Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. С. Шофман.   История античной Македонии

§ 6. Ремесло и торговля

Римляне не проявляли никакой заботы в отношении развития тех ремесел, изделия которых не имели спроса на рынках Средиземноморья. Ремесленное производство в македонских городах хирело, т. к. продукты его в основном были рассчитаны на местный рынок,435) имели узкий круг потребителей. [399] Однако, несмотря на то, что ремесло в Македонии не получило широкого развития и римлянами искусственно задерживалось, в некоторых македонских городах ремесленники играли в городской жизни большую роль. Так, мы знаем, что ремесленники кузнецы, столяры, ювелиры, портные, гончары объединялись ремесленными коллегиями. Города Наисус, Сирмия, Фессалоника славились изготовлением оружия; Фессалоника специально — шелковыми тканями.436)

Значительную роль в хозяйстве Македонии имели ее рудные богатства, в эксплуатации которых римляне проявили особое усердие. Во все времена римское правительство обнаруживало большую заботу о том, чтобы минеральные богатства завоеванных стран переходили в руки победителя; где и когда только было возможно, Римское государство стремилось захватить в свою собственность metalla завоеванных провинций. В его руки переходят, главным образом, рудники, уже и раньше принадлежавшие покоренному государству или царю этого последнего. Так действовали римляне в Македонии и Испании. Такую же политику они вели и в отношении Азии, Африки, Египта и других провинций.437)

Известно, что в самой Италии почти нет драгоценных металлов. Во время заморских римских завоеваний они стали стекаться, как военная добыча, из Испании, Аттики, Македонии, Фракии, Британии и др. стран.438) По словам Полибия, в рудниках близ Нового Карфагена работало 40 тыс. чел., которые ежедневно добывали серебра на 25 тыс. драхм.439) Серебром римлян снабжали не только Испания, а почти все провинции, особенно балканские области.440)

В Италии имели обращение иностранные золотые монеты, преимущественно иллирийские и македонские.441) Македонские монеты отличались высоким качеством и художественным мастерством. Найденные археологом Стефаном Верковичем в развалинах у р. Стримона, недалеко от города Сереза древнемакедонские монеты свидетельствуют о большом искусстве македонских ремесленников.442) В Прилепе Веркович нашел [400] драгоценную камею. В районе Охриды обнаружены древние македонские и римские серебряные и медные монеты (130 монет). Веркович говорит, что эти «древние монеты, сохранившиеся в таком блестящем состоянии, ценятся знатоками наравне с драгоценными камнями». Среди монет находится экземпляр двудрахмы македонского города Неаполиса. «Она только весьма редка, но еще представляет голову Афродиты в таком художественном совершенстве, что в этом отношении едва ли уступает произведениям Рафаэля и Мурильо».443)

Широкое развитие монетного дела было также связано с интенсивной разработкой македонских рудников. Организация разработки рудников имела две задачи: 1) обеспечить приток податной монеты, 2) добыть большое количество слитков. Они обрабатывались под непосредственным наблюдением римской администрации.444)

Сразу же после битвы при Пидне в 168 г. до н. э. римляне запретили в Македонии добычу золота и серебра, разрешив добычу лишь железа и меди.445) После 148 г. до н. э. македонские рудники перешли в руки римского правительства, которое первоначально сдавало их в аренду обществам предпринимателей.446) Вполне вероятно, что в Македонии римляне нашли старых царских откупщиков на месте. Об этом упоминает Ливий.447) Из Ливия можно сделать вывод о том, что римляне довольствовались тем, что, уменьшив наполовину арендную плату, сдавали ее для сбора публиканам на откуп.448) Без посредства откупщиков эксплуатацию рудных богатств римляне не мыслили, хотя прекрасно представляли их алчную сущность. Ливий вынужден откровенно признать, что где раз появился откупщик, там либо бессильно публичное право, либо союзники утрачивают всякое подобие свободы.449)

Римское государство сдавало на откуп все Vectigalia, в том числе и vectigal metallorum. В эпоху принципата многие косвенные налоги перестали отдавать на откуп. Но в разработке рудников откупа сохранились. Императоры первых веков терпели эту систему не только в сенатских, но и в императорских провинциях. Компании, бравшие на откуп рудники, входили в категорию тех, которым государство сдавало на откуп взимание своих доходов с разных vectigalia. Государство сдавало компаниям предпринимателей не разработку металла, а разные доходы, которые оно могло извлекать из разработки [401] его частными лицами. Компания являлась инстанцией, созданной государством для достижения более легкого способа взимать различные сборы с рудокопов.450)

Главным лицом на территории рудника был императорский прокуратор (procurator metallorum). Правительство создавало здесь поселок особого типа. Прокуратор имел на этой территории административную власть. На его обязанности лежало привлекать население к отбыванию повинностей (munera); сам он освобождался от всех повинностей. На обязанность прокуратора ложилось заключение контрактов по устройству некоторых предприятий для удовлетворения нужд населения (например, устройство бани).

