Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Юрий Бобылов.   Генетическая бомба. Тайные сценарии наукоёмкого биотерроризма

4. Фундаментальная наука и государственная тайна



Как известно, в соответствии со статьей 8 Закона РФ «О государственной тайне» устанавливаются три степени секретности: «секретно», «совершенно секретно» и «особой важности». Последний гриф секретности более понятен в такой терминологии – «совершенно секретно особой важности». Этот вид государственной тайны в обычной практике управления достаточно редок. Но для шифровальщиков, например, ФАПСИ и ныне ФСБ РФ, это повседневная реальность.

Есть работы, которые в конце концов подпадают под такую степень высокой секретности. Это характерно для информационной защиты создания «сверхоружия», то есть нетрадиционной военной техники и вооружений на новой физической, химической, биологической и иной основе (эффекты могут быть давно известны, но использоваться впервые).

Известны случаи, когда «случайные» утечки секретной информации или даже «рассекречивание» были элементом тонкой секретной игры политического, дипломатического, военно-технического или внешнеторгового планов.

Стоит вспомнить, например, историю создания и первого успешного испытания в СССР в 1949 году атомной бомбы. В ряде статей авторитетных авторов утверждается, что конструкция этой первой бомбы была украдена в США.

По признанию П. Судоплатова (см. его известную книгу «Секретные операции»), отвечавшего за все разведывательное и контрразведовательное обеспечение советской атомной программы, в 1944-1945 гг. контрразведка США через своих подставных агентов передала СССР массу дезинформационных материалов по атомной бомбе. Эта «игра» была раскрыта в 1945-1949 гг. крупнейшими советскими физиками при участии специалистов научно-технической разведки. Примечательно, что сведения, исходившие из ФБР, хотя и являлись искаженными, однако, отражали главные направления усилий американских физиков и масштабы атомной гонки в США.

«Секретные игры» с участием всех сторон мирового политико-экономического процесса ведутся, очевидно, и сегодня.

«Генная инженерия» является новой физической основой при разработке различных опасных биопрепаратов. В этой связи такие биологические науки приобретают своё «конспирологическое значение»

Скорая гибель нашей Цивилизации может стать результатом поспешности в новых промышленных биотехнологиях либо последствием тщательно продуманной биодиверсии глобального масштаба.

В засекречивании фундаментальной науки есть свои особенности. Наиболее полно они описаны на примере атомной науки, которая активно развивалась при создании сверхбольших водородных и сверхмалых атомных взрывных устройств.

Прежде всего необходимо отметить, что фундаментальная наука неоднородна.

В монографии ИИЕиТ АН СССР «Основы науковедения» была предложена следующая классификация фундаментальных исследований (ФИ):

1) ФИ, цель которых может и должна быть заранее точно определена. Необходимость программы исследований в подобных случаях не вызывает сомнений. Классическим примером является программа космических исследований;

2) ФИ, окончательный результат которых трудно предвидеть, однако, можно определить направление работ. Таковы работы по общественным наукам. Программу исследований можно здесь определить как выполнение некоторых этапов ФИ, уточняя не столько цель, сколько характер работы;

3) ФИ, в которых можно определить лишь «поле исследований». Таковы исследования в некоторых разделах математики и теоретической физики. Эти работы имеют обычно длительный характер, продолжаясь десятки лет. В таком случае формально выдвигать не единую четкую программу исследований, а планы работ на некоторые временные интервалы;

4) целенаправленные ФИ, имеющие наряду с познавательными и практические цели. В отличие от прикладных исследований в таких ФИ достижение практической цели возможно лишь на основе оригинальных научных исследований, и направление поиска, ведущее к реализации целей ФИ, следует выделять в отдельную программу [75, с. 274-275].

Здесь ситуация гораздо сложнее в силу самой неопределенности результатов научной деятельности, многофункциональности их применений, постоянной борьбы научных школ и периодических «научных революций».

