Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

С.Ю. Сапрыкин.   Религия и культы Понта эллинистического и римского времени

§3. Афродита и Эрот

В Пафлагонии и Понте культ богини любви и красоты Афродиты известен в основном в греческих городах по нумизматическим и археологическим источникам, а в надписях упоминается редко. Самым ранним свидетельством являются монеты Амастрии, чеканенные в правление царицы Амастрис в 300-285 гг. до н. э. и еще в течение нескольких лет после ее смерти (рис. 58). Они имеют следующие типы: голова Митры (или цариЦЫ Амастрис, основательницы города) в остроконечной персидской шапке — сидящая на троне с изображением Гермеса богиня в калафе, хитоне и пеплосе, которая держит маленькую фигурку Эрота (на некоторых экземплярах Нику — богиню победы), протягивающего к ее лицу руки с головой Гелиоса (иногда с лавровым венком — экземпляры с Никой всегда показывают увенчание Афродиты), рядом скипетр, бутон или цветок лотоса (WBR I2, 1, nо. 1-9, pl. XVIII, 1-6; SNG Aulock, 152; SNG IX: The British Museum, 1297-1305). Существует предположение, что сидящая на троне богиня олицетворяет город Амастрию или изображает богиню Афродиту (Анахиту, Анаит). Поскольку на монетах проявляется связь сидящей фигуры с Эротом, то вполне оправданно усматривать в ней греческую Афродиту, тогда как головы Гелиоса-Митры и царицы Амастрис в образе Митры (?) на аверсе увязывают портрет с иранским аналогом Афродиты — богиней Анахитой (в Понте — Анаит), женским паредром персидского Митры (греческого Гелиоса). Скипетр указывает на властные функции богини как Владычицы. Поэтому, если принять во внимание, что Амастрис была племянницей царя Дария III и принадлежала к династии Ахеменидов, то ее персонификация в образе греко-иранской богини Афродиты-Анаит, божественной властительницы и покровительницы — защитницы греческого полиса, вполне оправдана. В таком случае в Амастрии, названной в честь основательницы, уже в самом начале III в. до н. э. мог быть введен культ обожествленной правительницы или священного ктиста города1, что подтверждает сцена увенчания сидящей богини венком из рук богини Победы, а сам этот культ возник на основе почитания греческой Афродиты. Основательница города отождествляла эту богиню с образом божественной властительницы, на что указывает скипетр у трона, а Гелиоса — солнечного бога, главного в любом царском культе, ассоциировала с Митрой, одним из покровителей Ахеменидов. Эллинское население полиса почитало Афродиту, а царица и ее иранское окружение — Анаит и Митру, взаимный синкретизм которых позволял обожествлять саму Амастрис — персидскую принцессу, жену гераклейского тирана Дионисия, мать его сыновей, а впоследствии супругу македонского полководца Лисимаха.

После перехода Амастрии под власть Митридатидов в первой половине III в. до н. э. изображение сидящей богини исчезает с ее монет. Понтийские цари могли исключить Афродиту Владычицу (или обожествленную Амастрис) из официального пантеона богов Понта из нежелания лишний раз напоминать о некогда независимом статусе города. К тому же Митра, один из элементов божественного образа царицы Амастрис, не был особенно популярен среди населения и сторонников понтийских Митридатидов, как и у самих представителей этой династии. Поэтому при Митридате VI Митру-Гелиоса и Афродиту-Анаит на монетах Амастрии сменило изображение богини Афины (см. ниже §4) и других богов официального пантеона понтийского царя.

При Антонине Пии, Марке Аврелии, Луции Вере, Каракалле на монеты Амастрии помещали изображение стоящей Афродиты в стефане со скипетром и яблоком (WBR I2, 1, nо. 71, 111, 160, pl. XIX, 21; XX, 20; SNG Aulock, 168, taf. 6, 168). Ее по-прежнему воспринимали как защитницу и покровительницу полиса и граждан и в то же время как персонификацию женской половины правящей императорской династии в образе богини любви и красоты.

