Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Владимир Сядро.   50 знаменитых загадок истории XX века

Русский след в судьбе Тито

   Иосип Броз Тито, будущий глава Социалистической Республики Югославия, был одной из самых ярких личностей своего времени. В годы Второй мировой войны его называли главным врагом рейха на Балканах, к нему с уважением относился Уинстон Черчилль. После войны он стал известен благодаря тому, что проявил независимость в отношениях как с Западом, так и с Советским Союзом. Тито любил подчеркивать свою независимость. Однако в его биографии очень многие события укладываются в цепочку, которую можно назвать «русским следом»…



   Иосип Броз (партийную кличку Тито он получил намного позже) родился 7 мая 1892 года в селе Кумровец в северо-западной части Хорватии. Семья была многодетной: у Иосипа было 14 братьев и сестер, правда, выжило из них всего семеро. После окончания местной школы он обучился слесарному ремеслу и отправился на заработки. Ему довелось поработать в Словении, Чехии, Австрии, Германии… В конце концов по рекомендации старшего брата Михаила Иосип устроился на автозавод Даймлера. Там он проработал до 1913 года, когда его призвали в армию.

   Вскоре Броз был отправлен в унтер-офицерскую школу, после окончания которой стал командиром взвода в 25-м полку хаймвера. Полк был расквартирован в Загребе, почти рядом с его родным селом. Но после начала войны его перебросили на восточный фронт. Будущий маршал успешно воевал в Карпатах. Как-то раз его взвод захватил в плен несколько десятков русских солдат, за что Броз был представлен к награде. Но в 1915 году, когда русские войска прорвали оборону австрийцев под Окно, он сам был ранен и оказался в плену.

   Вначале был госпиталь, затем – лагерь для военнопленных в Ардатове, а позже – кунгурская тюрьма в Сибири. Оттуда его вместе с остальными заключенными освободили революционно настроенные рабочие. Оказавшись на свободе, Иосип Броз познакомился с инженером-путейцем, членом партии большевиков. Это знакомство оказало на него сильнейшее влияние. Он решил стать революционером, участвовал в июльской демонстрации 1917 года. Позже сделал попытку вернуться на родину, но был схвачен и посажен в Петропавловскую крепость, а затем отправлен по этапу в Сибирь. Тито слишком хорошо помнил атмосферу сибирской тюрьмы, чтобы желать туда вернуться. По дороге он устроил побег, и в октябре вступил в ряды Красной армии. Интернациональный отряд, в котором служил Броз, охранял железную дорогу. Затем его след теряется почти на два года. Одни источники сообщают, что он в это время «скрывался от банд Колчака в захолустной сибирской деревне», другие – о его большой любви, ради которой Броз оставил и агитационную деятельность, и службу в Красной армии. Оба предположения выглядят довольно неубедительно, но других данных об этом коротком периоде жизни не сохранилось.

   В 1919 году Броз стал членом югославского отделения ВКП(б) – одной из нескольких недавно созданных национальных секций. И решил отправиться в Югославию. Из России он привез ушанку с отпечатком красноармейской звезды, с которой почти не расставался. Вместе с Брозом в Хорватию поехала и его молодая жена – Пелагея Белоусова, с которой Иосип познакомился в Сибири. В 1924 году у Пелагеи родился сын Царко. Но напрасно она ожидала, что муж теперь будет уделять семье больше внимания – Иосип был полностью погружен в политическую борьбу. За принадлежность к запрещенной в то время партии коммунистов он был отправлен на каторгу (1928–1934 гг.). Пелагея, согласно одной версии, устала ждать, бросила мужа и вернулась в Россию. По другой – была переправлена в СССР его товарищами по партии. Теперь Иосипу не нужно было беспокоиться о семье, и он перешел на нелегальное положение. Именно в это время он взял себе ставший всемирно известным псевдоним – Тито.

   Осенью 1934 года ЦК КПЮ направил товарища Тито в балканский отдел Коминтерна, в Москву. Вместе с другими коминтерновцами он участвовал в поездках по городам и селам СССР, осматривал заводы и колхозы. Предполагалось, что в этих поездках участники делегации смогут увидеть достижения социализма. Но Тито видел не только достижения, но и недостатки. В частности, на него произвело тяжелое впечатление состояние села и жизненный уровень крестьян. Однако Броз был достаточно благоразумен, чтобы не делиться мыслями об этом ни с товарищами по Коминтерну, ни с соотечественниками.

