Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. И. Неусыхин.   Судьбы свободного крестьянства в Германии в VIII—XII вв.

2. Марка в ее взаимоотношении с наделом и система открытых полей

И деревни (старые и новые) и отдельные хутора (как расположенные в черте земельной территории деревни, так и вне ее) имеют определенные права в марке, причем иногда это формулируется в грамотах так, что марка (или право пользования ею) изображается как придаток входящих в состав данного населенного пункта наделов — гуф. Так, например, Сен-Галленский монастырь передает в обмен некоему Лантольту одну держателъскую гуфу со всем, что относится к ней в пределах марки51. Здесь выражение «cum omni marcha pertinente» явно заменяет обычную «формулу принадлежности» (хотя эта гуфа и зависит от монастыря). Тот же смысл имеет выражение «marcha illius hobae»52.

В общей форме право всякого свободного общинника пользоваться неподеленными угодьями декларировано даже самим Сен-Галленским аббатством; подтверждая свои права собственности в Rheingau и Thurgau, оно сравнивает их с теми, которыми обладает всякий свободный человек (в силу того, что он владелец надела) — в смысле пастьбы скота в лесах и на пастбищах, заготовки дров и вообще пользования лугами, лесами, дорогами, водами, рыбными ловлями и пр.53 Ряд сен-галленских грамот конкретизирует это общее положение и рисует пользование общинными угодьями как придаток к наделу или двору54. Но самый термин «марка» грамоты употребляют в разных значениях, далеко не всегда совпадающих с вышеизложенным его смыслом.

а) Марка может означать территорию населенного пункта вместе со всей площадью пахотной земли и альмендой. В этих, весьма часто встречающихся случаях деревня иногда изображается как бы входящей в состав марки, и описание дается по типу: «trado... quicquid in loco Thuringarimarcho... proprietatis visus sum habere excepto hobam in loco, qui dicitur Kelinga»55; здесь населенный пункт (locus) Kelinga входит в состав Thuringarimarcho, которая, впрочем, тоже названа locus. Но иногда марка отождествляется с villa56. Однако и в том и в другом случае марка (в этом ее значении) обнимает как населенный пункт, так и всю его территорию57.

б) Термин «марка» может иметь более узкое содержание и означать всю земельную территорию, принадлежащую деревне, но без самой этой деревни. В этих случаях понятие «марка» приближается к тому, с которым мы имели дело в самом начале, но с той разницей, что речь идет здесь не о правах пользования в марке как о придатке гуфы, а о целой марке как о «придатке» деревни, например: «in marcha ad ipsam villam pertinente» или «in marchis eadem loca circumeuntibus»58.

в) Когда деревня входит в состав марки, она нередко расположена в марке другого населенного пункта, другой деревни, иначе говоря, в чужой марке, например: «in loco Werinpertivilare... in marca Duringos»59. Эти населенные пункты, расположенные в чьих-то марках, по-видимому, представляют собой новые поселения, что подтверждается и наличием в их названиях окончаний па -vilare, -ach, -husen, особенно если это поселение носит имя дарителя60 (хотя из этого и не следует, что он обязательно его основатель).

Марка, принимая свое первоначальное значение — «граница», может иногда обозначать целую пограничную территорию. Эта территория могла состоять из некультивированных земель — лесов и пастбищ,— в которых каждый обладатель общинного надела имел право производить заимки и расчистки61. Некоторые сен-галленские грамоты, употребляя термин «marcha» в указанном смысле, прямо имеют в виду эту связь надела с правом его владельца на расчистку.

Так, например, аббат и фогт Сен-Галленского монастыря в 872 г. в порядке обмена передали некоему Герефриду гуфу с правом обладать всеми заимками, произведенными ранее в тех местах, которые примыкают к марке этой гуфы62.

д) Наконец, термин «марка» может означать округ (pagus) или сотню63.

Марки, следовательно, могли быть весьма различных размеров: от пограничной территории, окаймляющей земельную площадь населенного пункта, до целой области, включающей в себя несколько населенных пунктов (деревень, хуторов и отдельных дворов). Впрочем, такие очень большие марки встречаются все же сравнительно редко: чаще всего марка по своим размерам не выходит за пределы территории одной-двух деревень, включая при этом в свой состав еще несколько отдельных дворов и хуторов.

