Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. И. Неусыхин.   Судьбы свободного крестьянства в Германии в VIII—XII вв.

1. Общий характер и структура вотчинного землевладения Верденского аббатства

Хотя данные верденских урбариев о характере вотчинного барского хозяйства и изучены в указанной выше работе Кёчке, тем не менее считаем нужным привести здесь несколько типичных примеров схемы описания отдельных имений Верденского аббатства для того, чтобы дать представление об их структуре (соотношение барского двора и системы держаний), а также и о различных видах повинностей держателей. Так как в состав урбариев до середины XII в. (Urbar A—F) входит 165 отдельных описей (или параграфов, внутри которых держатели перечисляются под отдельными номерами) и 19 описей XIII в. (Urbar G), и притом все они значительно отличаются друг от друга по характеру описания как барского двора, так и держаний (по степени подробности перечня повинностей, конкретности данных о размерах манса, о социальном положении и составе семьи держателей), то мы даем здесь именно отдельные и притом различные типы описаний. Значительность различий между ними, их разновременность, а также скудость или неполнота данных о характере держаний в пределах каждого из них не позволяет выяснить соотношение трех видов феодальной ренты по всем описям и нарисовать общую картину феодальной эксплуатации зависимых держателей во всех владениях Верденского аббатства4 (не говоря уже о том, что мы ставим себе в этой главе иную задачу).

Одной из типичных схем описания отдельных владений аббатства можно считать опись имения, в котором управляющим был некий Сандрад и которое было расположено в Вестфалии (в Дрейнгау)5. В этой описи X в. вслед за заголовком «De ministerio Sandradi» (в других аналогичных описях «de officio») идет поименный перечень держателей на денежном и натуральном чинше (всего 98 держаний в 72 населенных пунктах, зависящих от данного барского двора). Натуральный чинш состоит из определенного количества модиев или сиклов зерна (овса, пшеницы или ячменя), из солода, из льняных тканей и проч.; денежный чинш выражается в том или ином количестве денариев; встречаются и альтернативные чинши, но большей частью чинш либо натуральный либо денежный; особо указывается взимание военного сбора (heriscilling). В составе этой описи выделено 27 держаний представителей социальной прослойки landsetion, которых Кечке сближает с Landsassen Саксонского зерцала6.

Из сопоставления числа держаний с количеством населенных пунктов в данной описи явствует, что в большинстве названных в ней населенных пунктов аббатство имело всего по одному держанию, в некоторых — по 2—3 и лишь в очень немногих — 4—5 держаний. Характерной чертой такой схемы описания является отсутствие упоминаний о каких бы то ни было единицах держания или о наделах держателей: указываются лишь их имена и чинши; в описи нет никаких указаний на барщину, которая встречается в некоторых других описях. Другую схему описания представляют перечни доходов и держаний (X—XI вв.) в вилликации монастыря Хельмштедт, зависящего от Верденского аббатства и расположенного недалеко от Вердена7. В начале этих перечней доходов с владений в окрестностях монастыря прежде всего указан характер servitium'a шультгейсов этого монастыря в середине XII в.8; в состав servitium'a входят денежные взносы, поставки продуктов сельского хозяйства и животноводства (в частности, шкур, мехов и льняных тканей, а также напитков и воска); в вилле, примыкающей к монастырю Хельмштедт, жили и ремесленники — сапожники и скорняки, которые уплачивали поголовный взнос в 2 денария (в том случае, если они не имели семьи, т. е., по-видимому, если они были дворовыми); в этой вилле развито было также и рыболовство9. Аббатство присвоило себе привилегию конфисковывать в свою пользу две трети наследства тех жителей виллы Хельмштедт, которые не состояли в законном браке, и у которых умерли их сыновья (внебрачные); такие лица сохраняли за собой лишь треть своего наследственного имущества10. Вслед за изложением состава servitium'a в центральном пункте вилликации Хельмштедта идут (вперемежку с описями других владений Верденского аббатства) описания отдельных имений, принадлежащих монастырю Хельмштедт с перечнем тяглых мансов; при этом в начале некоторых описей указан господский манс11, который в других аналогичных верденских описях не упомянут; но в обоих случаях дан перечень мансов и имен их держателей; зато — в отличие от первой приведенной нами схемы описания (de ministerio Sandradi) здесь не указан размер чинша; нет также никаких данных и о размерах манса, а социальный статус держателей (liberi, servi) обозначен лишь в редких случаях. Всего в окрестностях Хельмштедта описаны таким способом два барских двора этого монастыря и 119,5 зависимых мансов12. Отличающуюся от этого схему описания представляют регистры доходов трех барских дворов того же Хельмштедта, середины XI в.13 Здесь указано общее количество мансов, зависящих от каждого из этих барских дворов (по 100 мансов, всего 300) и дана общая сумма поступлений продуктов сельского хозяйства (ржи, пива) в мерах жидкости и сыпучих тел, а также продуктов животноводства в виде определенного числа голов скота (свиней и овец, по-видимому, по одной свинье и одной овце с каждого из 100 мансов)14; при этом в описи вычислено, какое количество ржи и поголовья скота должно идти на потребление братии и сколько должно остаться на воспроизводство. Ни имена держателей этих 300 мансов, ни повинности каждого из них не указаны.

