Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Галина Данилова.   Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев

Отражение классовых интересов феодалов в «Полицком статуте»

О Полице как о маленьком хорватском государстве речь уже шла (в I и II главах).
Сейчас перед нами стоит задача установить, как «Полицкий статут» защищает интересы класса, создавшего его,— класса феодалов, каково его отношение к трудящимся массам, какие привилегии он дает знати.

«Полицкий статут», как мы уже говорили, увидел свет позднее, чем «Закон Винодольский». Естественно, что ко времени его создания процесс феодализации получил дальнейшее развитие, а классовые противоречия углубились еще более. К XV веку, когда создавался «Полицкий статут», вся земля в Полице находилась в руках господствующего класса феодалов — людей «племенитых». Зависимое население — кметы и прочие — с этим вынуждено было считаться. Естественно, что многие статьи «Полицкого статута» посвящены отношениям между феодалами и людьми, которые зависели от них. Кроме того, для понимания всех взаимоотношений в обществе необходимо учитывать, что маленькая Полица к моменту возникновения «Полицкого статута» была в зависимости от Венеции и некоторые статьи (самые суровые, кстати сказать) отражают эту зависимость. Статьи 55а и 556 за измену Венеции устанавливают страшную смертную казнь — сожжение (даже в том случае, если сам князь вступится за виновного). Эти статьи мы не будем анализировать, так как они в законе являются привходящими. Они просто указывают на зависимое положение самой Полицы. Надо учесть еще и то, что венецианский дож, видимо, не утруждал себя большими заботами об управлении Полицей, поручая вести дела сплитскому князю, скорее всего тоже венецианцу. Статья 64 «Полицкого статута» указывает на эту зависимость820.

С феодальной иерархией тоже приходится считаться, когда стремишься выяснить, что изменилось у хорватов за тот период, который отделяет «Закон Винодольский» от «Полицкого статута».

Были, правда, историки, которые считали, что движения, вперед вообще не было у славянских народов (в частности, в Полице). Ф. Леонтович, например, писал, что поличане «не повинуются одному властителю, но изначала живут при народном правлении»821. Он считал, что в Полице верховным правителем была только полицкая община. Но анализ источника показывает, что это не так и что поличане далеко ушли вперед по пути феодализации. Не община управляет в Полице, а князь, хотя он сам является вассалом Венеции и должен считаться с князем сплитским.

О господстве князя говорит 1-я статья «Полицкого статута». В ней сказано, что князь объезжает 3 раза в год страну и все должны давать ему по 30 овец каждый раз (всего в год по 90 овец)822. Овец собирает пристав и за это получает по 3 овцы в год. Ясно, что князь имеет власть в Полице и, пользуясь этой властью, собирает в течение года довольно значительные ценности. Кстати, напомним, что князь Винодола тоже объезжал один или с епископом свое княжество и тоже собирал скот с населения (быков, волов и овец)823. Но в «Законе Винодольском» сказано, что князь и епископ должны платить деньгами за тот скот, который они берут у населения. В «Полицком статуте» нет никакой оговорки о плате за скот, который для князя отбирает пристав. Видимо, сдача скота князю стала уже видом ренты (или дани).

В «Законе Винодольском» шла речь о пропитании князя в пути и об уплате за это пропитание824.
В «Полицком статуте» упомянуты большие отары овец (90 овец). И, видимо, 90 овец должна поставлять князю каждая община, так как в той же 1-й статье указан общинный пристав, которому полагается за сбор стада 3 овцы825.

Это уже значительная материальная тяжесть, которая ложится на общинников и которая указывает на рост княжеской власти в Полице. Ф. Леонтович, видимо, не желал с этими данными считаться и утверждал приоритет общины.

Вторая статья «Полицкого статута» тоже вносит некоторые изменения в пользу князя по сравнению с «Законом Винодольским». По «Закону Винодольскому» князю чаще всего шла определенная сумма штрафа — 2 либра (т. е. 2%). По «Полицкому статуту» князь получает 50% суммы штрафа826. Этот факт тоже свидетельствует о росте княжеской власти и княжеских доходов.
Статья 4а говорит о том, что княжеский суд в Полице был единственным. Поличане нигде больше не могли судиться, как только перед полицким столом827. Статья укрепляет положение полицкого суда и полицкого князя. Князь судит с 3 судьями, которые, как говорит «Полицкий статут», должны быть от трех полицких племен (тишемитов, лимич, крменчан)828.