Иногда происходили разделы марок; так, например, в 850 г. два населенных пункта делят между собой общую марку, которая, по-видимому, представляет пограничную территорию невозделанной земли, лежавшую между этими двумя поселениями и до раздела принадлежавшую им сообща64. Одна из Сен-Галленских формул изображает раздел марки между королевским фиском и жителями целого округа, как знатными, так и простыми людьми, причем марка здесь — земля общего пользования, ибо границы королевского иммунитета устанавливаются от одного населенного пункта до другого — от одной villa до другой villa, от одного vicus до другого vicus65.

Другая формула изображает раздел леса между pagenses и монастырем, причем pagenses вместе с монастырской familia сохраняют общее право пользования доставшейся им частью леса66.

Целые марки или их части попадают под власть крупных вотчинников67; иногда после этого происходит раздел таких марок между двумя вотчинниками; так, в IX в. (между 842 и 872 гг.) произведен был раздел марки, примыкавшей к деревне Filisininga; в результате Сен-Галленское аббатство утвердило за собой половину марки из дарения графа Ператольда68.

Таким образом, вотчина не только закрепощает отдельных крестьян, но и подчиняет своему господству марку как совокупность общинных угодий, а иногда и целые населенные пункты (вспомним дарения вилл) вместе с их марками.

Каково же было реальное хозяйственное значение свободной марки как совокупности неподеленных угодий, право пользования которыми принадлежало каждому общиннику как владельцу гуфы?

Оно выражалось, кроме уже отмеченного выше весьма важного права заимки, в совместном использовании пастбищ и лесов для пастьбы скота и рубки дров69. И в формулах и в грамотах встречаются неоднократные указания на общинные пастбища и леса и устанавливаются указанные выше права пользования ими70, т. е. пользования «общей маркой»71.

Наряду с этим мы имеем возможность наблюдать самый процесс захвата территории марки крупными вотчинниками в целях расчистки и превращения общинных лесов в частные. Так, уже использованная нами выше в другой ее части сен-галленская формула, изображающая раздел марки между королевским фиском и жителями округа, гласит: «...постановили... что в таких-то местах... все должно быть общим для всех — в целях рубки дров, корма свиней и пастьбы скота, если только кто-нибудь из жителей округа не засеет собственными руками (какой-либо участок), ...не получит какую-либо рощу по наследству или какой-нибудь лесок в собственное владение, либо в совместное с сонаследниками»72. В приведенном отрывке речь идет о присвоении отдельных частей общего леса в марке самими общинниками, и при этом указаны все возможные пути такого присвоения: а) заимка или расчистка; б) получение доли леса по наследству; в) приобретение небольшого леса в индивидуальную собственность или в совладение с сонаследниками или сородичами. Но вся формула в целом трактует раздел марки между населением округа и королевской вотчиной, а выше мы разбирали случаи раздела леса между pagenses и монастырем или захвата половины целой марки графом. Эти явления указывают на бурно идущий процесс захвата больших лесных пространств крупными вотчинниками. И присвоение долей леса общинниками (аллодистами крестьянского или мелковотчинного типа), и захват лесов крупными светскими вотчинниками в достаточной мере отражены в грамотах, которые пестрят упоминаниями о дарениях частных лесов или их долей (portionеs)73. Разные пути освоения территории марки частными лицами в равной мере приводят не только к разложению общины, но и к закрепощению крестьян, ибо они суживают их реальные возможности в использовании неподеленных угодий, лишают хозяйственно менее крепких общинников всяких перспектив на расширение их хозяйства при помощи заимок, которые совершают более зажиточные общинники, и, наконец, приводят к покушению вотчинников (мелких и крупных) на самый надел тех крестьян, которые лишаются указанных выше перспектив и возможностей.

Однако, разлагаясь под ударами крупного вотчинного землевладения как хозяйственное объединение свободного крестьянства, община-марка в видоизмененных формах продолжает сохраняться в качестве производственной организации с весьма пестрым социальным составом (крестьяне — зависимые и свободные, мелкие вотчинники), нередко под полной или частичной властью какого-либо крупного вотчинника. Именно в таком виде застаем мы ее в IX — начале X в., т. е. в то время, к которому относится большинство наших грамот. По этой, более поздней, стадии в развитии общины мы реконструируем ее более ранние формы.

Намеченный ход мыслей приводит нас к вопросу, в чем выражалась в этой общине (до ее подчинения господству крупного землевладения) тесная непосредственная связь между обладанием наделом и использованием неподеленной марки, ибо в характере этой связи, очевидно, и таится секрет сравнительной устойчивости общины. Искомая связь между наделом и маркой заключается в порядке размещения пахотных полей, к которому мы и обратимся.