Подробнее описаны владения, держания и доходы Верденского аббатства в X в. в Бруктерергау (Вестфалия)15. Здесь приводятся названия населенных пунктов (villae), в которых расположены зависящие от аббатства мансы, а также имена их держателей с указанием социального статуса некоторых из них и их чинша (натурального и денежного). Из 76 держателей 21 обозначен как liberi; у многих держателей социальный статус вовсе не указан; один из них обозначен как pauper16 и один как бывший nobilis, превратившийся в монастырского лита (его чинш — 1 солид)17. Наряду с целыми мансами встречаются и части мансов (от половины до трети и четверти манса)18. Повинности держателей состоят из денежного чинша (от 8 денариев до 3 солидов) плюс уплата военного сбора — heriscilling, который, впрочем, вносится натурой, а также из натурального чинша,— рожью, ячменем, овсом (иногда в зерне, а иногда мукой) и скотом. Отработочная рента отсутствует, но большинство мансов обязано предоставлять постой (mansionem) должностным лицам аббатства. Как явствует из изложенного, и эта схема описания, несмотря на ее большую подробность, не дает возможности производить массовые подсчеты, ввиду неполноты данных о повинностях держателей и об их социальном статусе.

Более отчетливо выступают различные виды феодальной ренты в описании упомянутого выше Фримерсхейма на левом берегу Рейна; в составленной в конце IX — начале X в. описи этого верденского владения, которое раньше было королевским фиском19, отразилась следующая структура вотчины. Фримерсхейму принадлежат пять барских дворов (или господских мансов), которые отмечены в начале описи20. От каждого из них зависит большое количество мансов. В описи идет сначала суммарный перечень тяглых мансов Фримерсхейма в разных населенных пунктах (причем указывается лишь общее количество тяглых мансов в каждом из них без перечисления держателей), а затем изображены повинности, в том числе и отработочные, которые несут эти мансы, но в общей форме, т. е. без перечня повинностей отдельных мансов. Из этой описи мы узнаем, что мансы, зависящие от разных барских дворов Фримерсхейма, несли весьма разнообразные повинности, состоявшие из сельскохозяйственных работ в различные времена года, а также всякого рода поставок продуктов хлебопашества и животноводства. Барщина заключалась прежде всего в пахоте и бороновании, причем в период сельскохозяйственных работ она равнялась пяти дням в неделю. Пахота производилась три раза в год: весной (под яровое), летом в июне (подъем пара) и осенью (под озимое). В каждый из этих сезонов работа продолжалась в течение двух недель. Боронование происходило и весной и осенью, т. е. и при яровом и при озимом посеве. Кроме того, яровые посевы должны были тщательно очищаться от сорных трав21.

Важной составной частью барщинных работ была уборка урожая (в описи указано количество зерна — пшеницы, ржи и ячменя, поступавшего с каждого манса — всего 12 модиев), а также сенокошение и огораживание барского двора и полей (последнее — в целях защиты от потравы)22. В состав servitium'a с тяглых мансов входили работы по садоводству, огородничеству и льноводству и, сверх того, пастьба свиней23.

Держатели тяглых мансов должны были участвовать также в заготовке дров и поставлять для надобностей барского двора пиво и солод. Вслед за подробным изображением отработочных повинностей идет дополнительный перечень мансов, зависящих от принадлежащей Фримерсхейму церкви в Эмбрикене (Hoch-Emmerich нa Рейне) и расположенных в разных населенных пунктах, причем отдельно указано наличие барской запашки (так называемой «салической земли» — Seliland) при господском дворе24. В перечислении оброков в пользу этой церкви (census de singulis mansis) отмечены как денежные платежи (8 денариев к празднику св. Мартина), так и поступления натурой — поставка одного сикла25 в мае, кур и яиц, а также заготовка дров, и к этому прибавлено: «остальные повинности такие же, как и в Фримерсхейме»26.

