissimi domini imperatoris ad bonum et salutem christianorum, et similiter quam habet erga nostrum dominium, sicut superius tetigimus... quod quocienscunque videbimus dominos praedictos et dominium regem Hungariae paratos contra dictos Turchos, et habebamus pacem cum dicto domino rege Hungariae semper inveniemur prompti ex parte nostra, ad ea que concernant bonum et salutem christianorum contra Turchos praedictos.
53PLP. № 29769.
54 См.: Reg. № 3378-3379; Thiriet, № 1757-17 58; Jorga N. Notes et extraits... I, 300-301; Barker J. Op. cit. P. 337-338.
55См.: Codex epistolaris Vitoldi. Krakow, 1891. P. 493.
56См.: Baum W. Op cit. S. 29. К этому надо добавить, что с 1419 г. Сигизмунд становится королем Богемии, поэтому к уже имевшимся проблемам добавилась борьба с гуситами.
57Thiriet, № 1802.
58См.: Jorga N. Notes et extraits... I, 350-351.
59См.: Barker J. Op. cit. P. 375.
60См.: Jorga N. Notes et extraits... I, 350-351.
61См.: Ibid. 352-353; Thiriet, № 1920.
62См.: Barker J. Op. cit. P. 376-377.
63Thiriet, № 1927
64См.: Barker J. Op. cit. P. 378; Baum W. Op. cit. S. 31.
65См.: Bаum W. Op. cit. S. 32.
66См.: Jorga N. Osm. S. 402.
67См.: Jorga N. Notes et extraits... 1, 408-409.
68См.: Ibid 504-505.
69Посол Сигизмунда Бенедикто Фульчи, который был отправлен для переговоров с турецким султаном о перемирии, после успешного выполнения своей задачи на обратном пути остановился в Константинополе, где поставил в известность об этом императора Иоанна VIII - см.: Bаum W. Op. cit. S. 35. В октябре 1429 г. Сигизмунд сообщил о перемирии с турками деспотам Мореи. Текст письма опубликован см. Lampros S. Op. cit. P. 323: Propter sevam tyrannidem communium hostium Venetorum, qua nostra et imperii sacri iura conantur dietim surripere, firmavimus cum Omorath, Teucrorum domino... ut ipsorum insolentis commodius possimus resistere. Super quo praefato domino imperatori, fratri nostro et vestro, scripsimus et mentem nostram deteximus.Из этого же письма следует, что через упомянутого Бенедикто Фульчи византийский император сообщил Сигизмунду о своем желании заключить унию с латинской церковью. Сигизмунд выразил удовлетворение по этому поводу и сообщал, что уже поручил Дисипату предоставить ему более подробную информацию. О каком именно представителе византийской фамилии Дисипатов, которого он назвал своим доверенным лицом, идет речь в данном случае, непонятно - см.: Ibid. ...commisimus strenuo militi Dissipato, fideli nostro, ut nobis super illo nostri parte informationem praebeat clariorem.
70См.: Jorga N. Osm. S. 407-408. Позиция Сигизмунда, заключившего перемирие с турками, сыграла здесь не последнюю роль. Бенедикто Фульчи позднее открыто называл поражение венецианцев своей заслугой - см.: Bаuт W. Op. cit. S. 35. После падения Фессалоники в Константинополе всерьез начали готовиться к тому, что военная мощь османов теперь будет повернута против империи. Этот факт, вероятно, еще больше подтолкнул императора к активизации переговоров о церковной унии.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Ю. Л. Бессмертный.
Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII— XIII веков

Жорж Дюби.
История Франции. Средние века

В.И. Фрэйдзон.
История Хорватии

Аделаида Сванидзе.
Ремесло и ремесленники средневековой Швеции (XIV—XV вв.)

М. А. Заборов.
Введение в историографию крестовых походов (Латинская историография XI—XIII веков)
e-mail: historylib@yandex.ru
X