В сен-галленских грамотах встречаются прямые данные о распределении площади пахотной земли на особые поля, обозначаемые то латинскими терминами aratura74, sicio75, то германским термином zelga или celga76. Правда, эти данные относятся главным образом к барской земле, а в большинстве случаев прямо к домену Сен-Галленского аббатства.

Однако, так как грамоты указывают на то, что самый домен монастыря был расположен в различных местах, мы вправе предположить разбросанность отдельных частей монастырского домена по территории разных населенных пунктов; а следовательно, и отдельные пахотные поля или полосы каждой из таких частей домениальной земли лежали вперемежку с пахотными полями и полосами общинников.

Грамоты упоминают об этих полях в связи с перечислением барщинных повинностей, которые несут некоторые дарители-прекаристы; эти повинности состоят обычно в работах по распашке и засеву одного или нескольких иохов (или юрналов) домена, в уборке и перевозке урожая, а также в сенокошении, причем они продолжаются всего несколько дней в году. При описании этих отработочных повинностей прекаристов перечисленные выше 15 грамот Сен-Галленского картулярия подчеркивают, что пахота производится «in unaquaque aratura» или «in оmnе zelga». To обстоятельство, что к aratura и zelga приурочены не только распашка и посев, но и уборка урожая и его перевозка, исключает возможность толкования aralura в качестве сезона пахоты под посевы и делает несомненным понимание этого термина как обозначения самих «севооборотных» полей.

Приведем несколько наиболее характерных примеров. В 761 г. даритель (собственник крестьянского типа, передающий вместе со своим братом все свои наследственные владения в одной деревне) обязуется в каждом поле вспахивать, убирать урожай и перевозить его (на барский двор), косить один юрнал и возить сено77. В 787 г. даритель (собственник мелковотчинного типа), кроме уплаты натурального чинша, обязался распахивать трудом двух своих несвободных по одному юрналу в неделю в каждой zelga, принадлежащей ближайшему барскому двору аббатства, а также посылать этих несвободных для уборки урожая и косьбы сена по 6 дней в году78. В 846 г. уже описанный нами выше даритель Вольфарат обязуется ежегодно распахивать в каждой zelga, принадлежащей домену ближайшего барского двора аббатства, по одному иоху в год и засевать этот иох своими собственными семенами79, в то время как в других случаях семена выдает само аббатство80.

Имеем прямое указание и на размещение пахотной земли полосами в разных полях не на барском домене Сен-Галленского аббатства, но и на землях дарителя; оно относится к аллодисту с мелковотчинной структурой владений и, следовательно, должно быть приурочено к его «господской земле» (типа hoba salica, terra salica или mansus imdomicatus), обрабатываемой, может быть, трудом зависимых людей этого дарителя, который имеет в своем распоряжении по крайней мере одну тяглую гуфу с сидящим на ней зависимым крестьянином.

Этот аллодист — некий Пабо — передает монастырю все свои владения в деревне Wilon, за исключением гуфы некоего Вольфнанда и третьей части леса, а также сохраняет за собой в каждой aratura по 3 юрнала и луг на 3 воза сена81.

Ганаль полагает, что в Сен-Галленском картулярии нет указаний на чересполосицу вне домениальной вотчинной земли; отсюда он делает вывод, что наличие системы открытых полей в данном районе остается недоказанным82. Выше мы собрали ряд хотя и косвенных, но вполне достоверных данных, свидетельствующих о наличии общинной чересполосицы и системы конов в районе действия Сен-Галленского картулярия (см. главу II нашей работы). Но и независимо от этих данных умозаключение Ганаля совершенно неубедительно даже в чисто логическом отношении: ведь если бы эта система отсутствовала на землях общинников, то совершенно загадочным было бы ее наличие на домениальной земле. И это тем более, что прямо указано ее наличие на землях одного из дарителей — аллодиста с мелковотчинной структурой владений83, пахотные участки которого не могли быть расположены изолированно и не были выключены из общинных распорядков. Вряд ли Пабо, владения которого не могли быть очень обширными, имел бы возможность учредить на своей hoba salica определенный порядок размещения полос в полях, отсутствовавший в том населенном пункте, где он жил, тем более что это было бы (именно в случае его отсутствия на общинных землях) лишено всякого смысла.

