Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Юлия Белочкина.   Данило Галицкий

Глава 3. Объединение Волыни

   Завоевав галицкий престол, Мстислав делает умный ход, – он устраивает брак своей дочери Анны с законным наследником Галича Данилой. Это совпадает с интересами Лешко, так как теперь Данило, уже породнившись с его союзником, не войдет в семью, которая станет отвоевывать его права на галицкий престол. Лешко захватил приграничные волынские земли, которые Данило желал вернуть под свою руку и рассчитывал в этом на помощь тестя. Но Мстислав понимал шаткость своего положения в Галиче и не желал ссориться с таким мощным союзником. Он откровенно отказал Даниле в помощи в войне с Лешко. В летописи об этом говорится так: «Сын мой [Данило], из-за давней любви [союза] между нами, я не могу пойти против него. Поищи себе других [союзников]».

   Однако несмотря на то что Галич перешел в руки Мстислава Удалого, по повелению папы Иннокентия III архиепископ Иоанн Эстергом проводит помазание и коронацию Коломана. Таким образом, Данило был не первым помазанным правителем Галича. Можно ли считать эту коронацию незаконной? Скорее нет, чем да. В момент коронации Галич не принадлежал Коломану и его отцу, однако не прошло и года, как Андрей и Лешко решили примириться и без особых трудностей вернули Галич Коломану. Причиной столь резкого возрождения союза сватов была военная кампания на Волыни, развязанная молодым Данилой. Он без помощи тестя начал военные действия и одержал несколько побед над поляками. Летопись с гордостью сообщает потомкам: «Данило с братом [Васильком] захватил и Берестье, и Угровеск, и Верещин…» Данило отвоевал Берестье и забужские земли. Войска Лешко, присланные разгневанным польским королем для восстановления статус-кво, были достойно встречены дружиной Данилы. После короткого боя поляки побежали, и Данило с воинами «гнались за ними аж до речки Вепрь», иначе говоря, до границы. Мстислав всячески открещивался от действий зятя, но Лешко понял, что молодой Данило – истинный сын своего отца и не успокоится, пока не вернет своего наследства. Поэтому он умерил воспетую литературой польскую шляхетскую гордость и через своего посла сообщил королю Андрею, что согласен отказаться от своей части Галичины (Перемышля и Любечева, которые отходили ему по Спишевскому договору 1214 года, предшествовавшему брачному союзу Коломана и Саломеи). В летописи об этом говорится так: «Не хочу части в Галиче, но отдай Галич моему зятю».

   Примирившись с Лешко, Андрей послал к Галичу венгерские полки. Прославленный вояка Мстислав оказался плохим управленцем и организатором. Известие о том, что в приграничной зоне происходят перемещения войск, по всей видимости, не было воспринято им всерьез. Некоторые историки считают, что в этот момент Мстислава просто не было в Галиче. Такое возможно, в то время князья наносили друг другу визиты по поводу свадьбы или большой охоты, тем не менее галицкий воевода ничего не сделал для обороны города.

   Венгерские и польские войска соединились в юго-западном районе Галичины и пошли к Перемышлю. Этот хорошо укрепленный город мог с легкостью выдержать осаду и дождаться прихода помощи с Волыни, но в дело вступает «пятая колона»: летописец утверждает, что в Перемышле «были Судиславовы люди». Судислав – один из самых опытных интриганов среди галицких бояр; в тот момент он вновь разыгрывает венгерскую карту. Летопись намекает, что именно по вине сторонников Судислава была проиграна битва под Городком. Потерпев поражение под Городком, Мстислав понял, что ему срочно нужна военная помощь. Однако половцы, к которым он обычно обращался в таких ситуациях, не смогут прийти достаточно быстро, и он обращается к зятю. Данило со своими людьми пришел на помощь тестю. По утверждению летописца, он с волынской дружиной «закрылся в Галиче» и явно имел намеренье отстоять город любой ценой. Когда первая группа войск во главе с Коломаном приблизилась к Галичу, Данило с дружиной вышли из города и после тяжелого боя в месте, которое в летописи называется Кровавый Брод, венгры отступили, а Данило с уцелевшими воинами вернулся за стены Галича. Другая группа польско-венгерских войск в это время перехватила полк Мстислава, идущий к Галичу. После стычки Мстислав был вынужден отступить. И дальше события развиваются на первый взгляд совершенно нелогично. Данило с волынской дружиной укрепился в Галиче и может оборонять его до тех пор, пока в городе не кончатся запасы. Мстислав не может прийти к нему на помощь быстро, но может призвать достаточно мобильных половцев или дружину союзного ему местного князя. Но Мстислав велит Даниле покинуть Галич и возвращаться на Волынь. Мог ли Данило проигнорировать это требование тестя? Не мог – в Галиче всегда была сильная провенгерская клика, не желающая поддерживать законного правителя. По всей видимости, эти бояре с самого начала были намерены сдать Галич, но побаивались Мстислава и лишь после его «благословения» практически выгнали Данилу из Галича. А мотивы Мстислава, увы, очевидны: менее всего он хотел, чтобы зять закрепился в Галиче. Он вполне мог рассчитывать выгнать оттуда венгров при удачном раскладе, а вот Данило в союзе с Васильком представлял собой силу, с которой он не хотел воевать. Поэтому Мстислав практически помог захватчикам овладеть городом, но, как всегда, пытался сохранить хорошую мину. Летопись сообщает, что он был очень ласков с зятем, когда они встретились на Днестре, похвалил его за храбрость и щедро наградил, после чего велел возвращаться во Владимир, сообщив, что сам он направляется к половцам вербовать союзников для новой битвы за Галич.

