Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Б. А. Тимощук (отв. ред.).   Древности славян и Руси

Е. А. Шмидт. Некоторые особенности погребального обряда смоленских кривичей в период перехода от язычества к христианству

XI—XIII вв. характеризуются большими изменениями в жизни всех восточных славян. В то время окончательно ломались родо-племенные структуры и заканчивался процесс феодализации. Одновременно шла смена язычества христианством. Вполне очевидно, что эти процессы пе проходили гладко и синхронно на всех территориях. Борьба старого и нового была длительной. Пережитки языческих представлений уживались с новыми, христианскими и сохранялись долгое время. Было бы неправомерно считать, что с принятием в Киеве христианства в 988 г. изменились сразу идеологические представления в пределах всей древней Руси. Есть основание предполагать, что даже крещение в городских центрах северных областей происходило в начале XI в., так, например, крещение в Смоленске, видимо, имело место в 1013 г.1 Христианизация сельского населения отдельных районов, отдаленных от городов, еще более затянулась.
Проследить особенности этих процессов на земле смоленских кривичей, используя только письменные источники, практически невозможно. Определенную роль в решении вопросов, связанных с идеологией сельского населения XI—XIII вв., могут играть материалы раскопок сельских курганных могильников. Конечно, курганные погребения не дают полного представления о языческой религии кривичей. Но на примере курганных древностей четко прослеживается культ мертвых, включавший элементы культов предков, природных сил и других явлений. Устройство самого кургана (домика мертвых), помещение туда вместе с умершими различных предметов, проведение тризн — все это имеет глубокие корни в языческой первобытности и свидетельствует об устойчивости традиции.

Пока нет данных о некоторых деталях погребальной обрядности трупосожжений IX—X вв. в сельской среде кривичей. По археологическим данным можно проследить лишь общую картину сожжения умершего на костре, сопровождаемого некоторыми вещами. Однако неизвестно, как ориентировали умершего на костре, каково было положение его рук, какую конструкцию имел костер и т. д. Поэтому судить о языческой погребальной обрядности IX—X вв. можно, лишь опираясь на сведения из ранних курганов с трупоположениями XI в.
Как известно, существенными элементами в погребальной обрядности смоленских кривичей для ранних трупоположений были: разведение огня на месте погребения, помещение умершего на кострище преимущественно головой к западу, устройство для него домовины из бревен или обкладки из древесной коры, строго обязательное положение рук вдоль туловища, помещение вместе с умершим различных вещей, украшений и пищи в сосуде2. Эти особенности устойчивы в погребениях XI в., и их следует считать языческой традицией сельского населения. Полное тому подтверждение дают материалы целиком исследованной курганной группы у д. Харлапово, где курганы, датированные по находкам монет или вещевому комплексу XI в. и даже началом XII в., не имели исключения из этой языческой традиции3. В курганной группе у д. Харлапово Дорогобужского р-на изучено 84 погребения (43 — мужские, 41 — женское) XI — начала XIII в. Из них 21 погребение относится к XI в. Эти погребения не содержат каких-либо признаков, связанных с христианством, если не считать сам факт трупоположения. Языческие элементы проявляются в полной мере как в мужских, так и в женских погребениях: многочисленный инвентарь, иногда включающий орудия труда, оружие (21 погребение — 100%), положение рук здоль туловища при западной ориентировке (100%), наличие сруба или обкладки из коры (16 погребений — 76%), трупоположение на кострище (13 погребений — 62%).

После исчезновения курганного обряда уже в христианских погребениях XIV в. обязательны: погребальная яма, деревянный гроб или колода, западная ориентировка умершего при положении рук на груди или животе, отсутствие сопровождающего инвентаря, исключением могут быть некоторые украшения. В земле кривичей у с. Микулино в типичных христианских грунтовых могилах погребения имели все вышеуказанные признаки и только в отдельных женских погребениях были височные разомкнутые круглопроволочные кольца, тройные витые и ложновитые литые браслеты и бусы, т. е. вещи, датируемые концом XIII—XIV в.4 Это различие в погребальной обрядности между XI и XIV вв. позволяет проследить эволюцию погребального обряда, выраженную в исчезновении одних признаков и появлении других, и время изживания язычества и начала утверждения христианства. Для решения особенностей этого процесса использованы материалы курганных групп Шумячка, Кубарки, Колпеница в Рославльском р-не 5; Харлапово в Дорогобужском р-не6; Туринщнна в Смоленском р-не7; Черкасово, Грязизец в Оршанском р-не8. Данные по этим курганным группам приведены в табл. 1.
Материалы табл. 1 показывают, что в XII — первой половине XIII в. количество инвентаря не только уменьшилось, но и появилось значительное число безынвентарных погребений (19,2%); уменьшилось количество погребений на кострище (18,5%), но зато появились погребения вводные и в подкурганных ямах (39,2%), происходит изменение положения рук (18,5%). Эти изменения не так явственны в курганных группах, удаленных от городов (Черкасово, Кубарки, Колпеница, Харлапово), по сравнению с курганными могильниками, находившимися в непосредственной близости от городских поселений (Шумячка, Грязивец, Туринщина). Так, в первых погребения на кострище составляли еще 21,6%, а во вторых — они не обнаружены. Соответственно: погребения в яме — 30,6 и 94,7%, руки вытянуты вдоль туловища — 76,6 и 15,8%. Это дает основание предполагать, что разрушение старых традиций и внедрение новых элементов в погребальный обряд происходили быстрее у населения, жившего в непосредственной близости от городов.