Каждая компания имела в Риме своего представителя — manceps или princeps publicanorum, с которым правительство и заключало контракт. Общее ведение делами компании лежало на выборных magistri societatis, избираемых на годичный срок. В провинции дела компании вели промагистры, члены компании. В их распоряжении находились различные агенты, избиравшиеся большей частью из подчиненных компании людей.451) Предоставляя компании эксплуатацию той или иной территории, правительство уступало ей взимание некоторых сборов с населения, которые в городских общинах поступали в его пользу, и объявило монополию на все ветви промысла в данной местности (содержание сапожных мастерских, цирюлен и т. д.). Добывание металла предоставлялось всем желающим и имеющим капиталы. Роль компании сводилась к взыскиванию узаконенных правительством налогов и сборов с разработки рудника.

Избрав место для устройства шахты, частный предприниматель заявлял об этом откупщику или его агенту. За то, что ему давали разрешение, частный предприниматель платил известный сбор. Дальнейшую разработку руды для извлечения из нее металла совершали scanrarii. Эти лица обязывались заявлять откупщику в канун календарного месяца о числе рабочих рук (рабов и вольнонаемных работников), которыми они располагали. Тогда же они уплачивали откупщику определенный налог. Откупщик взимал также установленный сбор с руды, привозимой для дальнейшей обработки: один денарий с каждых 100 фунтов.452) Особый вид предпринимателей представляли владельцы плавильных печей — Flatores argentarii u aerarii.453) Все эти предприниматели беспощадно эксплуатировали рудокопов. Источники, к сожалению, нам ничего не говорят о тяжелом труде в македонских рудниках. Но в «Естественной [402] истории» Плиния есть указания на тяжелые условия в испанских рудниках.454) Вряд ли труд рудокопов в Македонии был легче, чем в Испании. Плиний сравнивает этот труд с трудом гигантов. Работники шахт не видят дневного света в продолжение многих месяцев. В шахтах часто происходили обвалы с человеческими жертвами. Породы твердого камня дробились с помощью огня и уксуса, это давало удушливый чад и дым. Раздробленный камень рудокопы днем и ночью, в темноте, выносили на своих плечах, передавая его по конвейеру наверх. Для промывки горной породы с горных вершин проводились реки, через горы и ущелья прокладывались каналы; в иных местах для этой цели долбили недоступные скалы. Оценивая работу в рудниках, Плиний приходит к выводу, что даже добывание с морской глубины жемчуга и пурпуровой улитки кажется менее смелым.

Вполне понятно, что на такой работе, в основном, могли работать и удерживаться рабы или люди, приговоренные по суду к работе в рудниках (damnati in metalla, in opus metalli).455) Но в Македонии, в отличие от Испании, в рудниках применялся и свободный труд.456)

В указах Феодосиева Кодекса говорится о целом разряде людей свободного происхождения, но крайне ограниченных в выборе своего занятия (metallarii, aurileguli). Люди этого разряда были во Фракии, Иллирии и Македонии. Они по указу императора Валента от 369 г. прикреплялись к своему занятию и обязывались жить в одной определенной местности. В случае бегства за ними охотилась администрация рудника. В 370 г. появилось распоряжение касательно беглых рудокопов в пределах Фракии, Македонии и Иллирии.457) Властям предписывалось разыскивать их, а землевладельцам воспрещалось давать им приют под страхом строгого наказания.458) Правительство пыталось силой удержать металлариев при своих обязанностях, но металларии не хотели мириться со своим обездоленным положением и во время вторжений варварских племен присоединялись к ним. Этот факт имел место в период готского нашествия при Валенте и Валентиниане,459) сообщает нам Аммиан Марцеллин.