   Брак Данилы с дочерью Мстислава Анной оказался удачным. Вскоре у них родился первенец, Ираклий. Возможно, это стало причиной того, что вдовствующая Анна Романовна вдруг решила принять постриг. Впрочем, она не прекратила борьбы за интересы сыновей, особенно старшего, Данилы. В Галиче относительно спокойно правили Коломан и Саломея, Мстислав, как всегда, неспешно и обстоятельно готовился к походу и собирал войска. Аппетиты венгерско-польской коалиции распространялись и на Волынь, так что Данило столкнулся с необходимостью защищать свои владения от превосходящих сил. Тогда в дело вступает мать Данилы Анна – похоже, что жизнь в монастыре не уберегла ее от мирских забот. Как опытный стратег она анализирует ситуацию и принимает единственное правильное решение – создать проблемы Лешко на его землях, чтобы тому было не до захвата волынских угодий. От имени Данилы Анна вступила в переговоры с литовскими князьями и заключила с ними договор против поляков. При содействии Владимира литовцы делали короткие вылазки на польские земли и грабили их. Лешко не остался в долгу, он попросил помощи у воеводы Галича, который охотно отправил несколько карательных отрядов на волынские земли, и начал переговоры с Александром, которого не единожды наделял землями, а потом отбирал из соображений большей выгоды. И Александр вновь соглашается играть на стороне Лешко. А что ему еще оставалось? Своей отчины у него нет, и получить город он может, только служа могущественному человеку, а скорее всего, сыграл роль и человеческий фактор: Александр завидовал своим двоюродным братьям, Даниле и Васильку. А от зависти до ненависти, как известно, один шаг. Словом, Александр собирает отряды для того, чтоб помешать Даниле прийти на помощь Мстиславу.

