Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Владимир Сядро.   50 знаменитых загадок истории Украины

Происхождение казачества

   Вопрос о возникновении казачества по-прежнему занимает одно из главных мест в истории Украины. Споры и дискуссии по этому поводу длятся на протяжении нескольких столетий и не утихают до сих пор. Незначительное количество источников не дает возможности в полной мере ответить на некоторые важные аспекты этого процесса, вследствие чего и существует огромное количество гипотез и теорий относительно возникновения казачества. То, что эта проблема и сегодня привлекает большое внимание исследователей, не случайно. Появление казачества привело к значительной трансформации в историческом пути украинских земель, а впоследствии, в определенной мере, и всей Европы.



   Запорожский казак.

   Гравюра ХІХ века



   К XVI веку большая часть территории Украины оказалась в составе иностранных государств: Великого Княжества Литовского и Польши. Такое геополитическое положение неизбежно вело к ассимиляции украинского этноса и исчезновению его характерных особенностей. Вследствие этого произошел почти полный отрыв от этнических корней украинской элиты, которая уже не могла продолжить процесс формирования этноса и государственности украинцев. Но, с другой стороны, критическая историческая ситуация породила новые социальные силы, способные повести за собой остальные слои населения. Прежде всего – украинского казачества, которое зародилось на территории Среднего Поднепровья в конце XV века.

   Среди ученых нет единодушия в вопросе происхождении слова «казак». Считалось, что оно происходит от названия народов, некогда живших вблизи Днепра и Дона (касоги, х(к)азары), или от самоназвания современных киргизов – кайсаки. Существовали и другие этимологические версии происхождения термина «казак»: от турецкого «каз» (т. е. гусь), от монгольского «ко» (броня, защита) и «зах» (рубеж). Некоторые ученые выводили его из тюркских глаголов «каз» – «рыть», «кез» – «скитаться», «кач» – «бежать, спасаться»; другие создали невероятную этимологию этого слова от «каз» – «гусь» и «ак» – «белый»; есть исследователи, которые считают возможным происхождение слова «казак» из монгольского термина касак-тэргэн, обозначающего род повозки.

   Слово «казак» впервые было упомянуто в латинской рукописи конца XIII века «Codex cumanicus» в значении «сторож», или «дежурный». Вслед за этим оно все чаще встречается в тюркоязычных источниках, означая свободного вооруженного человека.

   Немало споров вызывает и вопрос о том, кем же были первые казаки: защитниками своей земли или обыкновенными разбойниками?

   По утверждению украинского исследователя казачества А. Чабана, первые упоминания об украинском казачестве в официальных государственных документах, а также в описаниях современников того периода касаются непосредственно земель и населения Среднего Поднепровья, а именно территории вокруг Черкасс и Канева. И действительно, именно на этих землях сложились все предпосылки появления казачества как уникального общественно-политического явления в истории украинского народа. Особенностью этой территории были отсутствие крепостничества, а также ее пограничный статус – близость к незаселенной степи, так называемому Дикому полю, прикрывавшему ее от татарских, а со временем и турецких набегов. Именно территория Среднего Поднепровья стала тем регионом, который смог породить силы, образовавшие со временем украинское государство.

   Что же представляло собой казачество – явление, которому суждено было стать во времена общего национального и социального упадка украинцев новой и могущественной силой?

   На исторической арене украинское казачество как явление появилось в конце XV века, но как социальный слой сформировалось лишь на рубеже XVI–XVII веков.

   Все теории о происхождении украинского казачества условно можно поделить на две группы: этнические и социальные. К этническим теориям источников формирования казачества можно отнести теорию летописца XVIII века П. Симоновского, который в своем «Кратком описании о козацком малороссийском народе» (1765 г.) предшественниками казаков считал касогов. Весьма популярной в свое время была так называемая «черноклобуцкая теория» (о происхождении казаков от северокавказских тюркских народов), которую поддержал и развил польский историк М. Стрийковский (около 1547–1582) в «Хронике польской, литовской, жмудьской». Среди других этнических теорий важное место занимала теория татарского происхождения казачества. Ее в свое время не обошел вниманием даже такой знаменитый историк, как Н. Костомаров.

   Начатая казацким летописцем Г. Грабянкой, продолженная автором анонимной «Истории Русов» (XVIII век), теория хазарского происхождения казаков нашла продолжение у русского историка Л. Гумилева. К этническим теориям можно отнести и концепцию украинского профессора М. Дашкевича, известную как «болоховская теория».

