Список книг по данной тематике

Реклама


Loading...
Эллен Макнамара.   Этруски. Быт, религия, культура

Религия

В античности этруски приобрели репутацию чрезвычайно религиозного народа. Мы располагаем сведениями об этрусском учении о богах и месте человека в мире, а также о различиях между религиозными установками этрусков и их современников, греков и римлян.

Греки признавали силу всемогущей судьбы и любили по всякому поводу советоваться с оракулами богов, использовали они и другие формы прорицания. Однако греки считали человека мерилом всего сущего и превозносили человеческий фактор, в то время как римляне придерживались легалистической концепции взаимоотношений между богами и людьми. Эти концепции этрускам были непонятны и чужды. В них жила глубокая, почти фаталистическая вера в судьбу и непреложность божественной воли, в предопределенность жизни людей и целых народов. По мнению этрусков, высшим предназначением человека было истолковывать волю богов и жить в полном соответствии с нею.

Ритуалы должны были выполняться скрупулезно, поскольку этруски верили, что воля богов выражается в мире людей с помощью предзнаменований, обязанностью человека было эти предзнаменования отслеживать и правильно их толковать. Об отношении этрусков к предзнаменованиям говорил Сенека: «В то время как мы[7] верим, что молния есть следствие столкновения туч, они[8] убеждены, что тучи сталкиваются с целью произвести молнию, поскольку этруски приписывают все происходящее богам. Они верят не в то, что вещи имеют значение, поскольку они случаются, а наоборот, что они происходят, потому что обязательно должны иметь некое значение». В самом деле, большая часть интеллектуальных усилий этрусков была направлена на то, чтобы вопрошать божества и интерпретировать знаки судьбы. В античности этруски были известны скрупулезным отношением к корректному совершению обрядов и искусством прорицания, благодаря которому они могли управлять своими настоящими и будущими действиями.

Этруски верили, что обладают знанием, полученным свыше. По преданию, в один прекрасный день пахарь из Тарквинии увидел, как из борозды перед ним поднялась фигура; по внешнему облику это был мальчик, но он обладал мудростью провидца. Этого странного мальчика назвали Тагесом. Вокруг него сразу собралась толпа, которой он изложил основы искусства прорицания, слова его были немедленно записаны. А нимфа Вегойя открыла Аррунсу Вельтумну из Клузия (современный Кьюзи) секрет сотворения мира и непреложные законы границ. Это предание тоже было записано и дошло до нас в латинском переводе, сделанном в I веке до н. э.

Вся эта информация, а также накопленный за долгое время опыт были включены в священные книги этрусков, рассказывающие о ритуалах и прорицаниях. Этрусские жрецы обучались в соответствии с этой традиционной доктриной – Этрусским учением, как называли ее римляне, – и руководствовались ею, истолковывая знамения богов. Римляне нередко консультировались с этрусскими гаруспиками по поводу различных тревожных предзнаменований. Так, в 56 году до н. э. рядом с Римом люди услышали странный шум. Гаруспики перечислили богов, которых следовало умилостивить, и назвали причину их гнева – нарушение ритуалов, осквернение священных мест, несоблюдение клятв и убийство послов.

Помимо толкований предзнаменований этрусские жрецы прорицали волю богов различными способами, в основном наблюдая за громом и молнией, изучая внутренности жертвенных животных, особенно печень, считавшуюся средоточием жизни, и следя за полетом птиц. Для наблюдения за знамениями этруски делили небесный свод на шестнадцать частей, при этом наблюдатель должен был стоять лицом к югу. Восемь частей слева от него, к востоку, считались благоприятными, а те, что находились к западу от прорицателя, – несчастливыми. Толкование зависело от того, в какой именно части небесного свода сверкнула молния, от типа молнии, ее направления и точки удара. Молнию могли послать девять богов, но всего разновидностей молний было одиннадцать, поскольку в распоряжении Юпитера было три вида молнии. По убеждению этрусков, по молнии можно было предсказать судьбу как человека, так и города, и вызвать ее можно было даже посредством молитв и ритуалов.