   В 1220 году Мстислав возвращается на Волынь в сопровождении половецких отрядов. Он совершил марш-бросок к Галичу, не ожидая поддержки волынских войск. Возможно, он рассчитывал захватить Галич, пользуясь эффектом неожиданности, но венгерский воевода Фильний (в летописях его называют Филей) знал свое дело. Наверняка разведка доложила ему о приближении войск Мстислава, и венгры встретили их неподалеку от Галича во всеоружии. Жестокий бой продолжался несколько часов, обе стороны понесли серьезные потери и остались при своих: венгры скрылись за стенами города, войска Мстислава покинули окрестности Галича. Однако Мстислав не собирался отказываться от Галича. Весной 1221 года он вернулся. Его войска были свежими, настрой – решительным и, несмотря на то что Галич был хорошо укреплен и в нем находился мощный гарнизон под командованием воеводы Фильния, Мстислав вновь не обратился за помощью к Даниле. В Галицко-Волынской летописи Фильний (Филя) изображается надменным и недалеким человеком, презиравшим военную тактику и оружие славян, и делается прозрачный намек, что это его и сгубило. Однако причины поражения венгров были более прозаическими: Мстислав был великолепным тактиком, он привел преданных, хорошо вооруженных людей и разбил венгров и поляков в поле, захватив много знатных пленников, в том числе и Филю, после чего осадил Галич. Как всегда во время осады среди бояр образовалась оппозиция, которая вдруг воспылала патриотическим чувством и ненавистью к венгерскому иноверцу. Простые же люди всегда были рады возможности сменить власть – ведь надежда на лучшее неистребима. В летописи прямо говорится, что в сражении участвовали не только воины и горожане, но и смерды, которые добивали разбегавшихся с поля битвы венгров и поляков. Возможно, войскам Мстислава просто открыли ворота (в летописи этот момент четко не прописан, но зато очень живописно изображены лишения жителей города). Если верить летописи, то Данило со своими воинами не принимал непосредственного участия в штурме города – когда он подошел, город был уже взят, а парочка малолетних правителей была заперта под надежной охраной. Возможно, его двоюродный брат Александр смог выполнить свою задачу и перехватил войска Данилы, и все же, как бы то ни было, вся слава и, соответственно, права на город достались Мстиславу. Косвенным подтверждением этому может служить лютый гнев Данилы: он повел свои полки на земли Александра и выжег там все под корень. В летописи об этом говорится так: «В ночь на субботу Данило и Василько разорили окрестности Бельза и Червена, и весь край был разграблен, боярин грабил боярина, горожанин горожанина, смерд смерда, так что не осталось не одного поселения неграбленого… Эту ночь жители Бельза назвали злой, ибо эта ночь сыграла с ними злую игру – они были разорены перед рассветом». Эта история демонстрирует, что Данило Галицкий был человеком своего времени, и те, кто его изображают образчиком всех добродетелей, просто игнорируют факты. «Око за око», «зуб за зуб», «камня на камне не оставлять»… эти цитаты из Святого Писания часто встречаются в русских летописях, именно на них строилась средневековая этика и мораль, которая и сформировала Данилу Галицкого. Выпустив таким образом пар, Данило возвращается в Галич, ожидая, что победитель Мстислав закрепит за ним земли Александра. Однако вояке Мстиславу была не чужда тонкость интриги – он оказывает покровительство Александру и защищает его от разъяренного зятя. Зачем же он это делает? Очевидно, он не желает расставаться со своим новым трофеем – Галичем и опасается, что зять не оставит попыток стать галицким князем. Александр, один из самых последовательных противников Данилы, будет надежным союзником. Вторым его действием стало прощение и приближение к себе богатого боярина Судислава. Его имя уже встречалось в этом повествовании: главный сподвижник искателя удачи Владислава, он пережил правление Игоревичей, Данилы, Коломана, Мстислава, снова Коломана… И вот в очередной раз он падает в ноги новому хозяину города и клянется в своей преданности. Ирония ситуации в том, что это Мстислав, которого он предал… Но суровый победитель неожиданно милостив, он благосклонно принимает клятвы Судислава и дает ему в управление Звенигород. Но самым стратегически важным ходом было разрушение альянса Лешко – Андрей. Мстислав практически сразу отправляет в Венгрию малолетнего сына Андрея вместе с его женой и приближенными, – в частности свободу получил и Фильний. Лешко ничего не оставалось, как только пойти на мирное соглашение с Романовичами.

   Очень быстро Данило ощутил себя незваным гостем в Галиче. По всей видимости, Мстислав был человеком внушаемым и склонным к паранойе, и боярские наговоры упали на благодатную почву: он все время подозревал Данилу в намерении захватить галицкий стол, причем считал, что зять замышляет его убийство. Однако Данило научился реально оценивать свои возможности и решил не вступать с тестем в открытое противостояние, наоборот, он всячески демонстрирует свою лояльность и безропотно удаляется во Владимир.

   В 1222 году в половецких степях появились татары. Половцы постарались избежать сражения и решили заручиться поддержкой русских князей. Переговоры вел половецкий хан Котян через своего зятя, галицкого князя Мстислава Удалого. Нужно было уговорить киевского князя Мстислава Романовича и черниговского князя Мстислава Всеволодовича. Согласие было достигнуто не сразу, но после долгих уговоров Мстислава Удалого сошлись на том, что «лучше встретить басурманов на половецкой земле, нежели на своей». Каждый князь шел на войну со своими союзниками, более мелкими князьями, Данило шел вместе со своим тестем.

   Войско было огромным, однако правящий триумвират Мстиславов не смог выбрать главнокомандующего. Поэтому сразу начались проблемы с субординацией. Например, дружины мелких удельных князей подчинялись лишь своему сюзерену. Половецкие полки под командованием свежеокрещенного хана Котяна считали главнокомандующим Мстислава Удалого. Так в непрерывных раздорах армия продвигалась в поисках монголов. Через несколько дней она наткнулась на разведывательный отряд и после короткого, но кровопролитного боя обратила монголов в бегство, однако более ей никто не попадался. Двигаясь на восток, русская армия через две недели вышла на берег реки Калки, где расположилась тремя отдельными лагерями, поскольку три главнокомандующих решили, что так будет лучше – раздоры внутри объединенной армии грозили перейти в массовые стычки, как только люди слегка отдохнут. Было решено посылать разведчиков, и тот, кто обнаружит монголов, пошлет вестника в два других стана.

