Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Юрий Лубченков.   100 великих аристократов

Александр Васильевич Колчак(1874—1920). Русский военный деятель, адмирал.

История знает немало примеров того, что сыновья выбирают профессию своих отцов. Из поколения в поколение создавались потомственные династии врачей, ювелиров, актеров, а многие представители дворянства были потомственными военными. Род Колчаков и принадлежал к династии «служилых людей».

По семейному преданию, род Колчаков появился в России в XVIII веке. По одной из версий, Колчаки возводили свой род к хану Кончаку, вероятно по созвучности фамилии. Но тюркские слова «кончак» и «колчак» абсолютно разные по значению: «кончак» переводится как «штаны», а «колчак» – как боевая рукавица. Хотя все может быть…

Совершенно достоверно то, что предки Колчаков имели сербские или хорватские корни. Первый представитель этого рода, о котором есть документальные сведения, был сербом, исповедовавшим христианскую религию. Попав под турецкое владычество, он перешел на службу к султану и принял мусульманство, что, впрочем, было обычным делом для представителей сербского дворянства. Зваться он стал Илиас-паша Колчак. У турок он стал болюбашем, что равно чину полковника. Он отличился в 1711 году в сражении с войсками Петра I во время Прутского похода русского царя. За мужество султан возвел Илиас-пашу в трехбунчужные паши. После мира с Россией он остался в Молдавии, в крепости Хотин, и был назначен начальником левого крыла бессарабской армии. К 1717 году Илиас-паша достигает должности Хотинского генерал-губернатора. Оставаясь в Хотине более 20 лет, он не только проявил себя хорошим военным командиром и администратором, но и отличным дипломатом, став проводником политики Стамбула в отношениях с Польшей.

В годы русско-турецкой войны 1735—1739 годов Илиас-паша Колчак руководил обороной Хотина и был взят в плен вместе со всем гарнизоном крепости. Вместе с сыном он был отправлен в Петербург. Императрица Анна Иоанновна встретила их приветливо. После подписания мира с Турцией Илиас-паша решил вернуться на родину, и получил на это милостивое разрешение. Уже по дороге домой он узнал, что на родине его ожидает смертная казнь, и решил не искушать судьбу. Он поехал в Польшу к своему старому другу гетману Потоцкому, где и провел последние годы жизни, скончавшись в 1743 году.

Сын его остался в России и перешел на русскую службу. От императрицы Елизаветы Петровны он получил русское подданство, был возведен в дворянское достоинство с дарованием ему герба. Колчаки стали служить новой родине верой и правдой. В дальнейшем представители рода писали о себе, как о выходцах из Бугского и Донского казачьих войск.

В войнах с турками за доблесть и мужество был награжден землями сотник Бугского казачьего войска Лукьян Колчак, а его сын, Федор, закончил военную службу уже в чине полковника. Дети Федора Колчака – Василий, Александр и Петр – выбрали для себя флот.

Младший из них, Петр, дослужился до чина капитана 1-го ранга, а средний – Александр – достиг чина контр-адмирала. Он был прекрасным специалистом по корабельной артиллерии, служил на Балтике, совершал дальние плавания по Амуру и крейсировал у берегов США. Сын его, Александр Александрович Колчак, пошел по стопам отца. После окончания морского корпуса он попал на фронт и принял участие в русско-японской войне, защищая Порт-Артур. Он погиб в мае 1915 года на минном заградителе «Енисей», торпедированном немецкой подводной лодкой.

Старший из братьев, Василий, начал службу юнкером в морской артиллерии в 1854 году, после окончания Ришельевской гимназии. В 1855 году, во время Крымской войны, он был отправлен с транспортом пороха в Севастополь, а прибыв туда, остался в рядах защитников города. Получив назначение на должность помощника командира батареи, он защищал Малахов курган. За проявленные мужество и героизм Василий Иванович Колчак был награжден Знаком отличия Военного ордена. В бою на Малаховом кургане 2 августа он получил контузию и ранение в руку и был захвачен французами в плен. Вернувшись в Россию, Василий Колчак окончил курсы в Институте корпуса горных инженеров и для прохождения практики отправился на уральские горные заводы. По возвращении в Петербург Колчак был назначен членом комиссии приемщиков морских артиллерийских орудий и снарядов на Обуховском оружейном заводе. Даже после выхода в отставку в 1893 году в чине генерал-майора он продолжал работать на Обуховском заводе заведующим сталепусканговой мастерской. Василий Иванович Колчак оставил после себя немало работ, посвященных истории металлургии в России и металлургическому производству. Кроме того, им были опубликованы воспоминания о Севастопольской обороне 1853—1855 годов.