Отдельно под заголовком «Mancipia» дан краткий перечень поголовных сборов с несвободных, причем проводится различие между мужчинами и женщинами, а также между замужними и незамужними женщинами: мужчины уплачивают 8 денариев, замужние женщины — 4, а незамужние — 6 денариев; с детей и стариков поголовный сбор вовсе не взимается27. Далее в опись вкраплены данные о дарениях Верденскому аббатству в окрестностях Фримерсхейма, в том числе и о пожалованиях дочери Карла Великого Берты28.

Всего от Фримерсхейма зависит 120 тяглых мансов (за исключением тех, которые принадлежали двум барским дворам, не упомянутым в суммарном перечне, а также церкви в Эммерихе) в 19 населенных пунктах. Площадь территории домениальной земли (Seliland) относилась к держательской, по вычислениям Кёчке, как 1 к 629. Этот факт указывает на то, что, вопреки мнению Кёчке, Фримерсхейм трудно причислить к владению типа Gutsherrschaft: и процентное соотношение территории домена и держаний и фиксированный ограниченный размер пахотной барщины (5 дней в неделю в течение 6 недель сельскохозяйственных работ в году) скорее дают основания считать Фримерсхейм типичной вотчиной (Grundherrschaft) раннего средневековья; большая компактность расположения владений Фримерсхейма объясняется его происхождением из королевского фиска, но не является само по себе достаточным аргументом в пользу его отнесения к типу Gutsherrschaft, ибо и королевское землевладение времен Карла Великого, как известно, имело структуру, характерную для Grundherrschaft, о чем ясно свидетельствуют данные Capitulare de villis.

Отработочная рента тяглых держателей отмечена еще в некоторых верденских описях X — начала XI в. Одна из них, относящаяся к X в., содержит перечень тяглых мансов, расположенных в окрестностях Вердена и зависящих от одного и того же господского двора (selihova). Описание повинностей этих мансов дано по схеме, сильно отличающейся от схемы описания Фримерсхейма: здесь перечислено поименно свыше 20 держателей с указанием натурального и денежного чинша, а также барщины каждого из них (в некоторых случаях повинности с манса определяются в общей форме, как plenum servitium или dimidium servitium). Барщина этих держателей заключается в распашке двух-трех юрналов барской земли и в работе по уборке урожая в течение двух-трех дней в неделю во время жатвы. При этом практикуется так называемая барщина «с харчами»: как при пахоте, так и при жатве держатели снабжаются пищей и напитками с барского двора. Как явствует из данных этой описи, барщина здесь меньше по размерам, чем в Фримерсхейме, хотя в обоих случаях она фиксирована и ограничена как количеством дней, так и определенными сезонами сельскохозяйственных работ30. Кроме барщины, значительную роль играли здесь, по-видимому, натуральные и денежные оброки — зерном (рожью, ячменем) и льном, а также уплата поголовного взноса от нескольких денариев до одного солида.

В отличие от только что разобранной описи очень суммарно дан характер барщины в кратком описании повинностей зависимых людей в окрестностях Вердена (X — XI столетия)31. Здесь указано 200 юрналов, которые тянут к барскому двору Баркхофен (Barghus) и определенное число которых обрабатывается трудом зависимых держателей, причем отмечены пахота и двоение пара.

На территории барской запашки другого господского двора в окрестностях Вердена — Экута (Иктен на р. Рур) — зависимые люди обязаны распахивать 36 юрналов32 (далее описание барщины обрывается названием третьего барского двора, а вслед за тем идет перечень поступлений натурой).

