Список книг по данной тематике

Реклама

Loading...
А. И. Неусыхин.   Судьбы свободного крестьянства в Германии в VIII—XII вв.

2. Характер родственных связей и пережитки большой семьи

При изучении этого вопроса по верденским урбариям следует прежде всего подробно разобрать «Опись наследственных владений одного из фризов» (Verzeichnis des Erbgutes eines Friesen), включенную в регистр земельных владений Верденского аббатства в Восточной Фрисландии и относящуюся, по-видимому, к X в.35 Эта опись вошла в состав данного регистра36 именно потому, что наследство некоего фриза, о котором в ней идет речь, сделалось после его смерти собственностью Верденского аббатства. Однако нас интересует вопрос, каковы были его владения и владения его ближайших сородичей до того, как они после его смерти превратились из их аллодиальной собственности в монастырские держания. Разбираемая опись построена по следующему плану: сначала дается описание наследства фриза с отцовской стороны, потом — с материнской стороны, причем и в первой и во второй половине описи в начале указывается ряд земельных участков в различных населенных пунктах (в семи и еще в девяти), несущих чинш Верденскому аббатству37, а затем идет перечень поземельных сделок с частями владений фриза и его родственников с отцовской и с материнской стороны; при этом перечислены все дарственные и меновые сделки, которые совершались членами этой семьи и объектами которых служили указанные их владения. Родственные связи фриза, о наследстве которого идет речь, были довольно широки и обнимали три поколения со стороны отца и матери. В описи фигурируют: сам фриз (не поименованный), его отец (имя которого обозначено лишь начальной буквой «Е»), его мать, трое его теток со стороны матери, его дед Гердаг и его бабка со стороны матери Ата, дядя его матери с женской стороны (avunculus), двоюродная сестра его деда. Поземельные сделки заключаются как между членами семьи фриза, так и членами этой семьи с посторонними лицами.

Перейдем к подробному анализу этих сделок, который поможет уяснить нам тот факт, что их объекты составляли первоначально аллодиальную собственность одной и той же большой семьи из трех поколений.

Перечень поземельных сделок родственников фриза со стороны отца начинается с указания на то, что его отец Е. передал дяде матери фриза Тиадрику (и притом ее дяде с материнской же стороны, т. е., очевидно, брату ее матери — бабушки фриза, ибо он назван avunculus, а не patruus), «pro a via mea [т. е. фриза] Ata» земельное владение в Бурхеме с чиншем в 4 унции и в отдаленной части населенного пункта Хаонле (in exteriori Haonlae) землю с доходом в 9 сиклов. Отсюда прежде всего явствует, что Тиадрик был братом бабки фриза с материнской стороны — Аты. Однако этой передачей указанных владений отца фриза дело не ограничилось. Тиадрик в свою очередь передал земельные участки, полученные им от отца фриза Е, человеку, по-видимому, постороннему семье фриза,— некоему Фретухарду — и купил у него в другом населенном пункте Витиласхем земельное владение с чиншем в 1/2 либры. Это купленное им владение Тиадрик впоследствии продал некоему Эурбарту — лицу, опять-таки постороннему семье фриза,— а вместо этого проданного им владения в Витиласхем он купил у того же Эурбарта два других земельных владения в двух населенных пунктах: одно в Лаги38, а другое в лесу Вибоди; во второе из них (наряду с частью территории, пригодной под пастбище) входил земельный участок с чиншем в три унции39. Таким образом, земельные владения отца фриза в Бурхеме и Хаонле40, переданные им брату бабки фриза Тиадрику, не остались в составе владений родичей фриза, а перешли в чужие руки. Иначе обстояло дело с владениями деда фриза Гердага: он передал все, что имел, в семи населенных пунктах (названия которых не встречаются ни в перечислении земельных участков перед перечнем сделок с наследством фриза с отцовской стороны, ни в описаниях поземельных сделок отца фриза Е. и дяди его матери Тиадрика) трем своим дочерям, т. е. теткам фриза41. После изложения хода поземельных сделок отца фриза Е., затем Тиадрика, а также деда фриза Гердага указаны владения фриза, унаследованные им с отцовской стороны в двух населенных пунктах42; при этом второй из них — Badunathashem villa — уже был упомянут в перечислении земельных участков перед перечнем сделок с составными частями наследства фриза с отцовской стороны; владение фриза в этой вилле стало его собственностью в результате покупки, совершенной только что названным дедом его Гердагом у двоюродной сестры Гердага, которой он в свою очередь передал землю в вышеупомянутом населенном пункте Хаонле43.

Если мы кратко резюмируем результаты разбора состава и дальнейшей судьбы наследства фриза с отцовской стороны, то получим следующие выводы: 1) отец фриза совершил лишь одно дарение в пользу дяди матери фриза в двух населенных пунктах; 2) дед фриза Гердаг произвел три сделки в девяти населенных пунктах и притом только с родственниками; 3) дядя матери фриза Тиадрик совершил две сделки в трех населенных пунктах и притом с посторонними семье фриза лицами; 4) в числе сородичей фриза указаны его родственники не только по прямой, но и по боковой линии; 5) при описании владений и поземельных сделок членов семьи фриза с составными частями его наследства с отцовской стороны упомянуто всего 19 населенных пунктов. Следовательно, эти владения членов семьи фриза были разбросаны (хотя в пределах вполне определенного района); однако размеры каждого из них были невелики, ибо они определяются либо чиншем в несколько унций или сиклов, либо мерами площади величиною в 2/3 или 1/6 часть вирги (unius virgae due partes... sexta pars)44.

