Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Жан Ришар.   Латино-Иерусалимское королевство

Близнюк С.В. Предисловие к русскому изданию "Латино-Иерусалимское королевство Ж. Ришара"

Жан Ришар — известнейший современный французский историк, профессор, представитель Школы Хартий, член многих академических исторических и археологических обществ, один из наиболее выдающихся ученых XX в., изучавших историю крестовых походов и Латинского Востока. Докторская диссертация Жана Ришара 1953 г. однако была посвящена истории Бургундии и процессу формирования этого герцогства. Почти одновременно, в 1955 г., Жан Ришар возглавил кафедру истории Бургундии в Дижонском университете. Так началась плодотворная университетская карьера ученого, которая успешно продолжалась до 1968 г. Затем Жан Ришар руководил Центром Бургундских исследований и многочисленными научными обществами этого региона. В 1987 г. он стал членом Академии надписей и изящной словесности. Одновременно, параллельно исследованиям по истории Бургундии, Жан Ришар изучал эпоху крестовых походов. Именно он стал первым президентом Международного Научного Общества крестовых походов.

Крестоносное движение — интереснейший феномен, открывший новую эру в истории средневековой Европы. Образ благородного и доблестного рыцаря-крестоносца, готового к ратным подвигам во имя Христа и христианской веры, не раз вдохновлял и средневековых и современных поэтов, писателей, историков. Эта эпоха овеяна романтическими легендами о героических личностях и их подвигах, полных интриг, тайн и загадок. Крестоносная идея захватывала умы и сердца королей Крупнейших европейских государств, аристократов, крупных феодалов, рыцарей и даже простых горожан и крестьян. Она заставляла их, бросив все у себя на родине, отправиться в поход на далекий, таинственный, неведомый, но столь манящий к себе Восток. Энтузиазм, сквозь призму веков кажущийся странным, пожалуй, невозможно объяснить только рациональными причинами, какими-то историческими предпосылками и целями. Он останется, наверное, самой большой, необъяснимой загадкой крестоносного движения.

Первые крестоносцы выступили на Восток в 1096 г. и их Первый крестовый поход наряду с Четвертым 1202—1204 гг. был одним из самых результативных. В Земле Обетованной появились первые латинские государства: Иерусалимское королевство, княжество Антиохийское и два графства — Эдесса и Триполи.

В истории одного из крупнейших и оригинальных государств крестоносцев на Востоке — Иерусалимского королевства, о котором нам сегодня предстоит говорить, было два этапа: 1) с момента завоевания Святого Города крестоносцами в 1099 г. и до завоевания его Саладином в 1187 г.; 2) с 1187 г. до падения последнего владения латинян на Востоке — Акры — в 1291 г. Соответственно, существовало Первое Иерусалимское королевство с центром в Иерусалиме и Второе — с центром в Акре. Таким образом, завоевание Иерусалима не положило конец самому королевству и его государственности, однако, несомненно, сократило его размеры и наложило свой отпечаток на его развитие.

Успехи египтян, завоевание ими Иерусалима и Гроба Господня в 1187 г., ради освобождения которого от неверных формально и были предприняты крестовые походы, породили новую волну крестоносного движения в Европе. Король Англии Ричард I Львиное Сердце, Франции Филипп II Август и Германии Фридрих I Барбаросса лично возглавят свои войска и отправятся в Третий крестовый поход на Восток. Каждый был движим тщеславием лично возвратить христианам Святой Город и тем самым навеки прославить себя. Неудивительно, что ни о какой координации действий между ними не могло быть и речи. В итоге Иерусалим так и остался в руках неверных, и единственным результатом столь помпезного предприятия было завоевание у византийца Исаака Комнина Ричардом Львиное Сердце острова Кипр. Да и это событие произошло весьма случайно, в силу обстоятельств. Войска Ричарда прибил к берегам Кипра шторм. Это завоевание не было запланировано и как нельзя лучше демонстрирует неорганизованность крестоносцев, традиционную несогласованность их действий. Надо заметить, эта сумбурность и отсутствие четких планов у крестоносцев — характерная особенность всех «классических» крестовых походов 1096-1270 гг.

