Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. С. Шофман.   История античной Македонии

§ 7. Аграрные отношения. Положение народных масс

Сведения о земельных отношениях в римской Македонии чрезвычайно фрагментарны. Известно, что природные условия здесь благоприятствовали интенсивному развитию земледелия и скотоводства, основных отраслей хозяйства Македонии.474) На юге страны расположены плодородные равнины, удобные и для земледелия и для пастбищного хозяйства. Эти районы обеспечивали страну достаточным количеством зерна, а Фессалия даже вывозила хлеб. Основная часть Македонии, расположенная по северо-западному и северному побережью Эгейского моря, также обладала развитым земледелием и скотоводством. Так, Фессалия с давних пор славилась разведением лошадей; известное значение имело и разведение мелкого скота. В северных областях — лесистых и горных — развивалось скотоводство.475)

Еще до римских завоеваний здесь существовали сложные аграрные отношения, которые сильно отличались от отношений, типичных для Греции.476) Они не были упрощены или упорядочены римлянами. При римском владычестве в Македонии существовали большие латифундии, часть земель приписана к полисам, часть находилась в распоряжении племенных организаций, многие из которых приближались по структуре к организациям полиса и управлялись политархами.477) Имелись здесь и экстерриториальные владения крупных сенаторских фамилий.478) Чаще, чем в Ахайе, встречаются в Македонии [406] случаи приобретения земли иностранцами, а также захват общинных земель богачами, иногда экзархами.479)

Многие черты античной формы собственности продолжают сохраняться и в римское время: например, возможность полной собственности на землю за пределами полисных территорий; поэтому квиритская собственность за пределами Италии была возможна лишь на территории тех провинциальных городов, которые обладали италийским правом.480) Надо отметить, что в вопросе о праве частной собственности на землю в Римском государстве существовало огромное различие между Италией и провинциями. Оно состояло в том, что только в Италии земля могла составлять по римскому праву полную собственность частного лица; территория провинций с точки зрения права была ager publicus.481) Кроме того, в Италии земля освобождалась от податей. В провинциях на землю накладывался поземельный налог.

На юге и на севере страны земельные отношения тоже разнились. Возникшие в южной части Македонии колонии эксплуатировали местных крестьян; многие из них теряли часть своих земель в пользу колонистов; многие превращались в арендаторов на землях знати,482) т. е. крестьянство разорялось. На севере Македонии еще сохранялись свободное крестьянство и архаические формы землевладения. Македония, следовательно, была провинцией переходного типа от Ахайи, классической страны античной формы собственности, к Фракии, Мезии и Дакии, на территории которых сохранились значительные остатки первобытнообщинного строя. В Македонии в связи с этим еще сохранились в некоторой мере деревенские условия жизни.483) Во многих областях и в римское время существовали комы.484) Это правильное наблюдение, которое в свое время сделал О. В. Кудрявцев, дало ему основание видеть отличительные черты в аграрных отношениях Греции и Македонии. Он подчеркивает большой удельный вес македонской деревни по сравнению с городом. С этой точкой зрения вряд ли можно согласиться: ее опровергает существование крупных городов в римское время и достаточно интенсивная хозяйственная жизнь в них.

Кризис рабовладельческого строя в Македонии не проявился так остро, как в других провинциях Римской империи: рабовладение здесь не получило в свое время широкого развития, в провинции в большой степени использовался свободный [407] труд, особенно в разработке рудников и в сельском хозяйстве. Тем не менее в эпоху общего кризиса империи и Македония переживает тяжелое положение: в стране сократились численность населения, некоторые города оказались в запустении, стали исчезать средние и мелкие землевладельцы, все больше и больше ухудшалась обработка земли. Особенно тяжелым был налоговый гнет, который сильно истощал хозяйство провинции. Вот что рассказывает Зосим о том, как собирались налоги при Феодосии: «Император послал собирать налоги в Македонию и Фессалию с такой суровостью, как будто не произошло никакого несчастья с городами этих провинций. Жестокие сборщики забирали то, что оставило гражданам сочувствие варваров. Брали не только деньги, но даже жалкие украшения и одежду... не было города и деревни, где не раздавались бы крики и стоны несчастных, которые призывали в помощь против жестокостей своих сограждан».485)

