Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. Р. Н. Мордвинова.   Русское военно-морское искусство. Сборник статей

С. П. Моисеев. Развитие морской артиллерии

В древности самым страшным и наиболее действенным средством в морских сражениях был так называемый «греческий огонь», изобретенный в середине VII века греком Калинником. Это был горящий на воде зажигательный состав, который, через длинную металлическую трубу, выбрасывался в бочонках в середину неприятельского флота и зажигал суда. В 673 г. во время осади Константинополя при помощи греческого огня был уничтожен арабский флот.

В тактических наставлениях X века писали: «Следуя обыкновению, должно всегда иметь на носу корабля трубу, выложенную медью, для бросания этого огня в неприятеля».

В последний раз «греческий огонь» был использован вместе с пушками в 1453 г. при осаде турками Константинополя.

Таким образом, начало применения в морской войне артиллерии как средства поражать противника на расстоянии можно отнести к моменту изобретения «греческого огня».

Появление артиллерии в России относится к 1382 г. В этом же XIV столетии пушки распространились по всем главнейшим странам Европы и использовались не только при осаде и обороне городов, но и в открытом поле и на военных кораблях.

«Распространение огнестрельного оружия повлияло революционизирующим образом не только на самое ведение войны, но и на политические отношения господства и угнетения. Чтобы добыть порох и огнестрельное оружие, нужны были промышленность и деньги, а тем и другим владели горожане. Огнестрельное оружие было поэтому с самого начала оружием городов и возвышающейся монархии, которая в своей борьбе против феодального дворянства опиралась на города»1.

Первые морские орудия закреплялись в выдолбленной колоде и стреляли лишь под определенным углом возвышения. Стрельба из этих пушек была мало действенной, качество орудий — неудовлетворительным, и их вводили на вооружение судов медленно и неохотно. Поэтому о пушках совершенно не упоминается ни в одном описании морских сражении, вплоть до 1420 г.

Морской флот XIV века состоял из гребных галер и парусных нефов. Галеры имели в носу свободное пространство для тяжелых бомбард, которые устанавливались неподвижно. Бомбарды стреляли большими каменными, иногда окованными железом ядрами. Только с 1493 г. начали употреблять чугунные ядра.

В 1540 г. была введена классификация орудий по весу их сферических чугунных ядер, выраженному в фунтах.

Развитие артиллерии шло одновременно с промышленным развитием. Ф. Энгельс писал: «Но введение пороха и огнестрельного оружия не было во всяком случае актом насилия, а представляло собой промышленный, стало быть, хозяйственный, прогресс. Промышленность остается промышленностью, будет ли она направлена на производство предметов или на их разрушение»2.

Техника артиллерийского дела была еще весьма примитивна. Нередко из-за непрочности стенок орудия разрывались. Пушки могли делать только один выстрел, так как заряжать их было трудно: считалось подвигом, если одну и ту же пушку удавалось заряжать 2—3 раза.

Бочки с порохом ставили около пушек и при помощи совков (шуфлов) черпали оттуда порох. После выстрелов из пушек корабли шли на абордаж.

Меткость артиллерии долгое время была очень низкой. Так, во время похода французов в Италию в конце XV века в результате нескольких часов артиллерийского обстрела у венецианцев была убита только одна лошадь. Не было и правил прицеливания. Знали только, что для прямого прицельного выстрела надо наводить орудие прямо на предмет, а для выстрела на большую дистанцию — целить повыше... Этим исчерпывались все «правила артиллерийской стрельбы».

Однако в XVI веке исход морских сражений стал все более зависеть от маневрирования и стрельбы па дальнее (по тому времени) расстояние.

С XVII века калибр артиллерии начинает увеличиваться; на судах устанавливаются пушки на поворотных станках; орудия размещают вдоль бортов.

В 1634 г. судовая артиллерия состояла из трех видов орудий: пушек (большей частью 33-фунтового калибра), предназначенных для боя на коротких дистанциях; кулеврии (калибром в 1—16 фунтов) — для боя на больших расстояниях, и камнеметов, стрелявших на близких дистанциях бомбами, ядрами, камнями и кусками железа.

В ХVII веке в России, раньше других стран, был изобретен и применен новый способ заряжания орудий с казенной части.

При Петре 1 основными видами судов Балтийского флота были двух- и трехпалубные корабли, имевшие 40—100 орудий; фрегаты с 30 орудиями; шнявы с вооружением до 18 орудий; пинки, гекботы и гукоры, отличавшиеся от фрегатов меньшими размерами и меньшим числом орудий, и бомбардирские корабли, которые имели около 30 орудий большого калибра, в том числе и мортиры. Артиллерия на этих судах состояла первоначально из чугунных и медных пушек, не превышавших по своим размерам 24-фунтового калибра.

Но частые войны XVIII столетия способствовали быстрому развитию морской артиллерии. Появились снаряды, начиненные зажигательным составом, — брандскугели. В 1767 г. в русском флоте уже вводятся пушки 36-фунтового калибра, а также двухпудовые, пудовые и полупудовые. «Единороги» (Шувалова, Мартынова) предназначались для стрельбы снарядами всех родов: картечью ядрами, разрывными гранатами, зажигательными снарядами. В боевых действиях «единороги» показали замечательные свойства и не выходили из употребления почти в течение 100 лет, т. е. до введения нарезной артиллерии. Через 20 лет, помимо крупных пушек для ближнего боя, на верхних палубах кораблей стали устанавливать и легкие пушки — каронады.