История крестовых походов для Франции — нечто вроде национальной легенды. Это вполне объяснимо. Ведь именно французское рыцарство всегда составляло основу крестоносного войска. Именно французский король традиционно виделся европейцам естественным предводителем крестоносцев. Именно французская литература дала миру многочисленные рыцарские романы, хроники, поэзию трубадуров, посвященные крестовым походам. Во французских семьях в семейных хрониках на протяжении веков бережно хранили предания о предках- крестоносцах и почитали за честь иметь таковых в своем роде. Именно во французской историографии нового времени созданы наиболее полные истории крестовых походов. Именно французские исследователи XIX—XX вв. — Г. Мишо, Луи и Рене де Мас-Латри, граф Беньо, Г. Додю, Р. Груссе и многие другие, — немало сделали для поиска и публикации источников по истории крестовых походов. Профессор Жан Ришар стал, с одной стороны, прекрасным продолжателем давней традиции французской историографии, с другой — явился настоящим новатором в изучении истории крестовых походов. Он приступил к изучению истории государств крестоносцев на Востоке во второй половине 1940-х годов. С появлением его научных трудов начался качественно новый современный этап в историографии крестовых походов. Жан Ришар сразу же показал, что история крестовых походов — это прежде всего история государств крестоносцев на Востоке, созданных в результате военной колонизации. Он одним из первых в медиевистике начал изучать именно историю общества крестоносцев, его монархические, феодальные и церковные, институты, а не только военные экспедиции западноевропейского рыцарства на Восток, как это делалось его предшественниками. Уже в его первых работах о графстве Триполи, Иерусалимском и Кипрском королевствах автор продемонстрировал широту своих взглядов, эрудицию, глубину и скрупулезность исследователя. Ж. Ришар дополнил свои солидные знания глубоким анализом изучаемых проблем, что поставило его работы несравнимо выше исследований прежних лет. В сферу интересов Жана Ришара входили проблемы формирования господствующего класса в новых государствах, генеалогия латинских знатных семей Иерусалимского и Кипрского королевств, взаимодействие латинян с местным населением, утверждение на завоеванных территориях латинской церкви, история города крестоносцев, их взаимоотношения с европейским купечеством, складывание международного рынка, экономическая и социальная жизнь сельской округи, проблемы топографии и ономастики, история права и культуры, проблемы источниковедения. Значительное место в научном наследии ученого занимает поиск и публикация архивных документов по истории Иерусалимского и Кипрского королевств. Примечательно, что одним из первых Жан Ришар соединил сведения нарративных источников с данными дипломатики и юридическими текстами, что историки прежней поры избегали делать.

Итак, перу профессора Ж. Ришара принадлежит великое множество превосходных научных трудов, посвященных названной проблематике. Первостепенное место среди них занимает «Латино-Иерусалимское королевство». Впервые книга вышла в свет в Париже в 1953 г., а в 1979 г. была переведена на английский язык. Сегодня мы с радостью приветствуем ее перевод на русский язык и готовы представить российскому читателю, ибо ее актуальность не прошла и по сей день. И сейчас это исследование по истории Иерусалимского королевства, образовавшегося после Первого крестового похода в 1099 г., является одним из лучших, полных, синтетичных, аналитичных и интересных в современной мировой историографии. Рене Груссе, назвав исследование Жана Ришара «учебником» по истории Иерусалимского королевства, прав в том смысле, что читатель найдет там ответы на многие вопросы, получит самые разносторонние и обоснованные доказательства и знания о событиях и явлениях, происходивших в названном государстве первых крестоносцев. Для российского читателя перевод книги на русский язык особенно примечателен, поскольку со времени перевода в 1897 г. с французского на русский язык книги Гастона Додю «Истории монархических учреждений в Латино-Иерусалимском королевстве» (СПб., 1897) в отечественной историографии не появилось ни одной монографии, ни одного целостного, всестороннего, синтетичного исследования, посвященного истории этого важнейшего и интереснейшего королевства крестоносцев.