Не из потребностей вотчинного домена, а из размещения общинных земель могла родиться система конов и открытых полей, которой потом вынуждены были (при трехполье) подчиняться и вотчинники. Сравнительная редкость прямых упоминаний о ней в Сен-Галленском картулярии объясняется совершенно иначе: ведь поводом для такого упоминания могло служить главным образом перечисление отработочных повинностей, а они всегда связаны с доменом (в описание дарения Пабо они попали в связи с тем, что он сохраняет часть своего небольшого домена за собой); между тем отработочные повинности вообще редко возлагаются на прекаристов Сен-Галленского монастыря. Картулярии дают нам сведения и о трехполье, главным образом на домене; но странно было бы отсюда заключать (как это делает тот же Ганаль) о его реальном отсутствии в деревне: не могла же в деревне господствовать, например, переложная или двухпольная система сельского хозяйства, а на домене, куски которого были разбросаны по территории той же деревенской марки (в широком смысле этого слова),— трехполье и система конов. Поэтому мы, в противоположность Ганалю, считаем, что приведенные нами данные о делении пахотной земли на zelgae и araturae свидетельствуют в пользу наличия системы открытых полей и общинной чересполосицы. В Сен-Галленском картулярии встречается указание и на общинную пастьбу скота по пару, которая возможна только при принудительном севообороте. Так, в 855 г. при разрешении спора между аббатством и Рихвином (который выступал вместе с двумя своими братьями и с сонаследниками) относительно владений в Seeben были установлены границы земельной собственности обеих сторон, но оговорено, что к этому размежеванию не имеют отношения «пастбища в полях», которые остаются в общем пользовании аббатства и всех членов большой семьи Рихвина и его братьев84. Само собою разумеется, что аббатство не могло иметь «пастбища в полях» (pascua in agris), общие лишь с одной семьей, а, очевидно, имело таковые вместе со всеми обитателями данного населенного пункта. Мы узнали об этом лишь потому, что речь шла о разделе и притом не о разделе целой марки или леса (как в вышеприведенных примерах), а об установлении прав собственности на вполне определенные земельные участки, сопровождавшемся точным определением их границ и дарением со стороны Рихвина некоторых из его владений монастырю. И по этому поводу подчеркнуто, что те поля, которые время от времени превращаются в пастбище, остаются общими85, между тем как в пределах установленных границ во владениях обеих сторон никто из посторонних не имеет права на расчистку и рубку дров.



