Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
Б. А. Тимощук (отв. ред.).   Древности славян и Руси

Л. Д. Поболь. Новые данные о древнем Менеске (Минске)

Менеск впервые упоминается в летописи под 1067 г.1 Через 17 лет, в 1084 г., Менеск был разрушен Владимиром Мономахом.
Есть основания первоначальный город связывать с сохраняющимся до настоящего времени городищем у д. Городище, на берегу р. Менки, при впадении в нее р. Дуная, в 16 км на запад от более позднего Замчища, второго Минска, находящегося при впадении р. Немиги в Свислочь. При раскопках первоначального города обнаружены археологические материалы XI в. и более раннего периода, а также небольшое количество позднейших находок.
О том, что на берегах Немиги—Свислочи располагался поздний Менеск, убедительно свидетельствуют материалы 1984 г.

Раскопки второго Менеска носили спасательный характер и проводились на месте планируемой станции метро «Немига» второй очереди Минского метрополитена, которая частично проходит по территории Замчища, и древней городской застройки конца XI—XVII в., примыкающей к укреплению. На Замчище вскрыта площадь свыше 1000 кв. м (50x22 м). Оказалось, что здесь имеется хорошей сохранности культурный слой мощностью до 5—7 м.
Обнаруженные здесь деревянные сооружения имеют хорошую сохранность и являются уникальными, поэтому их решено музеефицировать по типу Берестья.

Археологические исследования показали, что Замчище в дельте Немиги площадью 3—4 га было окружено валом, который насыпан по краю острова и имел длину не менее одного километра. Деревянные конструкции вала располагаются на относительно большой глубине от поверхности и в сильно увлажненном культурном слое. Это их хорошо сохранило, поэтому в дальнейшем могут вскрываться и музеефицироваться большие участки укрепления с прилегающей к нему городской застройкой. Пригодным к исследованию может быть не менее 80% общей длины вала.
Вал состоял из двух частей, которые условно могут быть названы подсыпками: первая наружная и вторая внутренняя. Ширина первой у основания равняется 15—20 м, возведена она из обработанных сосновых бревен диаметром до 0,25 м. Бревна были засыпаны глиной, речным илом, гравием. Насчитано до 20 продольных и поперечных накатов, имеющих общую высоту до 3—4 м от материка (рис. 1). Бревна перед укладкой были очищены от коры и обработаны в виде кругляков, шести- и восьмигранников. Внутренняя часть вала имела другую конструкцию. Она состояла из дубовых клетей, заполненных речным песком и глиной, ее ширина 10—11 м. При сооружении клетей внутренней стороны вала были горизонтально положены одно на другое бревна диаметром 0,4—0,5 м (хорошо сохранились три нижних ряда бревен, верхние сгнили и прослеживались в профиле восточной стенки).

Каждое бревно вала удерживалось плоскими плахами длиной 2,5— 3 м, которые имели крюки — выступы. В противоположном конце плах имелись одно-два прямоугольные отверстия, в которые забивались дубовые колья длиной 1—1,2 м.
Внутренняя часть вала возводилась следующим способом от самого низа: вначале через равное расстояние в 3—5 м друг от друга перпендикулярно к валу укладывались плахи крюками-выступами («галками») в сторону площадки Замчища, в отверстие забивались колья. После этого сверху укладывались горизонтальные бревна впритык одно к другому. Крюки удерживали бревна от их выпадения из общей системы нижнего ряда. Это был первый горизонт внутренней части вала. Сверху все это засыпалось слоем земли на толщину бревна в 0,4—0,5 м. Выше таким же способом клался второй горизонт со смещением на 10—20 см концов плахи с отверстием вправо или влево по отношению к нижнему. В отверстия забивались колья, которые проходили возле краев нижележащих плах, сверху опять все засыпалось землей. Так сооружение возводилось и выше. Плахи и забитые в отверстия колья создавали большую надежность крепления. Места стыков бревен в торцах смещались одно по отношению к другому. В плане бревна располагались одно над другим, а поддерживающие их плахи с забитыми в отверстия кольями имели веерообразный вид. В профиле раскопа внутренняя часть вала четко прослеживалась на высоту 6—7 м от материка вплоть до уровня современной поверхности. Она была возведена в сравнительно короткий период времени, находок не имелось.

Рис. 1. Минское Замчище. Раскопки оборонительного вала в 1984 г.
Рис. 1. Минское Замчище. Раскопки оборонительного вала в 1984 г.

Можно заметить, что еще в 60-х годах был вскрыт небольшой участок внутренней части вала, обнаружена одна клеть, которая была принята за одну из башен въездных ворот Замчища. При раскопках в 1984 г. этот объект вскрыт повторно.
Площадь под внутренней частью вала практически изучена до материка и установлено, что эта часть вала сооружена позднее наружной, так как успели подгнить торцы бревен до закрытия их второй подсыпкой. Это равнялось примерно 5—6 годам (рис. 1). Под нижним горизонтом засыпки внутренней части вала имелась прослойка в 5—10 см гумусированной земли с большим количеством скопления смятой луговой травы. В верхней части стеблей находилось большое количество зрелых семян. У самой стенки вала на площадке Замчища лежало большое количество камней, видимо подготовленных для обороны. Исходя из вышеизложенного, есть основания считать, что городское укрепление начало возводиться во второй половине лета, когда трава созрела. В гумусированной прослойке лежали кора, древесные щепки от бревен. Выявлено небольшое количество фрагментов гончарных сосудов конца XI — начала XII в., обломки орудий труда из железа, а также тесло, кости животных и некоторые другие предметы.
Таким образом, судя по вскрытой части Замчища, Менеск имел продуманную со всех точек зрения фортификацию — прочную и надежную систему укрепления. Умело использовалась речная сеть, русла и заболоченность поймы рек. Именно все эти факторы вместе с мощным укреплением позволили выдержать осаду и отстоять город в 1104 г.