Благодаря труду профессора Ришара, перед читателем проходят события новой эры в истории Западной Европы — эры крестовых походов и череда действующих лиц. Автор воспроизводит детали живой истории, рисует яркие характерные портреты иерусалимских королей и легендарных предводителей военных экспедиций, создает прекрасные типажи баронов, которые предстают в образе суровых воинов, умевших служить своему сеньору и умирать с честью, а не грабителей и разбойников, несших с собой хаос и разрушения. Читатель узнает, как формировалось Иерусалимское королевство, сколь сложно и долго проходило там становление королевской власти и права престолонаследования, складывание административной системы и юридических институтов, познакомится с историей архитектуры, искусства, литературы, исторической и политической мыслью франков латинского Востока. Читая книгу Жана Ришара, читатель сможет увидеть и почувствовать восточную специфику и влияние Востока на крестоносцев и их традиции, методы и принципы дипломатии крестоносцев в отношениях с мусульманскими соседями: Египтом, турками, монголами. История Иерусалимского королевства наглядно показывает, что франки сочетали привычные им западные обычаи с необходимостью адаптации к условиям, — не только климатическим, но и культурным, языковым, социальным, — в которых они оказались на Востоке.

Оказавшись в необычной ситуации, крестоносцы быстро осознали свои нужды, и, с одной стороны, стремились создать для себя государство, похожее на то, в котором они привыкли жить, т. е. феодальное государство западноевропейского типа, с другой — они были вынуждены искать точки соприкосновения и способы сосуществования с местным населением, поскольку находились в абсолютном меньшинстве по сравнению с ним. Следует заметить, что франки оказались весьма толерантными завоевателями. Власти хватило политического здравого смысла, чтобы уважать веру, традиции, обычаи местного населения, сдерживать религиозное рвение крестоносцев и не предпринимать попыток насильственного обращения сирийцев в католицизм. В начале XIV в. французский теоретик крестовых походов Рамон Луллий писал: «Чтобы завоевать Святую Землю, нужны, прежде всего, три вещи: мудрость, сила и милосердие». С силой было проще всего. Латиняне Востока достаточно регулярно получали подкрепление и новых колонистов с Запада. Ведь ни для кого не было секретом, что без помощи европейских государей и постоянного притока новых поселенцев созданное во враждебной обстановке королевство не могло бы существовать. Мудрости и милосердию нужно было научиться. Надо отдать должное властям Иерусалимского королевства: они успешно это сделали и сделали хотя бы для того, чтобы выжить самим на новой земле. Политическая мудрость и терпение иерусалимских королей в значительной степени были залогом прочности и стабильности их государства, которое никак нельзя назвать эфемерным.

Сопоставительный анализ всего комплекса источников позволил ученому доказать, насколько реальность отличалась от идеальной картины, нарисованной в юридических трактатах («Ассизах»), которым традиционно было принято верить как наиболее достоверным и точным источникам. Иерусалимское королевство было принято считать примером классического феодального государства, в котором феодальные институты, феодальная иерархия нашли наиболее полное воплощение. Благодаря средневековым теоретикам феодального права, появлялась своего рода «страна Утопия» с ее «чистым», «идеальным» феодализмом. В течение долгого времени медиевисты как бы следовали за средневековыми юристами и вслед за ними создавали модель «чистого» феодализма. Жан Ришар впервые в историографии засомневался «в исключительной точности картины, составленной для нас юристами», и показал, что Иерусалимское королевство развивалось как «нормальная» монархия, в которой власть королей все больше напоминала власть французских Капетингов. Исследователь всегда очень осторожен в оценках событий и явлений и часто показывает их неоднозначность. Детально проанализировав процесс становления административной и вассально-ленной системы королевства, Ришар показал, что при всей сложности взаимоотношений между крупными феодалами и королевской властью последняя смогла избежать внутренних столкновений и сохранить уважение к себе. Исследователь отнюдь не призывает рассматривать внутриполитическую ситуацию в Иерусалимском королевстве как бесконфликтную. На страницах его труда мы найдем немало примеров разногласий между королем и его вассалами — крупными сеньорами, владевшими обширными землями и державшими в своих руках немалую власть. Иногда королю приходилось сталкиваться и с настоящими мятежами. Однако ученый не склонен преувеличивать степень децентрализации королевства. Он видит Первое Иерусалимское королевство достаточно прочным и жизнеспособным политическим образованием. Любопытно, что вера в существование «чистого» феодализма в Иерусалимском королевстве встречается в историографии и по сей день.