В Амасии, на берегу реки Ирис, была роща, посвященная Эроту (SP III, 1. Р. 110), а в одной из надгробных надписей римской эпохи, найденной на хоре города, вычитывается имя богини2. На некоторых ювелирных украшениях и предметах торевтики из Амасии встречается изображение Афродиты как богини красоты и любви. Среди этих вещей выделяются серьги и ожерелье в виде раковины, так как они связаны с образом Афродиты Морской3. На монетах города римского времени можно увидеть фигуру обнаженной Афродиты Медичи вместе с Аресом, который облачен в доспехи и шлем, со щитом и копьем (WBR I2, 1, nо. 18, 18а, 25, 26, pl. IV, 20). В этой паре божеств нет никакой ассоциации с местными анатолийскими богами, поскольку этот широкоизвестный сюжет греческой вазовой живописи встречается на рельефной керамике, различных монументальных рельефах и в круглой скульптуре с середины VII в. до н. э. Но особенно популярным он стал в III в. до н. э. и на рубеже нашей эры (LIMC II, 1. Р. 482, 483; II, 2. P. 408ff.; о монетах Амасии см. LIMC II, 1, nо. 49), когда Афродита часто изображалась рядом с богом войны, поскольку, согласно мифам, в Афинах и Фивах Ареса почитали как мужа Афродиты4.

Эллинское население почитало Афродиту как городскую богиню. Среди терракотовых изображений, изготовленных в Амисе, выделяется фигура полусидящей-полувозлежащей и ι скале обнаженной Афродиты (хранится в Лувре). Облокотившись левой рукой на выступ скалы, в правой руке, положенной на бедро, она держит цветок или ветку (Л. Шумерер полагает, что этой рукой богиня тянет на себя одежду, которая лежит на скале), у основания скалы показано углубление, где могла стоять небольшая герма Приапа или сосуд с водой (рис. 65). Это образ богини плодородия, которая одновременно имела связь с обожествлением воды и источников5. Последнее было особенно актуально для Понта, где почитали нимф — покровителей лечебных источников (см. выше, гл. 2, §2)6. К изображениям муз, нимф, иеродул, Персефоны или Афродиты относят широко известный тип обнаженных женских фигур с подогнутыми коленями и с округлым предметом в левой руке (мяч, яблоко?). Иногда их интерпретируют как героизированных умерших женщин, но в любом случае они имеют отношение к обрядам хтонических и катахтонических божеств в культах Деметры, Персефоны, Артемиды, Кибелы и др. Возможно, они связаны с культом Афродиты, но в ипостаси покровительницы плодородия. Их находят в могилах и святилищах7, но иногда они воспринимались как жанровые фигурки.

Рис. 65. Афродита на скале. Терракота из Амиса
Рис. 65. Афродита на скале. Терракота из Амиса

Амисские коропласты изготавливали также статуэтки в виде полуобнаженной богини в высоком тюрбане, поставившей правую ногу на скалу. Их интерпретируют как изображения муз или нимф, но чаще как Афродиту. Известны стоящие фигуры женщин с пальмовой ветвью у груди, задрапированных женщин на высоком пьедестале, опирающихся на столб или колонну-пилястру, обнаженных и полуобнаженных богинь с отчетливыми признаками пола. Имеются также терракоты, которые передают образ Афродиты Книдской, особенно популярный в скульптуре эллинистической и римской эпох. Считается, что это Афродита Genetrix либо Афродита Купающаяся, образ которой часто воплощался в монументальной скульптуре, а терракоты являлись репликами статуй8.

Близкий образ греческой Афродиты встречается на монетах Амиса и пафлагонского города Гангра — это так называемая «купающаяся» Афро. дита, запечатленная на монетах Сабины (WBR I2, 1, no. 106, pl. IX, 23; ср. no. 12% — 221/222 г. н. э., Амис), Септимия Севера, Юлии Домны (ibid., no. 5, 25,32, pl. XXII, 4,17,24—Афродита с Эротом; no. 27, pl. XXII, 19—стоящая Афродита Meleia, Гангра). «Купающаяся» Афродита — реплика известной статуи, которую приписывают вифинскому скульптору III в. до н. э. Дедалсу (LIMC II, 1. Р. 104-106; II, 2, no. 1018 ff.). Следовательно, в греческих полисах Понта и Пафлагонии в эллинистическую и римскую эпохи Афродиту считали покровительницей любви и красоты, а также морской богиней, помогавшей морякам, корабелам и торговцам, что было весьма актуально для приморских городов, имевших морской флот. Афродита почиталась в основном в греческих полисах как эллинская богиня — их защитница, а на частном уровне — как символ материнства и плодородия, охранительница и заступница отдельного человека и его семьи. На основании терракот, монет и предметов торевтики вряд ли можно проследить ассоциацию греческой Афродиты с местными богинями ирано-малоазийского круга.

