Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Б. А. Тимощук (отв. ред.).   Древности славян и Руси

Д. А. Крайнов. О религиозных представлениях племен волосовской культуры

В III и начале II тысячелетия до н. э. на огромной территории Русской равнины, от р. Волхова на западе и до р. Вятки на востоке расселились энеолитические племена волосовской культуры1 Для поселений этой культуры характерно широкое распространение разнообразных кремневых и костяных скульптур, изображающих людей, животных, птиц, рыб и др.2 Наряду с этим реалистическим искусством развивается и усложняется орнаментика на сосудах, на костяных и каменных изделиях, носящая символический характер. Следует отметить, что среди кремневых и костяных скульптур особое место занимают изображения медведя и основных промысловых животных. Некоторые так называемые антропоморфные фигуры с искривленными ногами изображают медведя, когда он стоит на задних лапах. Они найдены в значительном количестве в разных регионах волосовского ареала3 и связаны с культом медведя. Широкое распространение подобных фигурок, а также амулетов из клыков, зубов, когтей и фаланг медведя и основных промысловых животных, птиц и рыб указывает на усложнение религиозных представлений волосовцев, что подтверждается и могильниками со сложным обрядом погребения.
В результате исследований последних лет получены новые данные о религиозных представлениях волосовцев, в частности из раскопок стоянок Сахтыш I, II, VIII в Тейковском р-не Ивановской обл. На многослойной стоянке Сахтыш VIII исследован волосовский поселок и могильник, около которого были обнаружены так называемые клады вещей4. На стоянке Сахтыш I также около волосовских жилищ обнаружены погребения, в которых найдены также кости и челюсти медведя5. Недалеко от погребений был исследован «жертвенник» (каменная плита), расположенный в центре небольшого сооружения из столбов, стоявших по углам, и тлена от перекрытия (рис. 1). Около «жертвенника» вскрыта ямка с черепами куниц (около 20 черепов)6. На многослойном поселении Сахтыш II многолетними раскопками был исследован большой поселок из жилищ, соединенных узкими переходами. На его восточном крае открыто «святилище»7 и за ним волосовский могильник. Всего за годы исследований здесь было открыто 21 целое и частично разрушенных погребения. Из них три — коллективные8.
Среди погребений, открытых в 1984—1985 гг., особое место занимает коллективное погребение 15. В нем были захоронены, вероятно одновременно, 16 человек, среди которых мужчины, женщины и дети. Почти все они были положены в два слоя вытянуто, на спине, в два ряда, головами друг к другу. Костяки сопровождались украшениями в виде подвесок из янтаря, камня, кости и зубов разных животных. На черепе одного из костяков лежала голова змеи (гадюки) и около черепа костяка мужчины, захороненного несколько в стороне, была обнаружена челюсть медведя (рис. 2).
Рядом с погребениями располагалась «ритуальная площадка», на которой были прослежены следующие детали: 1) каменная плита с развалами волосовских сосудов вокруг нее; 2) кости жертвенных животных; 3) остатки небольших кострищ и 4) «скопления» («клады») изделий из кремня, камня. Они были обнаружены на глубине от 35 до 50 см.

Рис. 1. Ритуальная площадка на стоянке Сахтыш П. Раскопки 1984 г. а — фото; б — план; 1 — погребения ва глубине 30—50 см; 2 — погребения в материке; 3 — клады; 4 — каменная плита; 5 — развал сосуда
Рис. 1. Ритуальная площадка на стоянке Сахтыш II. Раскопки 1984 г. а — фото; б — план; 1 — погребения на глубине 30—50 см; 2 — погребения в материке; 3 — клады; 4 — каменная плита; 5 — развал сосуда

Рис. 2. Находки со стоянок Сахтыш II (1, 3, 4) и Сахтыш VIII (2) и часть погребения 15 с медвежьей челюстью (5) 1, 2, 3 — кремень; 4 — кость
Рис. 2. Находки со стоянок Сахтыш II (1, 3, 4) и Сахтыш VIII (2) и часть погребения 15 с медвежьей челюстью (5) 1, 2, 3 — кремень; 4 — кость

Каменная плита имела длину 48 см, ширину 31 см и толщину 11 см. Она плоская, зеленоватого цвета и не могла иметь какого-либо хозяйственного назначения, так как на ней нет следов от работы. Плита была специально принесена сюда и, очевидно, служила «жертвенником» при исполнении каких-то обрядов на могильнике. Около нее полукругом
лежали шесть развалов волосовских сосудов. Судя по количеству обломков, размеры их были разные — от небольших до крупных. В одном большом сосуде находился второй меньшего размера. Большая часть этих сосудов стояла вверх дном.
В самом большом сосуде были обнаружены кости животных (лось, куница, медведь). Под сосудом лежал большой, разбитый на три части колун. В другом сосуде найдены угли, обожженные кости животных, ожерелье из зубов куницы, янтарная подвеска и янтарные пуговицы. Очевидно, сосуды вокруг жертвенника служили атрибутами «поминальных тризн» или каких-то обрядов около погребений сородичей. Присутствие здесь же большого количества обломков от разбитых волосовских сосудов также можно связать с погребальным или поминальным обрядом.

