Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Теодор Кириллович Гладков.   Тайны спецслужб III Рейха. «Информация к размышлению»

Глава 3. Рейхсфюрер СС номер три

   Многие авторы, писавшие о Гиммлере, словно сговорившись, отмечали, что он и при первом взгляде, то есть внешне, и после нескольких минут разговора (разумеется, не на служебные темы) производил впечатление весьма посредственного, иначе говоря, не сделавшего большой карьеры школьного учителя. Не профессора университета – как известно, в Германии в каждом уважающем себя городе имеются рыцарский замок, кафедральный собор и университет – но именно преподавателя провинциальной гимназии.
   Возможно, появись Гиммлер на свет лет на двадцать раньше, он и в самом деле мог бы стать безвестным учителем из разряда зануд, либо агрономом или зоотехником, если учесть его гражданское образование.
   Но он стал тем, кем стал – рейхсфюрером СС, гроссмейстером «Черного ордена», самым высокопоставленным палачом в истории: причем лично не пролившим и капли человеческой крови. Последнее обстоятельство, однако, не помешало ему залить кровью всю Европу. Один из его малозначительных подчиненных, всего лишь оберштурмбанфюрер СС, тоже лично не убил ни одного еврея. Он был просто добросовестным и работоспособным чиновником на конечной стадии функционирования бюрократической машины гестапо, лично отвечавшим за четкое и бесперебойное уничтожение шести миллионов евреев Европы.
   Генрих Гиммлер родился в Мюнхене, столице Баварии, где на протяжении многих столетий трон занимала династия Вительсбахов, в октябре 1900 года, в типичной буржуазной католической семье. Отец Генриха был… да-да, именно учителем! Карьера Гебхарда Гиммлера складывалась более чем успешно – ее вершиной стало место воспитателя принца Генриха Баварского, в честь которого он и назвал одного из своих сыновей. Того самого… Основа – Ordnung, порядок. Дисциплина. Аккуратность. Почтительность по отношению к старшим. Бережливость. Абсолютное уважение чужой собственности. Присвоить незаработанный пфенниг – грех. Другое дело – ограбить завоеванную страну.
   Когда Гиммлер стал всесильным рейхсфюрером СС и шефом всей германской полиции, он оплачивал стоимость бензина, когда посылал свою служебную машину за родителями. Презирал Геринга за его общеизвестное стяжательство и пристрастие к роскоши, разумеется, внешне сохраняя почтительность к «Наци номер Два» и официальному преемнику Гитлера в случае скоропостижной смерти последнего.
   Еще в детстве у Гиммлера проявилась одна страсть – к десяти годам он знал военную историю Германии лучше любого преподавателя общего курса истории страны. Эту страсть он пронес через всю жизнь, она стала его манией и предметом острых внутренних переживаний. Дело в том, что все ближайшие соратники Гитлера, как и сам фюрер, были ветеранами Первой мировой войны. Коричневые рубашки штурмовиков, а затем и черные мундиры эсэсовцев высокого ранга украшали «железные кресты», почетные знаки ранений, иные награды. Гиммлер, правда, сумел вступить в армию, прошел курс обучения, но на фронт из-за окончания войны так и не попал. Более того, он не успел даже получить заветное офицерское звание. Посему комплекс неполноценности наложил определенный отпечаток на характер рейхсфюрера.
   Еще одно увлечение – немецкая мифология, обычаи и традиции Тевтонского ордена. Возможно, отсюда абсолютная убежденность в исключительности германской нации и арийского духа.
   Непреходящая озабоченность – физическое тщедушие. Гиммлер никогда не смог бы честно заработать им же утвержденный, как обязательный, спортивный эсэсовский знак, если бы был не рейхсфюрером, а рядовым эсэсовцем.
   С мыслями о военной карьере пришлось расстаться. Гиммлер поступает на сельскохозяйственный («возвращение» к земле, почве – один из существенных пунктов нацистской идеологии, причем он включал освоение, германизацию и… чужой земли, в первую очередь на Востоке!) факультет Высшей технической школы Мюнхенского университета и в августе 1922 года заканчивает его с дипломом агронома. Больше он нигде и никогда не учился.