Переходим к описанию наследства фриза и его родственников с материнской стороны (de materna quoque horeditate). Оно тоже начинается с перечисления земельных участков, некогда принадлежавших членам семьи фриза, а к моменту составления всей описи в целом уже несущих чинш Верденскому аббатству. Размеры этих участков определяются либо мерами площади, т. е. разным количеством pedes (от 5 до 20), или различным числом virgae (от 1/4 до 2 virgae)45, либо величиной чинша (от 6 унций до 1 либры). Эти участки расположены в девяти населенных пунктах, из которых два (in superiori Thribirgi, in exteriori Thribirgi) были уже упомянуты в описании наследства фриза с отцовской стороны и, кроме того, встречаются в дарениях некоего Фольхарда46. Вслед за упомянутым перечислением идет перечень земельных владений родственников фриза со стороны матери с указанием на некоторые совершенные ими поземельные сделки. При этом перечислено еще семь населенных пунктов, из которых Haonla уже был упомянут в перечне наследства со стороны отца, a Badunathashem фигурирует и в указанном перечне и в дарении Фольхарда.

Один из этих семи населенных пунктов — Tiudingtioch — входил, по-видимому, в состав только что упомянутой виллы Badunathashem, ибо в этой вилле указано земельное владение с доходом в 12 сиклов, представлявшее собой составную часть наследства фриза со стороны его матери и его тетки — сестры матери (maternae simul et materterae hereditatis) и при этом подчеркнуто, что оно было расположено in Tiudingtiochi47. Именно в этой вилле Badunathashem дед фриза Гердаг и совершил ту покупку 1/6 части virgae, т, е. земельного участка в 6 сиклов дохода, которая упомянута была выше в описании поземельных сделок родственников фриза с отцовской стороны. После описи наследственных владений родственников фриза со стороны матери в семи населенных пунктах идет перечень их владений еще в пяти населенных пунктах, из коих три уже упоминались в описании наследственных владений родственников со стороны отца фриза, а два — Cuninghem n Stedun — названы здесь впервые. В этих пяти населенных пунктах мать фриза, согласно данным описи, передала все, что она там имела, своей племяннице48. Итак, в перечне владений «de materna hereditate» перечислено всего одиннадцать новых населенных пунктов, так как из двадцати одного названия десять уже встречались в перечне отцовского наследства. Если мы исключим все повторяющиеся и совпадающие названия населенных пунктов во всей описи в целом, то придем к тому выводу, что члены семьи фриза имели земельные владения в тридцати населенных пунктах (в девятнадцати, указанных в перечне отцовского наследства, и в одиннадцати, упомянутых в описании наследства родственников со стороны матери). В этих тридцати населенных пунктах родственники фриза совершили всего семь поземельных сделок, из коих шесть сделок заключили родичи фриза со стороны отца и лишь одну сделку совершила его мать; при этом в описание сделок родственников фриза со стороны матери включена и покупка его дедом Гердагом земельного участка у своей двоюродной сестры, изложенная буквально в тех же выражениях, что и в перечне сделок родичей фриза со стороны отца. Последнее обстоятельство дает повод предполагать, что Гердаг был дедом фриза со стороны матери, но прямых доказательств в пользу этого предположения в нашем источнике нет49. Оставляя поэтому этот вопрос нерешенным, обратим внимание на другое, весьма существенное обстоятельство: несмотря на то, что наследственные владения родственников фриза подвергаются обмену и становятся объектами дарения (как сородичам, так и чужим лицам), и тем самым их цельность как бывшего земельного аллода одной большой семьи явным образом нарушается, они все же в совокупности своей рассматриваются составителями урбариев в качестве частей единого комплекса аллодиальной собственности. Поэтому они и описываются как таковые; по той же причине их перечень выделен в виде особой описи в составе урбариев группы А именно по признаку их принадлежности к «наследству фриза», причем это сделано после перехода этих владений в собственность Верденского аббатства. Такому рассмотрению их в качестве составных частой одного аллода бывшей большой семьи не препятствует и разбросанность этих владений по тридцати населенным пунктам — разбросанность, впрочем, лишь относительная, ибо все эти населенные пункты были расположены в пределах сравнительно небольшого района по нижнем течению р. Эмс и, по-видимому, находились недалеко друг от друга. Указанные выше некрупные размеры этих владений и их последующее превращение в держания с относительно невысоким денежным и натуральным чиншем — все это свидетельствует о том, что семья фриза, о которой идет речь в нашей описи, принадлежала (до перехода ее владений в собственность Верденского аббатства) к слою мелких свободных аллодистов. Конечно, наследственные владения родственников фриза рассматриваются в данной описи в качестве составных частей бывшего единого комплекса исключительно с точки зрения их происхождения из объектов общей аллодиальной собственности всей совокупности сородичей, составлявших раньше одну большую семью, но они уже не являются таким цельным комплексом земельных владений, в которых эти родственники вели совместное хозяйство.

