Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Жан Ришар.   Латино-Иерусалимское королевство

IV. Оборона Святой земли (1204-1217 гг.) и экспедиция в Египет (1218-1221 гг.)

Ко времени кончины Амори II (1 апреля 1205 г.) «королевство Иерусалима» весьма отдаленно напоминало то государство, которое предстало перед его глазами, когда он, будучи юным пуатевинским рыцарем, поступил на службу к своему тезке Амори I. Северной границей теперь стада западная часть Бейрутской сеньории. Земли вокруг Сидона, Шуфа, Бельхакама, грота Тирона и Бофора оказались во власти мусульман. Сам Сидон, разоренный в 1197 г., ставший совместным франко-Эйюбидским владением, обезлюдел; в Сарепте находилась резиденция франкского сеньора Бальана (а также и епископа1), который владел Аделоном, расположенным дальше к югу. Тир граничил с мусульманским кастелянством Тороном; если Сканделион еще находился на франкской территории, то Шато-дю-Руа высился на пограничном рубеже... Даже регион Акры не принадлежал полностью латинянам. Наконец, наименее стабильными являлись земли между Акрой и Яффой. В сеньории Хайфы только сам город являлся укрепленным центром, тогда как в сеньории Кеймона его вообще не было. Цезарея, разрушенная в 1191 г., более не представляла собой опорного пункта, и почти все прежнее Цезарейское графство, вместе с Како и Калансоном, теперь пребывало в руках сарацин. К югу от франкского города Арсуфа регион Яффы был более пространным, поскольку в окрестностях этого города, подвластных латинянам, возвышались первые крепости, располагавшиеся вдоль дороги паломников и находившиеся в совместном владении франков и мусульман. Но от И белена Филистия вновь принадлежала мусульманам.

Эти клочки земли, протянувшиеся на «пути вдоль моря» (который перестал быть безопасным, особенно поблизости от Цезареи)2, было все, что еще оставалось под властью христиан в Святой Земле. Только по соседству с Тиром, Яффой, особенно Акрой и Хайфой еще можно было найти относительно протяженные христианские земли. В реальности же королевство состояло из крепостей (уже лишь отдаленно напоминавших ту колоссальную фортификационную сеть, которую возвели первые Иерусалимские короли) и их ближайших пригородов, которые были особенно уязвимы, поскольку в двух часах верховой езды от них находились мусульманские земли. Когда-то латиняне контролировали дорогу из Дамаска в Каир и Мекку, теперь же им самим в любой момент угрожала опасность остаться без коммуникаций, которые мог перерезать любой набег из вражеских крепостей, расположенных поблизости. Если в прежние времена они взимали пошлину с караванов мусульманских паломников, направлявшихся по «Дерб аль-Хадж» повидать священные места Ислама, то ныне христианские паломники должны были сами выплачивать дань, чтобы посетить, если не Назарет (по договору 1204 г. им разрешалось проходить туда бесплатно), то, по крайней мере, саму Гробницу Христа — не говоря уже о скорби, которую должны были испытывать латиняне при виде того, что мелькиты заняли их место3. Им запрещалось входить в Иерусалим иначе, чем через маленькие врата Маладрери (или Св. Лазаря); среди христиан бродили слухи, что некоторым из многочисленных сыновей Саладина были пожалованы во владение дороги паломников в Мекку и Иерусалим: из доклада, направленного Иннокентию III патриархом Эймаром Монахом, известно, что мусульмане каждый год получали со Святого Гроба двадцать или тридцать тысяч безантов4. Ситуация с паломничеством, таким образом, напоминала — правда, с определенным улучшением из-за терпимости, которую неверные были вынуждены соблюдать ввиду того, что франки находились от них всего в трех днях пути — положение вещей перед первым крестовым походом. Единственным выходом, чтобы спасти остатки королевства, эти несколько торговых городов без окрестных земель, было, поскольку надежда на крестовый поход слабела с каждым днем, поддерживать перемирие с султаном Маликом-аль-Адилем. К счастью, этот ловкий политик, которому удалось навязать свое главенство всей семье Саладина (даже единственному сыну великого султана, во владении которого осталась лишь вотчина его отца, правителю Алеппо), никоим образом не стремился отбросить франков за море. Третий крестовый поход вновь заставил Восток дрожать перед франкскими рыцарями и их несокрушимой пехотой, и осторожный Эйюбид более всего не хотел спровоцировать высадку на Святой Земле полчищ «закованных в железо» воинов, вызванных на помощь своими сородичами из Леванта. Кроме того, эти левантийские франки уже были ему не опасны и более не мешали развитию мусульманской торговли, представители которой с превеликой охотой вновь зачастили в христианские кварталы. Если на Севере эйюбидские князьки из региона Оронта вели рейдовую войну против графства Триполи и особенно против грозных госпитальеров из Крака-де-Шевалье — Аль-Адилю самому пришлось возглавить крупный поход в эту область в 1207 г., который не имел никакого успеха, то на границе с «Иерусалимским королевством» царило безмятежное спокойствие. В 1204 г. обе стороны поклялись соблюдать перемирие на шесть лет: король Амори II и после его смерти бальи королевства Жан д’Ибелен, который осуществлял регентство над наследницей трона (Марией, дочерью Конрада Монферратского, каковая приходилась ему племянницей), заставили баронов и рыцарские ордена не нарушать его.