Второй деталью ритуальной площадки является наличие большого количества обломков костей животных, в частности лося, бобра, куницы и медведя. Третьей деталью этой площадки являются небольшие кострища, расположенные на той же глубине. Они имеют ритуальный, а не хозяйственный характер. Диаметры этих кострищ не превышали 50 см, мощность слоя небольшая. Они были заполнены мелкими углями и золой. Вероятно, эти кострища играли в обряде роль «очистительной» силы.
Особое место на ритуальной площадке занимают так называемые «клады», или «скопления» кремневых, каменных и костяных изделий. Все 10 «скоплений» обнаружены на той же глубине, что и погребения. Диаметры ям различны: от 40—50 см до 100—110. В каждом скоплении имеются основные виды кремневых орудий и частично костяные и каменные изделия. Среди предметов и сломанные и целые кости перемешаны и побывали в огне, а часть кремневых изделий оплавлена от сильного обжига. В скоплении 1 наряду с вещами были обнаружены: кости медвежьей лапы, лежавшие в анатомическом порядке; пережженная (скипевшаяся) масса, состоявшая из кремневых отщепов, жженых камней, костей и какой-то органики и 10 обломков костей бобра. Все эти находки сопровождались углями и вкраплениями охры. В скоплении 3 вместе с разными изделиями из кремня, камня и кости, встречены кости основных промысловых животных, лося, бобра, куницы. В скоплении 10 также вместе с кремневыми и костяными изделиями, костями и пр. была обнаружена медвежья лапа (пястные кости и фаланги в анатомическом порядке) и рядом был найден развал большого округлодонного сосуда со сложным, необычным орнаментом в виде повторяющихся изображений дисков «солнц» (или небесной сферы), заполненных внутри сплошь плотно]! спиралью, нанесенной отпечатками тонкого шнура и зигзагообразными отпечатками зубчатого штампа. Рядом шли вкрапления красной краски, зольник и кости разных животных (лось, куница и др.). Кроме того, в «кладе» обнаружены обломки костяных изображений фаллосов.

Самое большое скопление обнаружено около коллективного погребения 15.
Наличие в скоплениях набора основных кремневых орудий в особых ямках, часто в поломанном и обожженном виде, а также костей основных промысловых животных, в частности костей медведя, медвежьих лап, углей, следов огня, вкраплений охры и расположения этих своеобразных «кладов» около погребений свидетельствует о ритуальном назначении этих «кладов». Подобные «клады» и «ритуальные площадки» встречены и на других волосовских памятниках, как, например, на окских поселениях Володары, Волосово, Владычинская-Береговая и др.9
Наряду с сахтышскими крупные могильники волосовской культуры открыты сейчас во многих местах ее ареала, как, например: Языковская стоянка10, Репище11, Кончанское12, Володары13, Владычинская-Береговая14 и др. На всех могильниках наблюдается сходство обряда погребения. Большинство погребенных лежит на спине, вытянуто, редко на животе — вытянуто, но встречаются и в скорченном положении. Ориентировка различна (север, северо-восток, восток, юго-восток, запад, юго-запад и др.). Такое разнообразие ориентировки, иногда на одном и том же могильнике пока трудно объяснить. Не исключено, что хоронили в разное время дня и года (зависимость от солнца) или хоронили головой к реке (Сахтыш VIII). Встречаются как одиночные, так и коллективные погребения15. Вероятно, в коллективных погребениях похоронены или убитые, или умершие от эпидемии.

Красная краска, обнаруженная во многих погребениях, играла большую роль в обряде погребения волосовцев. Возможно она, как и огонь, являлась символом очищения или оживления. В «кладах», сопровождающих погребения, также имеются вкрапления красной краски. Найденные в «святилище» стоянки Сахтыш II остатки частей туш бобра, куницы, лося и оленя также лежали на густом слое красной краски. Здесь красная краска могла служить символом оживления основных промысловых животных. Большое значение в обряде погребения волосовцев имел и огонь. Кострища над погребенными прослежены па ряде волосовских памятников. Они, как правило, сопровождают и «клады» на ритуальных площадках.
Сломанные вещи, по-видимому, надо считать «умершими». Сосуды поставлены на ритуальной площадке вверх дном, а в жилищах у очагов — на дно. Может быть, этот обряд символизирует подземное существование умерших.
Как в жизни, так и в погребальном обряде волосовцев большую роль играл культ медведя. Б. А. Рыбаков ярко и убедительно доказал его большую древность и широкое распространение у народов Евразии. Он отнес его возникновение к палеолитическому (мустьерскому) времени — к дошаманскому периоду в истории религиозных верований16. Возникнув в глубокой древности, медвежий культ развивался, видоизменялся. В пережиточном виде он до недавнего времени существовал у многих сибирских народов.