Такое сохранение совладения — при отсутствии общего ведения хозяйства — наблюдается и в Алеманнии и в Баварии IX в., причем совместное владение братьев и сестер иногда остается в силе даже и после превращения совладельцев в прекаристов в результате совершенных ими дарений; наряду с этим происходят и разделы отцовского аллода между братьями и сестрами50.

Но отсутствие общего ведения хозяйства членами большой семьи в период ее распада не опровергает ни наличия такового во время его господства, ни живучести остатков большой семьи в более позднее время, несмотря на невозможность ведения ее членами совместного хозяйства.

Как мы знаем из варварских правд, большая семья проделывает у разных германских народов Западной Европы на протяжении VI — VIII вв. эволюцию от стадии кровно-родственной домовой общины с совместным хозяйством — через различные этапы выделения малых семей — к распадению домовой общины как хозяйственного целого, при сохранении значения родственных связей и остатков совладения. Один из конечных этапов этой эволюции и отражен в разбираемой описи наследства фриза. В процессе трансформации большой семьи и элементы совладения и родственные связи продолжают играть роль отнюдь не только у представителей родо-племенной знати, но и у массы рядовых свободных: это явствует как из тех памятников обычного права, в которых знать вовсе не фигурирует (как, например, из Салической правды), так и из других, в которых имеется понятие знатности или даже оформленный социальный слой знати. Так, и живучесть большой семьи с сохранением совладения, и ее распадение зафиксированы и в лангобардском эдикте Ротари, где значительную роль играло представление о nobilitas, и в алеманнских законах, в частности, в Pactus Alamannorum, где — при делении алеманнов на три социальных слоя (primi, mediani, minofledi) — с одной стороны, изображается поземельная тяжба между двумя большими семьями («генеалогиями»), а с другой стороны, отражен процесс выделения малых семей в результате раздела отцовского наследства; при этом в обоих памятниках нет никаких свидетельств того, что и то и другое явление (или по крайней мере первое из них) имело место только в среде знати. Нет таких данных и в Баварской правде, где пять знатных родов («генеалогии»)51 отграничены от остальных баваров более высокими вергельдами, и тем не менее живучесть родственных связей в среде рядовых свободных подчеркивается на всем протяжении памятника; не случайно как раз в баварских грамотах IX в. (в Фрейзингенском картулярии) имеются данные о сохранности нераздельного совладения братьев52. Все это подкрепляет наш вывод, что семья фриза в разбираемой описи принадлежала к слою мелких свободных аллодистов.

Обращает на себя внимание характер тех населенных пунктов, из которых исходят разобранные нами дарения, фигурирующие в верденских урбариях. Некоторые из этих поселений имели сложную структуру: так, например, в виллу Бадунатасхейм входил особый пункт Tindingtioch, который не обозначен как двор, а между тем представлял собой какое-то поселение, ибо в нем было земельное владение (terra), входившее в состав разобранного выше наследства фриза и его родственников со стороны матери53. В той же деревне расположены были и владения Фольхарда54. Целый ряд населенных пунктов делился на «верхний» и «нижний», «отдаленный» (или «внешний»): так, например, Thribirgi superior et exterior, Haonla exterior et superior, Embrikni obarrun et nidarrun55.

Особенный интерес представляет в этом отношении поселение Oeft (Uviti): с одной стороны, в его составе находился населенный пункт Ekonsceda (Eickenscheid), которое Кёчке считает отдельным двором56, а с другой стороны, в обладании поселения Oeft находились большие лесные массивы по обоим берегам р. Рур57. По-видимому, это целая деревня, так же, как и вилла Бадунатасхейм. Но некоторые из населенных пунктов, обозначенных как «верхний» и «нижний», «отдаленный» (или «внешний»), могли иногда быть более мелкими поселениями, носившими одинаковое название; при этом, может быть, одно из них произошло из другого, большего, путем выделения из деревни одного из нескольких хуторов (наподобие алеманнских vilare в Сен-Галленском картулярии)58. Несомненно, мелкими населенными пунктами (хотя и не всегда отдельными дворами) были те, которые входили в состав таких деревень, как Oeft или вилла Бадунатасхейм. Весьма возможно, что наличием — наряду с деревнями — небольших поселений в районе Эмса, а также и Рейна (в среднем его течении) — объясняется, между прочим, и размещение владений сородичей фриза в 30 населенных пунктах.