Когда срок, установленный в 1204 г., истек (сентябрь 1210 г.), лишь один инцидент нарушил отношения между дворами Акры и Каира: франкские пираты захватили мусульманские корабли, и султан, прибыв в Сирию, повел свою армию на пригороды Акры. Жану д’Ибелену удалось убедить его, что эти пираты отплыли с Кипра, а не из портов Иерусалимского королевства. Аль-Адиль дал себя уговорить, и мир, на мгновение пошатнувшийся, не был расторгнут. Султан горячо жаждал сохранить это перемирие; он послал предложить франкам его возобновить и, в своем стремлении к миру, дошел до того, что пообещал вернуть, в обмен на продление договора, десять деревень из сеньории Акры. Эти выгодные предложения получили в Акре самый благожелательный прием как со стороны светских баронов, так и рыцарских орденов (госпитальеров и тевтонцев). Но «парламент» не учел их мнения. Великий Магистр ордена тамплиеров обратил внимание собравшихся на вновь достигнутое латинянами военное превосходство с дерзостью и заносчивостью, которые уже около пятидесяти лет (в 1165—1170 гг. Иоанн Вюрцбургский выслушивал жалобы по этому поводу) были отличительной чертой «воинства Христова», названного Фридрихом II «надменным орденом тамплиеров». Большинство прелатов встало на его сторону, ибо слишком чувствительно относились к упрекам постоянно поддерживать мир с неверными (тамплиеры, которых их устав обязывал вести священную войну, в большинстве случаев были не согласны оттягивать время). Их мнение одержало верх, хотя еще нельзя было надеяться на прибытие серьезных подкреплений с Запада: автор Эракля называл крестоносцев, высадившихся в 1210—1211 гг., людьми незначительными — граф де Бар-сюр-Сен был среди них самым важным персонажем. Поэтому войне между франкскими колониями и эйюбидским султанатом Египта, простиравшимся от Дамаска до Иерусалима, предстояло стать неравной.

Тем не менее франки начали набеги, но в октябре 1210 г. сын султана Аль-Муззам разграбил предместья Акры, правда, не осмелившись осадить сам город: франков спасло то, что Аль-Адиль отказался продолжать боевые действия. Тем не менее он приказал построить крепость в самой опасной для франкской Сирии точке, на Мон-Фаворе: таким образом, равнина Эсдрелона (Марж-Акка или «равнина Акры» на языке мусульман) отныне была закрыта для франкских путников. С этого времени Акре беспрестанно грозила опасность, и дорога из Цезареи, самое слабое место в коммуникациях между прибрежными городами, могла оказаться перекрытой первым же налетом мусульман. Латиняне очень ясно осознавали создавшуюся угрозу: в 1213 г. Иннокентий III назвал эту крепость самой опасной из тех, которые грозили Акре.

Франки более не чувствовали себя в безопасности: папа, который внимательно следил за ходом событий, поскольку отдавал себе отчет о неосмотрительности, с какой была развязана война (в Сирию прибыли всего лишь несколько рыцарей из области Лангра, скорее чтобы совершить паломничество, чем поучаствовать в крестовом походе, и то они быстро уехали обратно), даже воззвал к царю Грузии, попросив его прийти на помощь королевству Иерусалимскому5.

Однако новый король, Иоанн де Бриенн, появившийся в Акре в сентябре 1210 г., не сдался. Хоть пребывание эйюбидской армии в Фаворе и не позволяло ему рисковать своими слабыми силами в походе на Галилею, он приказал франкской эскадре провести налет на Египет (как в 1204 г.). В июне 1211 г. предводитель этой экспедиции, Готье де Монбельяр, вошел в Нил и разграбил «притоки Дамьетты». Возможно, что он даже намеревался внезапным наскоком захватить Александрию: Макризи рассказывает, что «три тысячи франкских купцов и торговцев собрались в Александрии; с ними находились два франкских князя», и султану пришлось спешно прибыть в город со своими войсками, пленить купцов и конфисковать их имущество. Не рассчитывал ли Готье на восстание итальянцев, в большом числе устроившихся в своих кварталах в Александрии с тех пор, как брат Саладина обновил и расширил торговые договоры, заключенные с ними еще самим Саладином?6

После этой демонстрации военной силы Иоанн де Бриенн попросил у Аль-Адиля, который только появился в Галилее, возобновления перемирия. Еще раз мир воцарился на шесть лет, но прискорбный разрыв мирных отношений — который длился только восемь месяцев (сентябрь 1210 — конец июня 1211 гг.) — стоил франкам опустошенной акрской равнины и постройки грозной крепости Фавор, ставшей вечной угрозой для безопасности Sahel. Правда, Иннокентий III счел нестерпимым, чтобы эта сильная крепость возвышалась на той самой горе, где произошло преображение Христа; он прибег к этому доводу в 1213 г., начав подготавливать новый крестовый поход, который должен был состояться по прекращении перемирия, заключенного в 1211 г. Но, в ожидании этого срока, папа попытался завязать переговоры с султаном: многочисленные христиане, попавшие в плен, воззвали к нему из Египта, и патриарх Александрийский подкрепил их мольбу письмом, которое направил к папе. Иннокентий III, который в 1198 г. даровал братьям-тринитариям устав, обязывающий их выкупать пленников, не остался равнодушным в этому зову. Он тотчас же ответил франкским рабам Египта тем, что приказал патриарху Иерусалимскому и христианским князьям Востока собирать деньги, чтобы их выкупить и особенно обменивать мусульманских пленников на своих единоверцев, томящихся в сарацинских тюрьмах. В ожидании этого освобождения он просил рабов не терять надежды и не отрекаться от Христа; чтобы они могли найти утешение в религии, которое приносил им лишь один старый священник, папа просил мелькитского патриарха посвятить одного из рабов в дьяконы (1212 г.). В то же время понтифик направил послание к Аль-Адилю; папа убеждал его, что лишь суетная слава будет ему наградой за Святую Землю, и просил, чтобы он вернул ее латинянам. Однако, прекрасно осознавая положение вещей, Иннокентий III предлагал, по меньшей мере, приступить к обмену пленных. Мы не знаем, что ответил Аль-Адиль: без сомнения, отказ в отношении Святой Земли прикрывался дипломатическими реверансами. Что касается обмена пленными, султан мог воспроизвести свое письмо, которое он отправил в 1183 г., когда был наместником в Египте, к Луцию III. Тогда он обещал вести себя сообразно соглашениям в отношении пленных, заключенным до этого с Александром III... но при условии, что христиане Иерусалима согласятся, со своей стороны, подчинится инструкциям понтифика7.