Так, рядом руководителей и экспертов Российского фонда фундаментальных наук (РФФИ) разделяется точка зрения, что фундаментальная наука не должна засекречиваться.

Несколько лет тому назад, обсуждая перспективность для РФФИ финансирования «прикладной гравитоники», я услышал крайне сдержанные оценки. Было мнение, что первые экспериментальные работы дают слабые надежды. Исследуемые поля оказываются слишком слабыми, а применяемая научная аппаратура не даёт точных измерений. Я не специалист в данной области и спорить с эрудитами РФФИ не стал.

С другой стороны, в военно-технической политике свои критерии выбора решений о секретности работ и информации. И есть своя теория вопроса [3; 10; 50; 57; 67].

Соблазн получить рано или поздно совершенно фантастические виды ВВТ заставляет расширять фронт закрытых работ. Но здесь возникают свои трудности, о которых стали писать даже в открытой печати.

В традиционно острой борьбе научных физических школ многие исследования сами по себе рискованны. Порой всё не ясно с самой теорией. Есть также немало теоретиков, которые крайне отрицательно относятся к каким-либо практическим шагам в этом направлении.

Такова позиция академика Э. Круглякова (Институт ядер- ной физики СО РАН), который негативно отнёсся к инициативе бывшего (покойного) председателя межведомственной комиссии по научно-техническим вопросам оборонной промышленности Совета безопасности РФ М. Малея организационно поддержать некоторые новые идеи, сулящие создание необычных видов военной техники и вооружений в отдалённой перспективе.

В своей скандальной статье «Россия снова во мгле» («Независимая наука», «НГ-Наука», 6 мая 1998 г. ) академик из Института ядерной физики СО РАН Э. Кругляков написал: «Недавно мне довелось ознакомиться с отчетом (видимо, речь идёт о весьма закрытом отчете, – прим. автора) о проделанной работе, призванной продемонстрировать генералам существование явления антигравитации, даже более того, возможности использования энергии антигравитационного поля... Один из крупнейших физиков нашего времени академик РАН Александр Скринский в своём отзыве отмечает, что попытка ввести «гравитационное отталкивание используется для того, чтобы придать антигравитации статус обнаруженного явления, что совершенно не соответствует реальной ситуации в современной науке»... Судя по всему, мы имеем дело с очередной крупномасштабной аферой, под которую средства, и притом немалые, уже выделялись. Текст писали прожжённые циники, знающие, что творят, и уверенные в своей полной безнаказанности. Эффекты (а лучше сказать фокусы), которыми оперируют авторы отчета, фундаментальной науке неизвестны и ею не изучаются (выделено нами – Ю. Б. )... Думать, что крупные “прорывные” открытия фундаментальной науки могут совершаться через “первые” (секретные) отделы, значит глубоко заблуждаться».

Кстати, это пишет «атомщик», который подходит примерно с одних и тех же позиций как к прикладной гравитонике, так и к астрологии.

Как автор специфической «милитаристской» книги, хотел бы заметить, что нам важно знать также особенности засекречивания науки в США, Японии и т. д. На какой-то стадии этого научного спора своё слово может сказать российская внешняя разведка. Но даже при обнаружении каких-либо фундаментальных достижений в мировой науке, включая биологическую науку и генную инженерию, следует проявить мудрую осторожность.

Как известно, в научно-техническом прогнозировании самые ранние научно-технические эффекты, в том числе созданные опасные биороботы, сначала постулируются научной фантастикой [66; 95].

Известный западный специалист по научно-техническому прогнозированию Э. Янч в своей книге «Прогнозирование научно-технического прогресса», кстати, пишет следующее: «Чистая научная фантастика, то есть научная фантастика без заметного компонента “информированного суждения” о прогрессе, всё еще пользуется хорошей репутацией у общественности, если иметь в виду сверхдолгосрочное прогнозирование... Ценный вклад в научную фантастику более позднего времени сделан писателями, способными к применению логического мышления и научного понимания. Это разновидность научной фантастики, начало которой положил знаменитый роман Хаксли “Прекрасный новый мир” (1934 г. )... Другой вид логического сценария в поэтической форме попытался дать выдающийся учёный-физик Сцилард в своём “Голосе дельфинов”».