Сравнительно большую роль в экономике Македонии играла торговля. Внутренняя торговля между отдельными частями провинции не имела большого размаха.460) Она находилась [403] в руках местных торговцев. Кроме них, торговлю вели евреи, сирийцы и греки.

Внешняя и особенно транзитная торговля имела большое значение. Македония вывозила руду, корабельный лес, смолу, скот, вино и мёд. Важными торговыми центрами были Фессалоника, Наисус, Стоби. Фессалоника вела оживленную торговлю со странами, расположенными по берегам Адриатического и Черного морей.461) Через нее шла торговля с Италией, Грецией и Ближним Востоком.462) В Фессалонике сходились важные торговые пути, морские и сухопутные.

Македония торговала со своими северными соседями — Мезией, Фракией и Дакией. Здесь позднее найдены клады македонских монет, которые чеканили города Пелла, Фессалоника, Эдесса.463) Македония имела торговые сношения с Востоком. Во время первых императоров на Востоке обращались преимущественно греческие и македонские деньги.

На Балканах Римское государство старалось устраивать хорошие шоссейные дороги. Они строились в провинциях прежде всего по военным соображениям, для облегчения передвижения воинских частей и снабжения их провиантом. Такие дороги действовали в провинциях Мезии и Фракии. Еще при Тиберии римские солдаты начали строить шоссе по побережью долины Дуная, продолженное во время Траяна до устья реки и соединенное с римским шоссе берега р. Рейн. В эту пору был построен путь и от Византия; путь спускался на юг по Вардару до Фессалоник. По этим землям были проложены и многие другие пути с хорошим обслуживанием, по дорогам поставлены измерительные камни с указанием точного расстояния, построены квартиры и станции для людей и лошадей, вырыты колодцы. На этих путях развивалась торговля.464)

Римляне были заинтересованы в поддержании и расширении и в Македонии сети сухопутных путей сообщения, имевших большое значение для транзитной торговли. Они должны били сыграть также немалую стратегическую роль как барьер, преградивший племенам Балканского полуострова доступ в Элладу, важную коммуникацию римлян в Восточном Средиземноморье. Римляне стремились превратить македонскую провинцию в военную базу для дальнейшего продвижения на Восток.

Вероятно, с самого начала провинциального господства в Македонии римляне начали строить дорогу от Диррахия до Аполлония, поскольку во времена Полибия эта дорога уже [404]была построена (ок. 120 г. до н. э.).465) Необходимые средства для строительных и земляных работ римляне выкачивали из местного населения. В надписи из Гераклеи в Линкестиде сохранился отрывок указа о привлечении населения к прокладке дорог: «Эти пусть отправляют литургию; а владельцы (земель) пусть будут повинны литургиям, только падающим на их владение; [а] каким [спо]собом должны прокладывать дороги я разъяснил в общем распоряжении; чтобы и антаны (назв. племени) вместе с нами участвовали в издержках, внося треть: взнос же пусть будет сделан теми антанами, которые проживают в Македонии».

Дорога прокладывалась в гористой и лесистой местности, и ее строительство было сопряжено с большими трудностями. Указание в надписи о том, что римская администрация вникала даже в технические подробности строительства дорог, может быть лишним свидетельством значения, которое римляне придавали таким мероприятиям.466)

Одной из важнейших тортовых артерий Македонии являлась Эгнатиева дорога (via Egnatia), проложенная уже во времена республики от Аполлонии и Диррахия до Фессалоники и далее в глубь Фракии до Боспора.467) Страбон определяет ее длину в 553 мили, говорит, что она начинается от горы Кандавии (в Иллирии), идет через города Лихнид и Пилон, затем мимо Барнунта через Гераклею и область линкестов и эордов в Эдессу и Пеллу до Фессалоники.468) Дорога эта была построена по общему образцу римских военных дорог. Имя «Egnatia» дорога получила от имени приморского города нижней Италии — в Апулии у Адриатического моря, куда упиралась Аппиева дорога, ее продолжение по ту сторону Адриатики от Диррахия до Византии. Оканчивалась via Egnatia в Кипселах на Гебре.469) Важной станцией на via Egnatia была Гераклея. Отсюда шел оживленный торговый путь на Стоби, который связывал Вардарскую долину с главной транспортной артерией Македонии.470) На пути из Стоби в Гераклею важную роль играл город Стуберра. Значительной транспортной артерией была дорога Наисус — Сирмиум, которая как раз у Стоби скрещивалась с путем, ведущим из Сердики в Гераклею, на via [405] Egnatia.471) В позднеримское время путь Сирмиум — Фессалоника стал играть решающую роль среди всех путей сообщения провинции, что было связано с ростом города Стоби. Эти дороги, построенные во время республики, обновлялись и перестраивались уже в императорскую эпоху. Особенное значение им придавали Север и Антонин Пий.472) Однако было бы неверным считать, что все пути сообщения созданы тогда исключительно римлянами. Римляне пользовались также старыми, издавна сложившимися транспортными путями, приспосабливая их для своих нужд.

