Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама



Владимир Сядро.   50 знаменитых загадок истории Украины

Тайна гибели Евгения Коновальца и Степана Бандеры

   Украинское националистическое движение всегда находилось под прицелом советских спецслужб. Одной из форм борьбы с неугодной и «подрывающей основы советской власти» Организацией украинских националистов (ОУН) было физическое устранение ее лидеров, причем истинная подоплека большинства подобных акций долгое время оставалась тайной за семью печатями. И только по прошествии многих лет стали всплывать данные о том, кто же стоял за загадочными смертями украинских националистов. Одними из наиболее известных жертв спецслужб СССР стали Евгений Коновалец и Степан Бандера.



   Евгений Коновалец

   Степан Бандера



   Евгений Коновалец (1891–1938), командир Куреня сечевых стрельцов (пожалуй, самого боеспособного подразделения армии УНР), являлся одним из лидеров украинского национально-освободительного движения 1917–1921 годов. Когда же эта борьба закончилась разгромом УНР и оккупацией Украины, Коновалец перешел к иным методам борьбы за независимость своей земли. Так, с июля 1920 года он занялся созданием принципиально новой организации, которая могла бы эффективно бороться против оккупационных режимов в условиях подполья. И уже в августе того же года, при непосредственном участии Коновальца, была создана Украинская военная организация (УВО).

   С декабря 1922 года Евгений Коновалец, перед которым остро стал вопрос собственной безопасности, был вынужден отправиться в эмиграцию. Он переезжал с места на место, останавливаясь в Чехословакии, Германии, Швейцарии и Италии. В ноябре 1927 года по инициативе Коновальца УВО приняла решение о создании единой революционно-политической организации, деятельность которой базировалась бы на националистической идеологии и распространялась бы на все украинские земли. Этот проект был воплощен в жизнь 28 января – 3 февраля 1929 года, во время проведения в Вене I Конгресса украинских националистов. Собственно, во время этого конгресса и родилась Организация украинских националистов, которую возглавил сам Коновалец.

   Казалось, этот человек находится в самом начале своего пути, однако судьба и люди распорядились иначе. 23 мая 1938 года в Роттердаме (Нидерланды) Евгений Коновалец был буквально разорван на куски взрывом бомбы… Эта страшная и загадочная кончина сразу наводила на мысль о «руке Москвы», однако никаких доказательств причастности Кремля тогда не было. Что на самом деле произошло в Роттердаме в тот день и какие события предшествовали убийству Коновальца, долгое время оставалось неясным. Однако не так давно историкам удалось расставить все точки над «i» в таинственной истории гибели популярного националиста.

   Деятельность Евгения Коновальца была направлена прежде всего на развитие ОУН, которая пользовалась всевозрастающей поддержкой у населения, особенно у украинской молодежи, а также на то, чтобы вопрос о статусе Украины был рассмотрен в Лиге Наций. Чрезмерная активность Коновальца и растущая популярность его идей среди украинской молодежи сильно беспокоили большевистское руководство в Москве. В какой-то момент партийные деятели поняли, что пора принимать меры…

   Первый акт истории устранения Евгения Коновальца, долгое время остававшейся загадкой для историков и общественности, начался еще в 1935 году. Тогда руководство НКВД занялось поисками опытного и знающего человека для нелегальной работы за границей. Ему предстояло заняться «выявлением антисоветских планов украинских националистов, их агентуры и диверсантов на Украине». Выбор пал на Павла Судоплатова, работавшего под кличками «Андрей» и «Валюх», а также на некоем тайном агенте «Лебеде». Перед Судоплатовым Сталин поставил вполне конкретную цель – физически устранить Коновальца.

   Вскоре этот дуэт, снабженный самыми подробными инструкциями, отбыл за границу, где ему предстояло установить контакты с лидером движения националистов. Судоплатову при этом нужно было изображать украинского подпольщика, который решил завязать сотрудничество с заграницей. Он сумел устроиться радистом на грузовое судно, регулярно бывавшее в портах Европы. Когда же Судоплатов «вышел» на свою будущую жертву, он каким-то образом сумел завоевать его доверие, несмотря на то, что Е. Коновалец никогда не отличался особой доверчивостью. Почему же лидер националистов «клюнул» на советского агента? Секрет прост: ему показалась заманчивой перспектива наладить постоянную связь с подпольной организацией в Украине.