После провала этих переговоров, направленных на мирный уход мусульман из Иерусалимского королевства, Иннокентий III решил вновь устроить крестовый поход, практически прерванный в 1204 г. За исключением Франции, где еще не закончился альбигойский поход — хотя он уже во многом утратил свою привлекательность для французов с Севера — условия для него снова стали благоприятными. Больше всего солдат папа рассчитывал набрать в Германии: наконец, в 1215 г. долгий кризис из-за наследства, в ходе которого Иннокентий III боролся с Филиппом Швабским, а затем с Оттоном Брауншвейгским, завершился, и папа имел удовольствие видеть, как «Римским королем» избрали его протеже, юного Фридриха II. Еще не пришло время, когда Фридрих откажется отделить корону Сицилии от короны Германии и вернется к «империалистским» планам Гогенштауфенов, целью которых было не больше не меньше как восстановить во всем христианском мире империю Карла Великого, сведя роль папы — уже давно ставшего главой христианских государств — к функциям простого римского епископа. Иннокентий III, который задумал превратить сына Генриха VI в простого поверенного Церкви (что было абсолютно противоположной идеей...), во многом рассчитывал на него при осуществлении крестового похода.

В послании с призывом к сбору, разосланном по всему христианскому миру, папа обращал особое внимание на угрожающее положение, в котором оказалась Святая Земля после постройки крепости Фавор, и напоминал христианам, что тысячи их собратьев томятся в плену: на Латеранском соборе, где присутствовал король Иоанн де Бриенн, маронитский патриарх и представители мелькитского патриарха Александрии, папа провозгласил начало нового крестового похода, к подготовке которого надо было методично приступать (1215 г.). Иннокентий III и соборные отцы запретили, под страхом отлучения от церкви, привозить к сарацинам (в Египет) оружие, железо, дерево для постройки морских судов, продавать им галеры или служить на их галерах и нефах, занимающихся пиратством, лоцманами, также они объявили о полной блокаде Египта на четыре года8.

Тотчас стало шириться движение в пользу Святой Земли: папа послал своего легата Жака де Витри проповедовать крестовый поход в Сирию, и тот с успехом выполнил свою миссию. В основном германские, австрийские и венгерские области отправили свои отряды, по большей части отчалившие из Спалато (Сплита), крупного венгерского порта на Адриатике — король Венгрии даже отказался от своих прав на Задар в обмен на аренду венецианских судов (у него не хватало транспортных средств, чтобы переправить даже всех венгерских крестоносцев). Саксонцы пустились в дорогу немного раньше остальных; герцоги Австрийский и Меранский, Леопольд и Оттон, последовали за ними; потом отбыл венгерский король Андрей II, передав охрану Спалато в руки тамплиеров, в лице брата Понса, магистра ордена в Венгрии9. Баварские крестоносцы также приняли участие в экспедиции, но их необузданное поведение в отношении франков Сирии сделало их мало популярными в Святой Земле.

Армия, собравшаяся под Акрой, состояла из крестоносцев Западной Европы, венгров, немцев, фламандцев, как Готье д’Авень, отрядов киприотов во главе с королем Гуго I, и триполийцев во главе с князем Антиохии и Триполи Боэмундом IV. По примеру большинства предыдущих крестовых походов короли Венгрии и Кипра отказались признать Иоанна де Бриенна предводителем экспедиции: в который раз операциями руководил совет «баронов», и превалирование крестоносцев в этом совете отрицательно сказалось на принятых решениях. После высадки в сентябре, крестовый поход начался в начале ноября 1217 г. крупным выступлением в Галилею. Сын Аль-Адиля, Аль-Муаззам, не захотел использовать тактику выжженной земли, за которую ратовал его отец — согласно Макризи, тот резко порицал его за то, что он рассредоточил свою армию по своим владениям в Палестине — потому мусульманским войскам, чьи силы были рассеяны по гарнизонам, пришлось обратиться в бегство. Крестоносцы, минуя Ла Фев, внезапно появились перед Бейсаном, у Иордана, откуда едва бежал Аль-Адиль. Город был легко захвачен, разграблен, а его жители толпой уведены в плен. Как и во времена Танкреда, христиане сначала опустошали «Суэцкую землю», а затем осадили Баниас, в то время как Дамаск был охвачен паникой.