Обстановка на латинском Востоке резко изменилась в результате завоевания Иерусалима Саладином в 1187 г., после которого усилились центробежные силы и Второе Иерусалимское королевство становилось все более неуправляемым. Перед читателем пройдут драматичные и месте с тем захватывающие события Третьего и Четвертого крестовых походов, породивших множество коварных интриг в острейшей борьбе за иерусалимский трон и в результате смену правящей династии в королевстве. С конца XII в. судьбы и корона Иерусалимского королевства будут настолько взаимосвязаны и переплетены с историей Кипрского королевства Лузиньянов, что историк не может рассматривать их отдельно друг от друга.

Изучая военную организацию государств крестоносцев, и прежде всего Иерусалимского королевства, невозможно обойти стороной весьма примечательные в истории Европы институты — духовно-рыцарские ордена, обязанные своим рождением крестовым походам и паломничествам и сыгравшим столь заметную роль в истории латинского Востока. Их могущество, авторитет и богатства росли с невероятной быстротой. Среди них особенно известными и влиятельными (но не единственными в Святой Земле) были ордена тамплиеров и госпитальеров — непременных участников всех крестовых походов, защитников паломников и латинских земель в Сирии и Палестине от мусульман. Госпитальеры и тамплиеры исполняли прежде всего военные функции. Им не разрешалось поднимать оружие против правоверных христиан. С течением времени они получали от многих правителей и отдельных частных дарителей огромные владения, привилегии и пожалования и на Востоке, и на Западе, и с точки зрения морали и политики должны были оправдывать эти дарения, демонстрируя воинственность против неверных. Жан Ришар показывает, как быстро ордена находят свое место на политической авансцене королевства и обретают реальную политическую и экономическую власть, как щедро им жаловались и дарились огромные земельные владения и замки. В некоторых областях, в графстве Триполи и Антиохии, ордена обладали фактически суверенной властью. Не менее любопытна коммерческая деятельность монахов-воинов: организация банков и проведение банковских операций для паломников и крестоносцев, прибывавших в Святую Землю. Быстро окрепнув экономически, ордена превратились в столь сильные и сплоченные политические организации, что доставляли немало хлопот и королевской власти и даже церкви, к которой номинально принадлежали, своей вольностью и независимостью, позволяя себе неповиновение и открытые оскорбления в их адрес. Однако все же без их помощи и королю, и паломникам пришлось бы трудно. Без них вряд ли власть самостоятельно могла бы защищать себя и свои владения от арабов и турок, а пилигримы относительно свободно передвигаться по территории Святой Земли.

