Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.   История Кореи. Том 2. Двадцатый век

Введение

Корея стала колонией Японии в переходный период от средневековья к новому времени. Колонизация воспрепятствовала накоплению национального капитала, становлению и развитию современной национальной промышленности. Кроме того, за 35 лет колониального правления, большая часть национального достояния была присвоена японцами. В результате самой насущной экономической проблемой, которая встала перед Кореей после Освобождения 15 августа 1945 г., был перевод экономики колониального периода на демократические рельсы и создание самостоятельной экономики.

В конце 1930-х годов, когда перспектива скорого национального освобождения стала весьма отчетливой, между правым и левым течениями национально-освободительного движения был достигнут консенсус (скажем, в рамках Шанхайского временного правительства) о том, что при независимости должна быть осуществлена национализация основных отраслей промышленности и земли как главных национальных богатств. Однако после Освобождения установление американской военной администрации и создание отдельных государств на Севере и Юге сделали невозможным реализацию экономических планов деятелей национально-освободительного движения.

В Южной Корее земельная реформа была осуществлена весьма непоследовательно, и в результате многие крестьяне утратили свои земельные наделы. В промышленности была не только признана крупная частная собственность корейцев, но и принадлежавшие японцам предприятия перешли к частным лицам, которые были с ними связаны, так что разработанные фронтом национально-освободительного движения экономические планы и в этом случае выполнены не были.

В колониальный период подлинно национальный капитал не сформировался, и промышленная структура Кореи представляла собой не олее чем придаток к экономике метрополии. Неспособность местных промышленных предприятий функционировать в полной мере самостоятельно после раздела страны еще более углубилась, и потому в период правления Ли Сынмана (1948-1960) экономика, в силу нехватки капитала и технической отсталости, могла выжить только с помощью США. Эта помощь была предоставлена с целью поставить южнокорейскую экономику в зависимость от Америки и укрепить антикоммунистическую систему.

Главными в экономической системе Южной Кореи этого времени были «три белые отрасли промышленности» (сам бэк саноп): мукомольная, хлопкопрядильная и сахаропроизводительная. Они развивались за счет импорта излишков американской сельскохозяйственной продукции, и это существенно снизило заинтересованность крестьян в развитии собственного производства и превратило Южную Корею в постоянного импортера пищевых продуктов. Кроме того, индустриальный сектор продолжал развиваться по схеме, унаследованной от колониального времени — с упором на товары потребления. В нем доминировала небольшая группа предпринимателей, связанная с государством и зависимая от иностранной экономической помощи. Таким образом, в период после освобождения экономика Южной Кореи превратилась из экономики, подчиненной Японии, в экономику, зависимую от американской помощи.

Экономика времен Ли Сынмана характеризовалась зависимостью, монополизмом и упором на потребление, что тормозило формирование основ самостоятельного национального хозяйства. В результате с конца 1950-х годов необходимость демократизации и повышения самостоятельности экономики становилась все более очевидной. Сокращение объемов американской экономической помощи в результате ухудшения баланса американской торговли привело к свертыванию производства со стороны чэболъ (яп. дзайбацу, связанные с правительством конгломераты) и застою экономики в целом. Он стал одной из причин Апрельской революции 1960 г., которая смела режим Ли Сынмана.

Правительство Чан Мёна попыталось провести некоторые меры по демократизации экономики, но слишком недолго находилось у власти. Режим Пак Чонхи выдвинул план развития экономики, который предполагал замену прежней, зависимой от иностранной помощи, экономической системы на новую — основанную на привлечении иностранного капитала. Пак Чонхи пришел к власти в мае 1961 г. — в период, когда объем американской экономической помощи сокращался, а передовые капиталистические страны начали искать сферы вложения капитала в странах третьего мира, в первую очередь, — в легкую промышленность.

Режим Пак Чонхи активно привлекал иностранный капитал и, пользуясь дешевизной корейской рабочей силы, добился высоких темпов роста, в первую очередь, легкой промышленности и быстрой диверсификации и увеличения экспорта. Для привлечения прямых иностранных инвестиций были созданы «зоны свободного экспорта» со специальным налоговым режимом. Однако старые проблемы, унаследованные от колониального прошлого: ориентированное на потребление производство, монополизм крупных производителей, большая зависимость от внешних экономик и пренебрежение аграрным сектором, — сохранились.