Вернувшись в Акру после этого «набега» без ощутимых в будущем результатов, крупная христианская армия (2000 рыцарей и 20 000 пехотинцев) не замедлила вновь отправиться в поход. Но король Венгрии опасно заболел, и его отсутствие сказалось на экспедиции. Войско двинулось на Фавор, возвращение которого папа определил как цель крестового похода. Иоанн де Бриенн отогнал мусульманскую армию, которая прикрывала дорогу к крепости, и христиане энергично приступили к осаде (29 ноября — 7 декабря). Но расположение крепости было неприступным, и все атаки окончились неудачей; к тому же князь Боэмунд IV, пав духом, воспользовался усталостью осаждавшей армии, чтобы заставить совет дать сигнал к снятию осады. Третий поход, осуществленный в направлении долины Литани (Мардж Айюн) представлял собой всего лишь разбойничий налет; один венгерский князь захватил Гезен, но был захвачен врасплох, а его отряд перебит.

Едва выздоровев, венгерский король решил вернуться в свое королевство. Гуго I Кипрский и Боэмунд IV сопровождали его к Триполи и Тарсу. Единственным результатом его похода было восхищение, которое он стал питать к рыцарским орденам; уже расположенный к тамплиерам, Андрей II сделал также значительные дарения госпитальерам из Крака де Шевалье и, вернувшись в Венгрию, попытался создать в Трансильвании «марку», похожую на Крак, пожаловав очень важный домен в этой области Тевтонскому ордену. Но латинское королевство ничего не выиграло от его крестового похода, и патриарх Рауль де Меранкур, взбешенный его отступничеством, отлучил короля от церкви в тот момент, когда он выехал в направлении к Триполи10.

Однако прочие отряды крестоносцев, во главе с герцогом Австрийским, остались на Востоке. Герцог и Иоанн де Бриенн, при поддержке госпитальеров, воспользовались перерывом в крестовом походе, вызванным отъездом Андрея II, чтобы укрепить Цезарею, которая, после того как ее разрушили в 1191 г., оставалась незанятой, или, по крайней мере, малонаселенной в течение двадцати лет. Работы начались в феврале 1218 г. В том же опасном регионе, где прибрежная дорога была незащищенной перед налетами из Фавора и прочих мусульманских городов, Готье д’Авень приказал построить, по большей части на свои средства, крепость в Пьер-Ансиз (Ущелье), который он нарек Шатель-Пелерен (Замок Паломника). Эта мощный замок был отдан тамплиерам11.

Несмотря на эти полезные постройки, поражение венгерского крестового похода бросалось в глаза; было очевидно, как доказали все предыдущие экспедиции, что в Сирии «ничего не было сделано», пользуясь выражением Виллардуэна, кроме того, что тут сконцентрировались крупные мусульманские силы и было построено несколько крепостей, которые сарацины могли захватить сразу же после отъезда западноевропейцев. Тогда Иоанн де Бриенн вспомнил о старом проекте, который в свое время лелеяли Ричард Львиное Сердце, участники четвертого крестового похода, и, возможно, он сам в 1211 г.: он задумал атаковать султана в самом Египте, чтобы вынудить вернуть завоеванное в Сирии. Поскольку никакой другой государь в тот момент не присутствовал в Святой Земле, то Иоанн де Бриенн был легко признан главой экспедиции, и ему обещали суверенитет над всеми землями, которые удастся захватить. Для обороны франкской Сирии король оставил одному из своих баронов, эльзасцу Гарнье сильную армию из пяти сотен рыцарей, и франкский флот двинулся в путь.

Эскадра захватила врасплох египтян и беспрепятственно вошла в Нил перед Дамьеттой 29 мая 1218 г. Но потребовалось три месяца, чтобы христианская армия смогла освободить дальнейший проход в Нил: Башня Цепи, преграждавшая вход в устье, противостояла всем атакам франков и их кораблей, переоборудованных в плавучие башни, которые стремились ее взять на абордаж. Тем не менее именно таким образом христиане в конце концов овладели 24 августа 1218 г. этой башней, несмотря на ее островное расположение; к ней причалила одна из плавучих башен, откуда перебросили перекидной мостик, по которому фризы перебрались на верхний этаж Башни. Таким образом, пал не только один из элементов обороны крупного египетского порта, но теперь мусульмане не могли, натянув цепи поперек Нила, помешать франкской эскадре подняться вверх по руслу реки: султан Аль-Адиль умер от огорчения, узнав об этом. Египтянам также было нечем заменить этот оборонный рубеж: плотина посреди реки из суден, груженных камнем, ни к чему не привела, ибо франки отрыли древний канал, позволивший обогнуть новую преграду. Их флот отныне господствовал на Ниле.

Тем не менее франкская армия разбила стоянку на западном берегу реки, не имея сил переправиться на восточный берег, где находилась Дамьетта и армия нового султана Аль-Камиля. 9 октября 1218 г. он попытался атаковать лагерь крестоносцев; один франкский эскадрон под командованием Иоанна де Бриенна застал врасплох мусульман в момент, когда они высаживались с кораблей и только что перешли мост. Иоанн сбросил пехотинцев в реку, а египетская конница не смогла преодолеть рвы, вырытые перед христианским лагерем сообразно обычной тактике франков. Повторные атаки как франков, чтобы перейти на восточный берег, так и Аль-Камиля занять западный, не увенчались успехом. Случай позволил христианам совершить переправу без боя: заговор против султана вынудил того бежать к Каиру, и охваченная паникой армия разбежалась. К своему великому удивлению, франки смогли занять мусульманский лагерь и овладеть в нем большой добычей (5 февраля 1219 г.). Несмотря на подход правителя Дамаска, позволившего усилить армию его брата Аль-Камиля и собрать ее, осада Дамьетты, собственно говоря, началась.