Экономическое процветание королевства в значительной степени зависело от подъема портовых городов и развития международной торговли, когда купцы увеличивали прибыль за счет растущего товарооборота, а короли и иерусалимская знать, которой вместо или наряду с феодом часто жаловались доходы от торговли, — за счет налогов. Завоеватели быстро поняли, какую выгоду могут дать им прибрежные города и с точки зрения торговли, и с точки зрения обороны своих владений. Ибо мало было завоевать Святой Город, необходимо было подчинить своей власти округу и прибрежные города, через которые только и возможно было поддержание постоянных связей с Европой. Развитию городов в Иерусалимском королевстве уделялось особое внимание еще и потому, что все латиняне Востока — будь то торговцы, ремесленники или рыцари, — оказались городскими жителями. Многим землевладельцам пришлось проститься с европейской селиться в своих поместьях за пределами города. На Востоке только городские стены могли дать всем латинянам некоторое чувство защищенности и уверенности во враждебном мусульманском мире. Однако социальные границы между рыцарством и бюргерством соблюдались неукоснительно, как и на Западе. Постоянная потенциальная опасность со стороны местного населения и мусульманских соседей оказалась первостепенной причиной, заставившей бюргеров-латинян сплотиться и создать достаточно крепкую городскую организацию. Это была инициатива снизу, инициатива самих горожан, продиктованная необходимостью, а не политика королевской власти, как это считалось до исследований К. Казна и Жана Ришара. Эта же причина объясняет отсутствие серьезных разногласий между горожанами и королевской или сеньориальной властью, которым подчинялись города. Любопытно, но Иерусалимское королевство не знало того коммунального движения, которое бушевало в XII в. во Франции. На Востоке горожане оставались верны клятве, которую давали своему сеньору. Сплоченность горожан-латинян приводит даже, по мнению ученого, к появление новой «иерусалимской нации». Процесс «денационализации» начался только во времена Второго Иерусалимского королевства из-за разрушительной политики Фридриха II Гогенштауфена и западноевропейских торговых коммун, обосновавшихся в иерусалимских городах. Таким образом, профессор Ришар дает почувствовать читателю, насколько специфичен был латинский город на Востоке с точки зрения его политического, социального или культурного развития.

Немалую роль в развитии латинского города под небом Востока сыграло итальянское купечество и правительства итальянских морских республик. Ученый наглядно демонстрирует и роль итальянских морских республик — Венеции, Пизы, Генуи — в завоевании сирийского побережья и создании в королевстве «морского фасада», состоявшего из цепи крупных портовых и торговых городов, их влияние на городскую застройку и городской пейзаж, их вмешательство в политические дела и экономику всего королевства. Читатель, несомненно, поймет, сколь . необходима была финансовая и военная помощь итальянских морских республик правительству этой страны, с одной стороны, но сколь разрушительны для его политической сплоченности были их распри, конкуренция, своеволие, а затем экономическое и политическое всесилие. Обособленность европейских коммун Жан Ришар даже склонен считать одним из решающих факторов разъединения франков Сирии. Он одним из первых в медиевистике показал эту двойственную, как негативную, так и позитивную, роль иностранного купечества в истории Иерусалимского королевства — в частности, и всего латинского Востока — в целом. Доказательства Ж. Ришара были своеобразным указанием для историков пути дальнейших исследований деятельности иностранного купечества на латинском Востоке.

Процесс децентрализации и ослабления королевской власти, в конце концов, привел к катострофическим последствиям — падению королевства и полному его завоеванию мамлюками в 1291 г. Слабые попытки европейских рыцарей, больше похожие на мечты, папская дипломатия и призывы к новому крестовому походу не могли спасти латинские земли, завоеванные в Сирии первыми крестоносцами и навсегда утраченные их потомками.

Итак, мы видим, сколь разнообразен круг проблем, которые ставит и во многом оригинально решает профессор Ришар. Читатель, следуя за мыслью ученого, несомненно, получит удовольствие от знакомства с историей Иерусалимского королевства.

Жан Ришар родился в 1921 г. Его коллеги во Франции и далеко за ее пределами в 2001 г. отмечали юбилей историка, которому посвятили издание специальной коллективной монографии. Перевод на русский язык одного из лучших исследований Жана Ришара — «Латинско-Иерусалимского королевства» можно считать проявлением нашей признательности и уважения к ученому. В заключении мы посчитали необходимым привести полный список трудов Ж. Ришара, дабы показать богатое творческое наследие ученого и облегчить поиск для всех, интересующихся историей Иерусалимского и Кипрского королевств, а также историей крестовых походов в целом.

С.В. Близнюк
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.
Всадники войны. Кавалерия Европы

Юлиан Борхардт.
Экономическая история Германии

Лев Карсавин.
Монашество в средние века

Я. С. Гросул.
Карпато-Дунайские земли в Средние века

Сьюард Десмонд.
Генрих V
e-mail: historylib@yandex.ru