Есть основания считать, что ко времени сооружения укреплений относится и небольшой по размерам каменный храм с остатками облицовочных плиток из ракушечника в восточной части Замчища2. Судя по аналогии с Полоцким, Витебским и другими архитектурными культовыми сооружениями, он относится ко времени не ранее начала XII в.
В прилегающей к валу изнутри городской застройке прослежено до 15 ярусов деревянных уличных настилов с остатками частокола около них и деревянных домов, от которых сохранились один-два венца, остатки хозяйственных построек, дворовые вымостки. Многие из этих сооружений до конца еще не расчищены, работы по их изучению будут производиться параллельно с консервацией. По своему типу эти конструкции близки вскрытым в восточной части Замчища3. Под уличными мостовыми выявлена дренажная деревянная система (в частности, в виде деревянного желоба).

Археологические данные свидетельствуют, что в XIV—XV вв. происходила реконструкция некоторых частей Замчища. В южном направлении была проложена улица, сооружены городские ворота, по сторонам которых в специальных помещениях размещалась стража (рис. 2). За пределами Замчища эта улица (бывшая Козьмодемьянская, теперь переулок Демьяна Бедного), видимо, сохраняется до настоящего времени. Через правый рукав р. Немиги и по территории ее поймы был возведен мост. От всего этого сооружения при раскопках обнаружены дубовые обгорелые сваи. Вместе со сваями лежали части обгорелых настилов и упавшие в воду остатки одной из дренажных систем. Ко времени указанной выше перепланировки города относится светлая прослойка земли в культурном слое застройки. На высоте около 2 м от материка хорошо прослеживалась выброшенная сюда песчаная часть вала. В профиле она имеет толщину в 20—30 см и постепенно выклинивается к краям. В указанный период перепланировки города происходит и разрушение каменного храма, о котором говорилось выше. Он функционировал в XII, XIII, XIV вв., а возможно и в XV в. Поэтому предположение, что храм не был достроен, вызывает сомнение. На значительном пространстве на материке близ храма лежали отходы строительных материалов. На высоте более метра от строительного мусора в культурном слое на сравнительно большой площади выявлены обломки, связанные с разрушением культового сооружения4. Вне всякого сомнения, строительство храма было завершено и он функционировал длительное время. Не исключено, что этот православный храм был разрушен в связи с перемещением центра города на территорию современной площади Свободы.

В XV — начале XVI в. происходила еще одна, возможно, частичная перепланировка Замчища. Городские ворота, о которых говорилось выше, были закрыты, было возведено сооружение из вертикально забитых вплотную в два ряда дубовых заостренных бревен. Многие из них оказались на месте мостовых и дренажных систем. Позднее эта постройка погибла в огне. В культурном слое сохранилось несколько десятков нижних частей свай высотой до 1,5—2 м, их диаметр 0,3—0,4 м. Они ко времени пожара были уже на значительной глубине в культурном слое. Можно отметить, что пожары в XVI в., по историческим данным, зафиксированы в 1552, 1569 гг. и позднее.
Изыскания в 1984 г. позволили сделать заключение, что возвести за сравнительно короткий период времени укрепление и другие городские постройки жителям Менеска своими силами было невозможно.
В этих работах должно было участвовать население близких и дальних окрестностей — волостей, которые несли определенную повинность.

Рис. 2. Минское Замчище. Уличные мостовые с дренажной системой XIV—XV в в Раскопки 1984 г.
Рис. 2. Минское Замчище. Уличные мостовые с дренажной системой XIV—XV в в Раскопки 1984 г.

Вблизи от Менеска и в более отдаленных землях по опубликованным и архивным сведениям известно 211 курганных некрополей, из них в пределах правобережной части бассейна Свислочи, фактически в границах современного Минска, 91. Обследование территории белорусского Поднепровья показало, что возле каждого такого курганного могильника располагался ему предшествующий бескурганный могильник I тысячелетия н. э. В свою очередь близ указанных памятников находились одновременные им поселения. Эти данные свидетельствуют, что территория вокруг первоначального и более позднего Менеска была весьма густо заселена и хорошо освоена человеком.



1ПСРЛ. Т. 2. С. 155-156.
2Тарасенко В. Р. Древний Минск // Материалы по археологии БССР. Минск, 1957.
Т. 1. С. 213-232.
3Загорульский Э. М. Возникновение Минска. Минск, 1982. С. 3—357; Штыхов Г. В.
Города Полоцкой земли. Минск, 1978. С. 72 и след.
4Тарасенко В. Р. Древний Минск. С. 222.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.Я. Петрухин, Д.С. Раевский.
Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье

под ред. Б.А. Рыбакова.
Славяне и их соседи в конце I тысячелетия до н.э. - первой половине I тысячелетия н.э.

коллектив авторов.
Общественная мысль славянских народов в эпоху раннего средневековья

В. М. Духопельников.
Княгиня Ольга

Галина Данилова.
Проблемы генезиса феодализма у славян и германцев
e-mail: historylib@yandex.ru
X