Следовательно, состав суда тоже более или менее однороден. Верховодит на суде князь. Судьи, являющиеся людьми племенитыми, выносят вместе с князем решения всегда в интересах людей племенитых. Простой человек (кмет) правды на суде не найдет. Это говорит о том, что суд в Полице сословный и оберегает интересы «племенитых» людей.
Закон подразделяет племенитых людей (феодалов) на две группы — властелей и дидичей829. Дидичи, видимо, ведут свое происхождение от родовых старейшин. Но во время составления и действйя «статута» разница между этими двумя группами «племенитых» стерлась. И те, и другие выступают как крупные землевладельцы830. Они же и владельцы кметов. В. Ягич называет племенитых людей «homo libera qentis», а Мажуравич — «nobilis qeiierosus». Второе, пожалуй, точнее, ближе к истине. Это, действительно, уже новая землевладельческая знать. «Полицкий статут» выступает как истинно феодальный закон, предоставляя «племенитым» ряд льгот. Они владеют землей («племенщиной»), кметами, им предоставлены права иммунитета.
«Племенщину» от «племенитых» можно отобрать только по суду. Кметы от «племенитых» зависят полностью, а иммунитет «племенитым» со всеми правами, которые вытекают из этого феодального института, предоставляет князь. Статья 22 «Полицкого статута» говорит о том, что всякий обвинивший в чем-либо кмета, должен обратиться прежде всего к его господину и тот должен судить своего кмета831. Правом суда над крепостными пользовался только тот феодал, который имел иммунитет. Иммунитет в Полице имели и светские феодалы («племенитые»), и церковь.

Церковь как самый крупный феодал в стране широко пользовалась и бенефицием, и иммунитетом832.
Трудно, исходя из статей «Полицкого статута», решить вопрос о характере церковного бенефиция и иммунитета в Полице. Но нам представляется, что бенефиций и иммунитет Полицы скорее сходны с западноевропейскими, чем с русскими, которые нашли отражение в уставах князей на Руси. Но каков бы ни был характер бенефиция и иммунитета,— это, несомненно, институты феодального права и само наличие их уже говорит о значительной феодализации государства.

Это абсолютно не совпадает с тем, о чем писал в свое время Ф. Леонтович. Он считал, что община и общинные порядки и в XV веке играли такую же большую роль в Полице, какую они играли в других славянских странах. Между тем, как показало изучение «Полицкого статута», община уже не играла такой роли и сама подверглась феодализации.

В «Полицком статуте» есть статья, в которой говорится о бегстве кмета от господина833. Смысл ее таков, что если убежит кмет от своего господина, тот имеет право его догнать, все у него отобрать, а его связать как неверного.

В этой статье много общего с 56-й статьей «Пространной Правды» о бегстве закупа от господина: «Аже закуп бежит от господина, то обель...». В «Полицком статуте» сказано, что господин может связать кмета и все у него отобрать. По смыслу это почти равносильно тому, что он лишается свободы. Но в «Полицком статуте» этого решения о полном порабощении кмета нет. Интересно, почему нет полной аналогии с «Русской Правдой»? Нам представляется, что для сравнительно небольших земельных хозяйств «племенитых» в Полице при слабом развитии города не требовалось так много рабочей силы, как для крупного хозяйства русского князя, заинтересованного в каждой паре рабочих рук. Но факт, отраженный в «Полицком статуте», остается фактом. Закон дает право господину ловить беглого кмета и наказывать его.

Значит, закон на стороне господина (феодала). Кмет — зависимый человек, и его имущество принадлежит господину. Правда, это положение о принадлежности имущества кмета его господину в статью 896 внесено как бы с целью наказать кмета за побег. А как обстоит дело в том случае, если кмет не бежит? Кому принадлежит его имущество — ему или его господину? В статье 89а говорится о том случае, когда кмет хочет уйти от своего господина. Что он должен сделать? По статье 89а кмет должен собрать все свое имущество и, пригласив господина, дать ему право решать, что тому надо взять у него для себя. Слова в статье: «Господине, то е све боже и твое» не оставляют сомнения в том, что закон считает господина хозяином добра кмета. В этом как нельзя лучше проявляется классовая сущность закона. Она ясна. По «Полицкому статуту» князю (феодалу) принадлежит имущество кмета.
Разница между кметом и его господином в «Полицком статуте» проявляется и в характере наказаний за одно и то же преступление. Так, например, в статье 44 сказано, что если кмет обругает своего господина, то тот имеет право язык у него отрезать или взять штраф в 100 либров. Если же господин обругает кмета, то ничего за это не платит834.