Небесный свод населяли шестнадцать богов. Их имена соответствуют тем, что написаны на шестнадцати отсеках бронзовой модели печени барана, найденной в Пьяченце, которая могла быть своеобразным пособием для гаруспика. Эта модель показывает, что печень, разделенная на участки, подобно небесному своду, и используемая при прорицании, считалась микрокосмом вселенной. Всего на печени из Пьяченцы сорок участков, на которых написаны имена богов, о которых есть сведения и в римских источниках. Были там и безымянные божества Dii Superiores и Involuti, олицетворявшие, судя по всему, судьбу. Им не мог противостоять даже сам Юпитер, их совета он должен был испрашивать, прежде чем послать свою последнюю, третью молнию. Существовал также Dii Consentes или Complices – совет из двенадцати богов, с которым Юпитер советовался, прежде чем послать вторую молнию.

Этрусские имена некоторых богов мы узнаем из надписей на приношениях, а также на зеркалах. Сцены, выгравированные на оборотной стороне зеркал, изображают хорошо узнаваемых богов, этрусские имена которых написаны ниже. Изображения эти показывают, что этруски были хорошо знакомы с греческой мифологией, иногда, впрочем, они изображали свои варианты известных событий, не всегда верно толкуя их. Изображались и предания самих этрусков, например история Тагеса. В сцене, выгравированной на зеркале, мы видим крылатую фигуру; как явствует из надписи рядом, это Калхас во время акта прорицания.

Главного бога, Юпитера, этруски называли Тин или Тиния, его супругу Юнону – Уни. Она являлась верховным божеством города Вейи, где жречество было наследственным. Эти два бога в сочетании с Минервой (этрусской Менрвой) образовывали Капитолийскую триаду. Нептуна называли Нетунс, он являлся верховным богом Ветулонии. Марса называли Марис, а Венеру – Туран, имя это восходит к слову turannos, известному в Малой Азии, которое может означать «госпожа» или «хозяйка». Вулкана называли Сетланс, ему поклонялись в Перудже. Меркурий, провожавший души в загробный мир, превратился в Турмса. Бахус носил странное имя Фуфлунс, возможно, это искаженная греческая форма имени бога «Библинос». Некоторые греческие имена почти не изменились. Аполлона называли Апулу или Аплу, а его сестру Артемиду – Артумес или Аритими. На этрусском языке имя греческого героя Геракла звучало как Геркле, а на латыни – Геркулес. Нам также известны имена некоторых местных божеств. Греческие источники упоминают Левкотею или Эйлейтию – богинь, которым поклонялись в Пирги. В древних Вольсиниях царил культ Нортии, в этом городе ежегодно в стену храма вбивался гвоздь, обозначавший течение времени, это был храм Вольтумна, которого Варрон называл главным богом Этрурии. Именно в этом храме каждый год собирались представители двенадцати этрусских городов.



Рис. 42. Погребальный саркофаг со статуей гаруспика. Археологический музей Вольтерры.


Этрусские жрецы выбирались из числа знати, из надгробных надписей мы знаем о продвижении этих людей по служебной лестнице. На саркофаге из Вольтерры помещено изваяние гаруспика (рис. 42). Он облачен в мантию с каймой, застегнутую фибулой, и высокую коническую шапку, иногда жрецы держат в руке изогнутый посох, Шиш римского авгура. Некогда гаруспики обладали грозной репутацией, но ко II веку до н. э. в Риме они приобрели дурную славу. Катон заметил, что не может понять, почему один «прорицатель не смеется, когда видит другого прорицателя». И все же римский сенат принял меры к сохранению Этрусского учения, а в I веке до н. э. члены знатных этрусских семей, таких как Тарквитии, переводили этрусские тексты на латынь и передавали свои знания от отца к сыну. Знатные римляне имели этрусских гаруспиков в своем личном окружении, один из них, Спуринна, предупреждал Юлия Цезаря о Мартовских идах. К I веку н. э. была основана коллегия, в состав которой входили шестьдесят гаруспиков. Еще в правление Константина, в начале IV века н. э., в храме Вольтумна продолжались собрания жрецов. А в 410 году н. э., когда умолкли оракулы Греции и империя вот уже сто лет как приняла христианство, этрусские гаруспики предложили призвать божественную молнию, чтобы отбросить Аларика от стен Рима.