В мировой научной фантастике Земля и наша цивилизация уже гибли неоднократно.

Порой сама экспериментальная наука получает совершенно «непонятные факты», которые современная наука объяснить не может. Но это не значит, что надо отвергать и такие факты.

Вернёмся еще раз к «биополю».

В СССР традиционно в Перечни сведений, запрещённых к опубликованию в открытой печати (включая и сведения, относимые к государственной тайне), например, входила информация «о технических средствах (генераторах, излучателях) для воздействия на поведенческие функции человека (создание биороботов)» и «о научных исследованиях и опытно-конструкторских работах в области создания и использования СВЧ-генераторов и ускорителей в военных целях и воздействия их излучения на различные военные объекты и человека».

Чуть выше приводился новейший пример использования психотронного оружия США в Грузии для подавления массовых беспорядков в конце ноября 2007 г.

Сегодня уже открыто пишут о некоторых секретных работах московского профессора Л. Э. Винчунаса (ИРЭ АН СССР), который изучал биополе. В лаборатории было создано и запущено в производство устройство бесконтактного массажа – «биомагнитный вибратор».

Именно в этой лаборатории изучалась известная Роза Кулешова, которая бойко читала вслух в абсолютно тёмной комнате, с закрытыми глазами определяла лежащие перед ней предметы, угадывала в запечатанном конверте не только форму фигуры, нарисованной на листке бумаги, но и цвет. Вывод был тот же: экстрасенсорные способности Кулешовой уникальны, но необъяснимы с точки зрения современной науки.

К сожалению, Роза Кулешова умерла в возрасте 36 лет от опухоли мозга. Нет сегодня и секретной лаборатории Винчунаса. Сам Лев Эдуардович умер, а его исследования прекращены за недостатком средств.

Но в цивилизованном мире рано или поздно искомые средства быстро находятся, когда прогнозируемые результаты возможны и могут иметь военное или специальное (т. е. в спецслужбах) применение.

Не хотелось бы, чтобы в упомянутом выше случае академик А. Скринский уподобился выдающемуся атомщику Резерфорду, который в 1933 г. занял резко отрицательную позицию относительно практического использования цепной реакции и выделяемой атомной энергии.

Между тем, специалисты по физике и химии помнят, как накануне Второй мировой войны какие-либо публикации по урану исчезли из открытой печати. Это произошло сразу, как выявилась возможность создания атомной бомбы. Так, серьёзная

фундаментальная физическая наука в США, Англии, Франции и СССР стала реализовываться только через режимные отделы правительственных структур и научных организаций.

Видимо и генная инженерия вплотную подошла к стадии глубокого засекречивания.

Можно привести текст одного из соответствующих сообщений о том, как ЦРУ предупреждает о принципиально новом биологическом оружии (см.: Корреспондент.net от 17 Ноября 2003, 14: 55):

«На закрытом семинаре, проведенном по инициативе ЦРУ, американские учёные предупредили управление о том, что вскоре на Земле появится принципиально новое биологическое оружие.

Как сообщается в докладе ЦРУ, “эффекты искусственных вирусов и бактерий могут по тяжести превосходить любое известное на сегодняшний день заболевание”. По прогнозам американских учёных, такие возбудители появятся уже через 10 лет.

Новое биологическое оружие сможет действовать очень избирательно – поражать только людей с определённым генетическим кодом. Кроме того, появится возможность создавать вирусы “замедленного действия”. Например, как сообщается в докладе, при заражении у человека появляются лишь симптомы простудного заболевания, а при взаимодействии с определёнными лекарствами наступает смерть.