51St. Gallen, № 459 (858 г.): «unam hobam in Hohinco cum omni marcha ad eandem tantum hobam pertinente»; cp. Form. Sangal. miscel., № 18 (887 г.) — Formulae, p. 387: «...dedi ei dotis nomine in loco N., hoc est in villa N. inter sylvas et agros ac prata aestimationem duarum hobarum, curtem saepe conclusam... usum lignorum vel materiae, pascuarium in communi marcha, sicut mihi et progenitoribus meis competit». Здесь права in communi marca передаются в той мере, в какой они связаны с обладанием двумя гуфами, и принадлежат владельцу этих гуф по наследству.
52St. Gallen, №560 .(872 г.).
53St. Gallen, № 680 (890 г,.): «...talem usum habuimus, qualem unusquisque liber homo de sua proprietate juste et legaliter debet habere in campis, pascuis, silvis, lignorum succisionibus atque porcorum pastu, pratis, viis, aquis aquarumve decursibus, piscationibus...»
54Примеры: St. Gallen, № 757 (909 г.): «duas hobas cum omni usu et rebus universis ad illas pertinentibus»; 808 (962 г.): «hobam I... cum omnibus ad earn pertinentibus usibus» (cp. № 806, 807); 709 (897 г.): «trado: curtile cum dorni et foenili, vinea et marchis, pratis et agris, pascuis et silvis, cum omnibus... quae ad possessores ipsius curtis jure legali pertinere debent» (здесь curtile играет ту же роль, что hoba в № 757 и 808, т. е. надела, которому принадлежат права пользования альмендой). Выражения «cum usibus» и «cum marchis» в этих грамотах раскрывают реальное содержание обычной «формулы принадлежности».
55St. Gallen, № 231.
56St. Gallen, № 107 (786 г.); «...in villa, quae dicitur Sytynga marca»; очень часто это имеет место в Лоршском картулярии, (например, в № 99, 178, 34, 51, 2091 и мн. др.), издатель которого Глёкнер сделал наблюдение (CL, Bd. 3, S. 361) что marca в лоршских грамотах реже отождествляется с новыми поселениями, названия которых оканчиваются на -bach, -born, -husen, чем со старыми (на -heim, -ingen, -stat). По нашему мнению, это говорит в пользу древнего происхождения марки (не термина, а самой хозяйственной организации).
57Ср. St. Gallen, № 142, 147, 148, 494, 557, 629, 640, 727, а также № 30, 154, 205, 225, 227, 249, 276, 278, 283 и мн. др.
58St. Gallen, № 466, (859 г.), 512 (865 г.).
59St. Gallen, № 219 (816 г.) (в отличие от грамоты № 231 marca не названа locus).
60Ср. К. Н. Ganahl. Die Mark in den alteren St.-Galler Urkunden.— «Zeitschrift der Savigny-Stiftung fur Rechtsgeschichte», далее —ZSRG), Germ. Abt, Bd. 60, 1940, S. 205—206. Cp. St. Gallen, № 115, 316, 463, 464, 751, 775, 538, 758, 759; интересна грамота № 463 (858 г.), где marcha носит название Keberateswsilare, a locus, в ней расположенный, называется Keberateswilarili (хуторок).
61Ср. по этому поводу Н. Wopfner. Beitrage..., S. 39.
62St. Gallen, № 560: «illi enim e contra mihi tradiderunt Heminishobam... et ut manifestiora forent adjacentia illius hobae... decrevenmt idem rectores illius monasterii ut sicut a Thiodolfo in omnibus adiacentiis ad marcham illius hobae comprehensum fuerat meam subiacere potestati». Cp. ibid., № 185, 186, 534, 564.
63Так, например, выражение «in marca Arbuna» в сен-галленской грамоте № 184 (805 г.) тождественно с выражением «in fine Arbonensi» в № 130 (791 г.) и «in illo pago Arbonense» в № 134 (792 г.); однако данная «марка»— скорее сотня, чем округ, так как по № 30 «finis Arbonensis» входит в состав «pagus Turgaugensis». С округом марка совпадает в № 479 от 861 г. (in marcha Argungaunensium), между тем как в № 49 (766 г.) она означает совокупность земель главного населенного пункта округа, который носит то же название, что и весь округ (in pago Nibalgaugensi... in marcha Nibalgauge).
64St. Gallen, Tl. 3, Anh., № 5, S. 686.
65Gollectio formularum Sangallensis, № 10, (833 г.) — Formulae, p. 403: «factus est conventus, principum et vulgarium... ad dividendam marcham inter fiscum regis et populares possessiones». Права общего пользования устанавливаются: «a supradictis locis usque ad stagnum illud et illud et montes illos et illos, qui in aliorum quorumque pagensium confinio sunt».
66Form. Sangal. miscel., № 9 — Formulae, p. 383.
67Сp. St. Gallen, № 438 (854 г.), 564 (841-871 г.).
68St. Gallen, Tl. 2, Anh., № 21, S. 397: «Quod ex traditione Perahtoldi comitis medietas omnis marchae, quae ad villam Filisininga... aspicil tam in silvis, quam in aquis sive pascuis vel aliis quibuslibet rebus ad monasterium St. Galli juste et legaliter pertinere debeat».
69Сp. Form. Sangal. miscel., № 9.— Formulae, p. 383: «...et ceteri cives in eodem saltu latissimo longissimoque (т. е. в лесу, из-за которого шла тяжба между монастырем и pagenses.— А. Н.), lignarum... caesuram pastumque vel saginam animalium habere... deberent». Cp. St. Gallen, № 426 (854 г.), 439 (855 г.), 680 (890 г.),— изложение споров из-за прав пользования лесами и пастбищами.