В жилищах и погребениях волосовцев часто встречаются челюсти и черепа медведей. Около погребений 2 и 3 стоянки Сахтыш I на той же глубине найдены кости и челюсти медведя. Около них лежал кремневый нож и обломок волосовского сосуда17. Остатки медвежьих черепов и тазовые кости медведя были найдены рядом с коллективным погребением 4 на могильнике стоянки Сахтыш II. Скопление костей медведя было вытянуто на северо-восток и сопровождало погребение. Около черепов медведей были найдены колотушки из рога лося18. Челюсть медведя была обнаружена около черепа мужчины коллективного погребения 15 на стоянке Сахтыш II.
Головы и челюсти медведя являются центральными объектами медвежьего праздника у сибирских народов19. Голову прятали в медвежьи амбары20. В шкуру медведя наряжались шаманы. У сибирских народов наряду с культом медведя существовал и культ лосихи21. Этот культ был, очевидно, и у волосовцев. На волосовских стоянках неоднократно находили фигурки лося и скульптуры головы лося. Одна из таких скульптур головы лося была найдена на стоянке Модлона. На горле фигурки есть изображение солярного знака22, указывающего на связь лося с небесной сферой. Культ лося, по-видимому, предшествовал культу медведя.

К культу медведя относятся и находки на стоянках Сахтыш II и Сахтыш VIII. У сибирских народов медвежья лапа служила «талисманом», «оберегом», над ней давали клятву. В медвежьем культе она служила символом медведя. У эвенков лапы медведя как «обереги» имелись в каждой семье23.
Такое же значение, как и лапы, имели шкуры медведя. Изображение медвежьей шкуры из кремня было обнаружено в волосовском слое стоянки Сахтыш VIII24. Шкура медведя, очевидно, хранилась в волосовском «святилище» стоянки Сахтыш II.
Очевидно, у волосовцев медведь был и жертвенным животным, так как кости его встречаются на ритуальной площадке. Вкушепие медвежьего мяса происходило у многих сибирских народов во время «медвежьих праздников»25.
Рассмотренные нами факты безусловно свидетельствуют о существовании медвежьего культа у волосовцев, нашедшего отражение и в погребальном обряде и в произведениях искусства. Этот медвежий культ связан с идеей добывания зверя — с идеей плодовитости26, что находит подтверждение при анализе «святилища», открытого у восточного края волосовского поселка на стоянке Сахтыш II27. Это «святилище» в виде большого подземного сооружения находилось на глубине 40—95 см. В центре помещения — кострище длиной около 4 м и шириной 1 м 60 см, ориентированное юго-восток—северо-запад. Края его были окаймлены углистой прослойкой толщиной 10—15 см. Вокруг кострища прослеживались темные пятна от столбов диаметром от 6 до 30 см. Под кострищем была большая яма, перекрытая настилом из бревен. В яме обнаружено деревянное сооружение типа «гробовище» длиной 2 м и шириной 0,5 м, сделанное из узких горбылеобразных дощечек, связанных между собой деревянными вертикальными палочками изнутри. Под гробовищем находился слой углей и тонкая темная прослойка сгнившей органики.

В яме были обнаружены обломки керамики волосовского времени, а также кости разных животных (бобра, лисицы, куницы, лося, оленя, кабана, медведя), вкрапления красной краски. Все эти находки попали в яму после ее разрушения. У северо-западного края ямы был обнаружен развал волосовского сосуда с раковинной примесью в тесте и с зубчатым орнаментом. Он был заполнен красной краской. Под сосудом лежали два обломка кремневых пластинок и челюсть бобра. В сосуде найдены: на дне — лопатка оленя, выше — предмет из полой кости, обработанной в виде фаллоса, внутри его, как в футляре, находилась плотно пригнанная часть os penis медведя, обработанная соответствующим образом (рис. 2,4). Б. А. Рыбаков упоминает о находках подобной «модели человеческого фаллоса и медвежьей os penalis»28. Рядом с сосудом располагалось овальное пятно размерами 130X100 см, заполненное толстым слоем красной краски, ориентированное, как и яма, с юго-востока на северо-запад.
В этом пятне рядом с сосудом были обнаружены: часть скелета бобра (позвоночник, ребра) в анатомическом порядке, кости куницы и несколько ниже — скопление крупных костей лося, и около них раздробленные кости животных.
В том же пятне красной краски был найден «клад», состоящий из 60 кремневых, каменных и костяных изделий. Среди них скребки, копье, ножи, наконечники стрел, топоры, долото, отщепы и др. Орудия почти все в сломанном виде.
У юго-западного края ямы встречены еще два развала ранневолосовских сосудов и недалеко еще пятно, заполненное краской. К северу за ямой располагалось большое костище из разложившихся крупных костей животных.
Выход из ямы был с юго-восточной стороны. Весь этот комплекс находился в центре большого помещения типа жилища. Это святилище связано с культом медведя. Находка здесь фаллического предмета объединяет человека и медведя. Кстати, рядом со святилищем была найдена «антропоморфная» кремневая фигурка и недалеко обнаружена еще такая же, трактуемая нами как изображение человека-медведя.
Сочетание в святилище фаллического предмета, красной краски — символа крови и жизни и находка рядом частей скелетов основных промысловых животных — оленя, лося, бобра и куницы — отражают, вероятно, сложный обряд, связанный с медвежьим культом — с размножением основных промысловых животных. «Фаллические обряды, сопровождающие медвежьи праздники, свидетельствуют о том, что культ медведя мыслится как культ возрождения животных, как культ плодовитости объектов охоты»29.
Рассмотренные нами факты свидетельствуют о религиозных