   Существуют и прямо-таки мифические версии относительно формирования казачества. Так, украинский философ и просветитель XVIII века Г. Конисский считал, что название «казак» происходит от слова «коза», так как «козаки, мовляв, на своїх конях такі прудкі були, як ті кози». Русский историк В. Татищев вообще выдвинул гипотезу, согласно которой в Египте был город Черказ, жители которого переселились на Кавказ и стали называться касогами. Позже татары оттеснили их к Приднепровью, где они известны уже под названием «казаки». Кстати, даже известный французский просветитель Вольтер считал, что казаки – это часть тех татар, которые ассимилировались с местными жителями среднего Приднепровья.

   Но наиболее истинной, по крайней мере по мнению современных историков, среди этнических теорий происхождения казачества является так называемая автохтонная теория. Ее поддерживали и развивали многие ученые, в том числе и такие известные украинские исследователи казачества, как М. Грушевский, Д. Яворницкий, В. Голобуцкий, В. Смолий, В. Щербак, А. Чабан и многие другие. Эта теория имеет также значительную источниковедческую базу.

   Особой точки зрения на происхождение казачества придерживались профессор В. Антонович и самый крупный и авторитетный историк кубанского казачества Ф. Щербина. Они связывали происхождение казачества с древнерусскими вечевыми общинами.

   Историк Е. Савельев считает казаков исконными обитателями берегов Азовского и Черного морей, Дона и Нижнего Днепра. По его мнению, «остатки ордынских казаков, не присоединившиеся к киргизам – своим соплеменникам, образовавшим новое ханство, могли быть первым ядром, около которого копились русские беглецы. Скоро это ядро могло исчезнуть от безженства… и русское поколение… остаться хозяином союза».

   А. Чабан также уверяет, что основой украинского казачества было местное население, которое жило на территории Среднего Поднепровья с давних времен и сохранило свои традиции. А Д. Яворницкий отмечал, что местное население старалось воссоздать свои давние обычаи в новых условиях на более высоком уровне.

   Не меньшее разнообразие относительно источников формирования украинского казачества существует и среди социальных теорий данной проблемы. Многие исследователи полагали, что казачество произошло лишь из какого-то определенного социального слоя украинского общества. Так, польский историк XVI века М. Вельский считал казачество «туземным сословием». Французский инженер, автор «Описания Украины» Г. де Боплан, а вслед за ним и казацкий летописец С. Величко придерживались того мнения, что казаки произошли от мелкой шляхты. Российские ученые В. Карпов и Н. Туманов считали предками казаков княжеских дружинников времен Киевской Руси. Н. Костомаров писал, что казаки произошли от «гулящих людей», а В. Антонович придерживался «крестьянской» теории возникновения казачества.

   Кое-кто из исследователей видел источником казачества еще Древнерусское государство, акцентируя внимание на Тмутараканском княжестве, где проживали люди, обязанностью которых была защита границ от нападений кочевых соседей. Таких людей называли берладниками или бродниками (отчего эта теория стала известна как «бродницкая»). Но с исторической арены они исчезли с татаро-монгольским нашествием.

   Как бы там ни было, лишь на рубеже XVI–XVII веков, как мы уже отмечали, украинское казачество переросло в отдельную сословную группу со своими особыми интересами, экономическими и общественными прерогативами. Между казаком – степным воином конца XV – начала XVI века, который занимался так называемым «уходничеством» (экономическим промыслом), и казаком конца XVI века, ставшим защитником интересов украинского народа в могущественном многонациональном союзе Речи Посполитой, – огромная разница.

   Казачество формировалось на довольно большой этнической и социальной базе, которая на протяжении двух столетий постоянно обновлялась и изменялась. В этот процесс были втянуты крестьянство, боярство, шляхта, мещанство.