Ко всему этому Македония подверглась нашествию чужеземных племен. Еще на рубеже 70-х гг. II в. на нее напали костобоки, они проникли во все восточные провинции Балканского полуострова.486) Начиная с 376 г. Македония, как и Фракия, подверглась ряду непрестанных набегов и иноземных нашествий. В 442—447 гг. весь полуостров опустошили гунны. В 479 г. правительство Византии предоставило части булгар место для поселения в районе Лихнида. С 500-х гг. систематические вторжения в северную и центральную Македонию начали славянские племена. Конечным результатом римского мирового господства было «всеобщее обеднение, сокращение торговых сношений, упадок ремесла, искусства, уменьшение населения, упадок городов, возврат земледелия к более низкому уровню».487)

Все это ухудшало и без того тяжелое положение народных масс. Косвенным свидетельством этого является раннее распространение в этих местах христианской религии, как выражение пассивного протеста против косностей и жестокости рабовладельческого строя. Из самой христианской литературы нам известно, что большие общины христиан существовали в Беройе, Фессалониках, Филиппах. По утверждению христианских богословов, в Беройе учился между 49 и 65 годами и преподавал апостол Павел.488) Апостол Павел в послании к солунянам (около 53 г.) высказывает свою радость по поводу того, что община, которую можно поставить в образец «всем верующим в Македонии и в Ахайе», верна его заветам, что [408] она его «слава и радость», вспоминает о своем пребывании в Солуни, выражает желание снова побывать там, чтобы «совершенствовать недохватки веры».489) Другое послание Павла к филипписеям, т. е. к христианской общине г. Филипп в Македонии, написано в конце 63 — начале 64 гг. из Рима, когда Павел будто бы содержался там под арестом.

Христианская община была организована в Филиппах, как и в Фессалониках, в 52 г. Обе общины имели много сходных черт. Павел говорит о их «глубокой нищете». В обеих общинах ярко сказывается христианско-языческий дух. В Филиппах, как и Фессалонике, христианство пустило глубокие корни.490)

Кроме этого пассивного протеста, в поздней империи имеет место в Македонии и Фессалии активное мощное революционное движение народных масс.

В Македонии, где рабство не было так сильно развито, решающей силой движения могло быть угнетенное крестьянство и городское население, а также угнетенные рудокопы. Восставшие оказывали помощь варварским племенам, наступавшим на Римскую империю. Многие из них создавали отряды, грабившие на дорогах римских рабовладельцев. Апулей сообщает о большом таком отряде, который под руководством своего предводителя Гемона приводил в трепет значительную часть Македонии. Для его разгрома потребовалось вмешательство отряда правительственных войск.491)

Зосим рассказывает, что Феодосий I лишь с большим трудом смог подавить вооруженную народно-освободительную борьбу трудящихся масс Македонии и Фессалии.492) Горы и леса македонские издавна служили убежищем для бежавших от тяжелой недоли представителей трудовых слоев населения, а также различных варварских племен.

После заключения в 382 г. мирного договора между Феодосией и вестготами часть революционных отрядов, особенно та, которая состояла в основном из рабов и колонов, ушла в Македонию и, опираясь на поддержку местных жителей, продолжала вооруженную борьбу с императорской армией.493) В [409] это время выступления рабов, колонов и городской бедноты в Македонии не были явлением случайным.494) Недовольные солдаты в армии Феодосия, неоднократно поднимавшие солдатские бунты, спасались от преследований императорской власти именно в Македонии, где они находили поддержку среди мятежных сил страны. Так было в 388 году, когда противнику императора Максиму удалось вовлечь часть варваров в войсках Феодосия в заговор. Заговор этот был раскрыт, и некоторые его участники бежали от преследований Феодосия в труднодоступные леса и болота Македонии, где вооруженная народно-освободительная борьба против империи и ее порядков не прекращалась ни на один день. Когда Феодосии возвратился в Фессалонику, утверждает Зосим, он застал Македонию, объятую волнениями; часть варваров, боясь попасть, в руки римлян, спряталась в лесах и болотах, и, воспользовавшись военными действиями (между Феодосией и Максимом — А. Ш.), они стали выходить из своих убежищ и нападать на Македонию и Фессалию. Услышав о победе и возвращении императора, эти люди вернулись в свои леса, откуда, однако, часто совершали набеги. Их нападения были такими внезапными, что императору представлялось, что это не люди, а призраки.495)

Считая Македонию районом широкого развития народно-освободительного движения, Феодосии принял все меры, чтобы искоренить этот опасный очаг восстания. Императорским войскам удалось окружить восставших и в неравной борьбе разбить их и рассеять. Когда казалось, что никто из скрывавшихся в болотах не остался в живых, военачальник Тимазий с разрешения императора прекратил преследование и дал воинам отдых. Однако победители рано праздновали победу. Восставшие были еще далеко не все уничтожены; они собрали свои силы и стали делать неожиданные и смелые нападения на императорские карательные войска. Как только воины императора, сытые и опьяневшие, крепко уснули, зорко следившие за их действиями восставшие партизаны окружили лагерь Феодосия и начали поголовное истребление императорских солдат.496)