С культом Афродиты связан образ младенца Эрота, которого считали ее сыном. В Амисе его изображения известны с раннего времени: на бронзовом рельефе IV в. до н. э. — фрагменте гидрии, который хранится в Берлине, запечатлены обнимающиеся Эрот и Психея (рис. 66)9. Сценки с участием Эрота (или пухлых младенцев — символов плотской любви и плодоносящей силы в природе) весьма характерны для коропластики эпохи эллинизма, в том числе для амисских терракот, популярных не только в Причерноморье, но и в Эгеиде. Среди терракот из Амиса очень распространены композиции, в которых ребенок или несколько детей изображались с петухом, голубем или гусем10. Имеются также фигурки, на которых Эроты наблюдают бой петухов, а девочка и мальчик (Эрот?) несут петуха. Встречаются терракотовые статуэтки отдыхающего Эрота-Диониса в тюрбане или толстом ненке, который облокачивается на алтарь, а также детей, играющих возле гермы Приапа или Диониса и т.п. Известны статуэтки полуобнаженного ребенка, который ведет быка, и детей с собакой, а также двух детей — чаще всего девочки и мальчика, целующихся и обнимающихся как Эрот и Психея11. Это обычные бытовые сценки, элементы представления в театре, связанные с дионисийскими сюжетами, культовые эпизоды празднеств и обрядов плодородия, ибо дети, особенно Эроты, молодой Дионис, Триптолем, Иакх, Плутос, Эвбулей, считались символами плодородия и участвовали в соответствующих празднествах, преимущественно элевсинских. Животные и птицы — бык, собака, петух, гусь, лебедь, голубь всегда имели культовое значение: бык у разных народов олицетворял плодородие и оплодотворяющую силу в природе, петух был тесно связан с культом плодородия земли и урожайностью, в магических обрядах ему приписывали обладание духом зерна; к тому же своим криком он возвещал приход утра, смену дня и ночи, а значит время начала земледельческих работ, поэтому стал непременным символом различных популярных божеств: у греков — Эрота и Афродиты, Афины, Гермеса, Лето, Деметры, Геры, Асклепия, у персов — Митры, у фригийцев — Мена (см. выше, гл. 2, §12)12. Связь с различными богами с земледельческими, хтоническими и сотерическими функциями показывала, что петух, голубь — священная птица Афродиты, и гусь могли олицетворять бессмертие, победу жизни над смертью, света над мраком, добра над злом13. Собака выступала в разных культах в качестве атрибута и спутника богинь плодородия и всего сущего, в частности Артемиды и Гекаты. На большом фризе алтаря Зевса в Пергаме собака — спутник Гекаты, Артемиды, Астерии; она играла очень важную роль в погребальном культе14, поскольку считалась апотропеем — защитником, охранителем, оберегом. Почитание собаки в культах богинь плодородия и подземного мира восходит к древним земледельческо-скотоводческим представлениям, поскольку она охраняла выращенный урожай и пасущийся скот, защищала жилище. А эротические сценки типа Эрота и Психеи в позе любви подчеркивали основную функцию Афродиты и Эрота — покровительство влюбленным, а любовь подспудно воспринималась в массовом сознании как радость жизни и начало (т.е. зарождение) новой жизни.

Рис. 66. Эрот и Психея. Фрагмент гидрии IV в. до н.э. Амис
Рис. 66. Эрот и Психея. Фрагмент гидрии IV в. до н.э. Амис

Многие сюжеты терракот отображали повседневные чаяния и чувства людей, их веру в лучшее, представления о загробном мире и тенденцию обожествлять явления природы. Эти же религиозные воззрения отражены в других памятниках. Из Амиса происходит мраморная статуя спящего Эрота, очевидно, служившая украшением фонтана. В одной руке у него сосуд, в другой — венок, у ног ящерица15. Фигура указывает на хтонические функции Эрота и соотносится с обычаем обожествлять источники воды. С хтонической стороной почитания Эрота (и, соответственно, Афродиты) связано его изображение с факелом, символом огня и очищения, на камее из Амиса16. Стоящий почти обнаженный Эрот в развевающейся позади него одежде, с лирой в левой руке и плетроном в правой, изображен на позолоченном бронзовом зеркале I в. до н. э. — I в. н. э. из Токата (рис. 67), которое, по всей вероятности, происходит из Команы Понтийской или из Себастополиса17. Афродиту и Эрота часто помещали на зеркалах еще с архаической эпохи, поскольку зеркалу придавали мистическо-хтоническое значение и его часто клали в могилы, чтобы они отображали потустороннюю жизнь умершего. В этом случае на первый план в их культе выходит хтонический аспект. Но одновременно эти боги на зеркалах олицетворяли красоту человека, который использовал данный предмет, так что они выступали в традиционном образе покровителей любви и красоты.

