Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Игорь Коломийцев.   Тайны Великой Скифии

Боевая магия аваров

В 566 году на территории нынешней Франции вновь объявляются авары. Взглянем на карту раннесредневековой Европы. Никакой Германии и Швейцарии нет еще и в помине. Между Причерноморьем, в частности, землей покоренных антов и царством франков, расположены лишь западные славяне и некоторые, не подчинившиеся первым франкским царям Меровингам, германские племена, такие как саксы или аллеманы. Эти отсталые, погрязшие в язычестве народы не интересуют никого, кроме самих себя. Поэтому о том, что происходит в их землях, христианские хронисты пишут только в том случае, если это задевает интересы какой-либо из цивилизованных держав.

Когда в 562 году каган Баян окончательно убедился, что ромеи его обманули, он двинулся на Запад. «Беженцам» нужны были деньги, оружие и продукты, иначе было не выжить. Три года об аварах не было слышно. Затем они вновь появляются у франков. Под 566 годом в анналах франкского королевства зафиксирована вторая война окрепшего за прошедшее время царя Сигиберта с «гуннами». О том, как развивались события, рассказывает Григорий Турский:

«Гунны же пытались вновь вторгнуться в Галлию. Против них с войском выступил Сигиберт, взяв с собой множество храбрых воинов. Когда они должны были вступить в сражение, гунны (авары), сведущие в искусстве волшебства, явили им различные наваждения и разбили их наголову. А когда войско Сигиберта обратилось в бегство, сам он был задержан гуннами и содержался у них под охраной до тех пор, пока позднее, будучи ловким и проворным, он не подкупил дарами тех, кого не смог одолеть храбростью в сражении. В самом деле, одарив их подарками, он заключил с королем гуннов договор о том, чтобы никогда при жизни не было меж ними никакой войны; и это по праву расценивается скорее как похвала ему, чем бесчестие. Но и король гуннов дал королю Сигиберту много подарков. А самого короля гуннов называли Гаган. Ведь этим именем называли всех королей этого народа» [46].

Простим историку франков его понятное желание показать своего царя, даже попавшего в плен, с самой лучшей стороны. Поговорим об ином. Что сделали бы, например, настоящие дикие гунны, случись им разгромить вражеское войско и пленить их царя? Понятное дело, казнили бы беднягу и разграбили его земли. Так они поступали всегда, за что их ненавидели и вследствие чего против них сложилась коалиция народов во главе с Аэцием.

Как поступили бы в этом случае «цивилизованные» ромеи? Скорее всего, заставили бы подписать выгодный для себя мирный договор с множеством территориальных уступок, обложили бы ежегодной данью, а затем униженного в глазах собственного народа владыку отпустили бы восвояси к недовольным подданным.

Как поступили авары? Они помогли Сигиберту, как это именуется в Китае, «сохранить лицо». Дань замаскировали под «подкуп» и «подарки». Внушили франкам, что их царь даже в плену проявил себя молодцом, будучи «ловким и проворным», более того, вручили под видом «ответных даров» некие безделушки.

Таким образом, древние германцы остались при убеждении, что поведение их вождя «скорее похвала, чем бесчестие» и подписанный им договор только на пользу державе франков. Как вы думаете, какие чувства после этого испытывал Сигиберт к Гагану, или, точнее, кагану Баяну?

Доброта и благородство ценимы всеми народами. И всегда, в конечном счете, приносят больше плодов, нежели оголтелая злоба и грубое насилие. Послушайте, что написал Менандр о дальнейших событиях, случившихся уже после того, как авары получили выкуп, пардон, «подарки» и, возможно, так необходимое им оружие.

«Когда мир был упрочен, Баян дал знать франкскому князю Сигиберту, что аварское войско его томилось голодом, и что Сигиберту... не следовало оставлять без помощи союзников своих, что если снабдить аварское войско нужными припасами, то оно дольше трех дней там не останется, а потом удалится. Получив это известие, Сигиберт отправил немедленно к аварам муки, овощей, овец и быков» [146].

То есть кочевники сначала получили «подкуп», потом «подарки» и отпустили царя Сигиберта. Но из страны его не уходили. И когда властитель франков уже было забеспокоился, намекнули, что неплохо бы снабдить их продовольственными запасами. Нет, поистине только добрая доярка может трижды подоить одну и ту же корову. При этом если из разоренной Галлии гунны уходили проклинаемыми и ненавидимыми, то авары удалялись союзниками, оставив на престоле благодарного им Сигиберта. Последний, кстати, был верен заключенному договору до конца своих дней, тем более что союз этот был скреплен родственным браком. Каган Баян выдал дочь свою Файлевбу за единственного сына франкского правителя — будущего царя Австрии и Бургундии Хильдеберта II и таким образом породнился с одним из самых сильных владык тогдашней Европы. При этом торока уходивших аваров были полны денег, армия пребывала сытой и вооруженной и гнала впереди себя стада подаренных животных. А вы говорите, дикари!

Почему же авары не воспользовались ситуацией и не захватили для себя лишенную защитников землю северо-восточных франков? Ответ чрезвычайно прост. Для их традиционного образа жизни Галлия, равно как Германия и земля антов не подходили. Аварам нужна была степь и непременно с расположенными поблизости горами, где добывалась бы железная руда. В Европе такое место, не считая Северного Кавказа, имеется в единственном числе. И зовется оно — венгерская пушта (вид степи), отрогами к которой выходят Карпатские горы. В ту сторону и направились кочевники.