70Ср. St. Gallen, № 550 от 870 (869 г.) (communio in pascuis); № 439 от 855 г. (pascua communia); № 199: consorles пользуются сообща лугом и лесом; № 738 от 904 (892 г.): «silvis propriis et usu communium», № 531 от 868 (860) г.: «portio in communi silva»; cp. № 85 (779 г.), 414 (851 г.), 469 (859 г.) (об общем пользовании лесом). Ср. Form. Sangal. miscel., № 16 — Formulae, p. 387: «communen pascuam communesque silvarum usus»; № 11: «silvis communibus aut propriis»; cp. № 9 (p. 383), где pagenses после раздела с монастырем сохраняют не только общинные права в своей части леса, по и право апелляции к суду графа и императора по делам об этом лесе.
71Form. Sangal. miscel., № 18 — Formulae, p. 387: «pascuarium in communi marca».
72Collectio formularum Sangallensis Salomonis III tempore conscripta, № 10 — Formulae, p. 403: «...constituerunt... ut a supradictis locis... omnia omnibus essent communia in lignis cedendis et sagina porcorum et pastu pecorum, nisi forsitan aliquis civium eorundem vel manu consitum vel semine inspersum aut... a patre suo sibi nemus inmune habeat vel aliquam silviculam relictam propriam vel cum suis coheredibus communem».
73Cp. St. Gallen, № 102, 110, 120, 215, 302, 331, 334, 368, 373, 382, 454, 463, 466, 594, 619, 621, 631, 678, 690, 731, 757, 775. Ср. также Formulae Augienses, Collectio B, № 13 — Formulae, p. 353
74St. Gallen, № 80, 91, 95, 96, 128, 130, 368, 611, 635, 739 (всего 10 раз).
75St. Gallen, № 29.
76St. Gallen, № 93, 11З, 120, 298 (всего 4 раза).
77St. Gallen, № 29: «in quisque sicione saigata una ares et hoc medas et into ducas, et secare facias et alio colias et into ducas»; cp. № 80 (766 г.) «Et per singulas araturas singulas juchos arare faciat et collegere et intus ducere»; № 91 (779 г.): «aratura per tempora jurnales tres».
78St. Gallen, № 113: «...et ad proximam curtem vestram in unaquaeque zelga ebdomedarii jurnalem arare debeamus el VI dies in anno quando opus est foris operare sive in messe vel foenum secandum mittamus duos mancipios in opus vestrum».
79St. Gallen, № 398 (846 г.): «I juchum arem ad proximam curtem et cum semine meo seminem annis singulis in unaquaque celga».
80St. Gallen, № 635 (884 г.): «et insuper aremus juchum in unaquaque aratura et illud seminemus semine dominico, metamus introducamus»; № 739 (904 г.): «in unaquaque aratura I juchum arem et seminaverim, sed illud semen de dominico assumam». Типичное указание на пахоту в разных aratura см. в № 95 и 96 (782 г.): «et per singulas araturas singulas juchos arare et seminare et collegere».
81St. Gallen, № 368 (838 г.): «...atque in unaquaque aratura jurnales III et de pratis ad III carradas quae omnia extra hanc traditionem esse volo».
82К. Н. Ganahl. Op. cit., S. 249.
83Этот случай Ганаль (op. cit., S. 248) пытается отвести как нехарактерный для германского типа расселения на том основании, что название данной виллы Wilon, образованное от латинского корня, якобы указывает на догерманскую villa (ибо этот корень здесь не соединен в названии с германским личным именем — по типу Bruningovilare и пр.); однако он сам признает, что такое латинское название могло быть присвоено хутору, тем более что хутора обозначаются как vilare.
84St. Gallen, № 439: «...conplacuit Rihwino et Otgero atque Geroldo fratribus necnon ceteris coheredibus, ut aliquid nobis de sua proprietate donarent, quod et fecerunt... ut nos supra nominatum locum, qualiter nunc per denotata signa segregatus est, securiter nos haberemus, nee ullus incidendi vel exstirpandi infra denotata signa habeat potestatem. Et similiter Rihwinus et coheredes ejus suos portiones contra ipsum locum per se habeant excepto ut pascua communia in agris habeamus».
85Ганаль (op. cit., S. 246) пытается ослабить и это свидетельство ссылкой на вотчинный характер полей, о которых здесь идет речь. Но эта ссылка неубедительна по вышеприведенным соображениям: скорее аббатство приняло деревенский обычай пастьбы скота на пару, чем наоборот, ибо владения аббатства были разбросаны кусками среди общинных земель (это видно не только из разбросанности самого домена, но и из того факта, что Сен-Галленская вотчина в значительной мере составилась из отдельных дарений в разных пунктах).
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эллен Макнамара.
Этруски. Быт, религия, культура

И. М. Дьяконов.
Предыстория армянского народа

Дж.-М. Уоллес-Хедрилл.
Варварский Запад. Раннее Средневековье

Т.Д. Златковская.
Возникновение государства у фракийцев VII—V вв. до н.э.

Анна Мурадова.
Кельты анфас и в профиль
e-mail: historylib@yandex.ru
X