Данные о живучести родственных связей встречаются в верденских урбариях и для несколько более позднего периода, т. е. конца X — начала XI в., причем они исходят из различных районов. Так, документ конца X — начала XI в. из окрестностей Вердена содержит решение о наследстве некоей Бетты. Согласно этому документу, кратко излагающему дарственную грамоту Бетты, она передала в населенном пункте Noddonscetha совместно со своим дядей со стороны отца (patruus) Бенно свое наследственное владение через третьи руки Верденскому аббатству с тем условием, чтобы сыновья некоего Гезона держали одну половину этого владения, состоящего из пахотных участков, а сыновья следующего мужского родственника — вторую его половину59. Хотя из сокращенного текста дарственной грамоты Бетты и неясно, чьим родственником был Гезон (самой Бетты или ее дяди Бенно) и в каком родстве он состоял с Беттой или с ее дядей, тем не менее из разбираемого документа явствует, что объектом дарения является наследственное владение семьи, в которую входят родственники не только по прямой, но и по боковой линии. Составные части земельного владения этой семьи наследуются сыновьями, являющимися потомками двух разных ветвей этой семьи (по-видимому, самой Бетты и ее дяди Бенно). В конце грамоты перечислено 8 свидетелей сделки, причем имена четырех из них встречаются в качестве держателей аббатства в конце X — начале XI в. в окрестностях Вердена60. Относительно одного из этих четырех свидетелей, а именно Рихарда, имеются данные о том, что ему раньше принадлежали собственные земельные владения в Лаунендальском лесу61.

Значение родственных связей и их роль в поземельных сделках мелких свободных аллодистов весьма отчетливо выступает и в других районах Фрисландии, Саксонии и Рейнской области. Это явствует из большого перечня дарений в пользу Верденского аббатства62, рукопись которого датируется серединой XII в., но в основе первой части которого (§§ 1—125) лежат краткие, современные самым дарственным сделкам, записи о дарениях конца X — начала XI в., т. е. того же времени, к которому относятся выше рассмотренные нами документы. Указанный перечень дарений состоит из двух частей: первая из них (группа Va), более ранняя, восходящая к X — началу XI в., в свою очередь подразделяется на два раздела; больший из них (от § 1 до § 77) располагает перечисление дарений по географическим признакам: вслед за дарениями из окрестностей Вердена и соседних с ним областей по Нижнему Рейну (от № 4 до № 33) идут дарения из Западной Саксонии и Фрисландии (от № 34 до № 77); меньший — от § 78 до § 125 перечисляет дарения из самых различных районов не в географическом порядке63.

Вторая часть разбираемого перечня (группа Vb, §§ 126—169) содержит перечисление значительно более поздних дарений, относящихся к первой половине XII в.

Из общего числа 125 дарений группы Va 76 дарственных сделок представляют собой совместные дарения родственников или на помин души кого-либо из них (при этом из нашего подсчета исключены дарения pro anima супругов). Из этих 76 случаев в 51 фиксируются дарения pro anima того или иного родственника, а 25 случаев — совместные дарения родственников разной степени близости: родителей (отца или матери) с сыновьями (или с сыном)64 (таких дарений всего 14); братьев и сестер65 (таких дарений 11). Из 50 с лишним дарений на помин души 29 случаев фиксируют дарения «pro anima patris vel matris», из них 19 — pro anima patris, a 10 — pro anima matris66, в семи случаях фигурируют дарения «pro anima filii (vel feliае, filiorum)67. Кроме того, в группе Va перечислены 12 дарений на помин души супругов. Встречаются и указания на более сложные и отдаленные родственные связи: так, в числе дарений pro anima зафиксировано дарение pro anima тестя дарителя68; подобные дарения фигурируют и в перечне совместных дарений родственников69. Среди таких дарений встречается любопытный случай, когда традент передает Верденскому аббатству свое владение от имени члена монастырской братии Гуго и всех остальных его родственников, а также и на помин души родных, причем все эти родственники обозначены словом amici70. Этот случай интересен тем, что указывает на сравнительно широкий круг каких-то близких Гуго людей, связанных с ним родственными узами, причем в этот круг могли входить не только ближайшие, но и дальние родственники: иначе их совокупность не была бы обозначена словом amici, ибо такое обозначение применяется в грамотах обычно в качестве дополнения к указанию на родственников; именно в таком контексте встречается слово amici в известной верденской грамоте, только более раннего времени (801 г.). Согласно этой грамоте, даритель передает расчистку, произведенную неким лицом Н. собственным трудом вместе с родными этого лица и с помощью его «друзей» (amici)71.

Объектами дарений в разбираемой нами группе Va служат либо мансы (целый манс или половина его),— и притом большей частью без манципиев,— либо земельные участки, обозначенные весьма обще, как predium или territorium, а нередко как hereditas.

Анализ объектов дарения приводит к следующим выводам: из общего числа дарений (125) группы Va 37 случаев составляют дарения мансов без манципиев; из них большая часть представляет собой дарения целых мансов (один раз фигурирует полманса — в № 13 и один раз 2 манса в № 116). В 46 случаях встречаются дарения объектов, обозначенных в общей форме, как terra, territorium и predium; один раз в качестве объекта выступает гуфа (в № 100 — hofstad), четыре раза — определенное количество юрналов.