Мы почти ничего не знаем о ритуалах, проводимых в храмах, но редкие изображения жертвенных животных, которых ведут к алтарю, где пылает огонь, очень похожи на греческие и римские изображения. Подобные жертвы призваны были умилостивить богов, с их помощью испрашивали божественную волю. Этруски уделяли жертвоприношениям большое внимание, похоже, что существовал даже особый календарь для подобных ритуалов, а алтари и храмы освящались по определенным правилам.

В гробницах нередко встречаются изображения сцен свадебных или похоронных обрядов. На барельефе в Кьюзи изображена пара, сидящая лицом друг к другу, над их головами простерт покров, символ супружеской связи, а рядом стоят жрец и флейтист. В сценах погребения мы видим тело, лежащее на высоком ложе, оно окружено плакальщиками, прощающимися с усопшим.

Часто встречаются изображения погребальных игр, в основном это легкоатлетические состязания. В гробнице Авгуров в Тарквинии, датируемой концом VI века до н. э., рядом с изображением обычного кулачного поединка, мы видим человека с завязанными глазами и с палкой в руке, на него нападает злобный пес, которого держит на поводке человек в маске, его имя – Phersu – написано рядом. Это слово на латыни звучит как persona и означает маску, актера или роль, которую он исполняет, из латыни это слово вошло в несколько европейских языков. Упомянутую сцену интерпретируют по-разному. Некоторые видят в ней изображение мифа о Геркулесе, другие считают, что она может отражать воспоминания о древних ритуалах, включавших человеческие жертвоприношения. Возможно, это были своего рода гладиаторские бои, которые этруски проводили в Кампании, откуда они пришли в Рим. Впервые гладиаторские бои состоялись в Риме в 264 году до н. э. на погребальных играх в память отца консула.

Трудно описать или объяснить рационалистически этрусские верования, касавшиеся загробной жизни. Даже в виллановианские времена, когда усопших кремировали, их прах иногда помещали в урны в виде хижин, тем самым выражая веру в комфортное продолжение земной жизни после смерти. Этруски, видимо, считали, что даже кремированных усопших должна была окружать привычная обстановка, поэтому нередко в гробницах они устанавливали на кресло перед столом канопические урны с крышками в виде человеческих голов, хотя сама форма погребального обряда должна была олицетворять освобождение от земных уз. Гробницы, интерьер которых воспроизводит обстановку дома, вызывают схожую мысль: этруски, возможно, верили, что дух мертвого в некотором смысле обитает в гробнице, и в то же время они не сомневались в том, что душа отбывает в загробный мир. Начиная с IV века до н. э. в настенных росписях гробниц ощущается чувство страха перед смертью, в изображениях появляется Харун. Это несколько видоизмененное имя перевозчика, который, как верили греки, переправлял души умерших через реку Стикс. Были греческие прототипы и у демонов из загробного мира; таких демонов изобразил в Дельфах Полигнот.

В Этрурии Харун присутствуют во всех сценах, связанных с отбытием усопшего в загробный мир. Это гротескная фигура с отталкивающим лицом, часто написанная зеленой или синей краской, с крыльями и молотом в руках. Его часто изображали в сопровождении крылатых женских фигур – Ванф, сжимавших в руках факелы или змей. В гробнице Голини изображена сцена пиршества в загробном мире, на котором присутствует Гадес (или Плутон, на латыни – Орк) и Персефона (латинская Прозерпина). В одной из камер гробницы Орка в Тарквинии снова появляются эти владыки подземного мира, а вместе с ними фигуры из гомеровского эпоса, включая Тиресия и Тесея, которому грозит ужасный демон Тухулка со змеями в руках. Скорее всего, эти изображения можно считать проявлением воображения этрусских художников, а не отражением этрусской концепции загробной жизни. Следует отметить, что многие из отбывающих в последнее путешествие душ и сопровождающие их Ванфы держат в руках свитки, в этих изображениях может отражаться как идея Судного дня, так и вера в спасительное могущество ритуала.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Дэвид М. Вильсон.
Англосаксы. Покорители кельтской Британии

Ю. Б. Циркин.
История Древней Испании

Хильда Эллис Дэвидсон.
Древние скандинавы. Сыны северных богов

Эрик Чемберлин.
Эпоха Возрождения. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X