Именно в тот момент мусульмане, готовые на все, чтобы устранить угрозу, нависшую над Египтом, предложили Иоанну де Бриенну уступить ему Палестину в обмен на снятие осады. Иоанн, равно как и сирийские бароны, весьма благосклонно отнесся к этому плану, но он уже не был неоспоримым главой армии: подоспели не только крестоносцы — киприоты Гуго Цезарейского, французы Гуго де Лузиньяна, Эрара де Шасене, Жана д’Эпуасса, Готье де Немура и Жана д’Арси — но папа назначил двух легатов, чтобы сопровождать крестовый поход. Злой рок повелел, чтобы один из них, Робер де Курсон, умер; его собрат, испанец — Пелагий остался в одиночестве — или, как пишет об этом Эракль, «кардинал Роберт скончался, а кардинал Пелагий выжил, чтобы было большим несчастьем...». Высокомерный, вспыльчивый, амбициозный12, Пелагий к этому времени был ответствен за провал, вызванный его спесью и непреклонностью, переговоров между греческой и римской церквами — также как в 1053 г. это сделал другой легат, кардинал Умберто. Пелагий потребовал для себя руководства крестовым походом и создал для себя целую партию приверженцев. Именно поэтому это двойственное руководство вскоре привело к губительным результатам: большинство крестоносцев (кроме французов), особенно итальянцы и монашеские ордена поддержали кардинала, когда он приказал отвергнуть соглашение, на которое король Иоанн уже согласился. Для Пелагия, как и для новоприбывших крестоносцев, захват Дамьетты был не просто приобретение залога, предназначенного для обмена на Святую Землю, но первым этапом завоевания всего Египта. Поэтому посланники Аль-Камиля были отосланы, и даже обещание мусульман выплачивать ежегодную дань, прибавленное к предыдущим предложениям, было отвергнуто (начало лета 1219 Г.).

Однако осада Дамьетты оказалась необычайно тяжелой. Осажденные противостояли непрерывному метанию из военных машин, грозившему им голоду и франкским атакам: штурм, предпринятый 8 июля, провалился. Ведь мусульманам нужно было только предупредить султана об атаке, чтобы армия Аль-Камиля, стоявшая лагерем поблизости от франков, напала на тех с тыла. Наперекор Иоанну де Бриенну, христиане решили ударить на мусульман 29 августа 1219 г. Лагерь султана удалось захватить без труда, но крестоносцы не осмелились там укрепиться, и их отступление обратилось в катастрофу. Тогда египтяне решили воспользоваться этим поражением франков, чтобы договориться с ними заново; они еще раз предложили возвратить Иерусалимское королевство целиком и даже восстановить крепости, которые сами разрушили. Пелагий снова отказался. Правда, его войска увеличились: в сентябре 1219 г. бароны, в особенности английские, привели подкрепления в крестоносную армию. Жители Дамьетты, истощенные, оборонялись из последних сил, и 5 ноября 1219 г. город был взят приступом почти без боя. Гарнизон цитадели сдался сам Бальану Сидонскому (правитель города принадлежал к мусульманской семье родом из Сидона, и потому желал договориться только с тем, кого он мог бы назвать своим сеньором). Несмотря на свою двойную стену, тридцать две башни и бесчисленные турели, крупный торговый город, соперничавший с Александрией, не смог выдержать продолжительной осады13.

Впервые франки укрепились в Египте, и это событие произвело колоссальное впечатление как в областях ислама, так и на христиан Востока, тем более что Аль-Муаззаму не удалось добиться значительных успехов: хотя франкский поход на равнину Эсдрелона и завершился поражением Кеймона (29 августа 1218 г.), а генуэзцы не смогли отстоять Цезарею, где после эвакуации населения на их корабли мусульмане разрушили недавно отстроенные христианами стены, две их попытки завладеть новой крепостью Шатель-Пелерен оказались бесплодными. И ради того, чтобы франки согласились уйти из Египта, Эйюбиды были готовы считать Палестину утраченной до такой степени, что начали сносить там крепости: Торон, Баниас, Бовуар, Сафет и даже Фавор были разрушены. Пожертвовали даже самим Иерусалимом, интенсивно заселявшимся иудеями и мусульманами с 1187 г.: Аль-Муаззам снес его крепостные стены, сохранив только Башню Давида, в обстановке паники, охватившей всех жителей. Кроме того, страх сыновей Аль-Адиля был таков, что они даже предложили франкам, обменяв Палестину на снятие осады с Дамьетты, оплатить восстановление укреплений, которые сами только что разрушили. Они рассчитывали сохранить за собой только Трансиорданию и Аравийскую Петру: все земли, которые некогда принадлежали королевству к западу от Иордана, исламу предстояло покинуть.

Представим в этих трагических обстоятельствах расцвет самой необычной литературы, порожденной в среде иудеев или христиан Востока. Все предсказания, что родились со дня мусульманского нашествия, были включены в пророческие книги: в одной из таких книг содержалось пророчество, что король Нубии (Нубия тогда еще была христианской) опустошит Мекку и осквернит могилу Магомета. В другой, «Книге Климента» — без сомнения, приписываемой Клименту Александрийскому, философу III века — написанной по-арабски и имеющей дряхлый вид, предрекалось, что, когда приморский город Египта будет захвачен, одновременно с ним падут Александрия и Дамаск, и два короля, один с Запада, другой с Востока, встретятся в этот год в Иерусалиме. И разве не объявлялось, что сын таинственного пресвитера Иоанна, короля Индии, о котором уже столетие ходили различные легенды, только что захватил Персию: этот «царь Давид», как он назван в письме Пелагия к Гонорию III, находился в десяти днях пути от Багдада, где царил ужас. Рассказывали, что якобы его посланники приказали халифу освободить франкских пленных, которых султан Египта отправил в Багдад. О царе Давиде ходили самые разнообразные слухи: информаторы ордена тамплиеров уверяли, что в его армию входят 4 миллиона бойцов и приписывали ему власть над двумя королевствами с тремя сотнями городов в каждом. Помимо этих слухов, за которыми скрывалось нашествие монголов, наводнивших Хорезм и Иран, более правдивые сведения показывали, что Восток внимательно следит за кампанией в Египте: Пелагий просил у грузин выступить в поход и осуществить диверсию, напав на какой-нибудь мусульманский город в Армении. Грузинская армия действительно двинулась вперед, когда монголы добрались до Кавказа и обратили ее в бегство14.