   Безупречные, с точки зрения идеологии того времени, происхождение и биография, наблюдательность и невмешательство во внутренние конфликты организации помогли Тито избежать множества неприятностей. В частности, он вышел сухим из воды во время начавшихся в конце 1935 года чисток. Немалую роль в этом сыграло заступничество руководителя Коминтерна Георгия Димитрова, с которым будущий руководитель Югославии установил дружеские отношения. Появились у него и другие, не менее полезные связи, которые очень скоро пришлось использовать…

   В 1936 году в Испании началась гражданская война. Коминтерн по заданию советского руководства разработал операцию «Туризм». Суть ее сводилась к вербовке добровольцев-антифашистов и последующей переброске их в Испанию. Когда встал вопрос о том, кто из КПЮ будет участвовать в операции, генеральный секретарь коммунистической партии Югославии Горкич порекомендовал Иосипа Броза. Эта рекомендация была не случайной: Горкич видел, насколько возросло влияние Тито в Коминтерне и в самой КПЮ. И решил избавиться от соперника. Если бы Тито предстояла отправка в Испанию, он вполне мог не вернуться оттуда, но его задание было другим: вербовка добровольцев в Югославии. Горкич решил убрать Броза со сцены, как только тот приедет в Югославию. Паспорт, которым он снабдил Броза для въезда в страну, был засвеченным. Вот тут-то и пригодились связи Тито, в том числе – контакты с НКВД. Его не только предупредили о предательстве, но и снабдили новыми документами. Этот эпизод можно рассматривать как первый признак того, что в Москве на югославского коммуниста возлагали большие надежды и берегли его.

   Благополучно прибыв в Югославию, Тито первым делом решил создать новый орган руководства партии. Так в партии произошел раскол: одновременно существовало два Центральных комитета, одним из которых руководил Броз, а другим – Горкич. Между ними завязалась борьба. Понимая, что в Москве не одобрят такого нарушения дисциплины, обе группы принялись соревноваться: кто лучше выполнит задание Коминтерна. Началась массовая вербовка добровольцев. Но если Тито тщательно подходил к отбору кандидатов, Горкич создавал интербригады из всех желающих. В результате из 1300 югославов, уехавших на Пиренеи, вернулось около 300 человек… В 1940 году Тито поехал в Москву. И Горкич сделал еще одну попытку «свалить» соперника: обвинил его в срыве операции по формированию интербригад. Однако в Кремле уже сделали выбор между двумя кандидатурами. К тому же Тито сумел убедительно доказать, что Горкич действовал на свой страх и риск и без его ведома. Расследование показало, что большинство погибших интернационалистов было завербовано Горкичем. Необученные люди без должного опыта погибали в первых же сражениях. Как только это выяснилось, Горкича обвинили в срыве операции «Туризм» и ликвидировали. Тито стал полновластным руководителем КПЮ.

   27 марта 1941 года в Югославии произошел переворот. Новое правительство аннулировало подписанный принцем Павлом пакт с Германией и Италией и заключило пакт о дружбе и ненападении с Советским Союзом. Пакт был подписан 5 апреля, а 6 апреля на столицу Югославии посыпались бомбы – Германия решила примерно наказать бывшего союзника. Германию поддержали другие страны: 11 апреля на Югославию напали венгерские войска, позже к ним присоединились итальянцы и болгары. 12 апреля танки вермахта вошли в Белград, а через пять дней войска капитулировали. Территорию Югославии агрессоры разделили между собой. Та часть страны, на которую никто не предъявил претензий, была переименована в Независимое государство Хорватия (НГХ), главой которого стал Анте Павелич и его партия усташей. Хорваты устроили кровавую расправу над жившими в НГХ сербами. Даже привычные к жестокости немецкие оккупанты пришли в ужас и в отдельных случаях принимали участие в спасении сербских деревень. Началась гражданская война, во время которой разные этнические и религиозные группы резали друг друга. Кровь лилась рекой…

   Тито не мог спокойно смотреть на то, что происходит с его страной. Он собрал небольшую армию, которая без какой-либо поддержки союзников, только с легким стрелковым оружием и почти без боеприпасов отправилась в Боснию – центр НГХ. Коммунисты начали активную партизанскую борьбу, которую поддержало местное население. Осенью 1942 года в городе Бихач было провозглашено Антифашистское вече народного освобождения Югославии – ее будущее правительство. Командующий немецкими войсками на Балканах фельдмаршал барон фон Вейхс объявил Тито главным врагом рейха на Балканах. А Гиммлер говорил о нем: «Он наш враг, но мне хотелось бы, чтобы у нас в Германии был десяток таких Тито – лидеров, обладающих огромной решимостью и крепкими нервами».