   Мстислав Удалой самолично возглавил разведывательный отряд, и именно ему удалось обнаружить лагерь монголов. Осмотрев его, он решил, что численность противника невелика, и он легко разобьет его своими силами. Вернувшись, Мстислав приказал своему войску готовиться к выступлению, а вот гонцов в другие станы посылать не стал – ну никак он не мог преодолеть неприязни к союзникам. Данило Галицкий вступил в битву во главе передового отряда, проявил большую храбрость в сражении, и войска Мстислава начали было теснить врага, как вдруг ситуация изменилась. Монголы перегруппировались и нанесли удар по половецким полкам, обратив их в беспорядочное бегство. Данило же и Мстислав, собрав остатки своих воинов, бежали к реке, где скоренько сели в лодки и переправились на другой берег Днепра. Те же лодки, которые им не понадобились, они пробили или подожгли. Обычно этот поступок в исторических документах объясняется тем, что они очень боялись погони, но скорее всего дело было в другом: коварный Мстислав решил помочь татарам расправиться со своими традиционными конкурентами. Вот как было дело: татары не стали преследовать раненого Данилу и остатки его дружины до самой реки, а пошли следом за половцами к стану черниговского князя. Если верить летописи, войска киевского князя и вовсе не оказали никакой поддержки остаткам половецких отрядов и черниговцам – они укрепились в своем стане, ожидая прихода врага. Как говорится в легендах, татары хитростью смогли уничтожить киевлян: они вступили в переговоры и пообещали, что не прольют и капли русской крови, если воины сложат оружие и выйдут из-за укреплений. Свои обещания монголы сдержали, правда весьма своеобразным образом: знатные воины были положены под доски и шкуры, по которым победители прогнали лошадей, а после уселись на них пировать; простые же дружинники были взяты в рабство. Битву на Калке можно считать позорной страницей в русской истории, тогда погибло около 10–12 тыс. человек, уцелела только одна десятая всего войска. Будь Мстислав Удалой менее везучим – Данило мог бы исполнить свою мечту и стать галицким князем, но тесть вышел из битвы без единой царапины. Более того, его отношение к зятю изменилось, он стал более подозрительным, ведь героизм Данилы во время битвы прославил его по всем русским землям, а вот действия самого Мстислава, скорее всего, ни у кого не вызывали восторга. Не желая раздражать тестя, Данило начал отстраивать укрепления в городе Холм. Но Мстислав становился все более подозрительным и внимательно прислушивался к словам своего наперсника Александра Бельзского. А тот постоянно твердил, что Данило планирует в союзе с киевлянами или поляками силой вернуть себе галицкий стол. Александр Бельзский спровоцировал Мстислава начать войну (!) с зятем, и примерно в 1224—25 году войска Мстислава в союзе с половцами, Александром и киевским князем Владимиром Рюриковичем пошли на Волынь. Данило и Василько вступили в союз с Лешко Польским и провели несколько удачных военных операций. Отбросив войска Мстислава Данило с польскими отрядами вторгся на галицкие земли и разорил окрестности Любечева. Эту землю он считал своей по праву, тем не менее средневековая этика вполне позволяла вести борьбу за свое таким способом. Не желая затяжной войны с Мстиславом, Лешко предложил начать переговоры, во время которых Данило смог оправдаться и всю вину за конфликт возложили на Александра. Сам Александр больше всех пострадал в этой усобице: войска Романовичей разорили его земли и угнали практически весь скот. Любопытным моментом в долгой войне братьев является упоминание в Галицко-Волынской летописи о том, что после прилюдного примирения тесть предложил Даниле забрать земли Александра, но тот отказался: «… Но он [Данило], любя брата своего, не взял его волости, и все его за это похвалили». Честно говоря, выглядит это сомнительно, ведь, выражаясь простым языком, Александр уже должен был в печенках сидеть у Романовичей. Скорее всего, такого предложения и не было, поскольку примирение тестя с зятем произошло под давлением обстоятельств и явно носило формальный характер. Однако это лишний раз напоминает нам о том, что летописи не являются достоверными во всех мелочах, и чтоб восстановить истинную картину, нужно пользоваться как можно большим количеством источников.