   Зимой того же 1922 года Гиммлер в стрелковом клубе Мюнхена знакомится с ветераном войны, капитаном рейхсвера Эрнстом Ремом, подпадает под его влияние и вступает в возглавляемую Ремом организацию «Имперское военное знамя».
   В ноябре 1923 года эта организация объединилась со штурмовыми отрядами Гитлера (а затем и влилась в них) и приняла участие в «Пивном путче». К этому времени Гиммлер вступил в НСДАП и получил членский билет за № 42404. У него уже четко сформировались радикальные антисемитские взгляды и начался, к неудовольствию семьи, отход от традиционной в Баварии католической церкви и вообще от христианской религии.
   Постепенно Гиммлер начинает втягиваться в политическую жизнь. Он становится помощником бывшего лидера партии и СА Нижней Баварии Грегора Штрассера, тогда одного из самых популярных и влиятельных деятелей НСДАП в стране. Многие полагали, что Штрассер был единственным нацистом, способным конкурировать с Гитлером за лидерство в партии. Гиммлер стал одним из многих местных партийных пропагандистов. Он без устали разъезжал на мотоцикле по городкам и деревушкам своей территории, выступая в разных аудиториях иногда по два-три раза в день.
   По некоторым сведениям, рекомендовал Гиммлера Штрассеру Рем. Что ж, пройдет несколько лет, и Гиммлер обоим своим благодетелям отдаст сыновний долг: в «Ночь длинных ножей» он будет лично причастен к кровавой расправе эсэсовцев и над Ремом, и над Штрассером.
   Когда Штрассера избрали в рейхстаг и назначили гаулейтером Нижней Баварии, Гиммлер, к тому времени превратившийся из рядового пропагандиста в его помощника, стал заместителем гаулейтера! Теперь у него завязались контакты со многими видными нацистами, в недалеком будущем руководителями Третьего рейха.
   В 1928 году Гиммлер женился на разведенной медсестре, онемеченной польке Марге Концежевой. Марга была на восемь лет старше нового мужа и владела в Берлине крохотной лечебницей. Дабы содержать себя и будущих детей (на деле у них родилась только одна дочь Гудрун), супруги купили в нескольких километрах от Мюнхена, в местечке Вальтрудеринг, небольшую куриную ферму.
   Как заместитель гаулейтера, Гиммлер, в частности, курировал местное подразделение, тогда еще весьма немногочисленное, СС и сам вступил в него. Его собственный билет члена СС имел номер 168.
   Когда осенью 1927 года Хайден сменил Берхтольда на посту рейхсфюрера СС, Гиммлер стал его заместителем. Пунктуальность, характерное обостренное внимание к мелочам и деталям впервые зримо проявились у него именно на этом посту. Возможно, потому, что фаненюнкер в отставке Гиммлер впервые почувствовал себя если не настоящим офицером, то, во всяком случае, командиром, обладающим реальной властью над почти двумя сотнями подчиненных, можно сказать, ротой.
   Первоочередной задачей рейхсфюрера стала униформа эсэсовцев. Немногочисленные подразделения СС все еще входили, как известно, в СА, и внешне эсэсовцы ничем от штурмовиков не отличались. Гиммлер лишь «чуть-чуть» видоизменил их форму, но все же настолько, что впредь эсэсовцев со штурмовиками не путали. Эсэсовцы носили все ту же «африканскую» коричневую рубашку, но с черным галстуком, черные бриджи, заправленные в высокие черные сапоги, на левом рукаве красную повязку с белым кругом и черной правосторонней свастикой в центре, но, в отличие от СА, у повязки появились по краям черные полоски. Характерное кепи штурмовиков сменила так называемая «австрийская» фуражка с серебристой кокардой в виде «Мертвой головы» (такую кокарду еще в 1923 году носили телохранители Гитлера).
   Череп и кости на конусообразных шапках с длинным шлыком носили в качестве эмблемы так называемые «черные гусары» полка фон Рауша, сформированного в Пруссии еще в 1741 году. В сражении под Ватерлоо «Мертвая голова» украшала (если уместно применение этого слова) киверы прусских гусар под командованием знаменитого генерал-фельдмаршала фон Блюхера. Эта эмблема впоследствии часто копировалась войсковыми подразделениями, желавшими заявить о своей беспримерной храбрости и готовности к самопожертвованию. Историки военного костюма утверждают, что создатели эсэсовской униформы знали, что некоторые белогвардейские полки в годы Гражданской войны в России носили черные мундиры и эмблему «Мертвой головы».
