Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В. А. Зубачевский.   Исторические и теоретические основы геополитики

3. Политико-географическое направление

   Одним из основателей политико-географического направления был географ В. П. Семенов-Тян-Шанский, пытавшийся рассмотреть пространство России с позиций антропогеографии. В 1912 г. он выступил с докладом в Отделении физической географии, в котором предложил свое видение геополитического могущества России. Ученый сформулировал три формы территориальных систем политического могущества: кольцеобразную (владения замыкаются в кольцо, как государства Средиземноморья), клочкообразно-колониальную (Португалия, Испания, Голландия, Великобритания), от моря до моря, или континентальную (Древняя Персия, Россия, США). Он разобрал минусы континентального положения России, для исправления которых выдвинул идею о колонизационных базах как генераторах и гарантах ее территориально-политического могущества (Урал, Западная Сибирь, Алтай, Прибайкалье, Туркестан). Одновременно ученый заметил: «Границы наших губерний и областей ниже всякой критики с географической точки зрения» – и отрицал «мысли о федеративном устройстве России, которое было бы для нее безусловно гибельно в смысле могущественного владения». После Октябрьской революции Семенов-Тян-Шанский работал профессором страноведения географического факультета Ленинградского университета. Его теорию не признали, но реальностью стали созданные на Урале и в Сибири «колонизационные базы», обеспечившие геополитическую прочность СССР в период мировой и «холодной» войн.



   Выдержки из очерка В. П. Семенова-Тян-Шанского.

   Семенов-Тян-Шанский В. П. О могущественном территориальном владении применительно к России. Очерк по политической географии // Геополитика: Антология. М., 2006 (очерк опубликован в 1915 г.).

   С. 740. Главным недостатком системы «от моря до моря» является следующий. При громадной протяженности такой системы в широтном направлении, всегда с того конца, откуда началась колонизация, находится гораздо более густо населенная и экономически более развитая территория, чем на противоположном конце. В наших же условиях колонизация имеет вид постепенно суживающегося, зазубренного меча, тончающего и слабеющего на своем восточном конце, вклинившегося между суровыми в климатическом отношении территориями севера Азии и исконными землями самого обширного государства желтой расы. При всяком столкновении с внешними врагами (а таковые как раз и имеются на нашем материке в виде многомиллионной желтой расы) очень легко обрубить конец такого меча. Правда, сопротивление по мере дальнейшего обрубания, будет расти в геометрической прогрессии, но ведь и обрубки только одного конца вполне достаточно для того, чтобы уничтожить всю суть системы «от моря до моря».

   Единственным серьезным средством для успешной борьбы в условиях растянутой государственной территории является неотложное доведение географического центра такой территории по возможности до одинаковой или близкой степени густоты населения и экономического развития с западным коренным концом государства, до возможного выравнения их. Тогда крайняя восточная часть приблизится сама собой на несколько тысяч верст к сильной количеством населения и культурной средней части государства и, опираясь на такого своего непосредственного соседа, гораздо успешнее сможет выдержать борьбу с внешним врагом. В таких условиях защита нашего Дальнего Востока, по степени своей успешной выполнимости, может уравняться с защитой нами, например, Польши или Финляндии…

   Все это приводит к тому, чтобы окончательно изменить наше обычное географическое представление о Российской Империи, искусственно делящейся Уральским хребтом на совершенно неравные по площади Европейскую и Азиатскую части. Нам, более чем кому?либо на свете, не следует различать Европы от Азии, а напротив, стараться соединять ее в одно географическое целое, в противовес выдвигавшейся от времени до времени желтой расой доктрине «Азия для азиатов». Эта доктрина логически совершенно несостоятельна уже потому, что географические границы Азии совершенно искусственны и неопределенны и что Евразийский материк населен спокон веков двумя различными, равноправными по своему историческому развитию расами, которые можно различать только по цвету кожи, но не как «азиатов» и «европейцев»…

   Следует выделить на пространстве между Волгой и Енисеем от Ледовитого океана до самых южных граней государства особую культурно-экономическую единицу в виде Русской Евразии, не считать ее никоим образом за окраину, а говорить о ней уже как о коренной и равноправной во всем русской земле, как мы привыкли говорить об Европейской России. Оказывается, что такая часть Российской Империи вполне может быть географически построена, при желании, по тому же культурно-экономическому типу, к которому мы исторически привыкли в Европейской России, может, следовательно, стать настолько же прочной, в понятиях политических соседей, страной, как и Европейская Россия.

   Каким же образом можно для укрепления системы «от моря до моря» сдвинуть культурно-экономический центр государства ближе к истинному географическому его центру? Для этого есть два способа: один – очень радикальный, – это тот, которому следовал Петр Великий, перенеся столицу из Москвы на устья Невы к шведам. В данном случае, следуя этому способу, пришлось бы перенести столицу России в Екатеринбург на Урале… Но есть другой способ, вполне применимый и ныне, хотя он и ведет свои корни от очень далеких времен.

   Во всяком государстве, в том числе и в России, есть, так сказать, культурно-экономические колонизационные базы в числе нескольких. Эти очаги, посылая свои лучи во все стороны, поддерживают настоящим образом прочность государственной территории и способствуют более равномерному ее заселению и культурно-экономическому развитию. Если мы взглянем на Европейскую Россию, то заметим четыре таких чисто русских базы на ее пространстве, возникших в разные времена. Первая база – Галицкая и Киево-Черниговская земля, вторая – Новгородско-Петроградская земля, третья – Московская и четвертая – Средневолжская…

   С. 742. Только благодаря этим четырем базам, давшим возможность твердо укрепиться до самых берегов четырех морей, Европейская Россия и представляет ту культурно-экономическую массу, которая позволила ей стать в ряды великих держав мира. Есть ли географические основы для развития таких же баз в наших азиатских владениях? Несомненно, есть, но для того чтобы устроить и использовать эти базы, придется отрешиться от многих давно вкоренившихся в нас предрассудков и иметь мужество пожертвовать многим ради действительного осуществления идеи «от моря до моря». Для этого наши старые четыре базы должны отрешиться в значительной мере от своих монопольных привычек в торгово-промышленном отношении, основать на первое время местные промышленные филиалы в наших азиатских базах, дать им вовремя экономическую независимость, развить там действительно культурные центры. Где могут развиться такие колонизационные базы?… Это будут в русской Евразии – Урал и Алтай с горной частью Енисейской губ., в среднеазиатских владениях – горный Туркестан с Семиречьем и в Восточной Сибири – Кругобайкалье. Промежутки между ними, как, например: плоская равнина Западной Сибири, Киргизская степь, страна между Енисеем и Байкалом и др., могут быть заполнены. торгово-промышленными полосами.

   Вопросы: 1. Какие меры предлагает Семенов-Тян-Шанский для ликвидации неудобств положения континентальной системы России. 2. В чем, по мнению ученого, состоит значение «колонизационных баз» для будущего России?

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Борис Александрович Гиленсон.
История античной литературы. Книга 1. Древняя Греция

Надежда Ионина.
100 великих городов мира

Борис Александрович Гиленсон.
История античной литературы. Книга 2. Древний Рим

Генрих Шлиман.
Троя

Надежда Ионина.
100 великих замков
e-mail: historylib@yandex.ru