Рис. 67. Эрот с плетроном. Зеркало из Команы Понтийской
Рис. 67. Эрот с плетроном. Зеркало из Команы Понтийской

Эрот часто появлялся как гирляндофор с факелом в качестве декоративного оформления памятников хтонического культа, например, саркофагов первых веков нашей эры из Амастрии18 и II в. н. э. из Синопы. На одном из них младенец Эрот в окружении других детей держит плоды, виноградные гроздья, фрукты, ведет повозку с быками и младенцем, у которого в руках корзина с плодами19. В этом проявляется связь Афродиты и Эрота с подземными богами, их покровительство погребальному культу, что позволяло отождествлять Афродиту с Персефоной — царицей подземного мира и душ умерших, а также с Деметрой, ее матерью, и отчасти с фригийской богиней Кибелой. Однако изображения Эрота из Южного Причерноморья не имеют ничего общего с культами ирано-малоазийских богов, так как связаны исключительно с греко-римским населением.

Большая часть терракот, памятников скульптуры, торевтики с изображениями Афродиты и Эрота предназначалась для частной жизни и религиозных потребностей греческого населения городов и хоры, а также других причерноморских центров, в том числе входивших в Понтийское царство. О предметах, связанных с Афродитой, за пределами эллинских полисов известно крайне мало. Самой впечатляющей находкой является голова от бронзовой статуи из Саталы, эллинистическо-римского укрепленного поселения в Малой Армении, которая датируется III в. до н. э. Предполагается, что это голова от статуи богини Анаит, которую отождествляли с греческой Афродитой и широко почитали в Понте и соседней Великой Армении (см. ниже, §8). Однако в ее облике ничто не указывает на иранскую Анаит = Анахиту. Это деталь статуи превосходной работы какого-то эллинистического скульптора, очень реалистично передавшего черты типично эллинской богини20, образ которой напоминал Афродиту, Артемиду, Геру, Кору, Персефону, Деву, но скорее всего это действительно голова богини Афродиты. Очень удачно передана красота ее лица, а это явный признак богини красоты. Из Саталы происходят фрагменты рельефов с изображением ноги лошади, розетт, богини Ники с пальмовой ветвью и поднятой левой рукой, маска-гротеск, по-видимому, украшение фонтана (SP II. Р. 350). Это свидетельствует о популярности женских богинь, поэтому обнаружение среди них головы Афродиты неудивительно — ее вполне могли считать обобщенным образом богини, близкой Артемиде, Ма-Энио-Беллоне, Афине.

Об ассоциации греческой Афродиты с Ма-Энио (или персидской Артемидой) в Восточной Анатолии свидетельствует имя богини Афродиты, которое вычитывается в посвящении I в. до н. э. из Команы Каппадокийской. Оно было сделано богине Никефоре = Ма-Энио за жреца по имени Митратохм, сын Ядземия. Судя по имени, он был каппадокийско-иранского происхождения (OGIS, 364)21. В Каппадокии, где богини Анаит и Ma пользовались особой популярностью, их могли отождествлять с греческой Афродитой, поскольку наделяли различными функциями, включая покровительство плодородию и любви. Хотя данная надпись — единственная, которая косвенно свидетельствует о синкретизме богинь всего сущего в Восточной Анатолии, вполне вероятно, что в глубинных районах Понтийской Каппадокии популярная у греков Афродита воспринималась как местная богиня, поскольку из женских божеств только Ма-Энио и Анаит имели там крупные храмовые центры (см. гл. 1 и ниже §7, 8). Это показатель эллинизации населения Восточной Анатолии, уровень которой снижался по мере углубления в центральные и южные регионы Понтийской Каппадокии, Малой Армении и Великой Каппадокии.

Таким образом, культ Афродиты и Эрота в Понте оставался частным, но пользовался популярностью в основном у греческого населения, проживавшего в городах. Там эти божества имели традиционные для эллинов (и римлян) функции. Во внутренних регионах Понта (и соседней Каппадокии) эллинская Афродита больше почиталась в образе популярных богинь Ma и Анаит.