   Знаки различия в петлицах оставались такими же, как у СА. Примечательно, что поначалу петлицы рейхсфюрера СС украшали всего лишь скромные две веточки оберфюрера, и это тогда, когда многие высшие руководители СА имели звания группенфюрера и обергруппенфюрера. Гиммлер получил звание обергруппенфюрера лишь несколько лет спустя и носил соответствующие знаки различия до середины 1934 года.
   Позднее была придумана знаменитая, обыгранная в сотнях кинофильмов «черная» униформа СС со знаками различия до звания штандартенфюрера только в левой петлице (в правой были номера региона и подразделения) и только одним – правым погоном, указывающим не на конкретное звание, а лишь на ранг: рядовой, младший, средний, старший и высший командный состав. Офицерские погоны и все знаки различия в петлицах, а такие кокарды изготавливались из тускло-белой алюминиевой нити, на черном фоне одежды и фуражки они производили какое-то мертвенное впечатление.
   С появлением войск СС для них была установлена полевая униформа серо-стального цвета, уже с погонами общеармейского образца на обоих плечах, однако на петлицах сохранились и эсэсовские знаки различия. Было еще одно отличие от армейских регалий. В армии, люфтваффе и криг-смарине так называемая «Национальная эмблема» – орел с головой, повернутой на восток, сжимающий в когтях венок со свастикой, нашивался на френче или мундире над правым карманом. Причем верхние перья на крыльях птицы были длиннее средних и нижних. Эсэсовцы носили «Национальную эмблему» на левом рукаве, несколько ниже плеча, однако самыми длинными перьями на крыльях были не верхние, а средние. Существует версия, по которой будто бы в феврале 1936 года лично Гитлер набросал эскиз национальной эмблемы для СС, которую потом довел до готовности его адъютант Фриц Видеман.
   В эсэсовской геральдике получили широкое распространение и приобрели особое мистическое значение древние рунические письмена, вернее, лишь некоторые руны. Самой распространенной стала подобная молнии руна , означающая «Sieg» – «Победа». В 1933 году штурмгауптфюрер[17] Вальтер Хек объединил две руны «зиг», по некоторому сходству с буквой «S» получилось теперь всем известное обозначение СС – «». Руководству СС это понравилось, и оно официально выкупило у Хека авторские права на это обозначение за чисто символическую сумму 2 марки 50 пфеннигов.
   С тех пор эмблема  стала украшать правые петлицы некоторых соединений войск СС, каски, нарукавные шевроны, вымпелы и т. п.
   Когда 1 сентября 1939 года Гитлер развязал Вторую мировую войну, он демонстративно облачился в военную униформу без знаков различия и офицерскую фуражку. Он публично поклялся, что снимет ее и снова переоденется в гражданский костюм только после окончательной победы. Как верховный главнокомандующий всеми вооруженными силами Германии, он носил «Национальную эмблему» общеармейского образца, но – отдавая должное СС – на левом рукаве. (В ряде случаев Гитлер во время войны надевал горчичного цвета пиджак партийной униформы с красной нацистской повязкой на левом рукаве.) На френче или партийном пиджаке Гитлер носил только «Золотой» значок НСДАП, «Железный крест» первого класса, полученный им в Первую мировую войну, и знак тяжелого ранения.
   Довольно долго никто в окружении Гитлера назначению Гиммлера в январе 1929 года рейхсфюрером СС особого значения не придал. В их глазах это была должность всего лишь начальника личной охраны фюрера – должность ответственная, почетная, однако к большой политике никакого отношения не имеющая. Применительно к бесцветным личностям Берхтольда и Хайдена так оно и было на самом деле.
   Но застенчивый «Честный Хайни», как тогда называли Гиммлера в партийной среде, прекрасно понял значение своего поста и раскрывающиеся перед ним возможности.
   Гиммлер чутко угадал невысказанное намерение Гитлера – СС должны стать противовесом штурмовым отрядам, а в будущем, после прихода НСДАП к власти, становым хребтом всего Третьего рейха.