1Крайнов Д. А. К вопросу о происхождении волосовской культуры//СА. 1981. № 2. С. 17, рис. 6.
2Крайнов Д. А. Кремневые и костяные скульптуры из стоянок Верхнего Поволжья // Древняя Русь и славяне. М., 1978. С. 101-110.
3Там же. С. 101-102.
4Крайнов Д. А. Стоянка и могильник Сахтыш VIII//Кавказ и Восточная Европа в древности. М., 1973. С. 50-54.
5Гадзяцкая О. С., Крайнов Д. А. Новые исследования неолитических памятников Верхнего Поволжья // КСИА. 1965. Вып. 100. С. 37-38.
6Куницы были основным промысловым пушным зверем у волосовцев, и, вероятно, служили «меновой единицей» в обменной «торговле» с соседями.
7Крайнов Д. А. Новые исследования стоянки Сахтыш II // КСИА. 1982. Вып. 169. С. 82-86.
8Гадзяцкая О. СКрайнов Д. А. Новые исследования... С. 38; Крайнов Д. А. Новые исследования... С. 79—82.
9 Цветкова И. К. Погребения стоянки Володары//КСИИМК. 1948. Вып. 20; Она же. Погребения на стоянке Владычинская-Береговая // История и культура Евразии по археологическим данным. М., 1980. С. 8-14 и др.
10Портнягин И. Г., Урбан Ю. Н. Работы Калининского отряда//АО 1981. М., 1982. С. 51-54.
11Зимина М. П. Могильник на стоянке «Репище»//КСИА, 1984. Вып. 177. С. 63-71.
12Зимина М. П. Работы Северо-Западной экспедиции//АО 1984. М., 1986.
13Цветкова И. К. Ритуальные «клады» стоянки Володары//Памятники древней истории Евразии. М., 1975. С. 102-111.
14Цветкова И. К. Стоянка и могильник у д. Владычино//АО 1970. М., 1971. С. 59-60; Цветкова И. К., Фролов А. С. Стоянка на р. Пре у д. Владычино//АО 1974. М., 1975. С. 87.
15Гадзяцкая О. СКрайнов Д. А. Новые исследования... С. 38; Крайнов Д. А. Новые исследования... С. 79-82.
16Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. М., 1981. С. 99-102.
17Гадзяцкая О. С., Крайнов Д. А. Новые исследования...
18Там же. С. 38.
19Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. С. 103.
20Воронин Н. Н. Медвежий культ в Верхнем Поволжье//Краеведческие записки. Ярославль. 1960. Вып. 4. С. 48-62.
21Рыбаков Б. А. Новые данные о культе небесного оленя//Восточная Европа в эпоху камня и бронзы. М., 1976. С. 57-63.
22Ошибкина С. В. Неолит Восточного Прионежья. М., 1978. С. 128, рис. 19.
23Золотарев В. М. Пережитки тотемизма у народов Сибири. JL, 1934. С. 26.
24Крайнов Д. А. Кремневые и костяные скульптуры из стоянок Верхнего Поволжья. С. 101.
25Крайнов Д. А. Новые исследования... С. 82-86.
26Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. С. 108.
27Крайнов Д. А. Новые исследования... С. 82—86.
28Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. С. 103.
29Там же. С. 100.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

под ред. Т.И. Алексеевой.
Восточные славяне. Антропология и этническая история

В. М. Духопельников.
Княгиня Ольга

Иван Ляпушкин.
Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства

Алексей Гудзь-Марков.
Индоевропейцы Евразии и славяне

Любор Нидерле.
Славянские древности
e-mail: historylib@yandex.ru
X