Зосим рассказывает, что гибель грозила самому Феодосию. Он лишь случайно спасся бегством. Император передал военачальнику Промоту, шедшему в район военных действий со свежими подкреплениями, военное командование над войсками, действовавшими в Македонии и Фессалии. Промота вынужден был еще некоторое время вести тяжелые бои, чтобы [410] разгромить силы восставших и добиться хотя бы относительного умиротворения в этой стране.

В 390 г. Феодосий с исключительной жестокостью подавил выступление жителей Фессалоники, поднявшихся против многочисленных притеснений со стороны варварских наемников. Крупные части императорской армии, дислоцированные в городе, бесчинствовали и насильничали. Командный состав этих воинских частей состоял, главным образом, из варваров.

Непосредственным поводом к восстанию в Фессалонике послужил конфликт между жителями города и начальником гарнизона Бетериком, арестовавшим наездника городского цирка. При столкновении Бетерика с горожанами несколько офицеров местного гарнизона были убиты.497) Узнав о случившемся, Феодосии, страшно разгневанный, решил жестоко наказать жителей города. Солдаты от имени императора пригласили жителей Фессалоники в цирк, где устраивались игры. Жители пришли туда, не подозревая о кознях императора. В это время солдаты, находившиеся в засадах, начали избиение неповинных людей. За несколько часов было убито около 7 тыс. чел.498) Так расправлялся император с людьми, выступавшими против порядков одряхлевшей империи.

Восстание в Фессалонике показало, с одной стороны, рост и обострение социальных противоречий в городах империи, с другой — усиление влияния варваров. И то и другое явилось результатом кризиса рабовладельческого строя, лишь одним из проявлений этого кризиса. [411]

 


474) Ив. Пастухов. Българска история, I, 1945, стр. 101-102.

475) О. В. Кудрявцев, указ. соч., стр. 294.

476) А. Б. Ρанович, указ. соч., стр. 234.

477) Там же.

478) Ив. Пастухов, указ. соч., стр. 101.

479) О. В. Кудрявцев, указ. соч., стр. 305; Φ. Κ. Πапазоглу, указ. соч., стр. 184.

480) Ю. Кулаковский, указ. соч., стр. 18.

481) Там же, стр. 16.

482) О. В. Кудрявцев, указ. соч., стр. 315.

483) Там же, стр. 305.

484) Ф. К. Πапазоглу, указ. соч., стр. 1.

485) Ζosim, IV.32.2-3.

486) О. В. Кудрявцев, указ. соч., стр. 245-247.

487) К. Μаркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XVI, ч. 1, стр. 125.

488) См. Acta Apost., 17, 10, 13; 20.4.

489) Послание к солунянам, гл. 1-3; С. А. Жебелев. Апостол Павел и его послания. Петр., 1922. стр. 63.

490) С. А. Жебелев, указ. соч., стр. 99.

491) А. Д. Дмитрев. Движение Latrones. ВДИ, № 4, 1951, стр. 69.

492) Сведения о революционной борьбе в Македонии и Фессалии в конце 80 и начале 90-х гг. IV в. находятся только в сочинении Зосима (IV.48-49), что, естественно, затрудняет всестороннее изучение этих важных исторических событий.

493) Е. И. Патлажан. Кризис рабовладельческого строя и революционное движение эксплуатируемых масс в восточной части Римской империи в последней трети IV в. (364—395 гг. н. э.). Одесса, 1953, стр. 244. Кандидатская диссертация. Рукопись.

494) Е. И. Патлажан, указ. соч., стр. 212.

495) Zosim, IV.48.1-2.

496) Ε. И. Патлажан, указ. соч., стр. 241-242.

497) Zosim., VII.25; Theod., V.17.

498) Theоd., V.17.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. П. Яйленко.
Греческая колонизация VII-III вв. до н.э.

Р. В. Гордезиани.
Проблемы гомеровского эпоса

Фюстель де Куланж.
Древний город. Религия, законы, институты Греции и Рима

Ю. К. Колосовская.
Паннония в I-III веках

С.Ю. Сапрыкин.
Религия и культы Понта эллинистического и римского времени
e-mail: historylib@yandex.ru
X