Несомненно, что на фоне умонастроений окружения легата, испытавших влияние всех этих апокалиптических пророчеств, которые предрекали неминуемое падение ислама, и связей, которые Пелагий наладил со всем восточнохристианским миром — поразительно, насколько полно Оливье де Падерборн представлял себе положение вещей на Востоке в начале XIII в., — заботы Иоанна де Бриенна должны были показаться кардиналу необычайно мелочными. Ислам вот-вот был готов рухнуть, а этот государь думал только о том, чтобы возвратить несколько жалких городков Иудеи. К этой первой причине размолвки из-за цели крестового похода прибавились другие. Иоанн повел себя в Дамьетте как король: он не только владел целым кварталом в городе, но и назначил туда «бальи». Он даже стал чеканить монету: сохранились серебряные денье (довольно низкой пробы), похожие на те, что Иоанн выпускал как король Иерусалимский, но с надписью «+Иоанн+Король Дамьетты» вместо «+Иоанн+Король Иерусалима»15. Однако Пелагий не был с этим согласен: церковь организовала поход, следовательно, церкви должны были достаться сделанные в ходе его завоевания — и итальянцы, жаждавшие стать хозяевами этого крупного торгового города, нашли с легатом общий язык. Пелагий стал вести себя как диктатор: разве он не отлучил тех, кто нашел жилье в той части города, что досталась королю, от церкви16?

В конце концов Иоанн де Бриенн, устав от всех этих стычек и последовавших за ними столкновений между итальянцами и французами, покинул Дамьетту (29 марта 1220 г.), чтобы заняться, с одной стороны, делами Армении — на трон которой он претендовал как муж Эстефании, дочери царя Льва — и, с другой, Сирии, где его беспокоили интриги королевы Иерусалимской. И особенно важно, что крестовый поход разорил этого несчастного государя. В 1219 г. он не смог выплатить в срок 200 марок генуэзцу Лукино Корсали, который предоставил ему заем. Затем он выпрашивал денег: после взятия Дамьетты магистр Тевтонского ордена Герман фон Зальца уступил ему половину своей добычи — в 1221 г. Иоанн пожалует этому самому ордену всю добычу, принадлежащую королю (половину) в том случае, если он лично не будет участвовать в битве. И положение Святой Земли стало катастрофическим: в письме от 1 октября 1220 г. прелаты откровенно взывали к Филиппу-Августу о помощи. Набеги Аль-Муаззама привели к тому, что владения христиан свелись лишь к городам Акре и Тиру и нескольким фруктовым садам, разбитым в тени их крепостных стен. Тир почти наполовину обезлюдел, рыцари, буржуа и мелкий люд бежали в Армению или на Кипр, чтобы не разориться. Что же касается короля, который все свои средства тратил на издержки армии, то у него не осталось больше ничего. Доходы от двух королевских городов, Акры и Тира, предназначались, и на долгое время, заимодавцам, и отныне ему нельзя было занимать. К тому же поступления от Акры и Тира часто сводились к нулю: купцы и паломники, вместо того, чтобы пристать в этих портах, направлялись к Дамьетте. Наконец, снимая с Иоанна де Бриенна обвинения в том, что он забросил крестовый поход, прелаты писали: «ведь бедность стала главной причиной того, что король, движимый необходимостью, был вынужден покинуть армию и вернуться в Акру»17.

Игнорируя трагическое положение Святой Земли, легат продолжал отказываться от любых переговоров с мусульманами. Теперь те предлагали восстановить франкские колонии в границах 1186 г. (без Крака и Монреаля), однако Пелагий мечтал только о завоевании Египта. Он полностью взял на себя руководство крестовым походом, а отъезд Иоанна де Бриенна развязал ему руки. «Из Дамьетты, где он устроился, он обращался с крестоносцами, как настоящий тиран. Он запрещал им увозить с собой при отплытии что бы то ни было, даже свое собственное имущество, и не только из порта Дамьетты, но и из Акры, противодействуя всякому отъезду латинян, если пассажиры не имели пропуска, скрепленного его кольцом, и обрушивал отлучения на тех, кто противился его административным установлениям»18. В течение полутора лет армия оставалась недвижимой в Дамьетте: несмотря на свою «самонадеяность», Пелагий прекрасно понимал, что даже нечего и мечтать о завоевании Египта с той армией, которая была в его распоряжении. Он ждал ответ от тех, кого он считал своими союзниками, Чингиз-хана, превращенного в «царя Давида», и грузин, и возможно, даже правителей Нубии и Абиссинии; но особенно он надеялся на прибытие самого императора, Фридриха II Гогенштауфена, чья высадка считалась неминуемой. Но Фридрих так и не появился, хотя и послал — было бы несправедливым это умалчивать — довольно крупные подкрепления.