Василий Иванович Колчак был женат на Ольге Ильиничне Посоховой, происходящей из дворян Херсонской губернии. У них было трое детей – две дочери, Екатерина и Любовь (умерла в детстве), и сын Александр, будущий русский адмирал флота.

Александр Васильевич Колчак родился 16 ноября 1874 года в Петербурге. Будущий «верховный правитель России» рос, как он впоследствии писал сам, «в чисто военной семье». Родственники по линии как отца, так и матери были военными, посему даже среда, окружавшая Александра Колчака в детстве, была исключительно военной.

В 1888 году он уже числился в списках кадетов Морского корпуса. Его фамилия всегда была в списке первых воспитанников корпуса по успеваемости, и в 1893 году он был назначен фельдфебелем младшей роты. Еще в ходе учебы Александр вместе с отцом часто посещал Обуховский завод, что дало ему возможность на практике усваивать теоретические знания по артиллерийскому и минному делу.

Морской корпус Александр окончил весной 1894 года вторым в списке и осенью того же года был произведен в мичманы. Первую офицерскую практику он прошел на должности вахтенного начальника броненосца «Рюрик». На следующий год Колчак перевелся на Тихий океан вахтенным начальником «Крейсера». Плавание на «Крейсере» стало первым серьезным походом Колчака. В свободное время он занимался научными работами по океанографии и гидрологии. В 20-м выпуске «Записок по гидрографии», вышедших в Санкт-Петербурге в 1899 году, им были опубликованы «Наблюдения над поверхностными температурами и удельными весами морской воды…», где описывались холодные течения у берегов Кореи.

По возвращении в 1899 году в Петербург лейтенант Колчак узнал о готовящейся Русской полярной экспедиции под руководством барона Э.В. Толля и добился своего включения в состав ее участников. В ходе экспедиции он проводил гидрологические и ряд других исследований, результаты которых систематически сообщал в Академию наук. В 1901 году он вместе с Толлем совершил экспедицию на полуостров Челюскин. За 41 день в сильную пургу экспедиция прошла 500 верст. Колчак вел маршрутную съемку и магнитные наблюдения.

В следующем году Колчаку пришлось принять участие уже в другой экспедиции. Стало известно, что санная экспедиция под руководством Толля отправилась к острову Беннетта и пропала. Александр Васильевич получил официальное приглашение возглавить спасательную экспедицию, и он дал согласие. Колчак отправился в Мезень, где нанял матросов, а затем на вельботе отплыл на спасение Толля и его товарищей. В течение 42 дней продолжались поиски. На спасательной шлюпке люди пробивались через прибрежные арктические льды. Колчаку удалось найти то, что осталось от экспедиции – документы и гидрологические коллекции. Сам Толль и другие участники экспедиции погибли. За свое полярное путешествие Колчак был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени. Русское гидрографическое общество наградило его большой Константиновской золотой медалью – исключительной наградой, которую до него имели лишь Н.А. Норденшельд и Ф. Нансен. В 1906 году Русское географическое общество избрало Колчака своим действительным членом.

С началом русско-японской войны Александр Васильевич отправляется на тихоокеанскую эскадру в штабе адмирала С.О. Макарова в Порт-Артуре. Здесь он получил назначение на должность вахтенного начальника на крейсер «Аскольд», в апреле был переведен на минный транспорт «Амур», а затем стал командиром эсминца «Сердитый». Под командованием лейтенанта Колчака эсминец осуществлял нападения на корабли японской эскадры, а поставленная им минная банка стала причиной гибели японского крейсера «Такасого». Вместе с Макаровым Колчак участвовал в подготовке прорыва блокады Порт-Артура и в разработке планов нападения на транспортные суда японцев в Желтом море и на Тихом океане.

В ноябре 1904 года Колчак был назначен командиром двух артиллерийских батарей на северо-восточном крыле крепости. Незадолго до падения Порт-Артура он получил ранение и попал в плен к японцам. В апреле 1905 года он через США вернулся в Петербург. За участие в русско-японской войне Колчак был награжден орденом Св. Анны 4-й степени, орденом Св. Станислава 2-й степени с мечами и золотой саблей с надписью «За храбрость».

После войны Колчак последовательно занимал должности начальника статистического отдела и отдела по разработке стратегических идей защиты Балтики во вновь созданном Управлении Морского Генерального штаба. Он также читал лекции в Морской академии, а в январе 1912 года представил записку о реорганизации Морского генштаба, рекомендуя упразднить лишние звенья его управления и ввести на флоте единоначалие с подчинением всех эскадр единому главнокомандующему.

В том же году Колчак вновь вернулся на военно-морскую службу и был назначен командиром эсминца «Уссуриец». Через год он был переведен на миноносец «Пограничник» на должность флаг-капитана оперативной части штаба командующего.