До середины XIX века усовершенствования в артиллерийском деле не внесли серьезных изменений в тактику морских сражений. Массивные ядра, выбрасываемые гладкоствольными пушками, летели лишь на небольшое расстояние, часто не достигая цели. Пробоины, причиненные такими ядрами, быстро заделывались куском дерева и парусиной. Значительно большую опасность представляли каленые ядра (брандскугели), которые при попадании в судовую оснастку вызывали пожар. Но и в этом случае можно было потушить пожар при самом его возникновении.

С начала тридцатых годов XIX столетия линейные корабли всех флотов стали вооружаться бомбовыми орудиями. Эти орудия устанавливались также и па пароходо-фрегатах. Бомбовые орудия представляли собой дальнейшую ступень развития русских «единорогов».

В России употреблялись бомбы, снабженные неударными металлическими трубками, наполненными составом, который при сгорании взрывал бомбу. Такими снарядами были взорваны турецкие корабли в Синопском сражении, в котором впервые нашли применение бомбовые пушки. Русские с успехом использовали новое оружие. Один из иностранных морских специалистов писал:

«Синопское сражение показало, что русские имеют много причин быть довольными разрушительным действием неударных бомб, и мы можем быть уверены, что они не перестанут употреблять их во всех морских сражениях кораблей с кораблями, равно как и в крепостях и на береговых укреплениях для действия против флотов...»

В Крымскую войну 1853—1856 гг. впервые были применены броненосные суда. И с этого момента началось «состязание» между броней и артиллерией, продолжающееся и поныне.

В военно-морском искусстве появился новый важный фактор — бронирование кораблей. Однако в борьбе с бронею артиллерия всегда одерживала верх.

Крупнейшим событием в истории развития морской артиллерии явилось появление в середине XIX века нарезных орудий. Успеху нарезной артиллерии способствовало быстрое развитие сталелитейного дела. Первыми нарезными орудиями русского флота были стальные пушки, заряжавшиеся с казенной части. Одновременно были введены и нарезные мортиры. Но с палубы корабля нельзя было добиться достаточной меткости при стрельбе из мортир, кроме того, их выстрелы разрушительно действовали на корпуса кораблей. От установки мортир на кораблях пришлось отказаться.

Первые нарезные стальные орудия русской морской артиллерии образца 1867 г. стреляли снарядами со свинцовой оболочкой.

В 1880 г. появились бронебойные снаряды из закаленного чугуна, в дальнейшем они постепенно были заменены стальными. В это же время стали делать орудия с нарезами прогрессивной крутизны, что еще больше улучшило баллистические качества снарядов.

Большая заслуга в развитии русской морской артиллерии принадлежит знаменитому адмиралу С О. Макарову. Он внес много ценных усовершенствований в ее организацию, технику и боевое использование. Изобретенные им наконечники для бронебойных снарядов были приняты не только в России, но и за границей.

Макаров обратил внимание на то, что каждый завод, выпуская снаряды, придает свою форму их «головной части» и другим деталям. Это вызывало непомерно большое разнообразие в снаряжении и сложность таблиц стрельбы. По настоянию Макарова был принят единый чертеж снаряда и введено геометрическое подобие снарядов всех типов.

От его внимания не ускользнуло и многообразие типов орудий. Он предложил свести число их к минимуму, преследуя главным образом ту цель, чтобы корабли могли пользоваться и снарядами крепостной артиллерии. В случае порчи судовой пушки можно было поставить на тот же станок другую пушку, взятую из крепости, и наоборот.

В этот же период появляются и фугасные снаряды.

Интересно привести некоторые данные об орудиях конца XIX веке. В 1885 Г. дальнобойность 12" орудия при угле падения снаряда в 20 градусов не превышала 45 каб., а в 1895 г. выросла до 70 каб. Скорость стрельбы от одного выстрела в 10 мин. (в 1885 г.) поднялась до одного выстрела в 4 мин. (1895 г.). В конце столетия особенное значение придавали 6" пушкам. Они в большом количестве устанавливались на броненосцах и других крупных кораблях военных флотов.

Русско-японская война, явившаяся серьезной проверкой почти всех видов военно-морского оружия в различной боевой обстановке, подтвердила решающую роль артиллерии в морском бою.

Средняя дистанция боя, на которой происходили морские сражения, колебалась от 35 до 60 каб.

Цусимский бой еще более поднял значение артиллерийского огня и искусства стрельбы.

Учитывая уроки русско-японской войны, русский флот постепенно улучшал качество артиллерийской подготовки.

Произведенные в 1911 — 1913 гг. стрельбы линейных кораблем Балтийского флота дали такие результаты.

Средняя скорость стрельбы линейного корабля «Андрей Первозванный» составляла:


Средний процент попадания в боевой обстановке, как показал опыт русско-японской войны, был 2—3.

Во время первой мировой войны блестящая артиллерийская подготовка русского флота не раз отмечалась противниками. Характерно, что британский флот многое позаимствовал из опыта организации артиллерийских стрельб у русского флота. Это показывает, что русские моряки вполне освоили материальную часть, которая была на вооружении военных кораблей в ту пору.



1 Ф. Энгельс. «Анти-Дюринг». Госполитиздат. 1950, стр. 156.
2 Там же, стр. 156.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Непомнящий.
100 великих загадок Индии

Андрей Низовский.
100 великих археологических открытий

Ричард С. Данн.
Эпоха религиозных войн. 1559—1689

Анна Сардарян.
100 великих историй любви

Джеффри Бибб.
Две тысячи лет до нашей эры. Эпоха Троянской войны и Исхода, Хаммурапи и Авраама, Тутанхамона и Рамзеса
e-mail: historylib@yandex.ru