К несчастью, эта бездеятельность была на руку мусульманам: воспользовавшись самоуверенностью легата, они смогли направить пиратскую эскадру на маршруты франкской навигации. Франкская армия была деморализована, и множество перебежчиков переходило в сарацинский лагерь — Св. Франциск Ассизский, идущий проповедовать христианскую веру Аль-Камилю (который оказал ему необычайно благосклонный прием), был в какой-то — миг принят, и Пелагием и Эйюбидами, за кандидата в вероотступники19. Аль-Камиль призвал на помощь своих братьев из Сирии и Месопотамии и предпринял против постоянной измены местных христиан, мелькитов и коптов — чья связь с Пелагием несомненна — энергичные меры. В то время как мусульмане оскверняли их церкви — в особенности кафедральный собор Св. Марка в Александрии — египетское правительство обременило их многочисленными налогами и поборами, вменяя им постой мусульманских войск и установив за ними строгий контроль. Это были настоящие гонения, вынудившие некоторых коптов бежать в Эфиопию. Сам Александрийский патриарх (без сомнения, тот самый Николай, который вел переписку с папой с 1209 г. и так живо интересовался участью пленных христиан) был брошен в узилище, когда франкская армия пошатнулась, и был освобожден только после заключения мира (1221 г.)20. Наконец, поскольку Египет не имел другой защиты, кроме нескольких пограничных укреплений Синая и Филистии и самих портов, султан в спешке возвел на юго-восточной точке Дельты крепость, которую нарекли пророческим именем «Победоносная» (Аль-Мансура): ей предстоит дважды спасти Египет.

Устав ждать императора и, возможно, волнуясь из-за новостей из Египта, Пелагий мгновенно решил, получив подкрепление в пять сотен немецких рыцарей, перейти ко второй фазе завоевания — захвату Каира. Не уведомив Иоанна де Бриенна, которого едва успели предупредить — он подоспел 7 июля 1221 г. — и не обращая внимания на безнадежные увещевания короля, которого страшила малочисленность франков и изъяны в подготовке кампании, Пелагий приказал наступать. Поход оказался настолько же катастрофическим, насколько коротким: 24 июля франки наткнулись на крепость Мансура: мусульмане разрушили плотины, оставив франкскую армию на дамбе в кольце болот и без продовольствия, тогда как тыл ей преграждал эйюбидский отряд. 26 августа крестоносцы захотели вернуться в Дамьетту по трупам стоявших на их пути мусульманских солдат. Но начался сильный разлив Нила, и войско, тащившееся в грязи посреди покрытой водой долины, практически находилось на краю гибели. Иоанн де Бриенн, снова став предводителем экспедиции, едва смог добиться капитуляции. Более и речи не шло о возвращении Сирии: сдача Дамьетты была условием освобождения окруженной армии (капитуляция под Барамуном, 30 августа 1221 г.).

Однако эгоизм итальянцев, для которых Дамьетта уже стала колонией, чуть было не обрек всю армию на плен. Наконец, с подоспевшими немецкими подкреплениями — большая эскадра под командованием графа Мальты, но по-прежнему без Фридриха II — они надеялись захватить город, чтобы помешать его передаче в руки мусульман. Посреди кровавых столкновений, они попытались разграбить дома тамплиеров и госпитальеров — один тамплиер и другой рыцарь были убиты, когда защищали вклады, доверенные великому ордену банкиров, и также погиб один воин из Тевтонского ордена — и королевскую резиденцию. Тем не менее удалось остановить этот мятежный порыв, и 7 сентября Дамьетта вновь стал мусульманским портом. Крестоносцы отчалили21.

В течение этого крестового похода участь латинского Востока стала еще печальней. В надежде добиться как можно больше легат Пелагий упустил возможность вновь заполучить Иерусалимское королевство без боя. Не удалось даже удержать Дамьетту; но куда хуже было то, что предельное усилие по организации крестового похода обескровило латинское королевство. Плачевная картина, каковую представляла собой Святая Земля, вырисовывается в письме от 1 октября 1220 г. Иерусалимский король, который никогда не был особенно богат, теперь полностью разорился. Ему удалось добиться перемирия на восемь лет от мусульман, которые также истощили свои силы за четыре долгих года, что длилась война22. Но Иоанну де Бриенну не суждено было извлечь выгоду из этого обстоятельства. Сразу же после того, как дела в Сирии были улажены, королю пришлось покинуть свое королевство в сентябре-октябре 1222 г., чтобы пожаловаться Западу на свою нищету. И его путешествие станет косвенной причиной грядущих несчастий франкской Сирии.

Пришлось ждать тринадцать лет, чтобы начался пятый крестовый поход, и в который раз он завершился провалом, хотя был близок к успеху. Удалось всего лишь удержать остаток территорий, из которых тогда состояло «Иерусалимское королевство», плацдарм для будущих военных операций. Усилия Иннокентия III еще предстояло повторить.