Все эти сооружения должны были способствовать укреплению позиций Римского государства в Галлии, Далмации, Македонии и Малой Азии.473)


435) Там же, стр. 318.

436) Историjа народа Jугославие, стр. 43.

437) М. Ростовцев. История государственного откупа в Римской империи (от Августа до Диоклетиана). СПБ, 1899, стр. 120.

438) Ε. Μ. Придик. Римские монеты, стр. 12-13, 16.

439) Ρоlyb., XXXIV.9.8.

440) Р. Шерцль, указ. соч., стр. 23.

441) Ε. Μ. Придик, указ. соч., стр. 17.

442) Стефан Веркович по окончании курса наук в Загребе поселился в Македонии, где посвятил себя исключительно археологическим занятиям. Им найдены македонские монеты разных городов: Аканфа, Амфиполя, Аполлония, Фессалоники, Охриды и др. В 1877 г., накануне русско-турецкой войны, Веркович прибыл из Македонии в Россию и привез с собой свою богатую нумизматическую коллекцию. См. Живка Н. Въжарова. Руските учени и Българските старйни. София, 1960, стр. 108-09 111, 139.

443) Живка Н. Въжарова, указ. соч., стр. 142-143.

444) См. А. В. Мишулин. О римском провинциальном управлении в Испании. ВДИ, 1949, № 1 (27), стр. 52.

445) Liv., XV.29.

446) О. В. Кудрявцев, указ. соч., стр. 294.

447) Liv., XLII.12; ср. XXXIX.24, XLII.52, XLV.50.

448) Там же, XLV.18.3; 29.11.

449) Там же, XLV.18.

450) Ю. Кулаковский, указ. соч., стр. 443.

451) Там же, стр. 449.

452) Там же, стр. 453.

453) Там же, стр. 455.

454) Plin. Η. Ν., XXXIII.67-78.

455) Ю. Кулаковский, указ. соч., стр. 454.

456) О. В. Кудрявцев, указ. соч., стр. 294-295.

457) Соd. Тheоd., 7.

458) Там же, X.19.5.

459) Марцеллин, XXXI.6.6.

460) О. В. Кудрявцев, указ. соч., стр. 318-319.

461) С. Жебелев. Апостол Павел и его послания. Петр., 1922, стр. 61.

462) Историjа народа Jугославиjе, стр. 44.

463) Т. Д. Златковская. Мёзия в I—II вв. до н. э., стр. 98.

464) Ив. Пастухов. Българска история, 1, 1945, стр. 104-105.

465) Polyb., XXIV.12.

466) О. В. Кудрявцев, указ. соч., стр. 337-338.

467) Уже во времена Полибия эта дорога, начинаясь у двух главных гаваней западного побережья Аполлонии и Диррахия, шла в глубь страны и вела до Фессалоник; впоследствии она была продолжена до Гебра (Марица). Этот торговый путь соединял Адриатическое море с Черным. См. Моммзен, указ. соч., т. V, стр. 45.

468) Strab., VII.7.4.

469) В. Niese, указ. соч., стр. 330.

470) Φ. Κ. Папазоглу, указ. соч., стр. 190.

471) Φ. Κ. Папазоглу, стр. 218, 236.

472) Т. Моммзен, указ. соч., стр. 257.

473) Там же, т. II, 1937, стр. 366.

Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Антонин Бартонек.
Златообильные Микены

Дж. Пендлбери.
Археология Крита

С.Ю. Сапрыкин.
Религия и культы Понта эллинистического и римского времени

А. А. Молчанов, В. П. Нерознак, С. Я. Шарыпкин.
Памятники древнейшей греческой письменности
e-mail: historylib@yandex.ru
X