Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Сюмпэй Окамото.   Японская олигархия в Русско-японской войне

Шесть профессоров

   Во время боксерского восстания группа университетских профессоров также делала активные попытки создать единое общественное мнение против российской оккупации Маньчжурии. В эту группу входило шесть профессоров юриспруденции: Томизу Кандзин, Тэрао Тору, Канаи Нобуру, Мацузаки Куранозукэ и Томии Сэйсо из Императорского университета в Токио, а также Накамуро Синго из Гакусуина (колледж пэров). 9 сентября 1900 года шесть профессоров были приглашены князем Коноэ, на тот момент бывшим президентом Гакусуина, чтобы обсудить деятельность России в Маньчжурии. На встрече они договорились представить свой план международной политики премьер-министру Ямагате Аритомо. Это было довольно типичное объединение университетских профессоров, по словам Томизу – собрание самоуверенных людей (котенгу но кайго). Осознавая свою неспособность выразить позицию, с которой согласился бы каждый участник, профессора согласились с решением князя Коноэ и попросили Кугу Минору подготовить для них проект документа. Куга, который писал под псевдонимом Кацунан, был директором и главным редактором националистической газеты «Нихон», а также консультантом Кокумин Домэйкай.

   Переработав проект Куги, 28 сентября шестерка профессоров пригласила премьер-министра Ямагату и представила ему свой план внешней политики. Ямагата принял профессоров «неожиданно сердечно» и пообещал, что, поскольку надвигалась смена кабинета, он передаст их проект своему преемнику. В плане говорилось между прочим:

   «В ходе происходившего в Китае наша империя истратила огромное количество войск и достигла заметных успехов в спасении дипломатических миссий и пекинской резиденции от угрозы восставших боксеров. Наше государство стремится поддерживать status quo в Восточной Азии и разделить со всеми народами благо вечного мира в стране. Державы оценят наше стремление и наши заслуги на этом пути, они прислушаются к нашим требованиям, необходимым для урегулирования ситуации. Мы не должны упускать эту возможность. Сегодня наша империя должна сделать первый шаг великого рывка вперед.

   Традиционно наше отношение к другим державам отличалось чрезмерной скромностью. Скромность – это не обязательно недостаток. Однако державы, кажется, считали нашу скромность не добродетелью, а трусостью. В данном вопросе же державы, заботясь каждая о своих интересах, не могут прийти к соглашению. Наша политика не может удовлетворить всех. Люди, ответственные за нашу внешнюю политику, не должны забывать об этом...»

   Проект призывал правительство не только принять меры по сдерживанию активности русских в Маньчжурии, но также и расширить влияние Японии в Китае.

   25 ноября 1900 года профессора обратились к Като Такааки, министру иностранных дел в четвертом кабинете Ито. Они считали его талантливым министром, но кабинет в целом вызывал у них мало надежды. Общественность не знала об этих визитах министров и их проекте, так как между профессорами Ямагатой и Като было соглашение, что встречи будут держаться в тайне от народа.

   Чтобы пробудить общественное мнение, шестерка профессоров все же подготовила брошюры, в которых излагала свои личные взгляды на маньчжурский вопрос. В октябре 1900 года, когда международное урегулирование боксерского восстания обсуждалось в Пекине, профессора сами распространяли брошюры, не получив от министерства внутренних дел разрешения на публикацию. Их точка зрения была изложена спокойно, это было скорее научное размышление, чем призыв. В то же время их доводы различались и зачастую противоречили друг другу. По некоторым позициям они приходили к согласию: в восточной экспансии России они отказывались видеть временное явление; у нее была длинная предыстория, и ей не было видно конца. Интересы России в Маньчжурии сталкивались с интересами Японии. Поэтому русско-японское соглашение было невозможно, а их война – неизбежна. Япония была заинтересована в союзе с Соединенными Штатами и Англией. Японская экономика выдержала бы войну не более года. Японии следовало воспользоваться имевшейся возможностью продвинуться в Маньчжурию, которая была необходима для дальнейшего развития Японии. Решить маньчжурский вопрос значило решить корейскую проблему, а не наоборот.

   Газеты передавали точку зрения профессоров по всей Японии, но сложно измерить ее влияние на общество. Уже то, что такие значительные личности приняли участие в политической деятельности, должно было произвести сильное впечатление. Поэтому профессора продолжали свою пропаганду в газетных и журнальных статьях и произносимых речах.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е. Авадяева, Л. Зданович.
100 великих казней

Лев Гумилёв.
Конец и вновь начало. Популярные лекции по народоведению

Александр Север.
«Моссад» и другие спецслужбы Израиля

Анна Ермановская.
50 знаменитых загадок древнего мира

Чарлз Патрик Фицджералд.
История Китая
e-mail: historylib@yandex.ru
X