Другие виды бактериологического оружия смогут противостоять всем видам антибиотиков и вызывать смертельную реакцию иммунной системы.

Помимо этого, как заявили учёные, новые вирусы и бактерии нельзя будет обнаружить традиционными методами, передают Mednovosti.ru».

Проводя обоснованные параллели с новым опасным витком в гонке создания эффективного расового биологического оружия на генной основе, хотелось бы снова вернуться к «атомной истории» – секретному созданию ядерного зонтика СССР.

В СССР поэтапно создавалось и развивалось специальное ведомство, которое в начале 50-х годов стало называться Минсредмаш СССР. В отдалённых регионах страны (Поволжье, Урал и Сибирь) были созданы закрытые научные городки (ЗАТО) и «химкомбинаты». В Москве на Октябрьском поле, Большой Ордынке, Каширском шоссе и т. д. были выстроены внушительные административные постройки [57; 67].

Монументальное здание Минсредмаша СССР в Замоскворечье, основной деятельностью которого стала организация серийного производства атомного и водородного оружия, а чуть позже АЭС, не имело вывески и случайным прохожим (в том числе и мне, студенту, несколько лет проживавшему в общежитии на улице Зацепа) всегда навевало мысли о бренности и ничтожности захудалой гражданской жизни. В прошлые 80-е годы я дважды побывал в его ГНТУ и был немного разочарован устаревшим внутренним дизайном.

Всё вроде бы в атомной промышленности было строго размерено и регламентировано секретными инструкциями КГБ СССР. И никаких утечек секретной информации. Но везде жили и трудились нормальные люди. Им нужно было счастье. Им нужно было петь песни о своей «закрытой» жизни. И такие песни стали появляться.

Вот, например, «ПЕСНЯ О НЕПУТЕВОЙ ЖЕНЕ ЗАСЕКРЕЧЕННОГО ФИЗИКА»:

В эпоху войн, в эпоху кризисов,

Когда действительность сложна,

У засекреченного физика Была красивая жена.

Знакомства делала случайные,

Любила кольца и меха,

И к ней подсел брюнет отчаянный

В шашлычной на ВДНХ.

Сквозь брызги желтого шампанского

И сквозь зернистую икру

Не разглядеть американского Агента сети ЦРУ.

Забыв инструкции и правила

И не узнавши, кто есть он,

Она и адрес свой оставила,

И свой домашний телефон.

Вот спит она в его объятиях,

Забывши, что не дремлет враг.

А он пришёл к ней для изъятия

Секретных формул и бумаг.

Он ищет план завода энского,

В постель заброшенный брюнет,

Ему не надо тела женского,

А нужен атомный секрет.

Но... специальные товарищи,

Что всё узнали про него,

Его застали в сейфе шарящим,

Причём совсем без ничего.

Они сказали даме: «Ясно вам,

Кто этот голый господин? »

И тут увидела несчастная,

Что не брюнет он, а блондин.

В эпоху войн, в эпоху кризисов,

Когда действительность сложна,

У засекреченного физика Жена быть «блядью» не должна.


Текст песни является своеобразной поэтической иллюстрацией к истории сложной семейной жизни секретных российских учёных.

Вполне возможно, чт о вскоре в России будут созданы аналогичное закрытое Федеральное агентство по биотехнологии, специализированная Биокорпорация (скорее всего, на базе ОАО «Биопрепарат»), ВНИИ биологической безопасности ФСБ России и ещё что-то другое. Далее появятся такие же новые песни о создателях нового расового и иного биологического ОМУ по российскому проекту «ГЕНЕТИЧЕСКОЙ БОМБЫ».

Одновременно наш современник вскоре отметит такое же исчезновение каких-либо публикаций по некоторым фундаментальным и прикладным исследованиям в биологической науке.


загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Панарин.
Первая мировая информационная война. Развал СССР

Андрей Буровский.
Евреи, которых не было. Книга 2
e-mail: historylib@yandex.ru
X