Первая мировая война выявила выдающиеся способности Колчака как военно-морского деятеля. Сразу же после начала боевых действий на Балтике он стал заниматься составлением диспозиций для боевых кораблей в целях защиты Балтийского побережья. Но действия флота, которым фактически руководил Колчак, носили не только оборонительный характер. В феврале 1915 года четыре миноносца под личным командованием капитана расставили в районе Данцига около 200 мин, на которых нашли свою гибель многие немецкие военные корабли. Летом того же года по инициативе Колчака были поставлены мины и в Рижском заливе. Осенью Колчак был назначен командиром минной дивизии и в боях за побережье Рижского залива применил на практике высадку морского десанта. За умелые и решительные действия против германского флота наградой Колчаку был орден Св. Георгия 4-й степени.

В июне 1916 года Колчак был произведен в контр-адмиралы и получил приказ отправиться в Севастополь и принять под свое командование Черноморский флот. Незадолго до своего отъезда с Балтики Колчак был произведен в вице-адмиралы. Черноморский флот не вел активных наступательных действий и ограничивался лишь обороной побережья. Колчак же решил изменить существующее положение. Корабли под личным командованием вице-адмирала начали выходить в открытое море и завязывать бои с кораблями противника. Новым для Черноморского флота стала постановка минных заграждений в Босфоре. Около шести вражеских подлодок подорвались на минах, установленных в проливе под руководством Колчака.

В Севастополе его застала телеграмма Морского министерства о Февральской революции и о переходе всей власти к Временному правительству. Колчак не был по своим взглядам монархистом, более того, он считал, что революция поможет довести войну до победного конца и завоевать черноморские проливы. В первые дни в Севастополе сохранялось спокойствие. Личный состав флота и население города полностью доверяли вице-адмиралу, который пользовался большой популярностью, и это помогало ему сохранять уверенность в проводимой им политике. Даже после получения приказа № 1 Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов Колчак, выступая в морском Собрании, призвал офицеров «сплотиться с командой» и сделать все возможное для успешного завершения войны. Он резко критиковал идеи о дисциплине, основанной на «классовом сознании», подчеркивая, что это может привести к гибели армии и флота.

В июне по Севастополю распространились слухи о тайных собраниях морских офицеров. В городе начались матросские митинги, на которых собравшиеся требовали арестовать некоторых офицеров, а у остальных изъять личное оружие. Александр Васильевич также сдал свой кортик, который смущенные матросы поспешили ему вернуть. Однако Колчак бросил кортик в море, объявив, что в нынешних условиях им может владеть лишь море. В нем все более крепло желание отказаться от командования Черноморским флотом, и в середине июня он передал свои полномочия контр-адмиралу В.К. Лукину, известив обо всем Временное правительство. В ответной телеграмме ему предписывалось срочно прибыть в Петроград и объяснить, с чем связана его несанкционированная отставка.

В августе Колчак принял приглашение американской военной миссии на участие в боевых действиях американского флота. Это приглашение носило скорее почетный характер, нежели желание делового сотрудничества. Пребывание в Америке показало Колчаку и тщетность надежд на активную роль армии и флота США в войне. Находясь в Сан-Франциско, Колчак узнал о происшедшем перевороте 25 октября 1917 года в Петрограде. Известие о намерениях новой власти выйти из войны и подписать мир с Германией настолько потрясло его, что Александр Васильевич принял решение не возвращаться в Россию и перейти на британскую военную службу.

В декабре Колчак был послан на Месопотамский фронт, но уже весной 1918 года получил распоряжение британского правительства выехать в Китай. В Пекине вице-адмирал был избран членом правления КВЖД, которая стала его своеобразной операционной базой для создания армии, предназначенной для освобождения России от большевизма.

С апреля по сентябрь 1918 года Колчак занимается формированием вооруженных отрядов для борьбы с большевиками. Восстание чехословацкого корпуса привело к свержению власти Советов в Сибири. Колчак выехал в Омск. В новом Всероссийском правительстве Уфимской директории он занял пост военного и морского министра. Он сумел заручиться поддержкой большинства офицеров армии и казачества, которые требовали от членов Директории принятия более жестких и целенаправленных мер по созданию армии для освобождения России от большевизма.

При поддержке англичан и единомышленников Колчак 18 ноября отстранил Директорию от власти и сформировал новый совет министров, который объявил его Верховным правителем России. В своем первом официальном выступлении он заявил: «Главной своей целью ставлю создание боеспособной армии, победу над большевиками и установление законного правопорядка, дабы народ мог беспрепятственно избрать себе образ правления, который он пожелает, и осуществить великие идеи свободы, ныне провозглашенные по всему миру».

Возложив на себя чрезвычайные полномочия, верховный правитель занялся созданием армии и принимал самые жесткие меры по укреплению своего тыла. Командующим военных округов были предоставлены самые широкие полномочия.