С начала 1970-х годов передовые капиталистические страны, продолжая монополизировать передовые высокие технологии, начали выводить некоторые производства тяжелой промышленности, а также капитал в неразвитые капиталистические страны. Режим Пак Чонхи активно расширял металлургическую и автомобильную промышленности. Однако к концу десятилетия чрезмерные вложения в тяжелую промышленность и неудачные попытки открыть иностранные рынки для южно-корейской продукции привели к глубокому экономическому застою. Это была одна из главных причин падения режима Пак Чонхи.

С начала 1980-х годов экономика страны под давлением передовых капиталистических стран стала шире открывать свой рынок для импорта. Режим Чон Духвана попытался преодолеть экономический кризис конца 1970-х — начала 1980-х годов, избавившись от малоприбыльных производств и полностью реорганизовав, по требованию США и других передовых капиталистических стран, структуру промышленности, с целью— как и при Пак Чонхи— обеспечить быстрый экономический рост, в первую очередь, тяжелой и химической промышленности.

К середине 1980-х годов режиму Чон Духвана, благодаря так называемым «трем низким стоимостям»: низким процентным ставкам, низким ценам на нефть, низкой стоимости доллара, — удалось преодолеть экономический кризис и укрепить монополистический капитал, но также еще больше увеличилась зависимость страны от экономик передовых капиталистических стран. «Три низких стоимости» через какое-то время исчезли как фактор экономической жизни страны, но международное давление на Южную Корею, с тем, чтобы она открыла свою экономику, продолжалось. Южнокорейское правительство не могло противостоять этим требованиям, что в правление Ро Дэу опять привело к отрицательному балансу в торговле.

«Открытая экономика» 1980-х существенно повлияла на средний и мелкий бизнес. Если до этого они постоянно находились под «дамокловым мечом» разорения или поглощения крупными монополистами, то дальнейшее укрепление ориентированного на экспорт монополистического капитала в 1980-х годах означало, что, с одной стороны, сами эти корпорации оказались втянутыми в международную систему разделения труда, а с другой, — что средние и маленькие предприятия трансформировались в субподрядчиков крупных монополистических предприятий. Эти изменения серьезно изменили роль среднего и малого бизнеса, сделав его полностью зависимым от крупного.

Политика «открытой экономики» 1980-х годов неизбежно принесла изменения и в финансовую сферу. Финансовая политика, основывавшаяся в прошлом на низких процентных ставках и «привилегированных» кредитах, которые предоставляли корпорациям-экспортерам находившиеся в собственности государства финансовые учреждения, существенно изменилась в результате приватизации финансовых учреждений и автономизации их управления. Частично это было результатом внутренних экономических изменений, но это также было и следствием возросшего давления транснациональных корпораций, требовавших открытия южно-корейского финансового рынка. Приватизация банков и расширение рынка «вторичных» финансовых услуг (инвестиционные фонды и т.д.) привели к установлению доминирующего влияния на финансовом рынке внутреннего монополистического капитала, однако вместе с «открытием» финансового рынка начал расти и контроль транснациональных корпораций над финансами Южной Кореи.

От мер по «открытию» экономики в 1980-х годах больше всего пострадал аграрный сектор, особенно в связи с подписанием различных внешнеторговых соглашений в ходе «Уругвайского раунда» переговоров о либерализации мировой торговли и избавлении от таможенных пошлин (1986-1994). Сельское хозяйство, которому ранее не уделялось должного внимания, поскольку приоритет отдавался тяжелой и химической промышленности, оказалось полностью неготовым к вступлению в новую экономическую систему и неспособным противостоять международной конкуренции. Когда с открытием рынка сельскохозяйственной продукции стало ясно, что «диверсификационная сельскохозяйственная политика» (поощрение выращивания высокодоходных культур и рыночно ориентированного скотоводства) правительства провалилась, оно разработало новый «Комплексный план развития сельского хозяйства и рыболовства», создало трастовый фонд по управлению обрабатываемыми землями и делает попытки осуществить индустриализацию села, но остаются серьезные сомнения в том, увенчаются ли эти попытки успехом в условиях полного открытия рынка сельскохозяйственной продукции, включая рис.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Л.C. Васильев.
Древний Китай. Том 3. Период Чжаньго (V-III вв. до н.э.)

Чарльз Данн.
Традиционная Япония. Быт, религия, культура

Ричард Теймс.
Япония. История страны.

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами

Леонид Васильев.
Древний Китай. Том 1. Предыстория, Шан-Инь, Западное Чжоу (до VIII в. до н. э.)
e-mail: historylib@yandex.ru
X