   В XV веке литовские князья основали в Среднем Поднепровье несколько замков, жители которых были освобождены от любых феодальных повинностей, кроме военной службы. Так постепенно формировалась боярская прослойка из энергичных и отважных людей, которые стали опорой Литовского государства на южной границе. Но постепенно эти люди начали заниматься и уходничеством. К этому процессу привлекались и жители соседних Полесья и Волыни, для которых перевалочным пунктом служило именно Среднее Приднепровье. В своих поисках воли уходники продвигались ниже по Днепру и его южным притокам. На этих щедрых, но и опасных землях они организовывали уходы, т. е. охотничьи и рыболовецкие ремесла, а также занимались выпасом скота и коней. Во время этих продолжительных сезонных рейдов в глубь степи у них начали формироваться первые элементы организации. Отправляясь в «Дикое поле», уходники избирали своими предводителями, или, как их еще называли, атаманами, наиболее опытных, смелых и находчивых людей, а чтобы лучше обороняться от татар и взаимодействовать на охоте и в рыболовстве, группировались в тесно объединенные отряды – ватаги. Со временем в степи появились укрепленные лагеря (сечи) с небольшими круглогодичными военными заставами.

   Со временем уходники столкнулись с «конкуренцией» со стороны соседнего Крымского ханства. И это сразу же вызвало вооруженное противостояние между уходниками и татарами. От последних, наверное, и распространилось на уходников название «казак».

   Так, в 1492 году крымский хан Менгли-Гирей сообщал великому князю Литовскому Александру о нападении «отряда казаков» из Черкасс на турецкую галеру, а в 1504 году крымский хан писал московскому князю Ивану III, что близ днепровской переправы «из черкасского городка казаки потопили, все поимели, пеша остали».

   Таким образом, можно утверждать, что появление украинского казачества в конце XV века был обусловлено колонизацией южных регионов Украины и необходимостью защиты от татарских набегов. Власть имела от уходничества двойную выгоду – защиту границ от татар и материальную прибыль. Когда уходники возвращались с промыслов в города Среднего Поднепровья с большими запасами рыбы, меха, меда, разного скота, местные князья брали с них часть добычи в качестве налога. Однако важным было и то, что они нашли в казаках идеальных защитников от татарских набегов, ведь одним из наиболее обременительных обязанностей князей и старост была защита границ. Так, в 1520 году черкасский староста Сенько Полозович завербовал отряд казаков для несения пограничной службы. В следующие десятилетия другие старосты – Евстафий Дашкевич, Предслав Лянцкоронский и Бернард Претвич – начали активно мобилизовать казаков не только для обороны, но уже и для нападений на турок.

   Первые магнаты, которые организовывали казаков, принадлежали к числу православных неополяченых украинцев. Одним из самых известных среди них был каневский староста Дмитрий Вишневецкий («Байда»). В его преисполненной приключений, овеянной славой легендарной жизни нелегко отделить правду от вымысла. Тем не менее, достоверно известно, что в 1553–1554 годах Вишневецкий собрал разрозненные казацкие ватаги и выстроил на отдаленном, расположенном за днепровскими порогами острове Малая Хортица форт, который должен был стать заслоном от татар. Так Вишневецкий основал Запорожскую Сечь, которая считается колыбелью украинского казачества.

   Расположенная в недосягаемости для сил центрального правительства, Запорожская Сечь даже после смерти своего основателя продолжала процветать. Каждый христианин мужского пола, независимо от своего социального положения, мог прийти на этот остров-крепость с его неприметными шалашами из дерева и камыша и присоединиться к казацкому братству. Мог он при желании и покинуть Сечь. Женщин и детей сюда не принимали, поскольку считали, что в степи они будут лишними. Отказываясь признать авторитет какого-либо правителя, запорожцы осуществляли самоуправление согласно тем обычаям и традициям, которые формировались на протяжении поколений. Все казаки имели равные права и могли принимать участие в довольно бурных советах (радах), в которых чаще побеждала сторона, которая громче всех кричала.

   На этом стихийном собрании избирали и с такой же легкостью снимали казацких предводителей – гетмана или атамана, есаулов, писаря, обозного и судью. Каждый курень (это слово со временем стали употреблять как название казацкой военной единицы) избирал аналогичную группу низших офицеров или старшину. В период военных походов старшина пользовалась абсолютной властью, включая право применения смертного наказания. Но в мирное время ее власть была ограниченной. Вообще запорожцев насчитывалось 5–6 тысяч, из них 10 %, сменяясь, служили на сечевой заставе, в то время как другие принимали участие в походах или занимались мирным промыслом.

   Можно смело утверждать, что основой казачества на первом этапе стали выходцы из укрепленных городов и городков Среднего Поднепровья, среди которых не только мещане, но и торговцы, крестьяне. Вместе с ними казаковали также и бояре, слуги и ремесленники, которых возглавляли представители местной администрации.