   Вскоре Тито признал Уинстон Черчилль. Великобритания начала оказывать поддержку лидеру югославских коммунистов. В штаб Тито были направлены две военные миссии. Югославский лидер стремился убедить его в необходимости открытия Второго фронта на Балканах, в то время как Москва склонялась к мысли, что его следует открыть во Франции. С 1943 года англичане стали регулярно снабжать армию Тито. В том же году, 29 ноября, Тито присвоили звание маршала. Популярность югослава вызывала неудовольствие Сталина. Он не раз интересовался, почему англичане помогают ему. Лаврентий Берия, который испытывал симпатию к Брозу, попытался объяснить вождю, что Тито не оставалось ничего другого: несмотря на договор с Советским Союзом, Москва не пришла к нему на помощь в самом начале войны. Сталин в ответ сказал, что не может считать союзником человека, который может предать в трудную минуту…

   Тем не менее, в сентябре 1944 года встреча югославского и советского лидеров состоялась: Тито тайно приехал в Москву. Во время встречи, которую трудно назвать теплой, Тито сумел убедить Сталина в том, что Югославия нуждается в его помощи, и заручился поддержкой советских войск в освободительной войне.

   В 1945 году, после освобождения Югославии, Тито стал ее премьер-министром. В Советском Союзе несколько настороженно восприняли его деятельность: Тито строил социализм, но совершенно не такой, как в остальных странах социалистического лагеря. Он стал проводить так называемую политику равновесия, ловко лавируя между западными демократиями и странами соцлагеря. Позже сын Берии вспоминал, что отец не раз вступался за Тито перед Сталиным. Во время поездок в Москву в 1945–1948 годах Тито обязательно заходил в гости к Берии. Они поддерживали теплые отношения. Берия не раз говорил Тито, что он ведет опасную игру. Западные страны были заинтересованы в том, чтобы оторвать Югославию от социалистического лагеря. СССР поначалу не был намерен ее отпускать – терять потенциального союзника в Европе было невыгодно. С другой стороны, Тито подавал дурной пример остальным руководителям. Поэтому Москва в 1948 году совершила неожиданный поступок: она порвала отношения с Югославией. Если Тито рассчитывал, что после этого шага западные государства пойдут на установление отношений с Югославией, он просчитался. Страна оказалась практически в полной изоляции. Западу она была не нужна, страны соцлагеря смотрели на нее как на паршивую овцу в стаде. Повсюду прокатилась волна критики в адрес Тито. Разрыв отношений с Москвой не мог не сказаться на экономике Югославии. Для нее наступили по-настоящему тяжелые времена. Создавалось впечатление, что Тито напоминали, кому он обязан своей карьерой. Впрочем, нельзя сказать, что югославского лидера просто создали из ничего. Материал был исключительно благодатный, недаром Иосипа ценили и уважали выдающиеся политики.

   Через два года после смерти Сталина опала кончилась. Никита Сергеевич Хрущев пошел на восстановление отношений с Тито. В 1955 году он посетил Югославию с дружественным визитом. Тито не изменил своим принципам и продолжал проводить политику равновесия, однако новое руководство СССР относилось к ней намного мягче.

   Кем бы стал Иосип Броз, сложись его судьба иначе? Возможно, он стал бы отличным слесарем, создал семью. Или выбрал военную карьеру и со временем дослужился бы до высокого звания. Но ясно одно: именно с Россией связаны самые важные моменты его жизни. Именно там он получил шанс стать тем, кем он сумел стать: предводителем коммунистической партии, президентом, маршалом и трижды Народным героем Югославии. Именно там он встретил свою первую любовь, познакомился с людьми, которые приняли горячее участие в его судьбе и дали возможность обычному деревенскому парню проявить свой талант. Если бы Тито жил в США, историю его жизни могли бы назвать воплощением американской мечты – мечты о том, что любой человек способен изменить свою жизнь и добиться всего, чего только пожелает.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Дмитрий Зубов.
Всевидящее око фюрера. Дальняя разведка люфтваффе на Восточном фронте. 1941-1943

Геогрий Чернявский.
Лев Троцкий. Революционер. 1879–1917

Алексей Шишов.
100 великих казаков

Анна Сардарян.
100 великих историй любви

В. М. Духопельников.
Ярослав Мудрый
e-mail: historylib@yandex.ru