В целом верденские урбарии позволяют сделать следующее наблюдение общего характера: в системе эксплуатации зависимого крестьянства во владениях Верденского аббатства играла значительную роль натуральная и денежная рента; она сочеталась с фиксированной отработанной рентой, характерной для вотчины в Германии раннего средневековья. При этом определенная и разработанная система барщинных повинностей встречается как раз в описях IX — X вв. и первой половины XI в.— в вилликациях Фримерсхейма, а также на землях аббатства в окрестностях Вердена. Из этого факта трудно сделать обобщающий вывод об усилении роли натуральной и денежной ренты в конце XI — XII в. во всех владениях Верденского аббатства, ибо подобная тенденция к замене феодальной отработочной ренты другими ее видами отмечена исследователями главным образом для Саксонии XII — XIII вв.33 и ее нельзя считать установленной для остальных районов, в которых как раз расположены были верденские владения, тем более, что эти районы отличались друг от друга значительными особенностями. Весьма возможно, что сравнительно большой удельный вес отработочных повинностей в вилликациях Фримерсхейма и Баркхофена (в окрестностях Вердена) объясняется их структурой (хотя как раз на землях монастыря Хельмштедт, имеющих аналогичную структуру, барщина, по-видимому, значительной роли не играла)34.

Как бы то ни было, весьма существенно, что уже в конце IX — начале X в. (а также вплоть до начала XI в.) в ряде владений Верденского аббатства сосуществовали все три формы феодальной ренты, в том числе и ренты отработочной. Некоторые из этих владений отличались значительной сложностью структуры и большими размерами — при разбросанности их составных частей по различным населенным пунктам: таковы вилликации монастыря Хельмштедт, в которых в X — начале XI в. от двух барских дворов зависело 119,5 тяглых мансов и в середине XI в. 300 мансов, тянувших к пяти другим барским дворам; теми же особенностями характеризуются вилликации Фримерсхейма в конце IX — начале X в. (120 тяглых мансов в 19 населенных пунктах, кроме зависевшей от Фримерсхейма церкви и еще двух барских дворов) и др.

Приведенные нами примеры разных схем описания верденских владений конкретно иллюстрирует наличие на их территория уже в IX — начале XI вв. типичной вотчины раннего средневековья. И тем не менее верденские урбарии содержат данные о сохранности мелкой аллодиальной собственности в течение X — XI вв. в различных районах размещения верденских владений, в том числе и в тех, в которых находились крупнейшие верденские вилликации (на р. Рур и в Рейнской области, в окрестностях Вердена и в Вестфалии).

Ценность и своеобразие изучаемого памятника заключается именно в том, что в состав этих урбариев и Heberegister вкраплены источники иного характера: отдельные дарственные грамоты, описи наследственных владений свободных людей (включенные в урбарии ввиду перехода этих владений в собственность аббатства), а также краткие перечни традированных Верденскому аббатству земельных участков. Эти отличающиеся от урбариев по своему типу вставки (самое наличие которых в составе верденских описей весьма характерно) и послужат материалом для изучения мелкой аллодиальной собственности. На основании данных этих включенных в урбарии источников, конечно, нельзя дать полную картину мелкой аллодиальной собственности в указанных районах и невозможно полностью проследить весь процесс закрепощения мелких аллодистов. Ибо краткие перечни верденских дарений (напоминающие отчасти «Traditiones et antiquitates Fuldenses», но иногда еще более скудные, чем они) не поддаются статистической обработке и не допускают сплошного массового обследования. Но ценность этих источников следует искать в другом направлении: они дают отдельные, очень показательные и яркие примеры живучести мелкой аллодиальной собственности вплоть до XII в. и достаточно определенно отражают ее характер (это в особенности относится к дарственным грамотам и к описям наследственных владений свободных людей). Особенно существенно при этом то обстоятельство, что эти примеры, несмотря на изолированное положение указанных выше источников в составе верденских урбариев, никоим образом не могут считаться случайными, ибо их наличие органически связано со всем процессом феодализации в изучаемых районах Северной Германии. Они дают нам возможность представить себе более или менее конкретно следующие явления, характерные для хода этого процесса в областях с замедленным развитием феодализма: наличие пережитков большой семьи у свободных фризов и саксов и значение родственных связей в их поземельных отношениях; наличие мелких свободных аллодистов, а также отчасти и их превращение в лично свободных, но поземельно зависимых держателей Верденского аббатства.

Этим двум темам и посвящены основные разделы настоящей главы.



