Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Галина Данилова.   Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев

Отражение классовой сущности государственной власти в «Законнике Стефана Душана»

В «Законнике Стефана Душана» отражена целая иерархия феодальной знати, которая возвышалась над меропхами (непосредственными производителями), явно закрепощаемыми законом. Над ними возвышались царь, церковь, властели (крупные феодалы), властеличи (менее крупные феодалы, воеводы, царские чиновники и приставы.

Во вступительной части «Законника» очень хорошо показана верхушка общества, которая устанавливает законы государства. Там упомянуты и царь, и духовенство, и властели, и другие высокопоставленные лица836.

Таким образом, еще не прочитав ни одной статьи «Законника Стефана Душана», мы уже можем сказать, что в нем проявилась воля феодального класса, воля тех, кто стоял у власти и принимал участие в составлении «Законника». И мы не ошибемся в нашем предположении.
Бросаются в глаза в «Законнике» те льготы и «милости», которые выпадают на долю церкви. По статье 26 «Законника» церковь освобождается от всех работ в пользу царя и государства. По статье 35 церкви гарантируются права на ее земли.

На втором месте в «Законнике» по количеству предоставляемых льгот стоят светские феодалы — властели, властелйчи. Им князь милостиво раздает и баштины, и пронии. И статьи 40, 41, 42 и 43 закрепляют за феодалами и их наследниками права на баштины и пронии (на вотчины и бенефиций)837.

Статья 174 дополнительно указывает на то, что феодалы вправе распоряжаться своими наследственными землями, вправе их и дарить, и завещать, и продавать, и отдавать в приданое своим дочерям, и дарить церкви — «на помин души». Они — полноправные владельцы своих земель. Совершенно иными, противоположными по содержанию, являются статьи «Законника», трактующие о положении и правах людей зависимых — меропхов. Об их правах «Законник» молчит, об их обязанностях, наоборот, в нем сказано очень много (в статье 68 — о работе меропха838 в статье 201 —о беглом меропхе и той страшной казни, которая его ожидает за побег и т. д.).

Свободный человек этого периода в Сербии (себр) й то должен был, судя по «Законнику Стефана» Душана, все время опасаться за свою жизнь. Себры не могли собираться вместе под страхом страшной казни. «Законник» угрожал отрезать им уши за это839.

В случае, если жизнь сталкивала интересы властеля и себра, то, согласно 94-й статье «Законника», исход их борьбы мог быть следующим: если властель убьет себра в городе или жупе, то он платит 1000 перперов840, но если себр убьет властеля, то он лишается обеих рук (ему их отрубают) и все же он еще должен платить за убийство 300 перперов. Как же тут не говорить о классовой принадлежности тех, кто составлял в Сербии законы. Их принадлежность к феодальному классу настолько очевидна, что не нуждается даже в комментариях.

Интересно, как оценивается «Законник Стефана Душана» в исторической литературе (именно с этой классовой точки зрения)?

А. Л. Погодин, историк, которого едва ли можно назвать прогрессивным, писал в своей книге: «Состав собора (1349 года) определял и содержание «Законника», который был им одобрен; в нем получили дальнейшее развитие владельческие и теократические интересы, которые пробивались в истории Сербии уже со времени Стефана Немани. Крепостное право, уже нашедшее себе выражение в хрисовулах сербских королей XIII—XIV веков, было установлено окончательно; феодальные отношения были закреплены законом»841.

Установленные нормы эксплуатации меропхов (2 дня в неделю барщины и царский перпер в год, т. е. отработочная и денежная рента), отраженные в «Законнике Стефана Душана», и жестокие меры наказания меропхов за побег от господина вызваны, конечно, не тем, что сербы были более жестоки, чем, например, хорваты, законы которых мы уже анализировали. Они вызваны интересами более развитого феодального класса, более интенсивного хозяйства в Сербии и представителей более развитой торговли.

Как можно судить по статьям того же «Законника Стефана Душана», Сербия вела торговлю и при помощи купцов. Статьи о купцах имеют значительный удельный вес в законе. О купцах в «Законнике Стефана Душана» сказано довольно много. Так, статья 118842 ставит купца в особое положение по сравнению со всеми другими членами общества. Купец ходит по царской земле, сказано в «Законнике», и тронуть его никто не смеет. Даже всесильный властель (феодал) не имеет права трогать купца, а тем более распаковывать его товар или навязывать силой купцу деньги. Это воспрещается законом. Кто силой посмеет распаковать товар купца, платит 500 перпер (в 10 раз больше, чем за обыкновенную вину, даже больше, чем за убийство). Это очень интересная статья. Согласно ей, купцы находятся под особым покровительством царя и товары их, видимо, тоже интересуют царя. Может быть, сам царь через своих купцов торгует в Дубровнике843. В обмен на свои товары он приказывает привезти заморские. Чем же иначе можно объяснить такие льготы купцам в законе?