   Второй этап формирования казачества начинался с середины XVI века, и связан он со всем ходом общеевропейского развития. В первой половине XVI столетия в большинстве стран Западной Европы ведущую роль стали играть капиталистические отношения, начался промышленный переворот, который втянул европейскую экономику в рыночные отношения. Землевладельцы Речи Посполитой, в том числе украинские магнаты, старались все больше заниматься товарным производством продуктов сельского хозяйства. Произошли изменения и в общественных отношениях: теперь принадлежность к шляхетскому сословию определялась не военной службой, а частной собственностью на землю. Так, мелкая служивая шляхта перешла в разряд государственных крестьян и предстала перед дилеммой: какое место в обществе занять. Довольно привлекательным вариантом для них и стало казачество.

   Таким образом, на втором этапе формирования казачества базой обновления казацких сил становится именно украинская мелкая служивая шляхта, которая не смогла юридическим путем подтвердить свою частную собственность на землю и вынуждена была реализовать себя в более присущий ей среде.

   Следующий этап формирования казачества пришелся на последнюю четверть XVI века. Магнаты Речи Посполитой пытались найти новые источники обогащения, т. е. новые земли. И нашли они их в своем государстве, на свободном тогда от магнатского землевладения Среднем Поднепровье. Прибыв на свободные земли, эта масса мелкой и средней шляхты столкнулась с организованным и закаленным слоем украинского казачества, которое чувствовало себя здесь полноправным хозяином.

   В итоге шляхта вынуждена была сотрудничать с казаками и значительно усилила общественный вес казачества, что предоставило ему статус привилегированной военной прослойки. Такая эволюция стала толчком к возникновению качественно нового элемента – реестрового казачества, которое было освобождено от подчинения местным властям и стало наемным королевским войском. Понимая бесполезность любых попыток подчинить далекую и непокорную Сечь, польское правительство, тем не менее, надеялось привлечь на службу городское казачество.

   В 1572 году король Сигизмунд Август санкционировал образование отряда из 300 оплачиваемых казаков во главе с польским шляхтичем Бадовским, который формально не подчинялся правительственным чиновникам. И хотя этот отряд в скором времени был расформирован, его появление стало важным прецедентом: впервые польское правительство признавало казачество или, по крайней мере, его представителей как отдельный социальный слой.

   Вторая, более удачная попытка создания санкционированного правительством казацкого отряда имела место в 1578 году, во времена правления короля Стефана Батория. Он установил плату шести сотням казаков и разрешил им расположить в городе Трахтемирове свой арсенал и госпиталь; за это казаки соглашались признать в качестве старшин шляхтичей и воздерживаться от «самочинных нападений на татар», что часто усложняло внешние отношения Речи Посполитой. Задача этих внесенных в реестр (т. е. реестровых) казаков заключалась в охране границ и, что не менее важно, в контроле за казаками, которые не являлись реестровыми. До 1589 года реестровых казаков насчитывалось около 3 тысяч. В основном это были выходцы из обеспеченных местных жителей.

   Во второй половине XVI века усиление феодального гнета в Восточной Европе вынуждало украинских крестьян и мещан, особенно Западной Украины и Подолья, искать более благоприятные условия жизни. В свою очередь, магнаты приграничных территорий все активнее привлекали в свои владения новых переселенцев, предоставляя им определенные льготы в пользовании землей. Начали создаваться так называемые «слободы», жители которых были освобождены от любых феодальных провинностей сроком от 5 до 25 лет. Когда же этот срок заканчивался, крестьяне, не желая возвращаться под власть землевладельца, обычно вливались в ряды казаков. К этой категории «непослушных» относились не только крестьяне, но и городские ремесленники, купцы и даже представители городских администраций.

   Так начинается четвертый – и последний – этап формирования казачества, который предопределялся также нарастанием освободительной борьбы украинского народа конца XVI – первой трети XVII веков.

   Таким образом, украинское казачество, возникшее в 90-х годах XV столетия на территории Среднего Поднепровья, прошло сложный эволюционный путь от разбойных набегов и промыслов и, впитав в себя представителей разных сословий, вероисповеданий и этносов, превратилось в один из главных стрежней развития украинского народа на протяжении всей его истории.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Хильда Кинк.
Восточное средиземноморье в древнейшую эпоху

Вендален Бехайм.
Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в историческом развитии)

Алексей Шишов.
100 великих казаков

Галина Ершова.
Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Мезоамерика

Валерий Гуляев.
Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории
e-mail: historylib@yandex.ru