К весне 1919 года численность Белой армии в Сибири была доведена до 400 тысяч человек, и уже в марте Колчак, начав активное продвижение на запад, прорывает Восточный фронт Красной армии. Прорыв Восточного фронта положительно сказался на всем ходе борьбы Белого движения. Наступление Красной армии на юге было прекращено, и все главные силы Красной армии были брошены против Колчака.

15 апреля колчаковские войска взяли Бугуруслан и вышли к реке Большой Кинель. К концу месяца они уже были в районе Самары и Казани. Правитель Финляндии барон Маннергейм предложил Колчаку организовать наступление финнов на Петроград в обмен на признание независимости Финляндии. Колчак отверг это предложение и сам назначил генерала Юденича командующим армией, наступавшей на Петроград, упустив возможность заставить Красную армию сражаться против двух противников одновременно и разъединить свои силы. В определенной степени это дало возможность Красной армии собраться и начать летнее контрнаступление. В мае–июне 1919 года главная группировка колчаковских войск (Западная и Сибирская армии) была разбита и отброшена до предгорий Урала. В белом тылу разворачивалось партизанское движение населения, недовольного мобилизациями и многочисленными поборами местных властей. Ухудшалось снабжение армии продовольствием, что, в свою очередь, вело к дезертирству рядового состава. Отношения верховного правителя с союзниками также осложнились. Чехи, считавшие себя спасителями Белой России, теперь старались занимать независимую, зачастую враждебную колчаковской власти позицию, а разоружить 5-тысячный корпус в своем тылу Колчак не смог.

Красная армия продолжала наращивать наступление. В июле ее части взяли Екатеринбург, в августе – Челябинск, в ноябре они уже были в районе столицы Белой России – Омске. Верховный правитель покинул столицу 12 ноября, предварительно вывезя из нее золотой запас. А уже 15 ноября в город вступили красные отряды.

Эвакуация из Омска началась еще в октябре. На железнодорожных путях создавались пробки, в одну из которых на станции Татарской попали поезда и самого верховного правителя. Один из поездов его канцелярии столкнулся с «золотым эшелоном», что привело к пожару в последнем. В огне было уничтожено восемь вагонов с золотом, несколько ящиков было просто украдено. Лишь после перегрузки золотого запаса в другие вагоны поезд смог двинуться дальше. В конце ноября Колчак вместе со своим штабом прибыл в Новониколаевск (Новосибирск), а через месяц ему удалось достичь Нижне-Удинска.

6 января 1920 года Колчак подписал приказ о сложении с себя звания верховного правителя и передачи его генералу Деникину. Главнокомандующим войсками Дальнего Востока и Иркутского военного округа был назначен атаман Забайкальского казачества Семенов. Союзники не смогли (или не пожелали) обеспечить проезд бывшего верховного правителя дальше на восток, а Иркутский эсеро-меньшевистский Политический центр предпочел арестовать и выдать Колчака Иркутскому Военно-Революционному Комитету большевиков.

21 января 1920 года образованная чрезвычайная следственная комиссия приступила к допросам высокопоставленного арестованного. Его участь была определена телеграммой из Москвы: «Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего, а после занятия нами Иркутска пришлите строго официальную телеграмму с разъяснениями, что местные власти поступили так под влиянием угрозы и опасности белогвардейских заговоров в Иркутске. Ленин. Подпись тоже шифром. Беретесь ли сделать архинадежно?» Вскоре в Кремле был получен ответ: «Сегодня ночью дал по радио приказ Иркутскому Штабу коммунистов (с курьером подтвердил его), чтобы Колчака в случае опасности вывезли на север от Иркутска, если не удастся спасти его от чехов, то расстрелять в тюрьме».

Александр Васильевич догадывался об участи, которая его ожидает. Он выслушал приговор спокойно и спросил, почему его расстреливают без суда, но вразумительного ответа на свой вопрос не получил.

7 февраля 1920 года в 4 часа утра на берегу притока Ангары реки Ушаковки приговор был приведен в исполнение. Труп полярного исследователя, героя трех войн адмирала Александра Васильевича Колчака был спущен в прорубь. Ледяная вода приняла того, кто был связан с нею большую часть своей жизни, в которой ему удалось сделать так много как для русской науки, так и для всего российского флота.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Александр Кондратов.
Погибшие цивилизации

Дмитрий Зубов.
Стратегические операции люфтваффе. От Варшавы до Москвы. 1939-1941

Игорь Мусский.
100 великих заговоров и переворотов

Борис Александрович Гиленсон.
История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция

Лэмб Гарольд.
Чингисхан. Властелин мира
e-mail: historylib@yandex.ru
X