   Постепенно «Андрей» тщательно изучил особенности характера своей жертвы – привязанности, вкусы, слабости и привычки. Среди всего прочего, агент отметил, что Коновалец очень любит шоколадные конфеты. Куда бы ни отправлялся лидер националистов, он первым делом спешил купить себе роскошную коробку конфет. Этим и воспользовались чекисты…

   23 мая 1938 года Судоплатов и Коновалец в телефонной беседе договорились встретиться в роттердамском ресторане «Атланта» в 12 часов дня. На встречу «Андрей» пошел с коробкой шоколадных конфет. Упаковка была «с секретом», причем зловещим: спецслужбы вмонтировали в нее взрывное устройство. От Судоплатова требовалось включить механизм, не спеша попрошаться и уйти – через полчаса после активации коробка должна была взорваться. Риск, что за этот промежуток времени она может попасть в другие руки, был минимальным. Коновалец доверял «Андрею». К тому же он слишком любил шоколад…

   В назначенное время Судоплатов подошел к ресторану и через стекло увидел одиноко сидящего лидера ОУН. Агент подсел к Коновальцу, положил на стол «подарок» и извинился: мол, так вышло, что долгого разговора у них не получится, поскольку на судне неприятности. Ему нужно срочно вернуться в порт, иначе о дальнейших поездках за границу придется забыть. Естественно, утрачивать связь с «украинским подпольем» Коновалец не хотел, и потому он согласился перенести встречу на 17.00 того же дня. Пожав друг другу руки, мужчины расстались.

   «Андрей», стараясь не выдать своего возбуждения, вышел из ресторана и свернул на боковую улочку, где по обе стороны располагались маленькие лавки. В первом магазинчике мужской одежды, действуя по заранее оговоренному с руководством плану, он купил светлый плащ и шляпу. Уже выходя на улицу, Судоплатов услышал резкий хлопок и увидел, как люди побежали в сторону ресторана.

   …Коновалец, попрощавшись с «приятелем» и прихватив с собой его «подарок», вышел из ресторана и решил пройтись пешком к отелю «Гранд Сентраль», где снял номер по приезде в Роттердам. По дороге лидер ОУН задержался возле кинотеатра «Люмьер». Там-то и сработала «адская машинка». Полковника буквально разворотило взрывом: левое бедро и правая нога оказались разорваны на куски, остальные части тела были ужасно искалечены. Фактически, относительно целой и вполне узнаваемой осталась только залитая кровью голова…

   Тем временем «Андрей» поспешил на вокзал, где сел на первый же поезд, идущий в Париж… Однако в Москве Судоплатову «спасибо» за прекрасно выполненное задание не сказали. Вернувшись в СССР, он узнал, что его понизили в должности, а начальство чуть ли не открытым текстом говорило о своем недоверии к нему. Что же произошло? Оказалось, бывший начальник разведки Шпигельглас и ряд его сотрудников, пока Судоплатов находился за границей, были арестованы НКВД. Под пытками они дали ряд ложных показаний, в том числе и о том, что Судоплатов якобы является агентом-двойником. Партбюро тут же исключило Павла Анатольевича из партии. Однако это решение так и не было утверждено: за «Андрея» вовремя вступилось руководство НКВД. А 10 мая 1939 года Судоплатов получил, так сказать, «компенсацию за моральный ущерб»: его назначили на должность заместителя начальника внешней разведки НКВД СССР.

   В Нидерландах тем временем полиция сбилась с ног, пытаясь установить личность загадочного убийцы лидера ОУН. Следователи прорабатывали сразу несколько версий; предполагалось, что Е. Коновалец стал жертвой гестапо либо его убили польские спецслужбы – в отместку за уничтожение в 1935 году оуновцами министра внутренних дел Польши Перацкого. Правда, среди прочих разрабатывалась и версия, согласно которой вина за убийство ложилась на советских чекистов.

   Основная трудность выяснения обстоятельств преступления состояла в том, что связь с центрами ОУН в УССР все время поддерживалась лично Коновальцем. Он сам встречался со связными и информаторами, которые приезжали из Советского Союза, так что другие сотрудники руководства ОУН не только не знали их лично, но и видеть могли разве что случайно.

   Но так получилось, что связного, которого знали под фамилией «Валюх», видели в 1936–1938 годах в Берлине другие оуновцы. Несколько раз он попался на глаза и жене Коновальца. Почти сразу после взрыва женщина высказала нидерландской полиции свои подозрения относительно причастности к убийству «Валюха». Следствие усиленно начало разматывать клубок событий и смогло докопаться до информации: исполнителем «заказного» устранения лидера националистов был некий агент ГПУ, который прибыл в Роттердам на советском корабле «Менжинский».