1 Будущий патриарх Рауль «был в Сарепте епископом Сидона». — Aubri de Trois-Fontaine's//Monum. Germaniae, XXIII. P. 890.
2 Registres de Gregoire IX, ed. Auvray, № 4129.
3 Макризи (R. О. L., IX, Р. 35) утверждает, что император Константинополя просил у Аль-Адиля Святой Крест, который Саладин так и не вернул латинянам. Мусульмане якобы постарались добиться, взамен его возвращения, передачи им Джебайла, который был у них отбит его сеньором, во время мирных переговоров с некоторыми эмирами. Крест был в конце концов отдан посланникам византийского императора, но якобы захвачен у тех пизанцами (Muratori, Scriptores, IX, 635).
4 Aubri de Trois-Fontaines, P. 906; Rothelin, P. 521.
5 Patr. Lat., CCXVI, col. 433 — «Illustri regi Avoguiae» (см.: Michelant et Raynaud, P. 47, на предмет грузинского аббатства в Иерусалиме).
6 Maqrizi, R. О. L., IX, Р. 150; Eracles, Р. 316.
7 R. R., 626; Patr. Lat., CCXIV, с. 444 и CCXVI, с. 509, 831. — Для мусульман освобождение своих пленных было благочестивым делом: Clermont-Ganneau. Sur inscriptions arabe de Bosra relative aux Croisades. Paris (s. d.) (extr. du Journal Asiatique). Именно в это время (1212 г.) произошел крестовый поход детей, который окончился самым плачевным образом: по разным версиям, юные крестоносцы то ли не смогли найти корабли (за исключением двух, которые потонули) по своему приходу в Италию, то ли были проданы мусульманам двумя марсельскими купцами (согласно Обри де Труа-Фонтену, часто склонного верить легендам). По последней версии (Aubri, Р. 893), «халиф» — говорили даже, что этот сын Саладина долгие годы учился в Парижском университете — купил всех клириков в память о том времени, когда он сидел на лекциях в одеянии священника. 18 из этих пленных погибли мученической смертью. — Munro. The Children's Crusade // American hist. Review, XIX, 1914, P. 519.
8 Mansi, XXII, Р. 957, 1066. — По всему христианскому миру ходили слухи, что в этом 1215 г. Аль-Адиль, примирившись со своими племянниками, порвал перемирие на два года ранее означенного срока, перебил пилигримов в Иерусалиме, разграбил окрестности Акры, деревушки и замки, и это стало причиной созыва собора (Chronica regia Coloniensis в Scriptores rerum germanicarum, ann. 1215). — Папские легаты повсюду собирали деньги и солдат для крестового похода: интересны Registri di Ugolino d’Ostia..., ed. Guido Levi, Roma, 1890 (Юго-Восточная Франция, Северная Италия, Сардиния, в 1221), исследованные мадемуазель Тузеллье (Rev. Hist. Eccl. 1950, 508).
9 Thomas de Spalato в Gombos. Catalogus fontium historiae hungaricae, III, P. 2230.
10 Gombos, Op. cit., II, P. 951, 1194 (именно в 1218 г. Тевтонский орден появился в Трансильвании).
11 Затем Готье уехал, правда, оставив в Святой Земле крупный отряд, оплачиваемый за его счет, что сделало его очень популярным у сирийских баронов. Наиболее старой постройкой, созданной в ходе предпринятых Иоанном де Бриенном фортификационных работ, является новая цитадель в Дж. Донован попытался реабилитировать Пелагия (J.P. Donovan. Pelagius and the fifth Crusade. Philadelphie, 1950)., датируемая 1212 г. (R. R., 857).
12 Дж. Донован попытался реабилитировать Пелагия (J.P. Donovan. Pelagius and the fifth Crusade. Philadelphie, 1950).
13 Aubri de Trois-Fontaines, P. 908. Тысяча крестоносцев вместе с маленькой флотилией прибавили к Дамьетте соседнюю крепость Танис, захватив ее в ходе поиска продовольствия (Jacques de Vitry, P. 1144—1145, 1148).
14 R. Grousset, III, 229; Olivier de Padebom. Historia Damiatina, ed. H. Hoogeweg, P. 232— 233, 258; Aubri des Trois-Fontaines, P. 911—912; M. Tamarati. L’Eglise georgienne, P. 416, 417. П. Пеллио посвятил множество работ яковитской литературе этого периода.
15 Eracies, Р. 349; G. Schlumberger. Numismatique и Supplement, pl. XX, № 4.
16 Однако после захвата города он признал сеньорию короля.
17 R. R., 927, 930, 940; Delaborde. Chartes de terre Sainte de l’abbaye N.D. de Josaphat, P. 123—125. — Аль-Муаззам по всей франкской Сирии приказал губить виноградники, сжигать деревни и дома, вырубать деревья.
18 R. Grusset, III, 233.
19 Ernoul, P. 434. Иногда ренегаты, перешедшие в ислам, возвращались к франкам: Olivier. Hist. Damiatina, P. 198.
20 Pressuti. Regesta Honorii рарае III, I, P. LV; Olivier, Op. cit. P. 276. Grousset, III, 216. Во время этих гонений было разрушено сто пятнадцать христианских церквей.
21 О разделе Дамьетты между завоевателями и превращении мечети в церковь Пресвятой Девы, передачи ее архиепископу, создании остальных церквей, см.: Jacque de Vitry, P. 1143, 1147. Возможно, также был назначен епископ в Танис (Р. 1148).
22 Один франкский барон из графства Триполи отказался соблюдать перемирие и выдать своих пленных. Он согласился с соглашением 1221 г. только под угрозой эйюбидской экспедиции в 1222 г. (Eracles, Р. 334) — Заметим, что по иронии судьбы Иоанн де Бриенн и Пелагий в 1229 г. сообща начнут экспедицию против Фридриха II.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

под ред. Л. И. Гольмана.
История Ирландии

Игорь Макаров.
Очерки истории реформации в Финляндии (1520-1620 гг.)

Вильгельм Майер.
Деревня и город Германии в XIV-XVI вв.

А. Л. Станиславский.
Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории

Ю. Л. Бессмертный.
Феодальная деревня и рынок в Западной Европе XII— XIII веков
e-mail: historylib@yandex.ru