4Поэтому Кёчке в своей книге уделил главное внимание организации и структуре барского хозяйства.
5Werden, II Urbar А1 §7; частичные совпадения с этой описью имеются в общем перечне доходов аббатства в Дрейнгау.
6Ср. R. Коtzsсhke. Studien..., S. 62.
7Werden, III Urbar B3, § 1; § 4; III Urbar B2, § 21 (S. 90-91; 93-95; 105—108); III Urbar B3, § 33, 35 (S. 118—121).
8Werden, III Urbar B1, § 1 (S. 90): «Quicunque uillieus est abbatis quod nos vulgo dicimus scultheto in Helmonstade debet singulis annis abbati de uillicatione sua persoluere tale seruitium aut si non seruierit ei sub gratio tali modo debet redimere». Далее изображено конкретное содержание servitium'a.
9Werden, III Urbar B1 § 1 (S. 91).
10Ibid.: «Preterea omnes qui inhabitant uillam sine legali coniugio et filii si moriuntur, abbati duas partes hereditatis dabit et lerciam sibi reseruabit».
11Werden, III Urbar B2, § 21 (S. 105): «De officio Thiedolfi... In Sethorpa dominicalis mansus...»; от этого господского манса зависят 58 тяглых держателей на мансах (ср. также III Urbar B3, §35) и 17 держателей, описанных в разных урбариях (ср. III Urbar B1, § 4, S. 93—95, а кроме того S. 105, Anm. 4; S. 120, Anm. 6), итого 75 тяглых мансов. Перечень этих тяглых мансов дан по следующей схеме: сначала (сразу за господским мансом) указан «полный» манс с сидящим на нем держателем (plenus mansus), а затем идет поименный список остальных держателей с прибавлением слова «similiter» (в § 21 plenus mansus указан три раза). В числе мансов, зависящих от господского манса Сеторпа, два раза указано полманса и один раз полтора манса, откуда следует, что все остальные тяглые держания, тянущие к этому барскому двору, составляли так называемые «полные» или целые мансы. В одном из населенных пунктов, зависящих от монастыря Хельмштедт (а именно в Аррисклува),— наряду с рядом мансов, перечисленных отдельно с упоминанием их держателей,— указаны во множественном числе мансы, на которых сидят 2 серва и 5 свободных (III Urbar В2, § 21, № 18: «...mansi. II servi et V liberi»). Ср. об этом пункте также III Urbar B3, § 35, №4(S. 120).
12Werden, S. 121, Anm. 8; кроме Сеторпа в описях указан еще dominicalis mansus в Хельмштедте: III Urbar В2 § 21, № 17: «insuper II mansi et dimidius». III Urbar B3, § 35, № 7.
13Werden, III Urbar B4, § 37 (S. 122—123).
14См. Werden, S. 122, Anm. 1.
15Werden, II Urbar A3(Heberegister des Klosterguts in Weslfalen), § 35 (Einkunfte in Brukterergau).
16Werden, II Urbar A3, § 35, № 73: «in villa Megnithi Ricuini pauper»; его чинш — 18 модиев ячменя, 8 денариев, heriscilling в два модия муки, постой.
17Werden, II Urbar A3, § 35, № 68: «Uulfric quondam nobilis unum solidum, nunc noster litus est».
18Ibid., № l, 3, 4, 5 и др. (S. 68-69).
19Werden, II Urbar A1, § 3, № 1 (S. 15): «Ad fundum qui est ad Frimareshem pertinent dominales mansi hi».
20Ibid., № 1 (S. 16): «Ad curtem dominicam suum seliland. Ad Rumulohon similiter. Ad Astarlohon suum seliland. Ad Ascmeri dominicalis mansus. Ad Suabhem unus». Вслед за тем идет общий перечень тяглых мансов Фримерсхейма, который заканчивается следующим образом: «Hi sunt mansi qui ad Frimareshem pertinent quos imperator Karlus Hildigrimo episcopo Hildigrimus uero sancti Liudgeri monasterio contulit». Хильдигрим I был настоятелем Верденского монастыря с 809 г.; умер в 827 г.; дарение Карла Великого, по-видимому, сделано между 809 и 814 гг. (см. Werden, S. 17, Anm. 1).