   В субботу 28 мая 1938 года состоялись похороны полковника Евгения Коновальца. От руководства ОУН проститься с погибшим пришел генерал Курма-нович, из Лондона и Берлина прибыли три сотрудника «националистической Пресс-службы» и советник О. Тарновецкий. Присутствовал также литовский консул в Нидерландах, поскольку Коновалец принял в эмиграции литовское гражданство. А вот близкие родственники погибшего, жившие во Львове, не смогли приехать в Голландию вовремя: паспорта им выдали только через несколько дней после похорон… Со временем на могиле лидера ОУН был уставлен памятник. Кстати, изначально это захоронение считалось временным; тело Е. Коновальца тщательно забальзамировали, чтобы впоследствии его останки можно было перевезти в Украину…

   Советские спецслужбы причастны и к смерти еще одного лидера украинских националистов, Степана Бандеры (1909–1959), который возглавил одно из направлений ОУН после раскола этой организации в 1939 году. Собственно, о том, что смерть ходит за ним по пятам, знал не только сам Бандера, но и все его окружение. Были предприняты все возможные меры по охране жизни лидера ОУН, однако они оказались безрезультатными…

   Темная история гибели Степана Банд еры продолжада оставаться загадкой не долго, хотя начиналась, как настоящий детектив. 15 октября 1959 года Бандера, который жил в Мюнхене под фамилией Попил, собрался поехать на обед домой. Обычно его везде сопровождал охранник, но на этот раз он отлучился. Собственно, уже тут имеет место загадка: куда и по какой причине исчез сопровождающий Бандеру человек, что вынудило его покинуть своего подопечного и не являлось ли столь халатное отношение к своей работе в данном случае умышленным? Как бы там ни было, лидер, чье ощущение опасности, по-видимому, притупилось под постоянным прессингом обстоятельств, не стал ждать возвращения охранника. Он только попросил секретаршу поехать с ним на рынок и помочь сделать некоторые покупки. Забрав продукты, Бандера поехал домой уже в одиночестве. Он спокойно поставил машину в гараж, открыл собственным ключом дверь в подъезде дома и… Через несколько секунд послышался вопль, который заставил соседей выглянуть на лестницу. На ступеньках лежал их жилец, а рядом с ним валялась сумка с помидорами. Бандера был без сознания, но живой, и соседи срочно отправили его в больницу. Однако по дороге лидер ОУН скончался, так и не придя в сознание.

   Устанавливая причину смерти, медики констатировали: она могла стать следствием повреждения основания черепа, последовавшего в результате падения. Но почему Банд ера упал? Специалисты, пролистав медицинскую карту покойного, отметили настораживающий факт: в детстве Степан болел ревматизмом, у него было больное сердце. Органические изменения вполне могли привести к параличу сердечной мышцы и вызвать смерть. Однако списывать все на естественный ход событий медики не торопились. У них вызвала подозрения странная небольшая ранка на верхней губе умершего. Загадочная ссадина навела специалистов на мысль провести дополнительные исследования. Оказалось, что подозрения были не напрасны: в организме Банд еры были обнаружены следы синильной кислоты. Все сомнения тут же отпали. Дело об убийстве было передано в полицию. Там, как и в окружении покойного лидера ОУН, тоже заподозрили в данном деле «руку Москвы». И надо сказать, не зря…

   Во время Второй мировой войны С. Банд ера некоторое время находился в немецком концлагере «Заксенхаузен», куда его бросили после провозглашения националистами 30 июня 1941 года во Львове Акта возобновления Украинского государства. После окончания войны, согласно договоренностям Сталина – Рузвельта – Черчилля на Ялтинской конференции, все граждане СССР, которые в ходе военных действий оказались на территории других стран, подлежали депортации на родину. Если необходимо – даже в принудительном порядке. Причем в разряд тех, кого следовало выслать в СССР, попадали также лица, эмигрировавшие из страны после 1917 года.

   6 февраля 1946 года на заседании первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Лондоне представитель делегации УССР – поэт Николай Бажан – выступил с требованием выдать украинских политических деятелей, которые находились на Западе. В первую очередь речь шла о человеке, «совершившем преступления против человечества», – Степане Банд ере. Но данное требование осталось без ответа. После этого спецслужбы решили устранить «неудобного» лидера ОУН.