Рассмотреть детально динамику процесса смены обрядов в XII— XIII вв. на каждом отдельном поселении при современном состоянии археологических материалов весьма затруднительно; но все-таки кое-какие наблюдения, касающиеся отдельных курганных могильников, весьма любопытны.
Курганная группа у д. Колпеница находится в 20 км от г. Рославля. В 1920-х годах она состояла из 70 насыпей, из которых С. М. Соколовским раскопано 329. Общая датировка курганной группы, судя по полученному в результате раскопок вещевому комплексу и обряду погребения, определяется XII — первой половиной XIII в. Во время раскопок С. М. Соколовским в девяти курганах либо не были обнаружены остатки погребений, либо были такие незначительные следы костей, которые делают какую-нибудь атрибуцию практически невозможной. Поэтому нами для анализа взяты только данные из 23 курганов (табл. 2). В этих курганах во время раскопок определены как женские 12 погребений (52%), а как мужские — лишь четыре; но если учесть, что семь погребений, пол умерших которых не определен, не имели инвентаря (как правило, все женские погребения XII—XIII вв. содержат какие-то вещи), то скорее всего мужских погребений было 11 (48%). Сопровождающий инвентарь содержали 13 погребений (56,5%), в том числе было одно мужское, остальные 10 мужских погребений (43,5%) были безынвентарными. Здесь еще сохраняется как пережиток погребение на выжженном материке (13%)), но господствует положение умершего на чистом материке (82,6%) и только однажды встречена подкурганная яма (4,4%). В большинстве курганов зафиксирована восточная ориентировка (65,2%), при этом в таком положении хоронили как мужчин, так и женщин и в течение всего периода насыпания курганов. Однако женские погребения чаще имели западную ориентировку (21,7%), чем мужские (4,4%). Преобладает стандартное положение рук вдоль туловища (82,6%), но иногда руки помещаются на груди или животе (13%). Рассмотренный материал показывает, что внедрение новых христианских признаков (яма, положение рук на груди) здесь только начиналось и существенной роли не играло, хотя представление, что в потустороннем мире мужчина может обойтись и без вещей, распространилось широко.


Таблица 1.  Элементы погребального обряда в курганах XII — начала XIII в.
Таблица 1. Элементы погребального обряда в курганах XII — начала XIII в.

Таблица 2. Элементы погребального обряда в курганах у д, Колпеница
Таблица 2. Элементы погребального обряда в курганах у д, Колпеница

Таблица 3 Соотношение разных признаков с нестандартным положением рук
Таблица 3. Соотношение разных признаков с нестандартным положением рук

Более чем в 20 км от Рославля отстоит и курганная группа у д. Кубарки, насчитывавшая 60 насыпей, из которых С. М. Соколовским раскопаны 14, но характеристика обряда приведена всего для восьми курганов10. Суммарные данные, приведенные, в табл. 1, показывают, что языческие признаки и здесь преобладают. Такую же картину дает курганная группа у д. Харлапово Дорогобужского р-на. Из 52 погребений XII в. этой группы на кострище было 16 погребений, 15 —имели обкладку из коры; появляются новые элементы: на чистом материке совершено 19 погребений и только два — в подкурганной яме. В начале XIII в. в Харлапове происходят быстрые изменения: из 11 Курганов, относящихся к этому времени, в 10 были подкурганные ямы и в пяти из них обнаружены деревянные колоды.