Еще один момент, пройти мимо которого просто так, не обратив внимания, не имею права, раз уж взялся описывать эту эпоху. Григорий Турский сообщает, что победу «гунны», они же — авары, одержали благодаря искусству волшебства, явив франкам «различные наваждения». Любой профессиональный историк шутя отмахнется от этого свидетельства. Дескать, надо же франкам как-то объяснить свое поражение, вот они и придумали «колдовство». Они вообще были люди суеверные, мало ли что им примерещилось. Признаюсь, поначалу так думал и я. Но уж слишком много совпадений...

В китайском повествовании о неком племени Юебань, жившем в Средней Азии в середине первого тысячелетия нашей эры, сказано, что у них были колдуны, способные управлять погодой, умевшие вызывать холод и дождь. Когда жужаньский каган первый раз послал свою армию покорить это племя, колдуны среди теплой погоды вдруг вызвали снежную бурю и направили ее против жужаней (аваров). В результате тот поход жужаням пришлось прекратить, ибо в войске их оказалось слишком много обмороженных. Эту легенду приводит Гумилев в своей книге «Древние тюрки» [56].

И все-таки, как мы знаем, аварам удалось подчинить себе многие азиатские племена, среди которых, вполне возможно, был и загадочный народ Юебань.

По крайней мере, мы с вами отмечаем внезапный рост авторитета в аварском (жужаньском) каганате накануне поражения от тюрок неких жрецов, среди которых и уже знакомая нам Дивань — одержимая духами, умеющая колдовать, лечить и прорицать.

Выдающийся персидский историк и мыслитель Фирдоуси оставил нам свой бесценный труд «Шахнаме». В его рассказе о событиях, предшествующих знаменитой Гератской битве, находим повествование о тюркских колдунах, пытавшихся повлиять на исход битвы. Накануне решающего сражения Бахрам Чубин, персидский полководец, видит кошмарный сон. Ему снится, что тюрки превращаются в огромного льва и бросаются на него, что войско иранское разбито и бежит, к столице приближается враг, а сам он умоляет его о пощаде.

С тяжелым сердцем Бахрам все же решился на битву. Внезапно находящиеся среди тюркского войска колдуны начали бросать в небо некий «огонь», после чего возник ветер, который нагнал огромную черную тучу, из которой на войско персов посыпались мириады стрел.

Отважный полководец бросился вперед и закричал своим воинам, что это все — наваждение, что стрел никаких нет, это враг их так пугает. После этого видение внезапно рассеялось. Уже после битвы среди пленных тюрок оказался некий колдун, который сознался в том, что сон полководца и тучи стрел перед боем — дело рук его и прочих тюркских магов [202].

Персы тогда победили, поэтому оправдываться и возводить напраслину на своих врагов им вроде бы незачем. Я не знаю, чем это было на самом деле, — случаем массового гипноза или идущим из глубины веков магическим искусством управления природной стихией. Но два очень правдивых историка, не знающих о существовании друг друга и живущих в двух разных частях света (не говоря уже о китайских летописцах), рассказывают о неких приемах психологической борьбы (назовем это так), применяемых почти в одно и тоже время народами, один из которых долгие годы был в подчинении у другого. Причем в этих рассказах совпадает и главный принцип — умение насылать стихию на врага перед боем и даже некоторые детали. Может ли это быть просто одновременно разыгравшейся фантазией древних авторов? Или за этими эпизодами действительно имеется нечто реальное?

Кстати, после распада Тюркской державы в степях Азии останется некое племя найманов, о которых уже арабы (Рашид-ад-Дин) сообщают, что колдуны этого народа, пытаясь навредить войску Чингисхана, вызвали снежную бурю, но поскольку плохо рассчитали ее силу и направление, то пострадали в первую очередь сами [171].

Итак, можем ли мы сказать, что столкнулись с одним и тем же, либо очень похожим, способом ворожбы?

Авары, будучи еще жужанями, пострадали от снежной бури в пустыне Средней Азии. Затем, по свидетельству Турского, их колдуны смогли вызвать грозу, причем молния ударила непосредственно в лагерь франков, многие воины были убиты, другие — смертельно напуганы. Тюрки тоже якобы пытаются навести наваждение на персов. И вертится все это ремесло возле некоего племени из глубин Средней Азии, остававшегося в монгольских степях вплоть до времен Чингисхана. Жрецы этого племени могли оказаться и у аваров, и у тюрков, и у найманов.

Давайте не будем спешить с выводами. Так ли уж многое мы знаем о возможностях человека и его взаимодействии со стихийными природными процессами? Давно подмечено, что зафиксированные на рубеже XX и XXI веков мощные землетрясения, унесшие тысячи человеческих жизней, отчего-то случались, как правило, там, где концентрация людской злобы, сильных негативных эмоций достигала своего пика. Что это — череда случайных совпадений или некая неизвестная нам пока природная закономерность? И не может ли, в самом деле, всплеск человеческой энергии спровоцировать удар природных сил — бурю, грозовую тучу, землетрясение? Похоже, пока рано торопиться с категорическими заключениями, как отрицая в принципе саму такую возможность, так и однозначно ее подтверждая.

Будем же терпеливо собирать исторические факты, тщательно отделяя зерна от плевел. Наступит время — и наука сама ответит нам на все самые сложные, в том числе и «колдовские» вопросы.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

С.А. Плетнёва.
Kочевники южнорусских степей в эпоху средневековья IV—XIII века

Василий Бартольд.
Двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии

Рустан Рахманалиев.
Империя тюрков. Великая цивилизация

Евгений Черненко.
Скифский доспех

Тамара Т. Райс.
Скифы. Строители степных пирамид
e-mail: historylib@yandex.ru
X