   В 1947 году в Мюнхен с заданием убить Степана Бандеру прибыл агент Ярослав Мороз. Его сразу же разоблачили, но уже в начале следующего года по заданию НКВД за оуновцем начал охоту специально прибывший из Польши Владимир Стельмащук. Разведчику удалось установить местопребывание Банд еры, однако и в этот раз агент был разоблачен и ему пришлось спешно уносить ноги. Следующая «серия детектива» началась осенью 1952 года. Тогда в Мюнхене появились два агента из Чехословакии, имевшие документы на имя Легуди и Лемана. Но западные разведки тоже были не лыком шиты и имели своих информаторов в советских спецслужбах. В итоге Легуди и Леман были арестованы и осуждены за шпионаж. В 1953 году в Мюнхен прибыл немец из Волыни Степан Либгольц (Липпольц). Он старался выдать себя за приверженца борьбы за независимость Украины и завязать контакты с кругами, где можно было собрать данные о местопребывании и образе жизни Степана Бандеры. Служба безопасности ОУН выяснила настоящую цель «националиста» и вела за ним наблюдение. Либгольц, обнаружив, что находится «под колпаком», ждать развития событий не стал и поспешил уехать в Восточную Германию.

   После короткого периода затишья в 1957 году стало известно, что личностью Степана Банд еры и его семьей интересуется Никифор Горбанюк, эмигрант, который жил в Мюнхене еще с 1923 года. О Горбанюке было известно, что он поддерживал связи со спецслужбами послевоенной Чехословакии. В октябре 1958 этот «эмигрант» вышел утром из своей квартиры и больше его никто не видел. Спустя несколько месяцев в Мюнхене объявился некий Винцик, работник чешской фирмы. Он почему-то особенно интересовался вопросом: где же учится 13-летний сын Банд еры Андрей. В конце концов Винцик был арестован немецкой криминальной полицией.

   Тогда же руководству ОУН стало известно: Москва готовит убийство Степана Банд еры. Лидера националистов должен был убить некий поляк родом из Волыни. Мотивом же преступления якобы должна была стать месть за то, что во время войны УПА замучили родных агента. И снова советские спецслужбы потерпели поражение.

   Время шло, и из Кремля начали сыпаться громы и молнии. Ведь еще в 1951 году КГБ в Москве получило приказ любой ценой физически ликвидировать Степана Бандеру, Ярослава Стецько, Степана Ленкавского и Степана Мудрика; Ивана Кашубу следовало задержать и живым доправить в Восточную Германию. Руководство ОУН, крайне обеспокоенное количеством покушений на Бандеру, пришло к выводу, что ему следует в ближайшее время исчезнуть из Мюнхена. И все же лидера ОУН отправили на тот свет…

   Панихида прошла в Мюнхене 20 октября 1959 года в церкви Святого Ивана Крестителя на Кирхенштрассе. Бандеру похоронили на кладбище Вальдфрдгоф. На второй день все западнонемецкие газеты подали подробный отчет о печальной церемонии. Пожалуй, меньше всего об этом событии знали на родине Степана Банд еры: советская пресса об этом не сообщала, а подписаться на заграничные газеты в те времена было невозможно.

   Через два года история жизни и смерти Степана Бандеры имела абсолютно неожиданное продолжение. 12 августа 1961 года в отделение американской полиции в Западном Берлине зашли встревоженные молодой мужчина и женщина. Мужчина хотел сделать очень важное сообщение. То, что услышали должностные лица, превзошло все их ожидания. Неизвестный заявил, что его зовут Богдан Сташинский, и он с женой Ингой Поль, которая является гражданкой ГДР, только что убежал из восточной зоны Германии. Сташинский утверждал, будто является агентом советских спецслужб и… убийцей Льва Ребета и Степана Бандеры!

   Началось следствие, которое продолжалось больше года. Богдан Сташинский рассказывал о своих преступлениях, а полиция и работники спецслужб тщательно проверяли каждое его слово. К этому делу были подключены спецслужбы разных стран. Через своих агентов в СССР они проверяли правдивость показаний Сташинского. О том, что удалось выяснить, полиция особенно распространяться не стала. Однако 8 октября 1962 года в Карлсруэ, на судебном процессе против Богдана Сташинского, правосудие располагало всеми доказательствами того, что подсудимый говорит «правду, только правду и ничего, кроме правды».