Совсем иной характер имели курганные группы, расположенные рядом с городами. Так, у г. Рославля засвидетельствованы три группы, но количество насыпей в них невелико11 (Воронки — пять, Шумячка — четыре, Шилы — шесть). По всем признакам они не могут датироваться временем ранее XII в., т. е. они синхронны курганам у Колпеницы и Кубарок. К сожалению, в свое время эти курганные группы не были целиком раскопаны. У д. Воронки раскопан всего один курган, в котором в подкурганной яме обнаружено безынвентаркое мужское погребение, ориентированное головой к северо-востоку. У д. Шумячка исследованы три кургана из четырех (табл. 1 и 3). Два из них мужские без инвентаря, а одно — женское с вещами второй половины XII — начала XIII в. Одно мужское и одно женское захоронения совершены в подкурганных ямах. Во всех случаях здесь нарушено традиционное положение рук вдоль туловища. В этих курганах наблюдаются те же особенности, которые отмечались для Колпеницы или Кубарок (немногочисленный поздний инвентарь в женских погребениях, а в мужских — отсутствие вещей), но здесь в меньшей степени сохраняются элементы языческого погребального обряда, а резче выступают элементы, связанные с христианизацией. Малое количество курганов в каждой из этих групп может рассматриваться как свидетельство быстрого исчезновения курганного обряда, обусловленного непосредственным воздействием близко расположенного города. Это же относится и к курганным группам у Орши (Черкасово, Грязивец) и у Смоленска (Туринщина, таблицы 1 и 3).
Если в XI в. положение рук вдоль туловища было обычным явлением, то в XII в. засвидетельствовано положение одной или обеих рук на животе или груди. Это новое (нестандартное) положение рук не встречено в сочетании с захоронением на выжженном материке или в деревянном срубе или с обкладкой корой; но такое положение рук сочетается с захоронением на чистом материке (45,8%) или с вводными погребениями и погребениями в яме (54,2%), т. е. с элементами погребений XII—XIII вв. (табл. 3).

Более 50 лет назад Б. А. Рыбаков, изучая древности радимичей, отметил, что XI и первая половина XII столетия прошли на территории радимичей под знаком старой религии, что христианством были только частью затронуты районы с более интенсивной феодализацией12. Как видно из материалов данной статьи, такая картина характерна не только для радимичей, но и для смоленских кривичей, у которых только начиная с XII в. в погребальном обряде более явственно выступают элементы, связанные с христианством.



1Тихомиров М. Н. Древнерусские города. М., 1956. С. 355.
2Седов В. В. Славяне Верхнего Поднепровья и Подвинья. М., 1970. С. 115; Шмидт Е. А. О некоторых особенностях курганных погребений XI-XIII вв. в земле кривичей // Новое в археологии. М., 1972. С. 146. и след.
3Шмидт Е. А. К хронологии курганов XI-XIII вв. в Смоленском Поднепровье// Культура средневековой Руси. Л., 1974. С. 75-81.
4Шмидт Е. А. Исследования в междуречье Днепра и Западной Двины // АО 1982. М., 1984. С. 102.
5Ляуданскi А. Археолёгiчныя досьледы у Смаленшчыне: (Археолёгiчныя досьледы С. М. Сакалоускага у былым Рослаускiм павеце) // Працы сэкцыi археолёгii. Менск, 1932. Т. 3. С. 9-15.
6Шмидт Е. А. Курганы XI-XIII веков у д. Харлапово в Смоленском Поднепровье // Материалы по изучению Смоленской области. Смоленск, 1957. Вып. 2. С. 184-280.
7Седов В. В. Сельские поселения центральных районов Смоленской земли. М., 1960. С. 130-132. Кроме того, использованы материалы раскопок Е. А. Шмидта 1984 г.
8Ляуданскi А. Н. Археолёгiчныя досьледы у Аршанскай акрузе//Працы археолёгiчнай кaмiсii. Менск, 1930. Т. 2. С. 33-36; Он же. Курганны магiльнiк каля в Черкасова, Аршанскай акругi // Там же. С. 57-70.
9Ляуданскi А. Археолёгiчныя досьледы у Смаленшчыне. С. 11.
10Там же. С. 14.
11Там же. С. 11, 12.
12Рыбакоу Б. А. Радз1м1чы//Працы сэкцьп археолёгп. Менск. 1932. Т. 3. С. 126.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

под ред. В.В. Фомина.
Варяго-Русский вопрос в историографии

Б. А. Тимощук (отв. ред.).
Древности славян и Руси

Галина Данилова.
Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев

Е.В. Балановская, О.П. Балановский.
Русский генофонд на Русской равнине
e-mail: historylib@yandex.ru
X