Дарения зависимых людей без земли встречаются еще реже (четыре случая), чем дарения земельных участков с mancipia (девять случаев) из 125 дарений72. Сравнительно немного дарений без обозначения объектов и лишь с указанием на чинш73: тринадцать из 125, т. е. около 10,5% (в отличие от группы Vb, где таких дарений 18 из 44, т. е. 40%). Особого внимания заслуживают дарения, объекты которых обозначены, как hereditas: таких дарений в группе Va всего 17. Из них наибольший интерес представляют те случаи, в которых hereditas выступает в качестве объекта совместного дарения родственников или членов одной и той же семьи. Так, некто Геррад и его мать передают hereditas на помин души отца дарителя74; сестра и брат (или же два брата) дарят аббатству hereditas на помин души своей матери75. Особенно интересен следующий случай: некая женщина Вигбург и ее сын Банагер передают hereditas на помин души сестры дарительницы (объект расположен в населенном пункте Хевен на р. Рур)76; та же Вигбург дарит на помин души другого своего сына, Радульфа, свое владение (predium), расположенное в другом населенном пункте — Хуппельсвик в Вестфалии77; после этих ее дарений три лица, не названные братьями, но несомненно являющиеся таковыми, дарят во спасение души их матери Вигбурги свое владение (predium) в третьем населенном пункте — Штеркраде78. Весьма возможно, что ко времени совершения этого последнего дарения, исходящего от членов семьи Вигбурги, она уже скончалась, а потому это дарение сделано тремя ее сыновьями (хотя дарственные сделки могли производиться и во имя живых и во имя умерших). В пользу отождествления Вигбурги, выступающей в № 30, 59 и 67, говорит то обстоятельство, что во всем разбираемом перечне дарений группы Va это женское имя больше не встречается, а в приведенных текстах оно фигурирует все три раза в сочетании с ее сыновьями (и один раз с ее сестрой). К тому же населенные пункты, из которых исходят все три дарения, связанные с именем Вигбурги, расположены в одном районе (в западной части Вестфалии вплоть до верховьев р. Рур). Если принять произведенное нами отождествление Вигбурги во всех трех дарениях, то можно прийти к выводу о наличии целой семьи вдовы (на это последнее обстоятельство указывает отсутствие упоминаний о ее муже в № 30 и 59 и об отце дарителей в № 67), семьи, состоящей из пяти ее сыновей и ее собственной сестры; при этом объект дарения Вигбурги и ее сына в № 30 обозначен как hereditas. Но если даже отвергнуть предложенное отождествление (между прочим, именно по этому признаку — разное обозначение объекта дарения) и считать Вигбургу в № 30, с одной стороны, и в № 59 и 67, с другой стороны, двумя разными лицами, носящими одно и то же имя, то все же в № 30 перед нами — дарение hereditas, сделанное матерью совместно с сыном на помин души сестры дарительницы, т. е. членами одной и той же семьи. Очень показательно в этом смысле дарение некоего Хугбольда, которое состоит из двух объектов: в состав первого, обозначенного как hereditas, входит обработанная и необработанная земля с правом пользования лугами и водами, и также само домохозяйство дарителя в Хольтхузене; дарение сделано от имени самого Хугбольда и двух его поименованных братьев. О втором объекте, состоящем из двух юрналов с доходом в 2 солида и 9 денариев в другом населенном пункте (оба — в окрестностях Хаттингена), а также из пяти манципиев, сказано, что Хугбольд «прибавил» его к первому объекту своего дарения. Это позволяет думать, что первый объект был наследственным владением семьи отца Хугбольда и его братьев, а второй — имуществом благоприобретенным и притом именно самим Хугбольдом79. В группе Va разбираемого перечня есть еще несколько случаев, когда дарение hereditas исходит от родственников — членов одной семьи. Так, например, мать и ее сыновья дарят на помин души их отца hereditas в двух поселениях80; один даритель передает hereditas в двух населенных пунктах «pro anima patris»81, другой традирует hereditas в одном месте «pro anima patris et matris»82.

Конечно, объектом совместных дарений родственников могло быть и predium (как мы это видели на примере вкладов Вигбурги и трех ее сыновей в № 59 и 67), и любое другое владение (например, манс); разнообразие в обозначении объектов особенно значительно в случаях дарений на помин души. Однако весьма существенно то, что именно hereditas сравнительно часто служит объектом совместного дарения родственников, а почти все остальные случаи, в которых объектом является hereditas (из общего числа семнадцати), представляют собой дарения на помин души. Это дает основание считать, что упоминание hereditas в качестве объекта дарения в дарственных сделках X — начала XI в. свидетельствует об аллодиальном характере и происхождении этой наследственной собственности соответствующих дарителей.

Небольшое количество дарений с несвободными (всего девять случаев из 125) и дарений зависимых людей без прямого указания на их земельные держания (всего четыре случая), а также размер денежного и натурального чинша, взимаемого аббатством с переданных ему земельных участков,— все это вместе взятое свидетельствует о том, что перечисленные в группе Va дарители до совершения ими дарственных сделок были скорее всего мелкими и средними аллодиальными собственниками83. Поэтому указания на родственные связи между ними — и притом не только по нисходящей и восходящей, но и по боковой линии — могут служить аргументом в пользу живучести в Саксонии и Фрисландии кровнородственных отношений, восходящих еще к последнему этапу родоплеменного строя.