Все эти статьи «Полицкого статута» проводят резкую грань между феодалом и крестьянином. Закон явно оберегает интересы феодалов и ущемляет интересы кметов.

Какие еще группы общества отражены в «Полицком статуте»? Статьи 107а, 107в, 107с касаются торговли и купцов. Интересно, что эти статьи никаких особых льгот купцам или торговцам не предоставляют. В них говорится о продаже разных сортов мяса (и что по какой цене надо продавать). Статья 107а — специальная статья о купце (торговце). В ней.говорится о том, что купец, находясь в селе, должен обслужить сначала это село, а потом уже обслуживать другие села. И если он поступает не так, то у него можно весь его товар отобрать835. В такое положение купца ставит только «Полицкий статут». Законы, в которых отражено развитое феодальное хозяйство (например, «Русская Правда» и «Законник Стефана Душана»), совсем подругому относятся к купцу, предоставляя ему ряд льгот и привилегий. В Полице больших городов не было. Торговля, судя по «Полицкому статуту», велась только мясом и другими сельскохозяйственными продуктами (хлебом, маслом, вином и т. д.). Торговля была мелкая, внутренняя. Купцы торговали в одиночку. Все это представляло для князя мало интереса. Отсюда такое безразличие к фигуре купца.

Но об основных группах общества, о людях «племенитых» (т. е. феодалах) и кметах (т. е. крестьянах), «Полицкий статут» совершенно ясно сказал свое слово. Эти группы уже выделились как классовые, антагонистические. Одни стоят наверху иерархической лестницы, другие — внизу. Классовая роль «Полицкого статута» видна из его статей прекрасно. Раннефеодальное государство Полица не могло создать иного закона.




820 См.: «Полицкий статут», ст. 64.
821 Ф. Леонтович. Древнее хорвато-далматское законодательство, стр. 76.
822 См.: «Полицкий статут», ст.. 1. («За конь га е до годиша обирати три крать...»).
823 См.: «Закон Винодольский», ст. 5 («Отче ако господин кнез у Винодолу вола речены вискуп кади би пошла по кнежеству... за свое радение и за свое обители од ких коли говед и брав кесс могу найти найближе, тако од скота кметчего, тако од племенитых луди, тако од попи и од оних всяких луди; за не платит господин кнез»).
824 См.: «Закон Винодольский», ст. 5.
825 См.: «Полицкий статут», ст. 1 («О тогаи приставу опченному»),
826 См.: «Полицкий статут», ст. 2 («Киезу половица, а опчини половица...»).
827 Там же, ст. 4 («Поличанин при поличкомь столи»).
828 Там же, ст. 3 («...Една от Тишемари, други от Лимич, а трето Кре- минчани»).
829 Там же, ст. 23а («...Заповедаша овим племенитима властелем и ди- дичем»).
830 В статье 236 сказано, что племенитый — хозяин земли, а кмет — нет. В статье говорится, что если кто сложит на войне свою голову, то его земля идет: «...аколи племенищину има гре ближнему; аколи е кметич — тада иманья по негову господину, а ино обчину».
831 См.: «Полицкий статут», ст. 22
832 См.: «Полицкий статут», ст. 31 («Да бенефицие и очестья црикве им.аю се саблусти»).
833 Там же, ст. 896.
834 См.: «Полицкий статут», ст. 44 («...Опсавао кметич свава господина, дужань е да му език уриже, или се искупи либарь 100»).
835 Там же, ст. 107в.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е.И.Дулимов, В.К.Цечоев.
Славяне средневекового Дона

Мария Гимбутас.
Славяне. Сыны Перуна

Б. А. Тимощук (отв. ред.).
Древности славян и Руси

Игорь Фроянов.
Рабство и данничество у восточных славян

под ред. А.С. Герда, Г.С. Лебедева.
Славяне. Этногенез и этническая история
e-mail: historylib@yandex.ru
X