   После очередной стычки с тестем Данило вернулся в Холм. Конечно, у него были виды на Галич, но он понимал, что не может воевать с тестем по многим причинам. Пока у Данилы было немало дел и на Волыни, он делал все, чтобы объединить волынские земли под своей рукой. Около 1226 года умер давний союзник Романовичей луцкий князь Мстислав Немой, он завещал Даниле опекунство над землями и своим сыном Иваном. Вскорости умер и мальчик, и Данило вступил в схватку с пинскими князьями за наследство Немого. В 1227 году он захватил луцкие земли вместе с Пересопницкой волостью и практически объединил Волынь. Когда Мстислав остался в Галиче в окружении бояр, которых он практически не мог контролировать, он не призвал к себе Данилу, хотя это было единственной возможностью укротить распоясавшихся землевладельцев. В летописях упоминается, что Мстислав стал стремительно сдавать и за три-четыре года превратился в немощного старца. Возможно, это было вызвано естественными причинами, а может, лечец (знахарь) «постарался», ведь практически все жизнеобеспечение Галича находилось в руках Судислава и его клики. Лишенный сторонников, Мстислав был не опасен для бояр, тем не менее клика Судислава решила от него избавиться. Враги опасались, что Мстислав решит-таки примириться с зятем и тогда боярской вольнице придет конец. Для этого штаб Судислава разработал блестящую многоходовую интригу. Один из бояр, Жирослав, заявил, что Мстислав замыслил погубить их и преданных им дружинников. В летописи об этом говорится так: «Обманщик Жирослав сказал галицким боярам: «Мстислав идет в степь и хочет отдать нас на закланье тестю своему Котяну». Мстислав оправдывался как мог, даже проявил характер и изгнал Жирослава. Тем не менее, в окружении интриганов он чувствовал себя некомфортно. На помощь, разумеется, пришел Судислав, он напомнил Мстиславу о том, что по условиям союза с венграми пора заключать брачное соглашение между дочерью Мстислава и сыном короля Андрея. Судислав советовал поспешить, утверждая, что правление королевича будет номинальным, а покровительство венгерского короля будет сдерживать Данилу в его стремлении сесть на галицкий престол. Мстислав пошел на эту сделку. Андрей сначала получил от тестя Перемышль – в брачном договоре было означено, что он является наследником Мстислава и получает галицкий стол после его смерти. Однако король Андрей не хотел дожидаться смерти Мстислава, он начал вести тайные переговоры с провенгерской кликой Галича с Судиславом во главе. Один из видных галицких бояр – Семьюнко Рыжий обратился к венграм от имени жителей Галича. Король Андрей в союзе с поляками спешно выступил в поход. Несмотря на превосходящие силы нападающих поход складывался неудачно. Венгры смогли взять Тихомль и Теребовль, однако хорошо укрепленный Кременец оказался им не по зубам. Когда опасность нависла непосредственно над Галичем, Мстислав наконец одумался и послал гонца к Даниле. Конечно, Данило собрал войско и двинулся в галицкие земли. Перед лицом опасности потерять земли, которые он считал своими, Данило не стал поминать тестю его постоянное двурушничество. Соединившись с войском Мстислава возле Звенигорода, он вступил в бой с венгерским войском. Это была славная битва, венгерские войска были смяты натиском дружинников и побежали. Данило и Мстислав кинулись вдогонку и, вероятно, могли бы пленить много венгров, но в дело вновь вступает вездесущий Судислав. Ближайший советник Мстислава жарко шепчет ему в ухо, напоминая о том, что Данило воспользуется ситуацией и отберет Галич, а королевич практически безвреден, и согласно договору Мстислав будет владеть Галичем до самой смерти. И происходит неслыханное, – Мстислав отсылает Данилу и, можно сказать, распахивает ворота перед только что побежденным противником. Практически сразу галицкие бояре делают переворот в пользу венгерского королевича Андрея. Мстислав не стал сопротивляться – похоже, его здоровье, а возможно, и разум были в плачевном состоянии. Он отдал Галич королевичу Андрею и в 1227 года поселился в Торческе. Несмотря на все недружественные шаги со стороны тестя Данило до конца оставался верен ему. В Галицко-Волынской летописи недвусмысленно сказано, что перед смертью Мстислав раскаялся и желал загладить свою вину перед зятем. Дескать, требовал призвать к себе Данилу с тем, чтобы передать ему власть, но коварный Судислав не допустил этого. Однако все это предположения, возможно, средневековые летописцы, подобно некоторым их современным коллегам, желали создать более привлекательный имидж своим героям. Мстислав Удалой умер в 1228 году, ненамного пережив Лешко Польского.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Геогрий Чернявский.
Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917

Е. А. Глущенко.
Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования

Игорь Муромов.
100 великих авиакатастроф

Вендален Бехайм.
Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в историческом развитии)

Хельмут Грайнер.
Военные кампании вермахта. Победы и поражения. 1939—1943
e-mail: historylib@yandex.ru
X