35Точной датировки Кёчке дать не в состоянии, но указывает на то, что рукопись всего регистра в целом составлена пятью одновременно работавшими писцами X в. (Werden, S. 46).
36«Опись наследства фриза» входит в II Urbar A2 и составляет в нем § 24, S. 53—54.
37Размеры площади участков — от 12 pedes до одной — трех virgae; но встречаются и участки величиной в треть и половину virgaе. Чинш, идущий, по-видимому, аббатству, составляет от 5 до шести унций, а иногда фигурирует и чинш в 11 сиклов. Вирга была, по-видимому, первоначально линейной мерой, которая впоследствии превратилась в способ измерения площади земельных участков, т. е. проделала путь развития, аналогичный эволюции пертики (о пертике см. Я. Д. Серовайский. Изменение системы земельных мер, стр. 130—137). О вирге как земельной мере см. перечень повинностей в вилликации Фримерсхейм, где в распоряжении об огораживании пахотных полей для защиты от потравы сказано: «Ipsae iugalis sepes debet longitudinis esse ad quinque iugales virgas». Размер участков в огородах определен там же следующим образом: «quae areala debet longa esse ad mensuram unius virgae iugalis... lata vero duorum cubitorum» (см. Werden, II Urbar A1, § 3, № 4 (S. 18). (Cubiti упоминаются такжо в II Urbar А2, § 22a, № 21, (S. 48). В отличие от пертики вирга вначале служила мерой измерения длины участка, а не его ширины. Однако несмотря на это отличие, размер площади, обозначаемой словом «virga», измеряется не таким способом, что длина и ширина являются «множителями для образования квадратных мер» (см. Я. Д. Серовайский. Указ. соч., стр. 132); в этом сходство вирги как меры площади с пертикой. Предположение, что вирга как мера площади произошла из первоначальной линейной меры, подтверждают те тексты верденских урбариев, в которых величина одного и того же земельного участка измеряется определенным количеством virgae и дополняющим его числом футов (pedes) или известным числом virgae за исключением стольких-то футов, по типу: «одна вирга и пять футов» или «три вирги за исключением пяти футов» (см. Werden, II Urbar A2, § 22, перечень владений в бассейне Нижнего Эмса в X в. (S. 48): № 41 «in exteriori Thribirgi traditio Uvimode una virga et V pedes», № 42 «...in eadem villa traditio III virgae exceptis V pedibus»). Аналогичные примеры соотношения пертики и футов в клюнийских грамотах (то типу «ширина участка составляла 16 пертик и 6 футов» или «3 пертики и 7 футов» и т. д.) приводит Я. Д. Серовайский (указ. соч., стр. 132—133). В верденских урбариях величина земельного участка иногда определяется просто известным числом футов (pedes) —без указания на то длина или ширина участка положена в основу этого измерения (см. II Urbar А2, § 22а, № 45—51, S. 48—49). Однако встречаются и другие случаи, когда размер площади участка устанавливается посредством сочетания таких мер, как пертика и футы: см: II Urbar А2, § 22а (S. 47), № 10: «...una vurd et IV pedes et preterea unius pertice duae partes...».
38Два пастбища (in Lagi... duas scaras — II Urbar A2, § 24); о scara см. также II Urbar А2, § 22а, № 61 (S. 49): «In Geidae saltu habebat Uvibraht III scaras et in Uvibodasholta duas tuedia scaras», а кроме того Werden, S. 3—4 (De holtscara in Uuiti).
39II Urbar A2, § 24: «...in Vibodi silva unius scare duas partes cum terra cuius census est trium unciarum». Размеры земельных участков, передаваемых членами семьи фриза, определяются обычно величиной чинша, который может поступить с них; по-видимому, такой способ определения размеров исходит из принятых в монастырских описях методов установления доходности земельных владений, ибо у нас нет никаких указаний на то, что это были участки, зависимые от членов семьи фриза.
40Haonlae фигурирует в числе семи населенных пунктов, указанных перед перечнем сделок с наследством фриза с отцовской стороны, но там доходность данного участка — 5 унций.
41II Urbar A2, § 24 (S. 53): «In Binninghem, Beddinghem Hleri, Uuinashem, Adanhe, Longana, Husun donauit auus meus Gerdag quicguid habuit tribus filiabus suis meis videlicet amitis».
42Ibid.: «in Thribirgi superiori unius virgae due paries, id est IV unciarum census. Item in villa Badunathashem sexta pars unius virgae id est VI siclorum terra...».
43Ibid.: «...terra quam emit avus meus Gerdag ab Uuirico consobrino suo dans ei terram in exteriori Haonlae cuius census est unius unciae et querdam equum optimum».
44Urbar A2, § 24. Лишь в том перечислении земельных участков, принадлежавших некогда членам семьи фриза, которое помещено перед перечнем сделок, встречаются земельные владения площадью в целую virga.
45Один раз в качестве меры площади встречается и пертика (указана pertica dimidia).