21Werden, II Urbar A1, §3, № 5 (S. 17—18): «De servitio. Duas ebdomadas in autumno. Duas ebdomadas ante uernum. Duas ebdomadas in iunio. In singulis ebdomadibus V quinque dies. In autumno I unum iugum quod sunt duo iornales proscindere, id. est gibrakon. Dehinc arare, sementem a curte accipere. Complanare id est giekkian. Si non illud proscindit id est gibrakon, tunc debet arare iugum unum el complanare, id est giekkian, et aliud dimidium arare tantum non complanare. Idem seruicium de proscindendo et arando et complanando in uerno debet facere. Juga ipsa debet ita procurare, ut a fruticibus et malis oleribus ea expurget, et in omnibus ita excolere, ut fruges inuiolatas in horreum deferal» H. П. Грацианский полагает, что при последней пахоте под озимое, согласно приведенным данным Верденского урбария, «посев производился непосредственно после пахоты», ссылаясь на следующую часть цитированного выше текста: «...dehinc arere, sementem a curte accipere, compalanare...». В соответствии с этим он считает, что здесь имеется в виду «вторая вспашка под озимое или же вспашка под яровое», но никоим образом не третья вспашка под озимое (Н П. Грацианский. Из истории сельскохозяйственной техники во Франции в феодальный период. В кн.: Н. П. Грацианский. Из социально-экономической истории, стр. 236—237 (курсив наш.— А. H.); ср. также стр. 238—239.
22Werden, II Urbar A1, § 3, № 5 (S. 18): «Annas singulis oportet, ut ab uno manso accipiantur duodecim modia grani... [при этом указаны повинности по помолу ржи и пшеницы и изготовлению хлеба]; (S. 17): Item de foeno debet quisque de manso secare usque od meridiem; (S. 17): Rursum ad curtem dominicam debet palos triginta deferre, quotiaes necesse est ad sepean innouandam...; (S. 17—18): In agro oportet iugalem sepem quod dicitur iucfac ita procurare, ut iumentum uel pecus in segetes non irrumpat...».
23Ibid., (S. 18): «Arealem debet in orto ad plenum procurare... Unam garbam lini debet in agro colligere, quam debet ad plenum procurare et semen bene paratum presentare... In pastu porcorum quinque modios glandium. De singulis mansis per vices debent cuslodire porcos simul cum subulco...». Следует отметить, что при описании барщины по уборке урожая указано участие в ней не только мужчин, но и женщин, притом членов одной и той же семьи (мужа и жены).
24Werden, II Urbar А1, § 3, № 6 (S. 18).
25Какого именно продукта, не указано, но, судя по времени года, вероятно, зерна.
26Ibid., № 7 (S. 18): «Totum servitium sicut Frimareshem».
27Werden, II Urbar A1, § 3, № 8 (S. 19): «Mancipia. Quae censum debent exceptis pueris et vetulis. Femina nupta debet quatuor denarios, innupta sex, vir debet octo».
28Werden, II Urbar A1, § 3, № 9.
29См. R. Kotzschke. Studien..., S. 14.
30Werden, II Urbar А1, § 15, № 1 (S. 40): «Selihova cum aralris uno anno, altero anno cum duobus aratris malterot», [т. е. изготовляет солод] — (см. S. 40, Anm. 1). Приводим пример описания повинностей одного из тяглых мансов: ibid., № 4: «Thrudmar plenum servitium: VIII mo. bracii el sol. et de capite I sol., III iornales arare, III dies metere, II d. linum et sigilum. О барщине «с харчами» см. ibid., №. 17 (S. 40): «Gum metunt semel datur eis a domino in die. Cum arant die ultimo datur eis cibus et potus...».
31Werden, III Urbar B2, § 26 (S. 113): «Ad Barghus CC iornales; ex his debent ab hominibus ad illud predium servientibus LXXIII arari et X: III iornales ad proscindendum».
32Ibid.: «In Ekutha XXXVI iornales ab hominibus illuc servientibus arandi sunt et de Kalkamnon VIII».
33См. W. Wittich. Die Grundherrschaft in Nordwestdeutschland. Leipzig, 1896; его же. Epochen der deutschen Agrargeschichte. Grundrib der Sozialokonomik; В. В. Дорошенко. Упадок свободного крестьянства в феодальной Саксонии.
34Хотя в описях Хельмштедта барщина прямо не указана, но не исключена возможность, что она частично входила в состав servilium'a тяглых мансов, так как некоторые продукты сельского хозяйства могли производиться на домениальной земле, а их поставка могла быть распределена по мансам; суммарность описания не позволяет установить это точно.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Роберто Боси.
Лапландцы. Охотники за северными оленями

Карен Юзбашян.
Армянские государства эпохи Багратидов и Византия IX-XI вв.

Ян Буриан, Богумила Моухова.
Загадочные этруски

Сирарпи Тер-Нерсесян.
Армения. Быт, религия, культура

Хильда Эллис Дэвидсон.
Древние скандинавы. Сыны северных богов
e-mail: historylib@yandex.ru
X