   Самый серьезный биограф Гиммлера Питер Пэдфилд на основании изучения сотен фотографий рейхсфюрера и воспоминаний современников составил выразительное описание его весьма заурядной внешности в молодости.
   «У него покатые плечи, короткие руки, широкие бедра, узкое бледное лицо, на котором доминируют большие круглые очки, придающие ему чопорный вид мелкого клерка[18].
   Аккуратные усики, плотно сжатые губы и слабый подбородок лишь усиливают это впечатление. Волосы Генриха, которые он сбривал на затылке и на висках, настолько темные, что его чисто выбритый подбородок иногда характеризовали как «синеватый». Брови у него четко очерчены. За толстыми линзами очков мерцают близорукие, отливающие холодной голубизной глаза. Он более похож здесь на надменного школьника… нежели на военного мечтателя, который предстает перед нами в его дневниках. Его фигура кажется худенькой и неуместной на фоне здоровенных штурмовиков и партийных выпивох из баварских пивных. И все же в нем есть некое упорство и та глубинная неудовлетворенная целеустремленность, которую невозможно увидеть на фотографиях и которая не имела ничего общего с его верой или, говоря словами Сиддхартхи, сказанными им о Будде: «Его дела и жизнь более важны, чем его мнение». Ведь сам Гитлер обнаружил в нем эту способность абсолютной веры и слепой верности, которая идет рука об руку с внутренней потребностью в деле, которому можно отдаваться без остатка, и в звезде, которой можно следовать».
   Вскоре после своего назначения Гиммлер сказал Отто Штрассеру, младшему брату Грегора, также видному нацисту, впоследствии порвавшему с Гитлером и эмигрировавшему: «СС станет Орденом, скрепляемым клятвой верности фюреру. Для него я могу сделать все, что угодно. Если бы Гитлер вдруг приказал мне расстрелять мать, я бы исполнил это и гордился его доверием».
   В первый же год Гиммлер довел численность СС до тысячи человек и не собирался на этом останавливаться. Формально он имел право иметь в рядах охранных отрядов лишь 10 процентов от численности СА, которых тогда было 60 тысяч. Гитлер во всем поддерживал рейхсфюрера и в 1930 году фактически предоставил СС полную самостоятельность. К концу этого года численность СС утроилась, и никто из руководителей С А отныне не имел права отдавать какие-либо приказания охранным отрядам.
   В декабре 1931 года в СС было уже почти 15 тысяч бойцов, в июне 1932 года – уже 30 тысяч!
   Организационно СС были весьма схожи с СА, в них также имелись отделения, взводы, роты, батальоны. С возрастанием численности личного состава появились и штандарты. Основной территориальной и военной единицей СС стал Abschnitt (раздел, период, участок), в него входило несколько штандартов, образующих Brigade (бригада). Несколько абшнитов образовывали оберабшнит, совпадающий территориально с военным округом вооруженных сил. Здесь уже имело место соединение, равное по численности примерно дивизии, возглавлял его группенфюрер.
   Вступить в СС, в отличие от СА, было непросто. Процедура растягивалась во времени, и на каждом этапе кандидат подвергался тщательному изучению и проверке.
   Принимали в СС молодых людей, отвечающих высоким физическим кондициям, не судимых, не имеющих вредных привычек, безусловно преданных фюреру Адольфу Гитлеру и отвечающих жестким стандартам расовой чистоты[19]. Кандидат в СС должен был документально подтвердить незамутненность своей арийской крови до 1800 года, претендующий на офицерское звание – до 1750 года. Такие же высокие требования предъявлялись и к невестам эсэсовцев. В возрасте от 25 до 30 лет эсэсовец должен был обзавестись семьей. (Так что безмятежная холостяцкая жизнь киноштандартфюрера Штирлица была немыслима изначально. Его следовало хотя бы сделать вдовцом…)
   9 ноября, в годовщину «Пивного путча», кандидат в СС получал свою первую униформу, но без погона и петлиц.
   30 января, в годовщину прихода Гитлера к власти, кандидат получал временное удостоверение эсэсовца.