46О дарениях Фольхарда см. Werden, II Urbar A2, § 21, а также § 22а, № 42—44 (S. 46—48). Судя по данным о дарениях Фольхарда населенный пункт Thribirgi (делившийся на superior и exterior) находился в бассейне нижнего течения р. Эмс.
47Werden, II Urbar A2, § 24: «Est quoque in Badunathashem materne simul et matertere hereditatis 12 siclorum terra in Tiudingtiochi». Наследство не только матери, но и тетки со стороны матери указано и еще в одном населенном пункте: «In Mundingasi materne et matertere hereditatis erat X unciarum census».
48Ibid.: «in Uuinashem, Edanae, Cuninghem, Stedun, Longanae, quicquid habuit mater mea tradidit Reginsuithae nepti suae».
49Это предположение можно было бы доказать лишь в том случае, если бы в нашем распоряжении были достаточные аргументы в пользу того, что Гердаг был мужем Аты — бабки фриза со стороны матери. Но таких данных у нас нет.
50См. А. И. Неусыхин. К вопросу об эволюции форм семьи... стр. 65—67, а также главу III настоящей монографии.
51L Baiuv., III. Здесь термин «генеалогия» употреблен в несколько ином смысле, чем в Алеманнской правде (см. Pactus Alam. XIV, § 6—11; XXXI, § 4—6: Leges Alamannorum, hrsg. von K. A. Eckhardt, I, Gottingen — Berlin — Frankfurt, 1958), а также и в остальных главах самой Баварской правды.
52См. А. И. Неусыхин. Возникновение зависимого крестьянства, стр. 389; его же. К вопросу об эволюции форм семьи... Пережитки большой семьи иногда налицо еще в VIII в. и в среде сервов, происшедших, по-видимому, из рядовых свободных, что было отмечено уже давно Энгельсом. Так, в Лоршском картулярии в качестве объектов дарения иногда традируются целые семьи mancipia, причем в некоторых случаях женатый сын остается вместе со своей женой в составе семьи отца (CL, № 1450); ср. А. И. Неусыхин. Структура хозяйства дарителей Лоршскому монастырю..., стр. 45.
53Werden, II Urbar A2, § 24 (S. 53—54).
54Werden, II Urbar A2, § 22а, № 44 (S. 48).
55О поселении Thribirgi см., во-первых, в описи наследства фриза: II Urbar А2, § 24 (S. 53—54), а затем II Urbar А2, § 21, 22, № 42—44 — дарение Фольхарда; Thribirgi находилось в бассейне нижнего течения Эмса. О населенном пункте Haonla см. опись наследства фриза. Embrikni (на берегу Рейна) фигурирует в перечне дарепий, включенном в опись вилликации Фримерсхейм (см. II Urbar А1, § 3, № 12, 13, S. 20).
56См. Werden, S. 59, Anm. 11.
57См. Werden, S. 3—4. I, De holtscara in Uviti.
58Это особенно ясно в тех случаях, когда к тому или иному населенному пункту прилагается эпитет «большой», как например, к поселению Бурхем. См. II Urbar А2, § 22а, № 60 (S. 49): «Gerbrun tradidit in maiori Burhem XV pedes». Бурхем — без эпитета «maior» — фигурирует и в описи наследства фриза.
59Werden, III Urbar, B2, § 30 (S. 116): «Betta in Noddonscetha et illius patruus Benno hereditatem eius truvuin hand constituerunt Hildimari et Abbonis ea ratione, ut Gezonis filii dimidiam partem tenerent in campestribus et posterioris viri filii dimidiam. Insuper edificia». Неизвестно, с кем состоял в родстве этот vir, но скорее всего с самой Беттой, судя по тому, что в грамоте разграничиваются права его сыновей и сыновей Гезона на данное держание; может быть, он был потомком Бетты. Населенный пункт Noddonscetha — это Норденшейд возле Хеттершейда (Werden, S. 116, Anm. 2). В описании барского двора Верденского аббатства Хеттершейд, относящемся к середине XII в., указаны 4 юрнала, принадлежащие аббатству в Noddonscetha (см. VII Urbar, E, § 5, № 17, S. 200).
60См. Werden, III Urbar В1, § 2 (S. 91-92); III Urbar В1, § 8 (S. 97) (два свидетеля сделки Бетты, а именно Гелако и Этцо, несли натуральный и денежный чинш в пользу аббатства).
61См. Werden, III Urbar B5, § 48 (S. 135): «...quattuor... quae fuerunt Rikhardi...».
62Werden, S. 153—167, V, Verzeichnis von Stiftungen fur Kloster Werden.
63См. об этом введение Кёчке к разбираемому перечню дарений — Werden, S. 152.
64Ср. Werden, V, Verzeichnis..., № 15: «Herrad el mater eius»; № 20; «Gerbrat pro filio suo», № 47; Wigger et filius Wiggeri и т. д.
65Ibid., № 13: «Hardbrath pro so el sororo sua»; № 22: «Helmward et Wiking fratres»; № 67: братья Landrad ct Erlibral el Radbrat «tradiderunl ad sanctum Liudgerum pro anima malris eorum Wigburge...» (имя Видбурги упоминается еще в № 30 и 59).
66Приведем некоторые примеры: Werden, V, Verzeichnis... № 6: «Tradidit Rudger pro anima patris sui Richardi mansum...»; № 102: «tradidit Eilo pro anima matris suae mansum...»; №. 125: «tradidit Godefrid pro anima patris sui Engilberti in Slicheim mansum solventem 30 d».