   Выяснилось, что непосредственным «заказчиком» убийства Бандеры являлся глава КГБ СССР Александр Шелепин. Впоследствии из книги «Убийцы Бандеры перед судом» общественности стало известно, что Сташинского КГБ завербовал и привлек к сотрудничеству еще в 1950 году. Он прошел курс специальной подготовки в школе разведчиков КГБ в Клеве. Приказ устранить Степана Бандеру Сташинский получил в начале января 1959 года. Из Москвы он направился в Берлин, а потом в Мюнхен. Адрес Бандеры агент отыскал в телефонной книге, после чего начал изучать привычки и основные маршруты своей жертвы.

   В мае Сташинский во второй раз вылетел в Мюнхен, имея при себе газовый пистолет и комплект ключей от квартиры, в которой жил Бандера. Однако на третий день слежки, когда планировалось провести покушение, у Сташинского сдали нервы. Руководству он просто наврал, что при Бандере якобы находилась вооруженная охрана. В октябре Сташинского вызвали в Москву. После «задушевной беседы» ему было «предложено» убить лидера ОУН при любых обстоятельствах. Хоть ценой собственной жизни… В Мюнхене Сташинский несколько дней наблюдал за квартирой «объекта». В роковой для Бандеры день убийца, воспользовавшись дубликатом ключа, вошел в подъезд и спрятался за дверью. Через некоторое время он услышал, как к дому подъехал автомобиль. Вскоре в подъезд вошел Бандера; в этот момент Сташинский сделал вид, будто остановился зашнуровать ботинок. Когда жертва проходила мимо, он что-то спросил. Бандера удивленно обернулся, начал говорить и… получил в лицо выстрел из газового пистолета. Оружие было заряжено синильной кислотой.

   Сташинскому удалось незамеченным сбежать с места убийства, а орудие преступления он бросил в реку. Вскоре убийца на поезде отбыл во Франкфурт. 22-го ноября того же года его лично принимал в Москве Александр Шелепин. Он вручил агенту орден Боевого Красного Знамени и… разрешение на брак с немкой из Восточного Берлина, о котором долго и безуспешно хлопотал Сташинский. Через месяц после свадьбы, которая состоялась в Берлине, он был направлен вместе с женой в Москву для продолжения учебы. Но прослушивание домашних разговоров «подопечного» дало основание начальству подозревать Сташинского в недостаточной лояльности к советскому режиму. Его отчислили из школы и запретили покидать Москву.

   Жене Сташинского в связи с предстоящими родами весной 1961 года было разрешено выехать в Восточный Берлин. Но в начале 1962 года ребенок неожиданно умер, и опальному агенту разрешили ненадолго уехать, чтобы похоронить сына. При этом за ним велось особенно пристальное наблюдение. Однако за сутки до похорон (как раз накануне дня возведения Берлинской стены) Сташинскому с женой удалось оторваться от сопровождения и убежать в Западный Берлин.

   Немецкий суд, в котором слушалось дело Богдана Сташинского об убийстве Льва Ребета и Степана Бандеры, вынес свой вердикт 19 октября 1962 года. Учитывая чистосердечное раскаяние подсудимого и важность представленных сведений о деятельности КГБ, которые он дал правительствам западных государств, суд ограничился приговором, согласно которому бывшему агенту предстояло провести за решеткой всего восемь лет.

   Это решение общественность восприняла очень неоднозначно: кто-то упрекал служителей Фемиды в чрезмерной снисходительности к убийце двух человек, кто-то же считал, что Богдана Сташинского вообще следовало оправдать. Он, мол, был лишь орудием убийства, а настоящие преступники сидят в Москве. В одном письме даже предлагалось выдать Сташинскому документы на имя, которое он себе выберет, дать ему 50 тысяч марок и разрешить жить в любой стране по его выбору. После выхода на свободу бывший агент выехал со своей женой из Германии и… исчез. Дальнейшая его судьба неизвестна.

   В Москве после бегства убийцы Бандеры поднялся страшный переполох и многие высокие начальники поплатились за это своими местами. По всей вероятности, Москва предприняла несколько попыток заставить не в меру болтливого агента замолчать навсегда, устроив ему «самоубийство», но стены немецких тюрем оказались крепкими, а тюремные работники – неподкупными. Так перестала быть тайной еще одна загадка истории под названием «смерть лидера ОУН Степана Банд ера»…

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Анна Ермановская.
50 знаменитых загадок древнего мира

Анна Сардарян.
100 великих историй любви

Генрих Шлиман.
Троя

Владимир Сядро.
50 знаменитых загадок истории XX века
e-mail: historylib@yandex.ru