1 Крутикова И.Т., Сапрыкин С.Ю. Херсонес и Амастрия по данным амфорных клейм //
КСИА. 1991. Вып. 204. С. 91-94.
2 Demitsas M.G. ΑΝΕΚΔΟΤΟΙ ΕΠΙΓΡΑΦΑΙ // AM. 1889. Bd. XIV. S. 211; Reinach T. // RA. 1890. V, I. P. 289.
3 Pollak L. Op. cit. S. 97, 111, no. 282. 325. Taf. XII, 282; XIII, 325. Об Афродите как морской богине см. Pirenne-Delforge V. L'Aphrodite greeque. Athenes-Liege, 1994. P. 433-435.
4 Seltman Ch. The Twelve Olympians. N.Y., I960. P. 106.
5 Charbonneaux J. Les terres cuites grecques. P., 1936. P. 24, no. 77; Mollard-Besques S. Op. cit. D456. Pl. 101; Summerer L. Op. cit. S. 99, 100. Kat. S II, 3. Taf. 39.
6 Olshausen E. Op. cit. S. 1897-1899; cf. Wilchelm A. Ärzte und Ärztinnen in Pontos, Lykien und Ägypten // JÖAI. 1932. Bd. 27. S. 73-79.
7 Summerer L. Op. cit. S. 101-103.
8 Ibid., S. 105-109. Kat. S II. 8a-b. Taf. 41; S II. 24; S II. 7. Taf. 40; S II. 9. Taf. 41; Mollard-Besques S. Op. cit. D460, pl. 102, d — богиня, поставившая ногу на скалу.
9 Richter G.M. A Fourth-Century Bronze Hydria in New York // AJA. 1946. V. 50. P. 364, no. 9. PI. XXV, 8; Greifenhagen A. Goldschmuck aus dem Berliner Antiquarium Verluste im Kunstgutlager Schloss Celle (1946-1947) // AA. 1961. S. 130, no. 163. Abb. 81; ср. LIMC VII, 2. P. 458, no. 149a.
10 Mollard-Besques S. Op. cit. D466, pl. 103, f; D520, pl. 112, d-f: форма для изготовления терракоты «ребенок Эрот с гроздью винограда и двумя птицами (голубями?) с коримбами в волосах и одеждой на коленях», датирующаяся второй половиной II в. д о н.э. и явно навеянная культом плодородия и дионисийскими сюжетами; ср. вотивную фигурку пухлого обнаженного ребенка в распахнутом плаще, накинутом на плечи и перекинутом через согнутую в локте левую руку, который правой рукой тянет за крыло гуся (Hauch des Prometheus. S. 119. Fig. 151, Амис, 150/120 гг. д о н.э.).
11 Mendel G. Catalogue des figurines, no. 1922 с: ребенок ведет быка; no. 3515-3518: фигурки детей; no. 3517: дети с фруктами; по. 3519-3523: группы детей; Summerer L. Op. cit. S. 89-98. Kat. S I 2; S 1 6; S 1 8; S I 9; S I 12-S 1 14, a-b; S 1 19; S I 20. Taf. 35-38.
12 Fraser J.G. The Golden Bough. A Study in Magic and Religion. N.Y., 1927. P. 450, 451.
13 Bruncau Ph. Le motif des coqs affrontes dans l'imagerie antique // BCH. 1965. 89. P. 112, 118; Pollard J. Birds in Greek Life and Myth. Plymouth, 1977. P. 146, 147.
14 Toynbee J.H.C. Animals in Roman Life and Art. L., 1973. P. 103; Kuntz D.G., Boardman J. Greek Burial Customs. L., 1971. P. 130-136.
15 Mendel G. Catalogue des sculptures grecques, romaines et byzantines. Musées impériaux Ottomanes. Constantinople, 1912. T. II. P. 81, no. 319.
16 Pollak L. Op. cit. S. 130, no. 390; cp. Antiquités des Bosphore Cimmrrirn. Pl. XIIa, 15.
17 The Museum of Anatolian Civilizations. Ankara. P. 215.
18 Marek Ch. Pontus et Bithynia. S. 130, 134. Abb. 187, 195.
19 Mendel G. Catalogue des sculptures. T. I. P. 145-147, no. 41; T. Π. P. Ι49,nο.453.
20 Mitford T. Bllliotti's Excavations at Satala // AS. 1974. V. 24. P. 221. Голова из Саталы была приписана Анаит, а позднее отнесена к работе скульптора пергамской школы первой половины II в. до н.э. и названа головой богини Артемиды, которую привезли из Западной Малой Азии и поднесли в святилище Анаит как дар (Аракслян Б.Н. Очерки по истории искусства древней Армении. Ереван, 1976. С. 21, 22. Табл. XXI).
21Waddington W. Inscriptions de la Cataonic // BCH. 1883. VII. P. 127, no. I = Harper R.P. Tituli Comanorum Cappadociac // AS. 1968. XVIII. P. 101, no. 2.04.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Ричард Холланд.
Октавиан Август. Крестный отец Европы

Франк Коуэл.
Древний Рим. Быт, религия, культура

Татьяна Блаватская.
Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.

А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.
Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств

А. Ф. Лосев.
Гомер
e-mail: historylib@yandex.ru
X