   Наконец, 20 апреля, в день рождения Гитлера, кандидат при таинственном свете горящих факелов ровно в полночь приносил присягу на верность фюреру Адольфу Гитлеру. Только после этой клятвы новобранец получал погон, петлицы и постоянное удостоверение члена СС, подписанное лично рейхсфюрером Гиммлером. Несколько позже в униформу был включен кинжал старогерманской модели с рунами на рукоятке и с девизом «Meine Ehre heibt Treue» – «Моя честь – моя верность», выгравированном на широком обоюдоостром клинке.
   Офицеры после трех лет службы на командных должностях получали почетные серебряные перстни с изображением «Мертвой головы». Как предмет парадной экипировки была введена шпага, также с эсэсовскими рунами на эфесе и темляке.
   В структуре СС наметились со временем несколько ветвей.
   Основой были так называемые «Allgemeine SS» – «Общие СС», они формировались либо на временной (неполный рабочий день и неполная рабочая неделя), либо на постоянной основе. «Общие CС» при Гиммлере стали основной политической силой партии, призванной уравновешивать роль и влияние не всегда предсказуемых штурмовых отрядов.
   Уже после прихода к власти Гитлер осознал необходимость иметь под рукой более профессионально подготовленные подразделения, нежели «Общие CG», по примеру ранее сформированной под командованием «Зеппа» Дитриха команды «Штабвахе-Мюнхен». На местах на базе «Общих CС» стали набираться и готовиться небольшие подразделения для обеспечения внутренней безопасности и исполнения некоторых полицейских функций. Поначалу их называли «SS-Sonderkommandos» – «Команды специального назначения СС», позднее – «Kasernierte Hundertschaften» – «Казарменные центурионы», поскольку в каждом таком отряде было ровно 100 человек. Когда эти подразделения были полностью укомплектованы и обучены, их назвали «Politische Bereitschaffen» – «Отряды политической готовности». Численность этих подразделений доходила уже до батальона. В конце концов они были преобразованы в «Verfbgungstruppe-VT» – «Отряды СС особого назначения», на базе которых в 1939 году началось формирование «Waffen-SS» – «Войск CG».
   Однако формирование самого первого подразделения, которое вполне можно отнести к войскам СС, произошло 17 марта 1933 года. Тогда несколько мелких групп в окрестностях Берлина были объединены в «Штабвахе СС – Берлин» численностью 120 человек. Вскоре оно выросло до трех штурмов (рот) и переименовано в «СС-зондеркоманду Цоссен». В июне были сформированы еще три роты, образовавшие «СС-зондеркоманду Ютербог». Во время партийного съезда в Нюрнберге в сентябре эти два подразделения были слиты – так из отборных эсэсовцев, чей рост составлял не менее 180 сантиметров, образовался «Лейбштандарт «Адольф Гитлер» (LAH). 5 мая 1934 года все военнослужащие LAH получили право ношения на левом рукаве манжетной ленты с надписью «Adolf Hitler» и в правой петлице (до звания штандартенфюрера) руны «» Командиром лейбштандарта был назначен «Зепп» Дитрих.
   …Охранные отряды набирали силу день ото дня. И наступил момент, когда Гитлер счел необходимым, вернее, решил, что наступила пора создать собственную партийную разведку и контрразведку. Для легальной, парламентской партии решение беспрецедентное. И сформировать ее поручил рейхсфюреру СС на основе и в рамках СС.
   И Гиммлер в поразительно короткий срок создал собственную политическую спецслужбу и полицию, причем в отношении сбора информации гораздо более эффективную, нежели существующие в государственной криминальной полиции малочисленные отделы полиции политической.
   Если решение этой задачи Гитлер поручил Гиммлеру, то рейхсфюрер для ее практического воплощения также нашел самого, как оказалось, подходящего человека.
   Его звали Рейнхард Тристан Ойген Гейдрих.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Михаил Курушин.
100 великих военных тайн

Николай Скрицкий.
Флагманы Победы. Командующие флотами и флотилиями в годы Великой Отечественной войны 1941–1945

Дэвид Бакстон.
Абиссинцы. Потомки царя Соломона

Галина Ершова.
Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Мезоамерика

Игорь Мусский.
100 великих дипломатов
e-mail: historylib@yandex.ru
X