Нас и в «Русской Правде» поразили статьи о купцах. На Руси им тоже давались большие льготы. Мы предположили, что князь — составитель закона — имеет на купцов, ему подвластных, какие-то свои виды. И вот в «Законнике Стефана Душана» мы видим те же отношения между купцами и государем. И там, и тут купцы государю нужны. В Древней Руси они могли веати товары князя в богатый Киев л другие русские города, в Польшу, в Регенсбург и т. д. У Стефана Душана был поблизости богатый Дубровник — «славянская Венеция». Здесь уместно вспомнить, что «Полица», как мы отмечали выше, не дает льгот купцам. В Полице купцы просто продавали населению продукты (мясо, хлеб) и подвергались наказанию, если торговали не по закону.

Чувствуется резкая разница в положении купца там и тут.
Статья 120 «Законника Стефана Душана» тоже охраняет права торговца (купца). Если он идет со своим товаром, его не может остановить даже царский охранник. Купцу предоставляется право свободного прохода везде и право продавать свой товар844. Эта статья просто дополняет те наблюдения, которые мы сделали по статье 118.

Есть еще интересные статьи, правда, тоже связанные с торговлей и монетной системой. Дело касается трех статей, посвященных золотых дел мастерам845. Речь идет не просто о ювелиpax или мастерах, делающих драгоценные изделия. Дело касается в основном мастеров, которые чеканят золотую монету. Из содержания статьи 170 следует, что у царя есть свой монетный двор, где ему чеканят монету.

Статья 168 «Законника» разъясняет, что больше нигде не должно быть «золотаря», как только там, где его поставил царь «новац ковати» (т. е. золотую монету делать). И страшной казнью грозит статья 169 «Законника» тем, кто осмелится тайно «новац ковати» (т. е. будет делать фальшивую монету). Если незаконной чеканкой монеты кто-либо займется в городе, то ему угрожает сожжение, а город платит штраф в размере, какой царь укажет («што рече цар»). Если же фальшивомонетчик будет обнаружен в селе (в жупе), то он тоже предается сожжению, а село уничтожается («то и село распе»).

Многие авторы считают эти законы аналогичными законам Византии, каравшим фальшивомонетчиков, тайно воспроизводивших золотые монеты846.
В целом все эти статьи «О златорима» очень показательны. Они свидетельствуют не только о крупной торговле, которую вел, в первую очередь, царь (судя йо статьям 168 и 120), но и о том, что он чеканил монету. А это уже говорит о том, что феодализация достигла той значительной стадии развития, когда происходит рост городов, обмена и торговли. В этот период усиливается эксплуатация непосредственных производителей (крестьян) не только ради «наполнения желудка» феодала, но и для того, чтобы обеспечить накопление излишков продуктов в хозяйстве феодала, которые он мог бы продать на рынке.




836 См.: «Законник Стефана Душана» («Сии же законник поставльямо од правеславнога сабора нашего... и церковники малима и великима и са мной, благоверным царем Стефаном, и вьсем их властилима царствами, малима и великима»).
837 См.: «Законник Стефана Душана», ст. 43. В ст. 43 «О баштане по силе» сказано: «И да несть волен господин цар или краль или госпожа царица никомая узети баштину по силе, ни купити, ни замени...».
838 См.: ст. 68.
839 См.: ст. 69 «О сьбору себрову» («Себрова збора да несть—а кто ли зборьник, да му се уши отсеку»).
840 См.: ст. 94 «О убийству» "(Ако убийе властелин себра у граду или у жупие, или у катуну, да плати тисячу перпера, а коли. себру властелина убийе, да му се обе руке отсеку и да плати триста nepnep»).
841 А. Л. Погодин. История Сербии. СПб., 1909, стр. 76.
842 См.: «Законник Стефана Душана», ст. 118: «...Да плати петьсот пер- перов» (перпер — золотая монета).
843 Дубровник — крупный славянский порт на Адриатическом море.
844 См.: «Законник Стефана Душана», ст. 120 «О цариницима» («Царинник царев да нийе сметати или гадржати торговца...»).
845 См.: «Законник Стефана Душана», ст. 169—170; в ст. 168 «О златари- ма» говорится: «Ако се наче златар у граду куйучи новац тайно да се златар сажеже и град да плати глобу што рече цар. Ако се наче у селу, да се то село раепе, а златар да се еажжене».
846 Zасhагia von LingentalK. Е. Geschichte des grechischromis- chen Rechts. Berlin, 1892, s. 331.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Валентин Седов.
Происхождение и ранняя история славян

В. М. Духопельников.
Княгиня Ольга

Игорь Коломийцев.
Народ-невидимка

под ред. А.С. Герда, Г.С. Лебедева.
Славяне. Этногенез и этническая история

В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский.
Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье
e-mail: historylib@yandex.ru
X