67См. например, ibid., № 35: «tradidit Arnoldus in vice cuiusdam Thiatlindae pro anima filii eius terram...»; № 21: «tradidit Erpo... pro anima filiae suae mansum unum...»; № 116: «tradidit Ava... pro animabus filiorum suorum [названы два имени] duos mansos...».
68Ibid. № 96: «tradidit Folkmar... pro anima soceri sui...».
69Ibid. № 9: «tradidit Rudslen pro patre uxoris suae Reinhardo... musum unum...».
70Ibid. № 92: «tradidit Dandi pro fratre nostro Hugi et pro ceteris amicis vivis et defunctis sancto Liudgero predium suum in Hesingi (Heisingen)...».
71Lасоmb1еt, I, № 21: «dono... comprehensionem illam quam ipse H. in propria bereditate et in communione proximorum suonim proprio labore et adiutorio amicorum suorum legibus comprehendit et stirpavit». Упоминание amici см. также UB Zurich, № 140; о совместной корчевке лесов свободными людьми (впрочем, при участии сервов) см. ibid., № 190, 200. Совместное использование лесов сородичами дарителя упомянуто в верденской описи вилликации Фримерсгейма: Werden, II Urbar A1, § 3, № 13 (S. 20): «in Hasloth et in alia nemora id est forsli el in Fliunnia proul alii sui coheredes inmillunl», а также в описи лесных пастбищ в Oeft (Werden, S. 3—4, I, De holtscara in Uuiti). Дарения от имени amici, которые частично поименованы, встречаются и в списке владений Верденского аббатства в бассейне Нижнего Эмса (X в.). См. Werden, II Urbar A2, § 22а, № 60 (S. 49): «Gerbrun tradidit in maiori Burhem XV pedes pro se et sorore sua ceterisque amicis videlicet Hildirec Reginhard Gerbrun». Далее перечислены еще 4 населенных пункта, относительно которых нет никаких указаний на сделанные там дарения; это дает основание считать, что они включены в перечень как поселения, в которых жили остальные amici дарителя Гербруна.
72Werden, V, Verzeichnis, № 38 (familia); 47 (puer); 79 (homo); 29 (mancipia).
73По-видимому, здесь,— как и в описи наследственных владений фриза, разобранной выше,— имеется в виду чинш, который шел с этих объектов аббатству после того, как они стали его собственностью (ср. № 156): ибо такой способ определения отдельных единиц владения применяется в верденских урбариях не только к традированным земельным участкам, но и к тем держаниям аббатства, происхождение которых из дарений не упоминается. Поэтому этот метод определения единиц владения при помощи размеров чинша (без указания на состав владения) сам по себе не может служить аргументом в пользу того, что этот чинш взимал даритель с передаваемых им аббатству объектов.
74Werden, Verzeichnis, Va, № 15 (S. 154): «Herrad et mater eius Helmburg tradiderunt pro anima Radboldi patris eorum in Ratingon hereditatem suam».
75Ibid., № 36 (S. l55):«Tradidit Eilhard et frater eius pro anima matris suae Bia hereditatem suam sancto Liudgero in Aldenthorpa».
76Ibid., № 30 (S. 155): «Tradidit Wigburg et filius eius Banager sancto Liutgero pro anima sororis suae Seburgae hereditatem iuxta Hevinne». (Heven на р. Рур, к юго-востоку от Бохума, см. S. 255, Anm. 5).
77Ibid., № 59 (S. 157): «Tradidit Wigburg pro anima filii sui Radulfi ad sanctum Liudgerum in Hiupelswik predium suum solventem 12 mo. bracii hordeacii et 12 mo. siliginis» (Hiupelswik — Хуппельвих в окрестностях Ольфена в Вестфалии, см. S. 157, Anm. 11).
78Ibid., № 67 (S. 158): «Landrad et Erlibrat et Radbrat tradiderunt ad sanctum Liudgerum pro anima matris eorum Wigburgae predium suum in Starkinrotha» (Sterkrade к северо-востоку от Дуисбурга, см. S. 158, Anm. 6).
79Ibid., № 32 (S. 155): «Hugbold tradidit ad sanctum Liudgerum pro se et duobus fratribus suis... hereditatem terrae cultae et incultae cum pratis et aquis in Holthuson cum totis edificiis addidit etiam duos iornales in Sunnasbroka solventes 2 s. et 9 d. et 5 mancipia» (Sunnasbroka — Sunsbruch возле Хаттингена см. S. 155, Anm. 7).
80Ibid., № 7 (S. 153): «Tradidit Werenburg et filii eius... pro anima... patris eorum... hereditaten suam».
81Ibid., № 16 (S. 154): «Thiadbalt tradidit... pro anima patris sui Werinbaldi hereditatem suam...».
82Ibid., № 17 (S. 154): «Tradidit Radbold pro anima patris sui... et matris suae... hereditatem suam». Gp. ibid., № 27: «Alfrik tradidit pro anima patris sui... hereditatem suam». Ср. также дарения hereditas «pro anima coniugis» (uxoris) в № 11, 12, 28.
83Группа Vb отражает более поздние отношения XII в. и поэтому должна быть рассмотрена отдельно.
Loading...
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Льюис Спенс.
Атлантида. История исчезнувшей цивилизации

Гвин Джонс.
Норманны. Покорители Северной Атлантики

Малькольм Тодд.
Варвары. Древние германцы. Быт, религия, культура

Хильда Эллис Дэвидсон.
Древние скандинавы. Сыны северных богов

Дж.-М. Уоллес-Хедрилл.
Варварский Запад. Раннее Средневековье
e-mail: historylib@yandex.ru
X